29 Апрель 2017
Новости

Обнародовано решение по жалобе "Беллоны" на Пятый канал

 Коллегия обнаружила 8 признаков пропаганды в репортаже Пятого канала "Экология под конспирацией"

Общественная коллегия по жалобам на прессу сегодня обнародовала решение по жалобе санкт-петербургской экологической организации "Беллона" на репортаж Пятого канала "Экология под конспирацией" о конференции "Реальность и перспективы экологического движения в России".

Заявителем жалобы выступил директор общественной организации Александр Никитин, ранее ставший известным в России и за рубежом из-за уголовного дела о шпионаже и разглашении гостайны, в итоге которого был полностью оправдан.

По мнению заявителя, в репортаж содержит целый ряд недостоверных и искаженных сведений.

Во-первых, конференция была представлена как какое-то секретное и закрытое мероприятие.

Во-вторых, превратно была преподнесена информация о содержательной части.

В-третьих, организатор был назван "иностранным агентом", что на тот момент было неверно.

В-четвертых, в качестве итога мероприятия был выдан несуществующий и непланирующийся сборник докладов.

И, наконец, сам Никитин в репортаже представлен гражданином Норвегии, хотя имеет только российское гражданство, и представлен обвиняемым госизмене и шпионаже,  без упоминания о том, что реабилитирован и оправдан.

Жалоба была рассмотрена 22 февраля членами Коллегии в следующем составе: члены Палаты медиа-аудитории Юрий Казаков (председательствующий), Евгений Гонтмахер, Виктор Монахов, Дмитрий Орешкин, Генри Резник, Владимир Ряховский и члены Палаты медиа-сообщества Александр Копейка, Ольга Кравцова, Леонид Никитинский и Юрий Пургин.

Рассмотрев спорный репортаж и все аргументы заявителя, Коллегия поддержала все претензии заявителя к авторам "репортажа" и к телекомпании, выпустившей его в эфир.

Коллегия нашла не просто некорректными, но ложными и недобросовестными упоминания о закрытости, тайности, конспиративности мероприятия, на котором побывала съемочная группа.

Коллегия нашла недопустимым, противоречащим нормам именно журналистской профессии, подлог, совершенный авторами репортажа в отношении повестки дня конференции, замену настоящей программы конференции, полученной и изученной Коллегией, вымышленной.

Коллегия признала, что репортаж следует расценивать как инструмент игры на поражение объекта внимания телегруппы: с "образом врага" в качестве инструмента, вводимого в сознание граждан через обращение к введенному в российское законодательство понятию "иностранный агент".

Коллегия также выделили в рассмотренном "репортаже" восемь признаков, отделяющих пропаганду от журналистики:

  1. наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на "объект", - с определенным изменением (или поддержанием) "картины мира" в его сознании; в идеале - с переведением "наведенного" убеждения в поступок и образ действий;
  2. последовательная реализация комплекса задач, каждая из которых не имеет отношения к задачам и базовым функциям журналистики (информировать, просвещать, развлекать);
  3. целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, там, где это представляется полезным и возможным, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется "непроходной";
  4. действие в логике "цель оправдывает средства"; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.
  5. присутствие (обнаружение, создание, доработка) "образа врага"; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на "мы" (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и "они": с отрицательным набором по тем же позициям. (Предельно четкое разделение встречается обычно в пропаганде "лобовой", ориентированной на достаточно примитивного адресата усилий пропагандиста.);
  6. апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не разуму,
  7. игра на страхах, предубеждениях, фантомных болях; активное использование историй о злодеяниях и зверствах; широко распространённый рабочий приём – сообщение о жестокости, насилиях.
  8. работа "под прикрытием журналистики", стремление играть или выполнять роль первичного источника новостей.

Дискуссия по выработке решения проходила во второй части заседания, которая обычно проходит за закрытыми дверьми, но в данном случае вместе с решением обнародуется на сайте.


Также вместе решением публикуется мнение эксперта.

 

Мнение эксперта,

кандидата философских наук Карины Назаретян, о сюжете «Экология под конспирацией», показанном на телеканале «Петербург — Пятый канал» осенью 2016 года [1]

Сюжет «Экология под конспирацией», показанный на телеканале «Петербург —Пятый канал»1, внешне соответствует жанровым признакам телерепортажа. Журналисты приезжают на мероприятие — конференцию экологической организации «Беллона», берут или пытаются взять комментарии у её участников, подвёрстывают фоновую информацию и историю вопроса, приводят мнения «другой стороны» (журналиста Максима Румянцева, которому не дали доснять материал на конференции) и стороннего специалиста (главного редактора газеты «Общество и экология» Сергея Лисовского). Репортаж получился критический, но это вполне нормально для журналистского материала. Без специального разбора заподозрить журналистов в предвзятости довольно трудно.

При ближайшем рассмотрении, однако, в сюжете обнаруживаются ряд грубых нарушений журналистской этики. В целом все они регулируются Принципом «3» проекта Медиаэтического стандарта ОКЖП: «Редакция СМИ и конкретный журналист не обязаны при обращении к конфликтной ситуации быть нейтральными; как редакция, так и отдельный журналист вольны занимать ту позицию, которая представляется им правильной, справедливой, соответствующей личным предпочтениям и/или общественному запросу. При этом предполагается, что журналист именем и репутацией отвечает за точность в отборе и подаче фактов, … за четкость разграничения факта, комментария и предположения. Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики; любые проявления такого подхода должны исключаться совместными усилиями журналиста и редактора» [2]. Точности в отборе и подаче фактов и чёткого разграничения между фактами и предположениями в телесюжете о конференции, к сожалению, сильно не хватило.

Неправда и полуправда

Правда (понимаемая как, по возможности, вся правда) — одна из основных этических ценностей журналистики. Фактически об этом говорится в описании того же Принципа «3» проекта Медиаэтического стандарта: «Первоочередная задача журналиста — обеспечить право граждан на получение достоверной, точной и полной информации о фактах и текущих событиях; журналист отвечает собственным именем за точность и полноту информации о фактах, а также за честное, добросовестное, непредвзятое освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом» [2]. В обсуждаемом материале неточности/неправда начинаются уже в подводке, которую произносят ведущие: анонсируя сюжет о мероприятии, они говорят, что оно прошло «в обстановке строжайшей секретности», а корреспонденту «удалось проникнуть на тайное заседание». Эту же линию продолжает и сам корреспондент, Алексей Багин: «Правозащитный центр “Беллона” собрал активистов-экологов на закрытое совещание», — говорит он в начале репортажа. Однако заявитель указывает в тексте жалобы на то, что информация о секретности конференции не соответствует действительности, и приводит весьма убедительные аргументы.

Во-первых, на сайте организации открыто размещён анонс мероприятия [3]. Во-вторых, на том же сайте есть ссылки на видеозаписи большинства выступлений и круглых столов конференции [4] — то есть в зале изначально была запланирована видеосъёмка. В-третьих (это уже не аргумент заявителя, а результат моего собственного нехитрого поиска по сайту «Беллоны»), там же размещена брошюра конференции [5] с программой и контактными данными (вплоть до сотовых телефонов) всех участников, что никак не вяжется с версией о секретности. У меня нет возможности проверить дату публикации всех этих материалов на сайте, но представляется маловероятным, что организаторы конференции выложили их на сайт постфактум, чтобы «замести следы». Тем более что есть и ещё один важный аргумент, который использует заявитель: по репортажу видно, что Алексей Багин и его коллеги довольно долго находились на конференции и беспрепятственно снимали происходящее на камеру. Это тоже противоречит информации о том, что мероприятие было секретным и закрытым: на действительно закрытые мероприятия без аккредитации не пускают (да и в принципе аккредитаций не выдают), а увидев журналистов, быстро принимают меры. Таким образом, один из главных тезисов репортажа оказывается очень легко опровергнуть .

Здесь принципиально важно отметить, что такую ошибку крайне сложно сделать случайно: трудно поверить, что журналисты не видели анонса на сайте «Беллоны» и не понимали, что на закрытом мероприятии им бы снимать не разрешили. Получается, что они, скорее всего, намеренно ввели зрителей в заблуждение, рассчитывая на то, что никто не пойдёт на сайт проверять озвучиваемую ими информацию.

В сюжете есть и яркий пример полуправды: в качестве «контекста» корреспондент рассказывает о том, что председателя правления экологического правозащитного центра (ЭПЦ) «Беллона» Александра Никитина когда-то судили по так называемому делу «Беллоны» и обвиняли в госизмене и разглашении государственной тайны. Однако журналист не говорит о том, что после нескольких лет судебного разбирательства Никитина полностью оправдали. Эта информация легко находится в открытых источниках [6, 7, 8], и вряд ли журналисты могли об этом не знать. Недоговаривание такой важной для понимания обстоятельств информации — это тоже отступление от принципа правды и, вероятно, попытка намеренно ввести в заблуждение зрителя.

Здесь же можно отметить и странное обращение авторов репортажа с архивными видеоматериалами. Принцип «3» проекта Медиаэтического стандарта гласит, что «добросовестный журналист… отделяет архивную информацию от новостной, а документальный фото-, кино-, видео- и аудиоматериал от материала, подготовленного с использованием приемов специального монтажа, но способного произвести впечатление документального» [2]. Во время рассказа о судебном преследовании Александра Никитина на экране показывают некие архивные видеозаписи. Они, действительно, маркированы специальной пометкой, но эта пометка такова: «Видео с сайта YouTube.com». Что это за видео, что именно на нём происходит, одна ли это видеозапись или монтаж из нескольких разных записей, как зовут человека, который на этом видео, как можно предположить, перечисляет темы конкретных «тайн», рассказанных Никитиным «западным журналистам»? Все эти вопросы остаются без ответа. Такое «затуманивание» ситуации, наведение «тени на плетень» — намеренное или нет — не согласуется с принципами этической журналистики, так как не оставляет зрителю возможности самостоятельно разобраться в ситуации.

Пример другого рода полуправды представляет собой утверждение о том, что «Беллона» признана «иностранным агентом». Здесь несложно запутаться, так как под «Беллоной» можно понимать разные организации: головной офис в Осло, офис в Брюсселе, ЭПЦ «Беллона» в Санкт-Петербурге; кроме того, когда-то существовала организация «Беллона-Мурманск». Именно последняя, действительно, была признана российским Минюстом «иностранным агентом». Однако той организации больше не существует — она закрылась, а обсуждаемую конференцию организовал санкт-петербургский ЭПЦ «Беллона». На сегодняшний день и он признан «иностранным агентом»: об этом были сообщения в СМИ [9], и это сейчас написано на самом сайте организации [10] (на каждой странице в правой колонке внизу). Однако внесение его в реестр «иностранных агентов» произошло только 16 января 2017 года, а сюжет на телеканале «Петербург — Пятый канал» вышел осенью 2016-го. Имел ли журналист в виду то, что «иноагентом» был ранее признан другой офис организации, или то, что решение по питерскому офису будет вот-вот принято, или просто не разобрался в ситуации — в любом случае он, намеренно или нет, предоставил зрителям неточную, неполную и в конечном счёте — неправдивую информацию.

Правдивость некоторых данных, звучащей в репортаже, невозможно проверить в рамках этого исследования с помощью открытых источников. Например, одобрили ли журналистам «Петербурга — Пятого канала» аккредитацию (они в сюжете утверждают, что нет, в то время как заявитель говорит, что за аккредитацией журналисты и не обращались). Или является ли Александр Никитин гражданином Норвегии и живёт ли он в Осло (эта информация также звучит в репортаже, Никитин её опровергает). Или правда ли, что «итогом обсуждения живой природы России планируется выпуск специального сборника докладов», один из которых — «о проблемах расположения военных баз вблизи мест стоянки и миграции кабанов» «отправят в Норвегию как одно из лучших исследований» (заявитель утверждает, что в ничего подобного в планах ЭПЦ «Беллона» нет). Но количества неправдивых или не полностью правдивых утверждений в рассматриваемом сюжете, к сожалению, и так достаточно много для того, чтобы сделать определённые выводы.

Разграничение фактов и мнений, источники информации

Другие пункты Принципа «3» проекта Медиаэтического стандарта звучат следующим образом: «Добросовестный журналист… распространяет в качестве информационных только такие сообщения, достоверность которых подтверждена доступными журналисту и СМИ средствами проверки, соответствующим образом верифицирована; выделяет и отделяет специальными профессиональными приемами (маркирует) от достоверной информации слухи, а также ту информацию, подтверждение которой не удалось получить по не зависящим от журналиста или редакции причинам; … везде, где это представляется возможным, указывает источники информации» [2].

Все эти положения были так или иначе нарушены в обсуждаемом материале. Например, корреспондент говорит: «Мероприятие, внешне не вызывающее подозрений, на самом деле — семинар, проводимый на деньги стран НАТО». Это утверждение можно было бы оставить без внимания, если бы информация не вызывала особых сомнений. Но на сайте ЭПЦ «Беллона» об источниках финансирования написано другое: что деятельность организации не осуществляется на средства из общественных фондов, а происходит при финансовой поддержке частных лиц и представителей коммерческого сектора; что, кроме того, источником средств является продажа рекламной площади «на странице “Беллоны”» (вероятно, имеется в виду веб-сайт), и только в некоторых случаях деятельность «частично финансируются из фондов различных министерств» [11]. Мы не знаем, насколько правдива эта информация на сайте организации, и, разумеется, журналист ни в коем случае не должен принимать её на веру. Но в свете её наличия утверждение о том, что «мероприятие… — семинар, проводимый на деньги стран НАТО» представляется, по меньше мере, неожиданным, и журналисту следует объяснить, на основании чего он такое утверждение делает. Если ему это известно из достоверных источников, он должен на это указать и по возможности назвать эти источники. Если же это только предположение и достоверно схема финансирования мероприятия журналисту неизвестна, то он тем более обязан сделать это понятным зрителю. Алексей Багин не смог или не посчитал нужным предоставить зрителю право самому решать, стоит ли доверять озвучиваемой информации, что не согласуется с принципами этической журналистики. То же самое касается утверждения, что «…штаб-квартира “Беллоны” … регулярно переводит крупные суммы на счёт петербургской ячейки».

Похожая ситуация складывается и со следующим утверждением: «…норвежцы тратятся не только на подобные мероприятия, но ещё и на финансовую поддержку других проектов, почему-то всегда так или иначе связанных с изучением экологии вокруг оборонных объектов России». Это довольно серьёзное заявление, которое требует пояснений и обоснований в виде ссылок на источники информации. Какие другие проекты журналист имеет в виду? Действительно ли «всегда» они связаны с изучением экологии вокруг оборонных объектов России? Откуда журналисту известно о финансовой поддержке этих проектов правительством Норвегии? Сделанное «походя», такое утверждение выглядит в высшей степени легковесным: журналист проявляет неуважение к зрителю, либо не считая нужным посвящать его в детали, либо выдавая за факт свои предположения, либо просто выдумывая «факты». В любом из этих случаев он нарушает базовые этические принципы профессии.

Передёргивания, неточности и снова неполная правда

В репортаже содержатся и некоторые передёргивания, которые заставляют усомниться в непредвзятости репортёра. Как уже отмечалось выше, журналист имеет полное право на то, чтобы делать критические репортажи. Но критика строго должна быть основана на хорошо проверенных фактах: «Журналист отвечает собственным именем за точность и полноту информации о фактах, а также за честное, добросовестное, непредвзятое освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом» [2]. В обсуждаемом репортаже эти принципы во многих случаях не соблюдаются.

Например, Алексей Багин говорит о том, что происходит на конференциях «Беллоны»: «По отчетам, изучают экологические проблемы, но на деле обсуждается совсем другое» — и далее, как бы в подтверждение своих слов, приводит прямую речь одной из участниц мероприятия, которая рассказывает, что, помимо большого количества вопросов, напрямую связанных с экологией, на конференции обсуждаются и вопросы преследования экологических организаций. Может ли в этой ситуации журналист утверждать, что это нечто «совсем другое» или что только это и обсуждается «на деле»? На мой взгляд, это типичный пример передёргивания, что представляет собой полную противоположность непредвзятому освещению событий.

О некоторой небрежности в обращении с фактами свидетельствует тот факт, что журналисты ошиблись в представлении своего коллеги Максима Румянцева, на которого, по их словам, напали на конференции: его называют руководителем екатеринбургского Центра независимой журналистики, хотя на самом деле организация называется Центр свободной журналистики [12]. Однако это, скорее всего, просто случайная ошибка. Что гораздо более важно, корреспондент не упоминает о том, что Максим Румянцев — не просто случайный нейтральный журналист, оказавшийся на мероприятии, а, судя по его блогу [13], давний и последовательный противник экологических организаций либеральной направленности; на последней большой пресс-конференции Владимира Путина он даже задавал ему вопрос про «экологические ячейки сродни ИГИЛ», которые «устраивают промышленный террор» [14]. Это важная информация для понимания того, почему его могли не хотеть видеть на мероприятии. Однако в репортаже Румянцев выглядит случайной жертвой немотивированной агрессии, и это ещё один пример полуправды и искажения контекста.

Выводы

Сюжет «Экология под конспирацией» — это не просто критический репортаж о конференции ЭПЦ «Беллона». Материал содержит в себе множественные нарушения принципов журналистской этики, в том числе принципов точности в передаче фактов, представления по возможности полной картины происходящего, проверки информации по нескольким источникам (трансляции максимально достоверной информации), разделения фактов и мнений, указания источников информации везде, где это возможно, непредвзятости в освещении событий. Есть основания считать, что некоторые из этих нарушений были совершены журналистами намеренно, что переводит их из разряда ошибок, на которые имеет право любой человек, в разряд злоупотреблений профессиональными возможностями и ставит обсуждаемый репортаж в один ряд с другими материалами российского телевидения последних лет, в которых ОКЖП не без оснований разглядела признаки пропаганды.

Например, в российской тележурналистике, кажется, появилась новая тенденция: если журналист задумал осветить то или иное мероприятие с негативной стороны, он объявляет его «секретным». Сюжет «Экология под конспирацией» — уже второй в практике Коллегии за последние полгода, где используется этот своеобразный приём. Первым был выпуск «Тайная аудиенция у Теффта» в программе «Реакция» на телеканале «Санкт-Петербург», жалоба по которому рассматривалась Коллегией в сентябре 2016 года [15]. В обоих случаях утверждения о секретности неправдивы, что можно легко проверить. По первой жалобе Коллегия вынесла решение против телеканала, согласившись с экспертом, что в программе были нарушены нормы профессиональной этики журналиста (это проявилось в заданной структуре авторской речи, способе сбора информации и подачи фактов, использованных языковых средствах).

Между двумя сюжетами вообще на удивление много общего: схожие названия («под конспирацией», «тайная»), съёмка как будто скрытой камерой (хотя по обстановке понятно, что можно было снимать и открыто), отказывающиеся от общения с журналистами спикеры (это преподносится как подтверждение «секретности» мероприятия), передёргивание фактов и главное — чёткое противопоставление «их» «нам»: их — «западных агентов», вероятно, пляшущих «под дудку иностранных спецслужб», нам — «государственникам», «патриотам России». Различия — только в героях и жанре (авторский комментарий и репортаж); при этом сделаны материалы как будто по одному базовому сценарию.

Такая ситуация не может не вызывать обеспокоенности, так как свидетельствует о серьёзных деструктивных процессах, происходящих в отечественной тележурналистике. В ходе этих процессов основная задача журналистики как профессии — честно предоставлять гражданам информацию, необходимую им для принятия решений о самоуправлении, — замещается задачами политическими, имеющими мало отношения к той роли, которую журналистика призвана играть в свободном обществе и которая составляет основной смысл её существования.

Источники:

1. Сюжет на телеканале «Петербург — Пятый канал» «Экология под конспирацией». URL: https://www.youtube.com/watch?v=vZNkyoDMPGY (дата обращения: 16.02.2017).

2. Проект Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу. Принцип «3». Добросовестное освещение событий — долг журналиста. URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015 (дата обращения: 16.02.2017).

3. Всероссийская конференция 2016. URL: http://bellona.ru/bellona_conference/spb_2016/ (дата обращения: 16.02.2017).

4. Материалы Всероссийской конференции экологических активистов 2016. URL: http://bellona.ru/bellona_conference/spb_2016/content/ (дата обращения: 16.02.2017).

5. Реальность и перспективы экологического движения в России. VI ежегодная конференция экологических активистов России. URL: http://network.bellona.org/content/uploads/sites/4/2016/11/sbornik_K_2016_site.pdf (дата обращения: 16.02.2017).

6. «Городской суд Санкт-Петербурга оправдал капитана 1-го ранга Александра Никитина». Новость на сайте «1 канала» от 29.12.1999. URL: https://www.1tv.ru/news/1999-12-29/292542-gorodskoy_sud_sankt_peterburga_opravdal_kapitana_1_go_ranga_aleksandra_nikitina (дата обращения: 18.02.2017).

7. «Верховный суд оправдал Александра Никитина по делу о шпионаже». Новость на сайте «Полит.ру» от 17.04.2000. URL: http://polit.ru/news/2000/04/17/547078/ (дата обращения: 18.02.2017).

8. «Верховный суд полностью оправдал Александра Никитина». Новость на сайте Lenta.ru от 13.09.2000. URL: https://lenta.ru/russia/2000/09/13/nikitin/ (дата обращения: 18.02.2017).

9. «Петербургский экологический центр “Беллона” признан иностранным агентом». Новость на сайте газеты «Ведомости» от 16.01.2017. URL: http://www.vedomosti.ru/politics/news/2017/01/16/673184-tsentr-bellona (дата обращения: 19.02.2017). 10. Официальный сайт ЭПЦ «Беллона». URL: http://bellona.ru (дата обращения: 19.02.2017).

11. Раздел «Знакомство с “Беллоной”» на сайте ЭПЦ «Беллона». URL: http://bellona.ru/intro_to_bellona/ (дата обращения: 19.02.2017)

12. Сайт екатеринбургского Центра свободной журналистики. URL: http://freepressa.ru (дата обращения: 19.02.2017).

13. Блог Максима Румянцева в ЖЖ. URL: http://maxru2010.livejournal.com (дата обращения: 19.02.2017).

14. «Экологический рэкет. Ответ Владимира Путина на большой пресс-конференции 2016 г.». URL: https://www.youtube.com/watch?v=utTuW72cGOE (дата обращения: 19.02.2017).

15. Жалоба на программу «Реакция» телеканала «Санкт-Петербург». URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/praktika/rassmotrennye-zhaloby/4851-zhaloba-pravozashchitnikov-na-programmu-reaktsiya-telekanala-sankt-peterburg?showall=&limitstart (дата обращения: 19.02.2017).

 

 


 

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ РЕШЕНИЯ

С учетом изложенного Общественная коллегия приняла следующее решение.

1. Коллегия выражает сожаление об уклонении руководства и представителей ТК «Пятый канал – Санкт Петербург» от участия в рассмотрении жалобы А.К. Никитина. Указанное обстоятельство не позволило Коллегии прояснить вопросы об источниках, на которые опирались авторы «репортажа», излагая своё представление о повестке дня конференции и об её представимых итогах, а также о том, был ли конфликт с организаторами конкретной конференции спланирован и подготовлен заранее, став частью съемочного плана конкретной телегруппы.

2. Учитывая, что настоящее решение не может быть принято консенсусом (в силу отказа от участия в голосовании Г.М. Резника по причине, признаваемой уважительной всеми членами ad hoc коллегии) Коллегия специально уточняет тот факт, что оно носит характер безоговорочно солидарного.

3. Коллегия едина в следующем подходе: любые «экологические» публикации в СМИ требуют, в силу своей специфики и сложности, как достаточной подготовленности тех кто обращаются к заведомо сложным, чувствительным, зачастую – не однозначным темам, связанным, в том числе, с безопасностью личности, общества и государства, так и безусловной профессиональной, но при этом именно журналистской, ответственности авторов за результаты усилий, ставших достоянием общества.

4. Коллегия поддерживает все претензии заявителя к авторам «репортажа», а равно и к телекомпании выпустившей его в эфир.

- Коллегия находит не просто «некорректными» (оценка заявителя), но ложными и недобросовестными упоминания о закрытости, тайности, «конспиративности» мероприятия, на котором побывала съёмочная группа А. Багина, прозвучавшие как в самом «репортаже», так и в редакционной подводке к нему.

- Коллегия находит недопустимым, противоречащим нормам именно журналистской профессии, подлог, совершённый авторами репортажа в отношении повестки дня конференции, замену настоящей программы конференции, полученной и изученной Коллегией, вымышленной («Как защитить экологические права граждан, ущемлённые военными, сотрудниками охраны правопорядка и надзорными ведомствами?...»). Расставляя ложные акценты в деятельности Санкт-Петербургской ОО ЭПЦ «Белона», псевдо повестка дня, озвученная в эфире, поставила под угрозу, как минимум, общественную репутацию любого из организаторов и даже участников конференции.

Сказанное относится и к «абсурдному», по определению заявителя, вымышленному, как явствует из документов, утверждению авторов «репортажа» о том, какие именно доклады организаторы конференции предполагают подготовить по итогам «обсуждения живой природы России».

- Коллегия поддерживает заявителя в оценках прозвучавшего в «репортаже» высказывания об «иностранном агенте “Беллона”» применительно к известной международной экологической организации («юридически безграмотное», «дезинформирующее зрителя»). Сам «репортаж» Коллегия рассматривает как инструмент игры на поражение объекта внимания телегруппы: с «образом врага» в качестве инструмента, вводимого в сознание граждан через обращение к введённому в российское законодательство понятию «иностранный агент».

Коллегия, поддерживая подход, позиции и выводы своего эксперта, К.А. Назаретян, выражает ей признательность за целый ряд конкретных уточнений, включая и уточнение по времени занесения петербургской «Беллоны» в реестр «иностранных агентов» (январь 2017 года). Не преувеличивая значения телепубликации, снятой в итоге с сайта телекомпании, Коллегия не исключает связи между конкретным ноябрьским «репортажем», оспоренным заявителем, и вынужденным изменением заявителем через пару месяцев своего правового (публичного) статуса.

- Коллегия полагает несовместимым со стандартами журналистской профессии поведение автора «репортажа», доносящего до телезрителя (в значительной части – представителя уже другого поколения) обвинения, которые легли в основание многолетнего судебного процесса, известного как «Дело Никитина» (по тексту: Никитин «был обвинён сразу по трём статьям: измена Родине, разглашение секретной информации и подделка документов»), но «забывающего» уточнить, что фигурант этого «дела», лишённый на время свободы, 29.12.1999 г. был оправдан Санкт-Петербургским судом по всем пунктам обвинения. Коллегия уточняет, справочно, что 17.04.2000 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил в силе указанный оправдательный приговор, а 13.04.2000 г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации оставил без удовлетворения протест Генерального прокурора Российской Федерации и оставил без изменения оправдательный приговор в адрес Никитина А.К.

Коллегия обращает внимание на то, что для получения необходимой информации по части снятия всех обвинений с А.К. Никитина авторам «репортажа» не нужно было ни открывать сборники судебных решений, ни в пересматривать публикации СМИ конца девяностых годов, ни знакомиться с вышедшими чуть позже книгами самого А.К. Никитина или его защитника Ю.М. Шмидта: итоги «дела Никитина» открываются кликом в интернете.

Не получив возможности задать вопрос о методах сбора информации ни членам телегруппы М. Багина, ни представителям редакции, выпустившей данный «репортаж» в эфир, Коллегия воздерживается от вывода о прямом и при этом злонамеренном подлоге, о диффамации в чистом виде, обнаруживаемой за сокрытием от телезрителя общественно значимой информации, но обращает внимание на заведомую недобросовестность авторов репортажа.

- Не получив возможности задать вопрос об источниках информации о «норвежском гражданстве» А.К. Никитина, также играющем в репортаже роль если и не пункта обвинения, то намёка на нелояльность руководителя конкретной российской общественной организации к России и её интересам, Коллегия уведомляет всех, кто ознакомился с оспоренным репортажем, что доверяет сказанному заявителем о своём единственном и при этом именно российском гражданстве.

- Коллегия соглашается с утверждением заявителя о том, что ТК «Петербург – Пятый канал» «путем опубликования заведомо не полной и не достоверной информации предпринял попытку публично опорочить» его честь и достоинство. Усматривая в материале мотив закрепления в сознании зрителей (читателей) представление о конкретной публичной персоне как о «шпионе и предателе», Коллегия находит, что, злоупотребляя доверием граждан к «эфирному слову», авторы «репортажа», по сути, предпринимают попытку если не дезавуировать, то вновь поставить под сомнение оправдательный приговор, подтверждённый Президиумом Верховного суда Российской Федерации.

5. Внимательно относясь к проявлениям как ущемления свободы массовой информации, так и злоупотребления этой свободой, Коллегия находит разумным и оправданным то обстоятельство, что протоколу об административном правонарушении, составленном после вызова полиции г-ном М. Румянцевым, не был дан ход.

Коллегия принимает к сведению разъяснение А.А. Алексеева: «предложение» А.К. Никитина покинуть конференцию, сделанное телегруппе на определенном этапе конфликта, было вызвано фактическим присутствием в составе её составе Максима Румянцева, руководителя екатеринбургского Центра свободной журналистики. Коллегия также обращает внимание на следующий вывод эксперта К.А. Назаретян: представляя М. Румянцева в качестве эксперта, свидетеля и коллеги, автор «репортажа» «(…) не упоминает о том, что Максим Румянцев - не просто случайный нейтральный журналист, оказавшийся на мероприятии, а, судя по его блогу, давний и последовательный противник экологических организаций либеральной направленности; на последней большой пресс-конференции Владимира Путина он даже задавал ему вопрос про «экологические ячейки сродни ИГИЛ», которые «устраивают промышленный террор». Эта информация важна для понимания того, почему его могли не хотеть видеть на мероприятии. Однако в репортаже Румянцев выглядит случайной жертвой немотивированной агрессии, и это ещё один пример полуправды и искажения контекста».

Зафиксировав по кадрам «репортажа» те обстоятельства, что Максим Румянцев фактически вел за собой телегруппу (по крайней мере, на входе в д/о «Комарово»), вызвал полицию, а затем объяснил на камеру суть произошедшего на мероприятии после ухода представителей «Пятого канала» (его утверждение о том, что участники конференции «набросились на журналистов» было подкреплено единственным доводом: «В итоге к нам подбежал мужчина, схватил бумажный стаканчик и стал просто тыкать в камеру бумажным стаканчиком»), Коллегия не имеет возможности прояснить саму ситуацию «партнёрства» петербургской телегруппы с руководителем екатеринбургской организации на необходимую глубину: за тем же отсутствием на заседании другой стороны. При этом саму совокупность фактов, стоящих за ситуацией информационного спора, она полагает заслуживающей внимания журналистов и журналистских организаций, заинтересованных в отделении как профессии, опирающейся на определенные профессиональные стандарты, от занятий и родов деятельности, принимаемых за журналистику, но журналистикой не являющихся.

6. Напоминая о системных признаках пропаганды (политической пропаганды с элементами «языка вражды», по более позднему прочтению), зафиксированных в её решении № 98 от 13 февраля 2014 г., Коллегия выделяет в рассмотренном «репортаже» следующие признаки, отделяющие пропаганду от журналистики:

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением «наведенного» убеждения в поступок и образ действий;

- последовательная реализация комплекса задач, каждая из которых не имеет отношения к задачам и базовым функциям журналистики (информировать, просвещать, развлекать);

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, там, где это представляется полезным и возможным, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется «непроходной»;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.

- присутствие (обнаружение, создание, доработка) «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и «они»: с отрицательным набором по тем же позициям. (Предельно четкое разделение встречается обычно в пропаганде «лобовой», ориентированной на достаточно примитивного адресата усилий пропагандиста.);

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не разуму,

- игра на страхах, предубеждениях, фантомных болях; активное использование историй о злодеяниях и зверствах; широко распространённый рабочий приём – сообщение о жестокости, насилиях.

- работа «под прикрытием журналистики», стремление играть или выполнять роль первичного источника новостей;

По совокупности этих системных признаков Коллегия относит материал «Экология под прикрытием» к пропагандистским, а жанр, в котором он реализован, отграничивает кавычками («репортаж») от жанра тележурналистики, в привычных формах которого выстроен оспоренный заявителем материал.

Коллегия считает, что речь в данном случае идёт не о недостаточном профессионализме конкретного тележурналиста, а о том, что представители конкретной телегруппы, отсняв всё нужное и отсеяв лишнее, сформировали пропагандистский продукт, обладающий известными искомыми качествами. То обстоятельство, что продукт этот сотнями тысяч граждан может быть принят за журналистский, напоминает, помимо прочего, о существенном запаздывании в России начатков медиаграмотности.

7. Коллегия отмечает, что при рассмотрении жалоб на продукцию ТК «Пятый канал – Петербург» ею не впервые обнаруживаются в основании информационного спора именно пропагандистские, а не журналистские материалы. Оставляя обобщения по этой части профильным экспертам, Коллегия обращает внимание на сам этот факт нового руководителя ТК, его главного редактора Ю.Ю. Шалимова.

8. Коллегия полагает полезным воспроизвести в настоящем решении следующий фрагмент Рекомендаций Сети организации медийного смаорегулирования (СОМС) относительно распространения пропаганды в СМИ (2016):

«Члены СОМС констатируют, что СМИ и их представители всё чаще втягиваются в агрессивные пропагандистские кампании, распространяя в традиционных и новых медиа под видом авторских и редакционных материалов откровенно манипулятивный контент, противоречащий общепринятым стандартам и этическим принципам профессии, подрывая веру аудитории в независимость редакции и честность, ответственность журналиста.

Члены СОМС полагают, что никакие цели не могут служить оправданием манипулирования общественным мнением, распространения откровенной лжи или же полуправды, имитирующей достоверность факта и точность передачи мнения.

Члены СОМС исходят из того, что нарушение основ журналистской этики неизбежно ведёт не только к росту недоверия граждан к добросовестным СМИ, профессиональным журналистам и журналистским организациям, но и к усилению государственного влияния на СМИ, политического вмешательства в деятельность конкретных редакций вплоть до реального и существенного ограничения права СМИ на свободное распространение информации. Ситуация прямой или косвенной вовлечённости СМИ в пропагандистскую машинерию представляет собой прямую угрозу для безопасности СМИ и журналиста, а также подрывает возможность выполнения ими своей социальной миссии, включая защиту общественных интересов».

9. Рассматривая настоящий информационный спор как модельную ситуацию, Коллегия находит уместными следующие специальные замечания

- Не относя зафиксированный именно данным «репортажем» протест конкретных граждан против попадания их лиц в телекамеру к категории деяний, подпадающих под разряд воспрепятствования законной деятельности журналистов, Коллегия полагает обязательным для себя напомнить, что тот же стаканчик, закрывающий телекамеру на публичном мероприятии, в определенных условиях может быть воспринят или рассмотрен, в том числе, и как попытка лишить пользователя продукции конкретного СМИ доступа к общественно значимой информации.

- Публичная, открытая обозрению на сайте Коллегии дискуссия членов ad hoc коллегии на настоящем заседании не позволила её участникам прийти к определенным выводам о границах публичности и приватности на конференциях, схожих с той, что стала объектом внимания телегруппы «Пятого канала». Полагая, что этот вопрос нуждается в серьёзной дальнейшей проработке, Коллегия рекомендует организаторам и участникам открытых публичных мероприятий помнить о «праве граждан на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений и их должностных лиц». (Ст. 38 Право на получение информации Закона РФ «О средствах массовой информации».)

- Обращая внимание на то, что такой критерий, как «достоверность» включает в себя множество индикаторов, связанных с профессиональной этикой журналиста (добросовестность, непредвзятость, отказ от тенденциозности, отсутствие предзаданности в отборе фактов и подборе экспертов, и т.д., - всего этого участники заседания не обнаружили в материале «Экология под прикрытием»), Коллегия напоминает о профессиональной репутации журналиста как о визитной карточке, открывающей или закрывающей ему (пусть непрямо) доступ на публичные мероприятия. Ответственность за то, чтобы конфликты такого рода не проявлялись в ситуациях, обнаруживающих признаки выраженного общественного интереса, лежит, по мнению Коллегии, как на организаторах и участниках мероприятий такого рода, так и – в не меньшей степени – на самих журналистах и на редакциях, отвечающих за подготовку и выход в свет конкретных публикаций, за поддержание или утрату журналистом профессиональной и личной репутации.

10. Учитывая позицию, занятую по отношению к информационному спору и его рассмотрению адресатом жалобы, руководством ТК «Петербург – Пятый канал», Коллегия освобождает заявителя, Никитина А.К., от принятого им обязательства не обращаться в суд или иные государственные органы для разрешения данного информационного спора.

11. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и факультеты журналистики других вузов – обсудить данное решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии;

Настоящее решение принято 10 голосами из 11

 (Генри Резник по этическим мотивам от участия в голосовании отказался.)

Председательствующий:
Юрий Казаков

 

Текст жалобы, репортажи и другие сопроводительные материалы представлены на странице жалобы

 

 

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу