Правда ли, что все СМИ в той или иной степени врут? Экс-секретарь Союза журналистов, директор фонда «Общественная экспертиза» Игорь Яковенко рассказал, как обычному человеку ориентироваться в гигантских потоках информации, а также в чем принципиальная разница между российскими и западными медиа и может ли блогосфера уничтожить СМИ.

— Объективность и российские СМИ — вещи несовместимые?

— Если говорить о федеральных СМИ — федеральных телеканалах и тех СМИ, которые можно считать аффилированными с государством, — то здесь ни о какой объективности речи быть не может. К этому привела зачистка медийного поля, происходившая в течение последних примерно 15 лет. В таких СМИ практически не осталось журналистики и журналистов, да и сама их конструкция не предусматривает какой-то объективности.

Есть СМИ, которые дают более взвешенную картину — например, РБК. Они более свободны, чем федеральные телеканалы. Весь пул СМИ, принадлежащих Михаилу Прохорову, безусловно, является значительно более независимым, чем федеральные каналы, но он тоже достаточно ограничен — там есть определенные рамки, за которые эти СМИ выйти не могут. То же самое касается и «Независимой газеты» Ремчукова.

Можно говорить об объективности небольших СМИ: это прежде всего интернет-СМИ, а также оставшиеся пока относительно независимые издания и каналы. Буквально в эти дни фактически лишилось лицензии одно из последних таких СМИ — томский телеканал ТВ2. Можно говорить о какой-то объективности в «Новой газете», в отдельных интернет-СМИ, таких, как «Znak.com», «Медуза», в заблокированных «Ежедневном журнале», «Каспаров.ru» и «Грани.ru».

Что же касается основной массы российских СМИ, то это, безусловно, ангажированные СМИ, в значительной степени утратившие свои «видовые признаки» и превратившиеся в инструменты пропаганды.

— Что такое ангажированность и ангажированы ли так называемые независимые СМИ?

— Ангажированность СМИ — это когда редакционная политика четко предусматривает одностороннее освещение всех процессов, исходя из интересов создателя или заказчика.

Безусловно, если говорить о целом ряде этих СМИ, то там, вне всякого сомнения, есть редакционная политика и какие-то ограничения по контенту, которые влияют на освещение деятельности учредителей и совладельцев. Я не думаю, что, допустим, в «Новой газете» может быть сколь-либо объективный анализ в отношении ее двоих совладельцев – Александра Лебедева и Михаила Горбачева. Это вполне очевидно. Но также я не думаю, что эти ограничения сколько-нибудь существенно влияют на широкий спектр тем, которые «Новая газета» освещает.

Есть то, что называется «цензура дружбы», — ограничения такого рода есть у подавляющего большинства журналистов, редакторов и так далее. Но это касается очень узкого круга тем, а по подавляющему же большинству тем аудитория подобных изданий получает достаточно объективную и независимую информацию. На самом деле эти ограничения есть фактически у любого СМИ, и вопрос только в том круге тем, который ограничивается.

— Западные СМИ — объективные или ангажированные?

— Когда мы говорим о свободе массовой информации, то надо иметь в виду весь спектр СМИ, которые предоставляются аудитории той или иной страны. Совершенно очевидно, что каждое из западных СМИ тоже имеет какую-то свою тенденцию.

Можно, например, сказать, что журнал Economist имеет какой-то вектор редакционной политики. За те полтора века, что существует это СМИ, у него выработалась редакционная политика, которую очень условно можно назвать левым либерализмом. Но наряду с этим существуют другие СМИ, которые имеют другой вектор, другую редакционную политику. В результате потребитель получает достаточно разностороннюю информацию.

Если газета Wall Street Journal в США классически поддерживает консервативные взгляды и республиканцев, то газета New York Times придерживается либеральных взглядов и поддерживает Демократическую партию. В результате получается определенный баланс. При этом там есть редакционная политика, но нет ангажированности, то есть если произойдет какой-то скандал в Демократической партии или непосредственно в команде Обамы, то это совершенно не значит, что газета New York Times в этом случае будет молчать. Если она промолчит, то просто потеряет читателя и резко снизит свою капитализацию. Поэтому очевидно, что здесь об ангажированности речи быть не может.

— Как человеку ориентироваться в огромном потоке информации?

— На самом деле все устроено очень просто: есть институт репутации.

Как аудитория может отличить ложь от истины? Сложно. Очень часто встречается точка зрения, что врут все и в нынешнем сумбуре невозможно разобраться. Это не совсем так. Для того, чтобы разобраться в этом океане информации, достаточно установить для себя свой личный рейтинг репутации.

Например, вы установили, что то или иное СМИ допустило несколько раз (хотя достаточно и одного раза) откровенное вранье. Здесь можно вспомнить, как Первый канал рассказал о распятом в Славянске мальчике. После того, как выяснилось, что это простое вранье, данный канал не признал своих ошибок, не извинился и продолжал врать. Ну, понятно, что этому СМИ больше доверять нельзя.

То же самое произошло с НТВ, причем многократно — примеров тому огромное количество, в частности, утверждение Андрея Норкина о том, что жители Донецка получают отрезанные головы своих родственников по почте. Подобного рода вранья каждый федеральный канал извергает на головы своей аудитории огромное количество. Существуют длинные списки подобной лжи. И такие СМИ из источников информации можно вычеркнуть. Вот так должен работать рейтинг репутации.

Дальше надо просто анализировать различные источники информации. Да, это работа, но точно такой же работой каждый потребитель занимается в продуктовом или любом другом магазине, когда он приходит, смотрит и выбирает себе товар, исходя из какого-то института репутации. Вот ему надо, допустим, купить новые «Жигули» или не очень новый Ford Focus — и он, как правило, выбирает все-таки Ford Focus, опираясь на репутацию марки и в меньшей степени рассматривая начинку.

Итак, есть институт репутации. Есть возможность сравнивать, есть жизненный опыт, здравый смысл, в конце концов. Кроме всего прочего, обычно сопоставляется информация из разных источников. Если информация в сопоставлении очень сильно противоречит, то тогда включается отложенная оценка.

Если у аудитории складывается институт репутации, то она отслеживает информацию или прогноз, данные источником, — и в зависимости от того, подтверждается ли впоследствии информация, сбывается ли прогноз или нет, репутационный рейтинг этого источника либо повышается, либо падает. Так работает отложенная оценка: единожды соврамши — кто тебе поверит. Проблема российской аудитории в том, что у нас, как правило, этот механизм как раз не включается.

Помимо этого СМИ снабжают аудиторию не только фактами, но и мнениями — и в этом тоже можно ориентироваться. Если вы слышите в каком-то СМИ только одну оценку, одну точку зрения, если это СМИ превращается в «не место для дискуссий», значит, вы имеете дело с пропагандистским ресурсом. Если есть разные точки зрения, значит, на это СМИ можно опираться как на источник не только фактов, но и мнений. Это азы, которые характерны для западной прессы, однако для российской прессы это уже 15 лет является экзотикой.

— Могут ли блогосфера и соцсети как источники информации заместить СМИ?

— Последние годы с развитием социальных сетей начала постепенно уменьшаться граница между журналистикой и блогосферой. Блогосфера и соцсети превратились в мощный источник информации. Безусловно, здесь тоже работает институт репутации. Если блогер какое-то время сообщает достоверную и качественную информацию, он становится авторитетом, и его авторитет даже может быть выше, чем у СМИ.

Но между блогосферой и СМИ есть довольно принципиальное различие, и разговоры о том, что соцсети и блогосфера вытесняют или уже вытеснили СМИ, являются недоразумением. Я позволю себе простую аналогию: на рынках или в магазинах существует достаточно большое количество продуктов, из которых можно приготовить разнообразные блюда, но из этого совершенно не следует то, что умрут рестораны, кафе и прочие пункты общественного питания. Вы, конечно, можете пойти в магазин и приобрести весь набор продуктов, из которых можно приготовить любое блюдо. Тем не менее, в каких-то случаях большое количество людей предпочитает сходить туда, где за вас это блюдо приготовят профессионалы.

Ведь в мире одновременно происходят триллионы событий. Одно дело, когда вам предлагается самому отслеживать, фильтровать и сравнивать эти события, выстраивать их в какую-то композицию, делать выводы — это довольно большая работа, требующая некоторого профессионализма. Другое дело, когда за вас это делает профессиональная редакция. И здесь вы выбираете точно так же, как и в случае с общественным питанием: либо вы выбираете кафе с репутацией, в котором вы уверены, что вас не отравят, с устраивающим вас уровнем цен и качества, либо вы готовите еду сами.

В этом и заключается разница между блогосферой и СМИ. Безусловно, сегодняшняя ситуация на информационном рынке такова, что СМИ уже давно не являются монополистами информации, но тем не менее, они не утратили своей ведущей функции в обеспечении граждан информацией.

Елена Боровская

Источник: ГИПП

Журналистская этика, на мой взгляд, основывается на одном-единственном принципе: твердое понимание того, что ты, журналист, несешь ответственность только перед своей аудиторией, и что эта ответственность заключается в трех вещах: информировать максимально полно, объективно и честно.
Владимир Познер
Журналист
Журналистская этика — важнейший стандарт профессии, разделяемый всем журналистским сообществом и регламентирующий деятельность журналиста в различных ситуациях.
Елена Вартанова
Декан факультета журналистики МГУ
Профессиональная этика журналиста, как система ориентации профессионала, опирается на профессиональную этику как систему особых профессионально-этических документов — кодексов, деклараций, хартий и т.д. Эти документы представляют собой подсказки или прямые предписания, результирующие опыт проживания профессии и её представителей в современном обществе. Что важно: даже и прямое предписание не предполагает перенесения ответственности за выбор поступка, линии поведения, образа действий живым человеком на документ.
Юрий Казаков
Медиаэксперт
Как сказал Юрий Щекочихин: «ниже пояса не бить и не лизать».
Дмитрий Муратов
Главный редактор «Новой газеты»
Журналистская этика — это то же, что профессиональная совесть газетчика или телевизионщика. Это право на правду и не разрушающий человеческие отношения способ её реализации. Это забота о репутации, своей и коллег, с тобой работающих. Журналист в этическом идеале — это профессионально образованный порядочный человек.
Алексей Симонов
Президент Фонда защиты гласности
Журналистская этика — это профессиональные стандарты, основанные на морально-допустимом поведении журналиста по отношению к человеку, субъекту публикации или источнику информации, находящемуся в фокусе интереса прессы. Соблюдение этих профессиональных стандартов является необходимым не только в целях предоставления обществу качественной информации, но и является важнейшим условием профессиональной репутации журналиста, редакции, в которой он работает, завоевания доверия аудитории, а иногда и обеспечения безопасности журналиста.
Галина Арапова
Директор Центра защиты прав СМИ
Сегодня журналистское сообщество расколото — в этом главная причина того, что нарушение стандартов не влечет за собой последствий для нарушителя, а читатель (зритель) в массе еще не научился оценивать материалы, в том числе, и с точки зрения стандартов.
Леонид Никитинский
Журналист
Журналистская этика — понятие сегодня, мягко говоря, немодное. Но те, кто несмотря ни на что, соблюдают её правила, заслуживают самого глубокого уважения. Я уверен, именно за ними будущее нашей прессы.
Эдуард Сагалаев
Медиаменеджер
Журналистика не может работать только в пространстве права. Она вынуждена самоограничиваться, сдерживать свои властные устремления. Постоянно апеллируя к конкретному гражданину, к конкретному обществу и к их проблемам, она обязана пытаться самой себе объяснить, что такое норма, что такое не норма, что такое «правильное» профессиональное поведение.
Виктор Монахов
Эксперт по информационному праву
Сегодня журналистская этика вряд ли актуальна для большинства «публично пишущих» людей, поскольку и уровень подготовки аудитории, и уровень восприятия журналистского текста, и уровень «журналиста как сотрудника СМИ» значительно ниже того горизонта, на котором появляются этические проблемы профессии. Повышение интеллектуально-эстетического уровня «сотрудника СМИ» — предтеча следованию этическим принципам журналистики.
Артем Кирьянов
Председатель исполкома Российского союза налогоплательщиков
Наша цель
Формирование культуры честной журналистики
и утверждение свободы массовой информации в России

журналисты, юристы, судьи, экономисты

рассмотрения жалоб
на этические нарушения СМИ

богатый опыт внесудебного урегулирования споров
Издательская деятельность
«Черная метка» СМИ
В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы.
Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ.

Посмотреть список СМИ