22 Июль 2017
Рассмотренные жалобы

Жалоба депутата на статью "Зигзаг удачи" сайта "КарелИнформ" - Решение Коллегии

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе А.С. Рогалевича на публикацию на сайте ИА «КарелИнформ» статьи «Зигзаг удачи». (Автор материала - Пиени Ихменин, дата публикации – 09.12.2014 г.)

 

г. Москва, 12 марта 2015 г. № 119

 

На 116-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), члена Палаты медиасообщества Александра Копейки, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Евгения Гонтмахера, Сергея Есина, прот. Александра Макарова, Дмитрия Орешкина рассмотрела жалобу А.С. Рогалевича на публикацию на сайте ИА «КарелИнформ» статьи «Зигзаг удачи». (Автор материала - Пиени Ихменин, дата публикации – 09.12.2014 г.)

Вопросы процедуры. Заявитель, А.С. Рогалевич, подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и принял на себя письменное обязательство не продолжать данный информационный спор в судебном или административном порядке.

Адресат жалобы, ИА «КарелИнформ», в лице исполнительного директора информагентства А.А. Макарова, от подписания Соглашения с Коллегией и от участия в рассмотрении информационного спора отказалось.

Позиция заявителя изложена в жалобе следующим образом. «На сайте ИА “КарелИнформ”, была размещена статья, которая, по мнению автора (как можно видеть, псевдоним), раскрывала некую схему, получения мной незаконных денежных средств. Что впоследствии облеклось в форму прокурорской проверки, которая не нашла подтверждения. Тем более, что деньги полученные мной, сразу же были перечислены на оказание помощи ребенку (приобретение медикаментов). Данный материал был написан спустя 6 месяцев после розыгрыша, автор статьи со мной не связывался, комментарии не просил. Считаю, что допущено нарушение норм журналисткой этики».

Позиция адресата жалобы - в лице исполнительного директора ИА «КарелИнформ» А.А. Макарова в телефонном разговоре с ответственным секретарём Коллегии Александрой Сидоровой (19.02.2015 г.) - была сформулирована следующим образом: «”КарелИнформ” - общественная организация. Жаловаться на неё – всё равно, что жаловаться на блогера. Мнение заявителя нас не интересует, если хочет - пусть подает в суд».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. (Связь с А.С. Рогалевичем поддерживалась Коллегией по скайпу.) Проясняя центральное для публикации обстоятельство выигрыша главного приза в конкурсе компании-застройщика «Чистый город», заявитель сообщил участникам заседания, что в 2012 году, когда он стал дольщиком, никаких разговоров о конкурсе как акции компании не было, никакие документы на этот счёт им не подписывались. Позже выяснилось, что все дольщики автоматически становились участниками того самого розыгрыша, который прошел в Петрозаводске в июне 2014 г. О подготовке розыгрыша компания-застройщик дольщиков специально не уведомляла, - хотя потом оказалось, что информация об этой акции была размещена на сайте компании. «Поскольку я интересовался квартирой, которая должна была сдаваться в 2015 году, а не акциями, проводимыми компанией, внимания на эту информацию я не обратил».

О том, что депутат с женой получили в результате розыгрыша главный приз, 500 тыс. руб., заявитель, ставший в 2014 году номинантом конкурса «Открытый чиновник», узнал, по его словам, из звонков журналистов. «Учитывая своё нынешнее положение, статус Законодательного собрания, и понимая, что возможны кривотолки, я дал ряду изданий информацию о выигрыше. Сразу было сказано о том, что деньги эти пойдут на благотворительность, что себе мы ни копейки оставлять не будем». Как пояснил А.С. Рогалевич, сразу по завершении технических процедур, высчитывания налога и оформления необходимых документов выигранные средства действительно были переведены на счет благотворительного фонда, учреждённого супругами Рогалевич в 2006 году; далее они были переданы нынешним руководителем фонда на лечение детей.

«Автор статьи почему-то убрал два предложения (речь о сокращении в тексте «Зигзаг удачи» фрагмента «сообщения сайта “Столица”», - Коллегия), выбросил мои слова о том, что деньги пойдут на благотворительность, оставил только сказанное о том, на семейном совете мы будем решать, на что именно пойдут эти деньги. От того, что эти два предложения были выброшены, поменялся смысл моего комментария».

«Автор утверждает, что я присутствовал на розыгрыше и что руководитель компании лично вручал мне деньги. Это не соответствует действительности. На акции не присутствовал. Деньги мне не вручались, всё прошло через банковскую карту».

Отвечая на вопрос: можно ли понять ситуацию с выигрышем так, что у него не было выбора: участвовать или не участвовать в этой лотерее? - А.С. Рогалевич сообщил, что под акцию, которую компания-застройщик («Чистый город») провела совместно со Сбербанком России, его семья попала «автоматически, в силу существования договора с застройщиком по квартире». «Нас не спрашивали: согласны ли мы участвовать в этой акции. С нами не подписывалось на этот счёт никаких документов. Информация нам не предоставлялась, я действительно ничего о розыгрыше не знал».

Затруднившись назвать число участников розыгрыша, заявитель пояснил: насколько ему известно, речь шла о четырёх домах с примерно сотней квартир в каждом.

Отвечая на вопрос: знал ли заявитель на тот момент, когда заключал договор по ипотеке, что кто-то из её организаторов находится под уголовным преследованием, А.С. Рогалевич пояснил, что уголовные дела, упомянутые в публикации, были возбуждены уже после проведения розыгрыша.

На вопрос: рассматривался ли заявителем вопрос о не принятии, отклонении выигрыша (по той причине, что в самом факте его получения депутатом Законодательного кем-то может быть усмотрена ситуация «конфликта интересов»), заявитель дал следующий ответ. «Честно говоря, - нет, не рассматривался. Я посчитал, что будет правильно перевести эти деньги в благотворительный фонд, потратить их на социальные проекты. Для меня, как для учредителя фонда, каждая копейка на тот момент была важна».

Что касается обвинения в «публичном рекламировании компании застройщика»; «На одном сайте действительно был размещён комментарий, который ассоциировал эту акцию с моей деятельностью. Впоследствии мы урегулировали отношения с этим сайтом; ссылка на мою должность была снята. Т.е. я там фигурировал не как депутат, а как физическое лицо».

Относительно другой ситуации, упомянутой в тексте: «Автор говорит о возбуждении уголовных дел в отношении учредителя данной компании, определённым образом подталкивая читателя к тому, что и я каким-то образом на этом завязан, привязывает мою депутатскую деятельность к отстаиванию интересов этой компании. В статье сказано: “А недавно депутат Рогалевич по-взрослому впрягся на стороне того же застройщика в историю со скандальным детским садиком, который возведён на Древлянке-8”. Я являюсь председателем Комитета по образованию, культуре, спорту и делами молодёжи Законодательного собрания. И мы действительно рассматривали проблему строительства детских садов на территории Республики Карелия. Вызывали представителей министерства образования и задавали вопросы по детским садам. Но инициировано это было не мной, а членами Комитета. Комитет – коллегиальный орган. Любое его решение о рассмотрении конкретного вопроса принимается коллегиально, так что я просто не мог “впрячься в решение”».

Отвечая на вопрос о сути ситуации со «скандальным детским садом», заявитель пояснил, что в Петрозаводске было построено несколько детских садов, на которые городу давались субвенции из бюджета Российской Федерации. Министерство образования не торопилось покупать эти детские сады, ссылаясь на некие уголовные дела, открытые на одного из руководителей компании «Чистый город». «Нами рассматривался вопрос дальнейшего распределения денежных средств, полученных за счёт бюджета Российской Федерации. Поскольку детсадов было несколько, мы задавали конкретные вопросы по каждому из них. По детсаду на Древлянке-8 министерство нам ответило, что этот детский сад не может быть сейчас приобретен, поскольку он арестован, в связи с доследственной проверкой. Автор публикации почему-то упомянул именно этот детский сад, не упомянув об остальных, по которым мы пытались получить информацию. Сейчас один из детских садов приобретен, а на детсад по Древлянке-8 средств из федерального бюджета не потрачено. В этом, видимо, и заключалась скандальность».

«После появления статьи трое моих коллег, депутатов Законодательного собрания, плюс один из заместителей главы Сегежского городского поселения обратились в прокуратуру с просьбой провести проверку той информации, которая была изложена в статье, на коррупционную составляющую, а также проверить законность получения мной денег по выигрышу.

Заявление в прокуратуру поступило в 20-х числах декабря 2014 г. 30 декабря я был вызван в прокуратуру и с меня были взяты объяснения. 18 января прокуратура вынесла своё заключение по той информации, которая была изложена в этом материале. Просмотрев видеозапись розыгрыша, прокуратура убедилась, что я там отсутствовал. Из записи ясно, что из барабана тянулись номера договоров пайщиков; для этого сотрудниками «Чистого города» приглашались дети. Один из них вытащил номер нашего договора.

Прокуратура всё проанализировала и сделала вывод о том, что меня нельзя обвинить по статье в превышении должностных полномочий, нельзя назвать коррупционером и проч. Т.е. прокуратура сняла с меня все обвинения, сделанные заявителями, о чем последние были ею уведомлены».

Отвечая на вопрос о том, действительно ли учредителем ИА «КарелИнформ» является один из нынешних заместителей Главы Республики Карелия, А.С. Рогалевич сказал, что Ю.А Шабанов, нынешний заместитель Главы Республики (по взаимодействию с Законодательным собранием, - Коллегия) действительно был учредителем и руководителем данного ресурса. Но что, насколько известно заявителю, он сложил с себя обязанности руководителя и вышел из состава учредителей ИА «КарелИнформ».

На вопрос: соответствует ли действительности информация о возможной связи публикации с обнародованием заявителем своей готовности претендовать на пост Главы Республики Карелия, А.С. Рогалевич ответил следующим образом: «Я не связывал эти обстоятельства, но, может быть, и так. В декабре месяце я действительно предложил Главе Республики, в связи с тяжелым социально-экономическим положением в ней, покинуть пост и объявить выборы. И я действительно высказал своё желание баллотироваться на пост Главы Республики».

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ

1. Общественная коллегия сожалеет об отсутствии возможности обратиться при рассмотрении данного информационного спора к представителю электронного ресурса, опубликовавшего текст «Зигзаг удачи», и задать ему вопросы по конкретной публикации. В силу того, что адресат жалобы уклонился от содержательного контакта с Коллегией, последняя не получила возможности до конца уяснить себе статус медиасубъекта, именуемого заявителем «ИА “КарелИнформ”».

1.1. Соглашаясь с тем, что речь идёт все же именно о средстве массовой информации, ad hoc коллегия исходила из анализа скрина электронного ресурса, сайта karelinform.ru, сделанного 11.03.2015 г. Как было установлено на заседании, в ситуациях, связанных с наименованием «КарелИнформ» (в различных написаниях, включая «Карелinform»), речь идет, во-первых, о КРОО «ИА КАРЕЛИНФОРМ», зарегистрированном Минюстом РК 3 октября 2000 г. (Главная страница сайта karelinform.ru в разделе «Контакты» содержит информацию, согласно которой председателем правления КРОО является М.Ю. Шабанов. При этом следом за именами председателя правления и его заместителя следуют «главный редактор» никак не поименованной редакции, как можно предположить – именно электронного ресурса: с конкретным именем и фамилией, а также семь конкретных, персонально перечисленных сотрудников, именуемых «журналистами», и двое сотрудников «фотослужбы».) И, во-вторых, о газете «КарелИнформ», по самопредставлению - «современном цветном издании».

1.2. Обнаружив на сайте Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ссылку на СМИ КарелИнформ («печатное СМИ, газета»), учреждённое Карельской региональной общественной организацией Информационное агентство «Карелинформ» 25.12. 2012 г. (свидетельство ПИ № ТУ10 – 00239), Коллегия не нашла на указанном сайте упоминания того электронного ресурса, на котором был опубликован текст Пиени Ихменина «Зигзаг удачи».

1.3. Коллегия допускает, что полученный её ответственным секретарём ответ («”КарелИнформ” - общественная организация. Жаловаться на неё – всё равно, что жаловаться на блогера») связан именно с тем, что сайт karelinform.ru не проходил официальной регистрации в качестве электронного СМИ, - в том числе, и после вступления в силу Федерального Закона от 05.05.2014 № 97-ФЗ (в ред. от 21.07.2014) «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

1.4. Коллегия, к компетенции которой определенно не относится рассмотрение правовых коллизий вообще и установление соответствия конкретного электронного ресурса требованиям ст. 10.2 («Особенности распространения блогером общедоступной информации») упомянутого Федерального закона, в частности, оставляет в стороне юридическую сторону вопроса о том, в какой мере сайт, разместивший публикацию «Зигзаг удачи», может отождествляться с «блогером», деятельность которого не нуждается в регистрации.

2. Вырабатывая и принимая настоящее решение, Коллегия исходит, во-первых, из содержания феномена т.н. «новых СМИ» и его прочтения в недостаточно известном в России, но очень важном для правильного понимания специфики электронных СМИ документе Совета Европы: в Рекомендациях СМ/Rec(2011)7 Комитета министров государствам о новом понятии СМИ. И, во-вторых, из логики т.н. «утиного теста», согласно которому «если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, утка и есть».

2.1. Коллегия напоминает, со ссылкой на многократно цитировавшиеся ею в решениях Рекомендации СМ/Rec(2011)7 Комитета министров государствам о новом понятии СМИ, что ключевым для принятия «нового широкого понятия СМИ», соответствующего задачам развития медийной экосистемы, стало отнесение к СМИ «всех участников, связанных с производством и распространением среди потенциально большого количества людей контента (например, информации, анализа, комментариев (…) в печатной, аудио и визуальной, аудиовизуальной форме), и способы применения, которые направлены на то, чтобы содействовать интерактивным массовым коммуникациям (например, в социальных сетях) или другой основанной на контенте широкомасштабной интерактивной деятельности (…), при этом сохраняя (…) редакционный контроль или надзор за контентом».

2.2. Коллегия полагает полезным напомнить здесь же, что первым среди критериев СМИ в цитируемом документе названо «намерение действовать в качестве СМИ». («Вывод о намерении может быть также сделан из осуществляемых действий (…) для производства и распространения типичного для широкой аудитории медиаконтента (например, информации, анализа, комментариев, мнений (…) в текстово, аудио, визуальной и аудиовизуальной формах».) Что критерий «Профессиональные стандарты» предполагает, что соблюдение этических норм, профессиональной этики и стандартов является сильным индикатором СМИ», и что «системы подотчетности СМИ распространяются на процедуры жалоб и включают наличие органов, в задачу которых входит рассмотрение жалоб и принятие решения о соблюдении профессиональных стандартов». И что, наконец, критерий «Ожидания общества» опирается, в том числе, на такие индикаторы, как «надёжность», «подотчетность» и «прозрачность» («транспарентность»).

3. Вырабатывая своё решение как относящееся к конкретной публикации конкретного ресурса, рассматриваемого ею в качестве «нового медиа» (как минимум, по европейским критериям, связанным с новым понятием СМИ), Коллегия категорически воздерживается от не соответствующих её компетенции роли и функций «комиссии по этике», в том числе, депутатской.

3.1. Члены ad hoc коллегии, ознакомившись с позициями автора текста (по публикации) и заявителя (в рамках заседания, рассматривавшего информационный спор, в том числе – по конкретным ответам на конкретные, в том числе - неудобные вопросы) полагают возможным отметить разве что сам факт того, что заявитель в определенный момент пропустил ситуацию морального выбора. И не оценил в должной мере такой проблемы и угрозы, как подозрение в существовании «конфликта интересов».

Оправдательный вердикт, вынесенный прокуратурой по результатам изучения текста публикации и сравнения выделенных в нём «намекающих» позиций с реальной картиной, установленной проверкой, принципиально важен для депутата и гражданина. Сам по себе этот вердикт, однако, не решает вопроса о восстановления доверия к публичному лицу, заявление на которого в прокуратуру возникло «по основаниям» публикации СМИ.

4. Учитывая сказанное, Коллегия полагает полезным напомнить о важной «санитарной» функции, закреплённой в демократическом обществе за редакциями СМИ и журналистами, а равно и о праве журналиста на разумное сомнение в добропорядочности человека, наделённого властными полномочиями и соответствующим ресурсом, не только политическим.

5. Коллегия, далее, не выражает никаких сомнений в праве журналиста использовать те жанровые средства, которые представляются ему и его редакции уместными при решении профессиональной журналистской задачи, для успешной реализации контрольной и критической функций СМИ от имени граждан. Коллегия также полагает нормальным, а зачастую и оправданным использование журналистом псевдонима при подготовке критической публикации.

6. Коллегия напоминает, вместе с тем, что все только что сказанное относится к журналисту, не просто соблюдающему букву российского закона «О средствах массовой информации», его статьи о правах и обязанностях журналиста, прежде всего, но и руководствующемуся в работе именно журналистскими профессиональными стандартами, серьёзно относящемуся к принципам, нормам, правилам профессиональной этики журналиста.

7. Коллегия не может судить достоверно о том, является ли автор публикации, «Пиени Ихменин», профессиональным журналистом, во-первых, и членом Союза журналистов России, во-вторых. В силу названного обстоятельства, Коллегия приводит в качестве ориентира, а не предписания для конкретного автора, носителя данного псевдонима, следующие – базовые - положения Кодекса профессиональной этики российского журналиста:

- Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений;

- Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенных за его подписью, под его псевдонимом или анонимно, но с его ведома и согласия.

7.1. Коллегия не считает признаком профессионализма «отступления» от фактической стороны дела, допущенные «Пиени Ихмениным» при изложении ситуации, связанной с выигрышем депутатом Рогалевичем действительно значительной денежной суммы: начиная от «неточностей» описания самого момента «зигзага удачи» (судя по тексту – с присутствием заявителя при разыгрывании призов; иначе как объяснить сказанное о том, что некий подследственный «лично вручал депутату ЗС его честный выигрыш»?) – и завершая антирепутационной «неполнотой информации», изъятием сказанного депутатом о планах передать выигрыш «на благие дела». («Тем более, что наша семья довольно долгое время помогает детям с тяжёлыми заболеваниями», - так это была в сообщении «Столицы на Онего».)

7.2. Процитировав выпавший из «Зигзага удачи» фрагмент той заметки на ресурсе «Столица на Онего» («Депутат Рогалевич не ожидал, что выиграет полмиллиона рублей»; 24.06.2014), на которую ссылался «Пиени Ихменин», Коллегия полагает уместными два замечания.

Первое относится к точности ссылки. Коллегия вынуждена поправить автора текста «Зигзага удачи» в том, что касалось даты появления публикации «Столицы на Онего». О том, на что будут израсходованы выигранные средства (без конкретизации, но с указанием направления) заявителем было сказано журналистам, как выясняется, в первой половине двадцатых чисел июня, т.е. сразу после розыгрыша призов, а вовсе не «в конце лета», как значится в тексте «Зигзаг удачи». Два месяца для журналистики, особенно электронной, срок очень большой.

Второе замечание относится именно ко времени, которое, как известно, в журналистской профессии всегда и везде в дефиците. Напоминая, что спорный текст «Пиени Ихменина» был обнародован 9.12.2014 г., Коллегия выражает уверенность в том, что автор и публикатор располагали более, чем достаточным временем для проверки того, на что именно были не только направлены, но уже и израсходованы средства выигрыша.

7.3. Тот факт, что подобная попытка не предпринималась, что за элементарной проверкой определен не нейтральной информации, выносимой далее на публику, автор не обратился, прежде всего, к самому депутату, заставляет коллегию рассматривать текст как безусловно тенденциозный. И в этом смысле – безусловно же расходящийся со стандартами не только качественной, но и просто честной, ответственной журналистики.

8. Коллегия обращает внимание на специфику жанра и стилистики материала, который, по профессиональной экспертной оценке одного из членов ad hoc коллегии, «до фельетона недотягивает», но достаточно успешно (судя по реакции на него читателей) служит достижению очевидной авторской цели: разрушить репутацию объекта преследования. Добиться его моральной дискредитации не путём обращения к фактам и мнениям (в этом случае читатель имел бы дело с журналистским расследованием), а обращением к иронии, усмешке, сарказму. Формирование с помощью такого инструментария (легко воспринимаемого и хорошо усваиваемого, да к тому же фактически сводящего на нет угрозу преследования за сказанное «по закону») пакета намёков, подозрений, предположений – средство, не со вчера известное. Сомнение в нравственных и деловых, профессиональных (характерных и важных для политика) качествах «героя» публикации – искомый результат, но порой и цель использования средства.

9. Уклоняясь от попытки публично «догадаться», о каком именно характере (и о какой остроте) оппонирования, возможно, идёт речь в данном случае, но не забывая при этом о безусловно политическом заявления г-на Рогалевича, сделанном до появления текста «Пиени Ихменина», Коллегия считает своим долгом напомнить, что манипулятивные технологии в пространстве массовой информации используются далеко не только лобовой пропагандой. О «надёжности» сведений, полученных из текста «Зигзага удачи», а равно и о «прозрачности» намерений её автора и публикатора, судить, однако, не Коллегии, а тем, кто проживает в Петрозаводске или же в Сегеже, фигурирующем в текста в определенном контексте.

10. Коллегия полагает полезным ещё раз уточнить: рассматривая настоящий информационный спор, она исходит из признания за информационным ресурсом, опубликовавшим правдоподобный, но при этом всё же не правдивый, как представляется членам ad hoc коллегии, решающий не журналистские задачи текст «Пиени Ихменина», статуса «нового СМИ». При этом автора (по ряду сугубо профессиональных признаков, обнаруживаемых текстом) Коллегия находит скорее всё же профессиональным журналистом, взявшимся за выполнение не журналистских функций, чем «человеком с улицы», действительно озабоченным человеческими качествами и поступками депутата Рогалевича.

10.1. Названными обстоятельствами как раз и определяется оценка Коллегией текста как скорее журналистского по форме, но при этом определенно не отвечающего базовым нормативным представлениям о профессиональной этике журналиста.

11. Общественная коллегия просит:

редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю. Казаков

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу