21.08.2017 21:38
Новости

Коллегия осудила закрытость и нежелание исправлять ошибки "Российской газеты"

Общественная коллегия по жалобам на прессу по итогам рассмотрения жалобы председателя Липецкого областного суда Ивана Маркова на статью "Подпись на заборе" в "Российской газете" осудила федеральное СМИ за закрытость, профессионально-этический нигилизм и нежелание исправлять ошибки.

В статье рассказывается о постановлении Верховного суда Российской Федерации, которое разъясняет, как решать земельные споры соседей. В завершении стоит подверстка: "В Липецке спор соседей из-за захваченных соток завершился уголовным делом на сына истца, так как стороной в этом споре оказался председатель областного суда. Дело получилось крайне скандальное. После возмущения президента страны с ним сейчас разбираются в Генеральной прокуратуре".

Заявитель жалобы утверждал, что "в производстве судов как Липецкой области, так и других субъектов Российской Федерации никогда не находилось" гражданских дел с его участием по спорам об установлении границ земель, приведенная информация недостоверна, порочит его честь и деловую репутацию, а кроме того выставляет в негативном свете все судейское сообщество региона.

Беглый поиск по новостям в интернете, который провела эксперт Коллегии Каринэ Назаретян, показал, что в СМИ, действительно, была масса материалов об истории, полностью совпадающей с указанной в статье "Подпись на заборе", кроме одного: стороной в том земельном споре был не председатель Липецкого областного суда, а его заместитель. Вероятнее всего, автор подверстки в газете пытался пересказать именно этот сюжет, но ошибся в ключевой детали.

Предположение о банальной ошибке, по мнению Коллегии, выглядит очень правдоподобным, однако оно так и остается предположением, потому что редакция "Российской газеты" не ответила на официальную просьбу Маркова об опровержении, не ответила на приглашение принять участие в разбирательстве спора в Коллегии и не предоставила никаких разъяснений.

Отсутствие реакции редакции на выявленную заявителем фактическую ошибку, упорное нежелание признать и исправить ее свидетельствует о грубом нарушении норм профессиональной журналистской этики и медиаэтики.

Уклонение от разрешения спора в органе саморегулирования и апеллирование к тому, что все проблемы решаются через суд - недостойная уловка редакции, свидетельство своего рода "профессионально-этического нигилизма", фактический отказ от следования журналистским стандартам, считают члены Коллегии.  

В решении по жалобе также говорится, что изложенная в подверстке информация не только не точна, но еще не полна и не дана в контексте. Она не только не помогает аудитории лучше разобраться в теме и получить более полную и адекватную картину происходящего, но и, наоборот, запутывает людей, наводя "тень на плетень" и вызывая вопросы, на которые не даются ответы. Редакция фактически предлагает читателю ложный адрес и ложный след, злоупотребляет свободой слова и использует во зло доверие своего читателя.

Жалоба на публикацию в "Российской газете" рассматривалась 23 мая на заседании под председательством члена Палаты медиа-аудитории Татьяны Андреевой. Участие принимали члены Палаты медиа-аудитории Вадим Зиятдинов, Юрий Казаков, Мария Каннабих и члены Палаты медиа-сообщества  Александр Копейка, Владимир Познер, Юрий Пургин и Борис Резник.

Дискуссия по выработке решения проходила в открытом режиме и доступна на видеозаписи.

Видеозапись заседания

 

Резолютивная часть решения

1. Общественная коллегия рассматривает обращение к ней председателя Липецкого областного суда И.И. Маркова как профессионально мотивированное использование  заявителем  тех механизмов, на которые при рассмотрении информационных споров, связанных с освещением деятельности судов в средствах массовой информации, а  также споров, затрагивающих права человека в сфере массовой информации, ориентирует судей Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (п. 20).

Готовность судейского сообщества обращаться за   рассмотрением информационных споров указанных категорий к институту и процедурам саморегулирования в сфере средств массовой информации, не прибегая к судебному разбирательству, Общественная коллегия приветствует как ответственный и продуктивный подход, особо значимый для восстановления  доверия общества как к системе российского правосудия, так и к российским средствам массовой информации.

2. Коллегия сожалеет об уклонении адресата жалобы, редакции  «Российской газеты» и её главного редактора В.А. Фронина от приглашения к рассмотрению настоящего информационного спора. Полагая сам этот спор и способ его разрешения существенным, важным не только для конкретного заявителя, И.И. Маркова, но и для системы российского правосудия в целом, а равно и для российских средств массовой информации, Коллегия напоминает о том, что информационные споры профессионально-этического характера, относящиеся к её компетенции, в принципе не могут рассматриваться в судебном порядке. И что само предложение  гражданину или организации обращаться с такими спорами в суд может рассматриваться не  иначе, чем недостойная уловка редакции, свидетельство своего рода «профессионально-этического нигилизма», фактический отказ от следования журналистским стандартам.    

3. Коллегия  констатирует, что фрагмент публикации, в связи с которым подана жалоба, не отвечает основным задачам подверстки: внести ясность, расширить представление читателя о теме или дать дополнительную к основному материалу  информацию. Предложив в ней читателю ложный адрес и ложный след, редакция фактически злоупотребила свободой слова и использовала во зло доверие своего читателя. Коллегия соглашается с выводом эксперта К.А. Назаретян о том, что «подверстка к материалу «Подпись на заборе» в «Российской газете» нарушает базовые этические правила журналистики: предоставлять аудитории максимально достоверную, подкрепленную ссылками на источники, точную и полную информацию, которая необходима людям для принятия самостоятельных  взвешенных решений».

Коллегия полагает, что при публикации подверстки были нарушены элементарные профессиональные правила, требования к журналисту уважать честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания, и прилагать все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было неполнотой или неточностью информации (положения Кодекса профессиональной этики российского журналиста).

4. Коллегия считает недопустимым и недостойным уклонение редакции «Российской газеты» и её главного редактора от контакта с И.И. Марковым,  сам факт отсутствия официального ответа на его обращения.
 Не получив возможности задать свои вопросы ни автору публикации, ни представителю редакции «Российской газеты», Коллегия не может ни подтвердить, ни опровергнуть предположения о намеренном либо ошибочном упоминании в публикации председателя  Липецкого областного суда. Коллегия находит, вместе с тем, что само отсутствие реакции редакции на выявленную заявителем фактическую ошибку, упорное нежелание признать и исправить её свидетельствует о грубом нарушении норм профессиональной журналистской этики и медиаэтики.

5. Коллегия считает необходимым напомнить, что требование проверять достоверность сообщаемой информации является профессиональным долгом любого журналиста. Особенно важно выполнение этого универсального правила для представителей журналистики судебной, имеющей дело с серьезными обвинениях против конкретных лиц. Коллегия неоднократно отмечала (решения №48 от 13.07.2010, №73 от 25.05.2012), что судебные решения и вообще деятельность судов не лежат вне зоны критики. В то же время «журналист, обращающийся к теме судопроизводства, судебных решений, профессиональной деятельности судей и, тем более, к личности конкретных судей, не может относиться к фактору авторитета правосудия как несущественному и для себя, и для журналистской профессии в целом, и для общества, интересы которого он представляет».

Коллегия обращает внимание на то, что в данном случае газета, не приводя никаких оснований, выдвигает серьезное обвинение против судьи, председателя суда, авторитет и моральная репутация которого имеют не просто личностное значение, но во многом предопределяют его право быть руководителем суда,  а также уровень доверия общества к правосудию.

Обращая внимание на это обстоятельство, Коллегия соглашается с экспертом в том, что «предположение о виновности человека, не поддерживаемое судом, преподносится как уже установленный и несомненный факт. При этом никакие источники информации не указаны, а основания для такой оценки ситуации газетой не приведены». Поддерживая вывод эксперта о нарушении газетой принципа презумпции невиновности (добропорядочности), придерживаться которого принято в честной, профессиональной журналистике, Коллегия напоминает известное положение Кодекса профессиональной этики российского журналиста: «Журналист  придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное».

6. Коллегия отмечает, что в публикации, ставшей предметом информационного спора, предположение об участии председателя Липецкого суда в некоем споре и его связи с последующим возбуждением уголовного дела, представлено как установленный факт, при этом ни до размещения этой информации в газете, ни после ее появления названному лицу не была предоставлена возможность изложить свою точку зрения.
Коллегия напоминает, что предоставление права на ответ и своевременное исправление ошибок, особенно в случаях, когда речь идет о публикациях, затрагивающих общественный интерес, честь, достоинство, права и законные интересы человека, позволяют избегать серьёзных ошибок, не допускать нарушения прав и интересов тех лиц, чьи действия становятся темой публикации. В случаях, когда речь идет о публикациях, касающихся правосудия, авторитет и беспристрастность которого принято обеспечивать, в том числе, силой общественного мнения и печатного слова, соблюдение правил профессиональной журналистики, этики освещения в СМИ судебной деятельности и поведения судей приобретают особую актуальность и значимость.
Коллегия констатирует, что лишение заявителя права на ответ не только немотивированно ограничивает его права и интересы, но и нарушает важное правило профессиональной журналистики, изложенное в Кодексе профессиональной этики российского журналиста следующим образом: «Убедившись в том, что он опубликовал ложный или искаженный материал, журналист обязан  исправить свою ошибку, используя те же полиграфические и (или) аудиовизуальные средства, которые были применены при публикации материала. При необходимости он должен принести извинения  через свой орган печати».

Коллегия полагает, что у редакции и главного редактора «Российской газеты» есть повод к тому, чтобы определиться с уточнением «при необходимости».

6.  Общественная коллегия просит:
- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;
- факультет журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова и факультеты журналистики других вузов – обсудить данное решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;
-  Совет судей Российской Федерации и Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Полный текст решения, текст статьи, мнение эксперта и другие сопроводительные материалы представлены на странице жалобы.

 

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу