28 Апрель 2017
Поступившие жалобы

Жалоба на статьи интернет-СМИ "Политонлайн" и"Правда.Ру"

Оглавление

Поступила 19 февраля 2017 года
Представитель Московского регионального общественного Благотворительного Фонда "Социальное Партнерство" Любовь Волкова обратилась в Коллегию в связи с публикацией в сетевом издании "Правда.ру" статьи "Председатель ОНК Москвы: "Зачем Елена Масюк лгала президенту?"  и статьи "Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК" от 9 декабря 2016 г. в сетевом издании "Политонлайн.ру".


 


Фамилия, Имя, Отчество: Волкова Любовь Васильевна
Название организации (если Вы представитель): Московский региональный Общественный Благотворительный Фонд "Социальное Партнерство"
Название газеты, журнала, иного СМИ: «Правда.Ру», «Политонлайн»
Дата публикации материала: 2016-12-09
Заголовок, название материала: «Председатель ОНК Москвы: зачем Елена Масюк лгала президенту?» «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК»
Фамилия автора оспариваемого материала: ГОРШЕНИН Вадим Валерьевич, председатель совета директоров холдинга интернет-ресурсов «Правда.Ру».
Адрес материала в Интернете: http://www.politonline.ru/interpretation/22888471.html
http://www.pravda.ru/news/society/09-12-2016/1319871-gorshenin-0/

Прошу рассмотреть факты нарушения журналисткой этики Вадимом Горшениным, главой медиа группы Pravda.ru. (ГОРШЕНИН Вадим Валерьевич председатель совета директоров холдинга интернет-ресурсов «Правда.Ру»).

В издании «Правда.Ру» 09 декабря 2016 года глава медиа группы Pravda.ru Вадим Горшенин опубликовал статью «Председатель ОНК Москвы: зачем Елена Масюк лгала президенту?», которая направлена на подрыв деловой репутации обозревателя «Новой газеты» Елены Масюк. В тот же день была размещена статья «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» (входящий в медиа холдинг сайт http://www.politonline.ru/, от 09 декабря 2016 года), в которой также продолжены укрепление негативных стереотипов, необоснованные обвинения в отношении Елены Масюк.

Появление ряда публикаций одновременно свидетельствует о целенаправленной травле Елены Масюк, о дискредитации ее как журналиста. Поводом для травли послужила ее речь на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека 8 декабря 2016 года в Кремле.

Приведу ее высказывание в стенограмме полностью за небольшим сокращением, поскольку здесь четко и ясно выражена позиция обозревателя «Новой газеты», члена Совета по правам человека при президенте России Елены Масюк в отношении общественного контроля над тюрьмами и полицией: «Е.Масюк: Владимир Владимирович, простите, пожалуйста, я вмешаюсь. Я хотела бы очень дополнить выступление Людмилы Михайловны. На мой взгляд, это очень важно, это коснулось, в том числе, меня, моих коллег, которых Совет Общественной палаты не включил в члены ОНК. Я хочу подчеркнуть, Совет Общественной палаты, который фактически разрушил ОНК в 42 регионах России, подчеркиваю, в 42 регионах России, это 20 человек, всего 20 человек, не имеющих никакого отношения к правозащитной деятельности. Потому что мы считаем, что Общественная палата совершенно произвольно, без всякого объяснения в нарушение Закона №76 «Об общественном контроле», в нарушение закона об Общественной палате, в нарушение собственного кодекса не приняла в члены ОНК, действительно, правозащитников. Туда вошли в основном бывшие работники ФСИН, МВД, Вооруженных Сил, молодежных, детских организаций и даже представители Федерации черлидинга. Если кто не знает, это девушки, которые, извините, попами виляют перед началами матчей. Что теперь, за эти полтора месяца, что нет фактически общественного контроля, убитого общественного контроля 42 регионов России?

Я могу сказать, например, по общественному контролю в Москве. Членом ОНК Москвы я была в течение трех последних лет. В последние два дня своих полномочий я обошла шесть изоляторов Москвы, и такое количество жалоб на медицинские проблемы, как то непредоставление лечения ВИЧ-больным, как помещение лиц с открытой формой туберкулеза в камеры с закрытой формой туберкулеза, как недостача спальных мест, когда заключенные вынуждены плести гамаки из простыней на вторых ярусах кровати. И, я подчеркиваю, все это происходит в центральных изоляторах столицы России, в городе Москве. Это было огромное количество жалоб, но спустя полтора месяца с того, как Общественная палата разрушила общественный контроль в стране, я не слышала ни о каких жалобах о здоровье, об условиях содержания в московских изоляторах. Что, за полтора месяца все проблемы решены? У нас нет перелимита, у нас нет жалоб ВИЧ-больных, у нас нет туберкулезных больных, у нас все вопросы решены? Нет.

Это говорит только о том, что те люди, которые попали в общественные наблюдательные комиссии, в том числе Москвы, не имеют никакого отношения к правозащитной деятельности, и мы фактически возвращаемся к тому, что было до 2008 года, до того, как образовались общественные наблюдательные комиссии. Все это, безусловно, постепенно может привести только к тому, что те бунты, которые были в колониях и в СИЗО и от которых постепенно удалось нашей стране избавиться, – мы к этому вернемся. Поэтому я бы очень просила Вас, Владимир Владимирович, обратить особое внимание на формирование ОНК. И, на мой взгляд, и на взгляд очень многих людей, которые были связаны с ОНК в последние годы, Общественная палата не может формировать общественные наблюдательные комиссии.

Это не профессиональное, непонятно, какое образование, и поэтому, на наш взгляд, формировать общественные комиссии должны Уполномоченный по правам человека и Совет при Президенте по правам человека, люди, напрямую имеющие отношение к правам человека. Большое спасибо. Еще раз прошу прощения, что встряла без очереди.

В.Путин: Ничего страшного, у нас очереди нет. Поэтому, Елена Васильевна, Вы правы, нужно, конечно, там коррективы вносить. Подумаем, как это корректно сделать. Хорошо? И нам никакие бунты не нужны. Да дело даже не в бунтах. Нам нужно права человека там соблюдать. Я только вчера, поздравляя вновь назначенных высших офицеров с новыми должностями, с новыми званиями, еще раз об этом говорил. Как бы там ни было, люди оступились, находятся в местах лишения свободы, но это наши граждане, и их права должны быть обеспечены.

Полностью согласен, здесь нужен непредвзятый взгляд на то, что там происходит, в этих системах, и если что-то происходит за рамками закона, то реакция государства должна быть обеспечена, Вы правы абсолютно».
Вадим Горшенин в издании «Правда.Зу» 09 декабря 2016 года:«У меня есть несколько ответов, почему Елена Масюк на встрече с президентом поднимала не эти вопросы, а тему того, что работа всех ОНК в стране развалена, поскольку именно Масюк не оказалась в списке ОНК Москвы. Не буду их озвучивать, догадайтесь сами. Но одна из них – в том, что ее «нечленство» в ОНК Москвы лишило ее доступа к VIP-заключенным, о которых она много писала».

Я считаю, что это грязные намеки и огульные обвинения в адрес выдающейся журналистки Елены Масюк. Если по понятиям г-на Горшенина, важными Персонами являются матерые уголовники, то да, Елена Масюк о них много писала, будучи членом ОНК Москвы. Да, вот о каких «VIP-заключенных» писала Елена Масюк в своих статьях. Евгений Рожков (Рожок) - многократный герой публикаций Елены Масюк, бывший «положенец» московского СИЗО-4 «Медведь» обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 (бандитизм), ч. 2 ст. 105 (убийство), ч. 4 ст. 162 (разбой), ч. 3 ст. 222 (хранение, сбыт оружия). (Елена Масюк «Кто на самом деле стоит за беспределом в СИЗО «Медведь» и зачем подставляют известного вора Андрея Беляева-Вознесенского», «Новая газета» 13 мая 2016) Хобот (Андрей Беляев-Вознесенский, вор в законе - законе обвиняется по ст. 228 (наркотики) УК РФ). Кефир (Алексей Никифоров), обвиняется по ч. 2 ст. 228 (наркотики) УК РФ). Афоня (Александр Афанасьев, «положенец» изолятора приговорен Мещанским судом Москвы к 12 годам строгого режима по ч. 4 ст. 162 (разбой) и ч. 3 ст. 222 (незаконное хранение боеприпасов) УК РФ. Вот ВИП герои ее публикаций. Но не потому, что это герои криминальной хроники, а потому, что находясь в следственных изоляторах, они продолжали бандитизм в отношении других заключенных.
Елена Масюк работала в ОНК в защиту сотен тысяч заключенных, причем не в целом, а поименно. Елена Масюк защищала десятки тысяч безвестных заключенных, которых избивают, доводят до суицидов так назывемые ВИПы, о которых упоминает Горшенин.

Вот выдержки из актов проверок следственных изоляторов Москвы, которые проводила Елена Масюк со мной лично. «Члены ОНК посетили камеры около 20 камер общим числом более 200 заключенных».
28 января 2016 года: «Члены ОНК посетили камеры 302, 310, 502, 505, всего более 100 заключенных».
07 февраля 2016 года «Члены ОНК посетили камеры 111, 209, 212, 203, 302, 315, 502, 505, камеры №5, №1, №6 медицинского стационара, всего около 150 заключенных».

Как видите, всего за 10 дней конца января – начала февраля 2016 года Елена Масюк с другими членами ОНК Москвы посетила 4 раза изоляторы Москвы, обследовав более 450 заключенных. Ходить с ней на проверки, поверьте, нужно было иметь много сил. Она упорно обходила десятки многоместных камер, в которых содержатся обычные заключенные, которых избивают, обирают, не лечат, у которых вымогают огромные суммы денег и вследствие чего они пытаются окончить жизнь самоубийством или хотя бы фактом попытки суицида привлечь к внимание к своей беде. Но проверяющих оказалось немного.

До Масюк СИЗО-4 посещали неоднократно другие члены ОНК, но информация о пытках заключенных, о вымогательствах не выходила из стен изолятора. В публикациях приводятся слова Павла Пятницкого о том, что другие члены ОНК сделали больше визитов в тюрьмы и полиции. Если учесть, что Пятницкий стал героем публикации Елены Масюк «10 миллионов и вы свободны», то становится ясно, как велся общественный контроль некоторыми членами ОНК Москвы.

Елена Масюк смогла выявить преступные связи криминала и сотрудников СИЗО-4 г. Москвы. Акты проверок были направлены в Генеральную прокуратуру, по материалам этих актов и статей Елены Масюк в «Новой газете» были уволены начальник СИЗО-4 «Медведь», многие сотрудники следственного изолятора. Никто из членов ОНК Москвы не смог сделать столько, сколько сделала Елена Масюк для защиты прав на охрану здоровья и жизни, человеческого достоинства сотен тысяч заключенных. И усилия Вадима Горшенина и его соратников замазать доброе имя журналистки, очернить ее нелегкий волонтерский труд на ниве общественного контроля требуют оценки журналистского сообщества.

Прилагаемые к этой жалобе акты проверок (только малая часть того, что проделано Еленой Масюк) свидетельствуют о том, каким именно «ВИПам» помогала защитить свои права Елена Масюк. Это сотни безвестных арестантов, беды и нарушения прав которых не замечали до нее многие другие члены ОНК Москвы.
Следующий момент, который требует оценки и просто защиты доброго имени Елены Масюк, героически работавшей в Чечне. Вадим Горшенин: «И я, простите, не понимаю, почему эта женщина, оскорблявшая и унижавшая российских военнослужащих в ходе конфликта в Чечне, вообще может выступать в качестве правозащитника».

Что знает господин Горшенин о работе Елены Масюк в период необъявленной Первой чеченской войны? Да ничего! Все, что написал Горшенин о работе Масюк в Чечне, - это поток лжи и лицемерия.

Итак, по порядку. Горшени ставит в упрек Масюк ее интервью с Хаттабом и Басаевым. Репортаж, на который дает ссылку Горшенин, посвящен годовщине событий под чеченским селом Ярыш-Морды. Тогда в апреле 1996 года российская колонна бронетехника попала в засаду. По данным той же Википедии, которую цитирует Горшенин, «потери российских войск согласно докладу Л. Я. Рохлина составили 73 военнослужащих убитыми, 52 ранеными, уничтожены 6 БМП, один танк Т-72, одна БРДМ, 11 автомобилей». Руководил этой диверсионной операцией Хоттаб. Каким же образом чеченский полевой командир смог заранее узнать в какое время и куда будет направляться российская военная колонна, чтобы устроить засаду? В интервью Масюк Хаттаб рассказывает, что эту информацию ему продали российские военные. А разве информация о продаже чеченцам стратегических данных российских войск - это не повод для расследования компетентных органов? Конечно, повод. Только никакого расследования каким образом Хаттабу удалось заполучить секретные данные, проведено не было. Ведь значительно проще «патриотам» обвинить журналиста в предательстве, потому что он берет интервью у чеченского полевого командира, который рассказывает как он стал обладателем секретных данных, чем выяснить кто и за сколько продал чеченскому командиру эту самую информацию.

Интервью с Басаевым вышло на федеральном канале НТВ спустя 3 дня после того, как Басаев и его сообщники были отпущены федеральными войсками на границе Дагестана и Чечни после захвата ими больницы в Буденновске. На все вопросы: где Басаев, почему российские военные отпустили Басаева, российская власть отвечала: «Басаева нет в России. Он в Пакистане. Поэтому мы не можем его поймать». Вот как раз в репортаже Масюк и было показано, что руководители России вводят россиян в заблуждение, а точнее говоря, обманывают, – Басаев был в Чечне, и ни в какой Пакистан он не ездил. Просто российские спецслужбы не могли или не хотели его поймать. А журналист Масюк нашла его в горных районах Чечни. И доказательством того, что Басаев не в Пакистане, а в Чечне могло быть только показанное по телевидению интервью Басаева. Что телеканал НТВ и сделал.

Теперь об оценке Березовским деятельности НТВ и Масюк. Во-первых, Березовский оценку деятельности Масюк в Чечне не давал. А, во-вторых, ссылка на Википедию, которую дает Горшенин в своей статье, приводится не в полном объеме, а лишь ее первая часть. Во второй части говорится о выигранном Гусинским суде против Березовского. Эту часть ссылки Горшенин почему-то не приводит. Видимо, не выгодна ему эта ссылка. Ну что ж, вот эта часть ссылки из так любимого Горшениным источника – Википедии: «Позже Симоновской межмуниципальный суд Москвы частично удовлетворил иск председателя совета директоров холдинга «Медиа-МОСТ» Владимира Гусинского, телекомпании НТВ и ЗАО «Редакция газеты „Московский комсомолец“» к Борису Березовскому.

Согласно решению суда Березовский должен был опровергнуть собственные заявления о том, что «позиция Гусинского по Чечне была далеко не бескорыстной в чеченской войне». По решению суда, Березовский также был обязан направить в газету Figaro письмо с опровержением распространенных им в интервью этой газете сведений о том, что «Гусинский признавался ему, Березовскому, что всегда выступал на стороне Чечни во время войны, потому что чеченцы ему платили». По мнению Березовского такая позиция Гусинского находила отражение в освещении событий телекомпанией НТВ, в частности и в репортажах Елены Масюк по чеченской тематике».

Ну а теперь о выводе господина Горшенина: «То есть, по всему выходит, что Елена практически пиарила террористов, предтечей ИГИЛ. Освещала деятельность исламских экстремистов с чеченской территории против российских военнослужащих, смерть которых оправдывалась логикой экстремистов. Об этом можно найти достаточно много свидетельств ветеранов боевых действий в Чечне». По логике Горшенина получается, что если Масюк рассказывала в эфире НТВ, что российские военные продавали строго секретную информацию Хаттабу и позволили Басаеву и его отряду после захвата больницы в Буденновске и гибели более 100 человек, беспрепятственно вернуться в Чечню, то это значит, что Масюк их пиарила? Нелогично мыслит Горшенин. Масюк никого не пиарила, а показывала правду о страшной войне, происходящей на территории России. Ведь Чечня – это территория России. Или Горшенин думает по-другому?

Что касается «исламских экстремистов», то в период Первой чеченской войны их еще не было. Они появились позже. И если бы господин Горшенин серьезно занимался проблемами Северного Кавказа, а не вешал ярлыки и клеветал, то он должен был об этом знать. Или вот еще одна фраза из статьи Горшенина: «Основное право человека - это право на жизнь, для Масюк же в ее репортажах жизни людей были лишь фоном для описания "светлой борьбы" за независимость Ичкерии».

О каких именно репортажах Масюк идет речь? Почему Горшенин не называет конкретные репортажи Масюк, где «жизни людей были лишь фоном для описания "светлой борьбы" за независимость Ичкерии»? Ну а уж сравнение работы Масюк с Геббельсом является просто оскорбительным и недопустимым.

Еще Горшени упрекает Масюк в получении правозащитных премий. Да, у Елены Масюк есть премия Московской Хельсинской группы в области защиты прав человека. И эта премия была вручена ей в 2016 году за ее работу в качестве члена ОНК Москвы. Елена Масюк смогла выявить преступные связи криминала и сотрудников СИЗО-4 г.Москвы и написать об этом серию статей в «Новой газете». По результатам расследования Масюк Следственным комитетом России возбуждено уголовное дело. Что касается профессиональной оценки работы Елены Масюк во время Первой чеченской войны, то Горшенину стоило бы знать, что Масюк была неоднократно награждена профессиональными премиями, в том числе Высшей Национальной телевизионной премией ТЭФИ. Елена Масюк обладательница пяти статуэток ТЭФИ, две из которых были вручены ей за репортажи из Чечни. Кроме того, Масюк лауреат премии Московского союза журналистов за репортажи из Чечни. А также лауреат международной премии «МАНА». Тоже за репортажи о Первой чеченской войне. Елена Масюк своими наградами никогда не козыряла. Это заслуженные награды журналиста и правозащитника. И этими премиями Масюк может гордиться.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Акт по проверке соблюдения прав человека в деятельности СИЗО-4 УФСИН РФ по городу Москве

28 января 2016 года 28 января 2016 года  члены ОНК по г. Москва Борщев В. В., Волкова Л. В. Масюк Е. В. посетили СИЗО-4.

Члены ОНК посетили камеры 302, 310, 502, 505, всего более 100 заключенных. Следует отметить, что накануне вышла статья члена ОНК Елены Масюк о жалобах родственников заключенных и бывших заключенных о власти криминала в СИЗО-4. После выхода статьи начались репрессии в отношении тех заключенных, которых подозревают в утечке информации об избиениях и поборах.

Посещение камер членами ОНК происходило в самый разгар событий по укрощению подозреваемых.

Камера 302. В камере 23 человека, кроватей 22. 16-40. Члены ОНК вошли в камеру вскоре после обыска, проведенного сотрудниками СИЗО в то время, когда заключенные были в бане. Полуголых после бани их полчаса держали в коридоре, пока шел обыск. Обыск закончился час назад. Когда мы вошли, увидели полный разгром. Сокамерники все еще разыскивали свои вещи, разбросанные сотрудниками по всей многоместной камере.

В ходе обыска вещи из сумок просто были вывалены на середину камеры, чистое и грязное белье вперемешку. Кто-то нашел трусы совершенно в другом конце камеры. Зеркало над умывальником вывернуто из стены и брошено на пол. Длинный светильник оторванный от потолка висел на проводах. Такое впечатление, что сотрудники намеренно издевались над заключенными, нарушая правила проведения обысковых мероприятий из мести за утечку информации из этой камеры, как они подозревали.

Сокамерники стали обвинять членов ОНК, что это месть из-за ОНК. По сути эти действия администрации являются организационными мероприятиями по воспрепятствованию реализации Федерального закона №76 «Об общественном контроле в местах принудительного содержания».

О медицинском обеспечении. У Успанова Армана полтора месяца болят два зуба. Один залечили, другой нет. Лекарство присылали из деревни из-под Оренбурга – не отдали. 1,5 месяца не отдают. Писал заявление – не реагируют. Он пожаловался на острую зубную боль, которая уже несколько дней не проходит. Члены ОНК попросили дать ему лекарство от боли. Заместитель начальника СИЗО, сопровождавший нас, сообщил об этом дежурному медработнику. Таблетки Успанову дали тут же, пока члены ОНК были в СИЗО. Мы вернулись в камеру, проверили. Таблетки дали (нурофен), срок пользования которыми истек в мае 2015 года.
Мельников Иван Петрович, поступил в изолятор 25 декабря. За это время ни раз не взяли анализ крови. Просит взять кровь на анализ для проведения дальнейшего обследования.

Абдурахманов Ильдар: «Я в медсанчасть не хожу, потому что я прихожу, а врач меня спрашивает: «Ты какая камера? Красная? Черная?» «Я говорю, дайте таблетку», врач отвечает: «Сейчас придет и даст». То есть, придет кто-то и побьет.

Об избиениях. Калинин Сергей Сергеевич. 1985 года рождения. Акт о телесных повреждениях от 22,11.2015.
О посылках. Прислали 1 кг чая – не отдают, на утилизацию. Прислали из дома лекарства 4 месяца назад: ревит (2 банки, витамины) и капли в нос (пинасол). Не отдают.

Составили акт на утилизацию. Вот образец акта на утилизацию, выданный Тарасову Виталию Сергеевичу от 29.11.2015: были уничтожены сухие сливки 0,35 , овсянка с добавлением сухофруктов – 0,76, приправа соль – 0,28, картофельное пюре – 0,26. В акте три фамилии и ни одной подписи нет. Угрожают: много говоришь – в 309-ую пойдешь.

309 камера. По всем признакам пресс-хата. Когда по указанию заместителя начальника СИЗО Фазлова Тимура Вафовича сотрудник открыл камеру, вход ему заградили заключенные (камере 35 человек, все сгрудились у входа и не дали войти) членам ОНК и заместителю начальника СИЗО Фазлову Тимуру Вафовичу. В нарушение ПВР Фазлов и никто из сотрудников, включая оперуполномоченного Клименко, не дали команду построиться заключенным камеры. В СИЗО-4 руководство не в состоянии справиться с заключенными камеры, в которой сидят обвиняемые по тяжким насильственным преступлениям. Или в сговоре с ними, чтобы воспрепятствовать общественному контролю. Сговор руководства следственного изолятора и опасных обвиняемых в бандитизме – серьезный прецедент, свидетельствующий о том, что в СИЗО власть криминала.

Камера 505. Перед приходом членов ОНК вскрыл себе вены заключенный Роман Маланчук, у которого криминалитет вымогал 500 тысяч рублей. Доставлен в тяжелом состоянии в психиатрическую больничку СИЗО-2 Бутырка.

Камера 310. Заключенный Пронин Александр Сергеевич написал заявление на имя начальника СИЗО по поводу острой зубной боли 24 января, до сих пор никто не пришел.

Заключенный Мыцык Алексей Евгеньевич – острый простатит, абсцесс простаты, в октябре лежал в больнице, не долечили, сейчас опять обострение. Написал заявление 18 января, хирург принял только через пять дней. Сказал, что нужно сделать УЗИ простаты. Не сделали. Температура около 38. Когда принимал хирург было 37,5. У заключенного ВИЧ с 2011 года.

Шаталов Сергей Юрьевич, ВИЧ-инфицированный. 24 января привезли из больницы Матросской тишины, диагноз – пневмония. Не долечен. Температура в настоящее время 37,2. Лекарства не дают.

Камера 502. Борисов Александр Викторович, не отдали всю посылку, которая пришла перед Новым годом. Не отдали сгущенку и варенье. Сказали, что нельзя. Также не отдали книги.

Выводы и рекомендации ОНК:
    •    Руководство СИЗО препятствует проведению общественного контроля в нарушение ФЗ-76 «Об общественном контроле».
    •    . В СИЗО практикуются пытки (наличие пресс-хаты) и доведение до суицида.
    •    3Вольное хождение опасных заключенных по коридорам, доступ их в камеры других заключенных с целью избиений.
    •    Медицинское обслуживание проводится с грубейшими нарушениями
    •    Условия содержания в изоляторе не соответствуют требованиям (перелимит 32 процента).


ПРИЛОЖЕНИЕ №2. Акт по проверке соблюдения прав человека в деятельности СИЗО-4 УФСИН РФ по городу Москве

07 февраля 2016 года

07 февраля 2016 года члены ОНК по г. Москва Волкова Л., Дубикова Л. Б., Масюк Е. В. посетили СИЗО-4.
Члены ОНК посетили камеры 111, 209, 212, 203, 302, 315, 502, 505, камеры №5, №1, №6 медицинского стационара, всего около 150 заключенных.

Камера 209. 33 человека на 24 койки. Нарушение требования Пенитенциарных правил о 4 кв м на одного заключенного. 9 человек без стационарных спальных мест. Спят по очереди. Нарушение требования предоставить отдельное койко-место заключенному.

Камера 203. 4 кровати на 6 человек. 2 человека без койко-места. Камера площадью около 20 кв м. Менее 4 кв м на человека.

Камера 302. Камера, в которой было много жалоб во время посещения членами ОНК 28 января 2016 года. Тех, кто жаловался в камере уже нет.

Камера 315. 10 кроватей на 14 человек. Заключенный Поваришин Илья Анатольевич поступил 3 февраля. Свежие крупные синяки под обоими глазами. Говорит, упал 1 января. Синякам не более 5 дней по их медицинским характеристикам. Еще даже желтизна не проступила. Флюс. Нет 8 передних зубов. Но зубы, судя по состоянию десен, выбиты ранее.

Камера 502. Борисов Александр Викторович, не отдали всю посылку, которая пришла перед Новым годом. Не отдали сгущенку и варенье. Сказали, что нельзя. Также не отдали книги. В июне изъяли электробритву. Вызвали на комиссию, сказали, что отдадут, он расписался на незаполненном листе, но до сих пор не отдали. Квитанцию не дали. 25 января поступила посылка, не отдали, просили отказаться от посылки. Кто просил – не знает, в СИЗО как правило отказываются называть свои ФИО.

Борисов А. В. был избит неоднократно в СИЗО-1/77 Матроская тишина в период с 1 по 13 мая 2014 года, о чем составлен акт сотрудниками СИЗО Матросская тишина. Борисов обратился с жалобой в приемную Администрации президента России. Ответ дан ВРИО начальника Управления организации деятельности тюрем и следственных изоляторов полковником внутренней службы А. В. Шмидко на основании сфальсифициорованных данных (по утверждению Борисова, проверки по письму не было, никто его не опрашивал, в письме приводятся несуществующие данные о том, что он повторно был опрошен сотрудниками оперативного отдела ИЗО-1). Членам ОНК Борисов дал письменное согласие на ознакомление с материалами медицинских документов. Однако заместитель начальника СИЗО-4 Фазлов Тимур Вафович письменное разрешение от Борисова принимать отказался, заявив, что это нужно писать по всей форме доверенности на выемку документов. По инструкции члены ОНК не делают выемку документво, а лишь реализуют право на ознакомление с медицинскими документами с согласия заключенного. В этом запрете заместителя начальника СИЗО члены ОНК усматривают воспепятствование членам ОНК в осуществлении общественного контроля.
Камера 522. 4 местная, 6 человек (дополнительно две раскладушки). Сухарук Денис Валерьевич, 1988 года рождения. Диагноз на свободе был коксоартроз тазобедренных суставов. Гепатит С, ВИЧ. Просит содействовать в проведении медицинского освидетельствования на инвалидность.

Яшков Алексей Александрович, артроз правого голеностопного сустава, нога короче на 2,5 см. На свододе оформить инвалидность не успел, под стражей с 15 января 2016 года. Отмечает наличие психического заболевания (лечился в городсокй психиатрической больнице №15, принудительное лечение). В камеру вселили 20 января, по утверждению заключенных, здесь до этого содержался больной туберкулезом. Написали два заявления с просьбой дать дезинфициорующие средства от туберкулезной палочки и гепатита С. Просит пригласить санэпидстанцию сделать смыв со стен на выявление инфекции. Прошла неделя, реакции руководства СИЗО-4 нет. Стены мыли сами, все в порезах, поскольку средств для уборки практически никаких нет.

Борисов Юрий Семенович, 65 лет. Гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, язва 12-перстной кишки, аритмия, атеросклероз. Пролежал в больнице Матросской тишины, утверждает, что этого было недостаточно.

Камера №5, медстацирнар по утверждению дежурного по коридору. Сюда без объяснения причин в срочном порядке в 10 часов вечера перевели двух заключенных из камеры 302, которые открыто выступили с жалобами в адрес избиений заключенными других камер, которым открывают двери сотрудники для устрашения и избиений. Это Калин Сергей Сергеевич и Абдурахманов Эльдар Раисович. Перевели их вечером после опублиоквания статьи Е. Масюк в “Новой газете”, очевидно, в назидание другим, чтоб не выносили сор из избы. «Что мы здесь делаем?», - спрашивает Абдурахманов? Их не лечат. Просто изолировали. С какой целью? Члены ОНК ставят вопрос о том, что заключенные Абдурахманов И. Р. И Калинин С. С. Находятся в опасности. Возможны меры медицинского характера.

Камера №1. Туберкулезный больной Магомедов Мурад Магомедович. Сотрудники СИЗО не смогли пояснить, открытая и закрытая у него форма туберкулеза. При посещении членами ОНК Москвы Масюк Е.В. и Дубиковой Л.Б. Магомедова 14 февраля, заключенный вновь сообщил членам ОНК, что он не знает своего диагноза, никакого лечения не получает. Но получил на руки приговор. А значит его должны этапировать. Члены ОНК считают недопустимым неоказание медпомощи туберкулезному больному, а также его этапирование в месту отбывания наказания до того, как будет пройдет полный курс лечения, и заболевание Магомедова не будет опасным для окружающих.

Кроме того, члены ОНК зашли в камеру 205, где ранее содержался Магомедов. Камере криминалитетом дана установка не общаться с членами ОНК. По словам агрессивно настроенных против членов ОНК заключенных, никакого Магомедова в их камере не было и никакой туберкулез им не грозит. Они все здоровы. В случае выявления у Магомедова открытой формы туберкулеза, необходимо осуществить профилактические медицинские мероприятия в камере 205, где ранее содержался Магомедов.

Выводы и рекомендации ОНК:
1. Руководство СИЗО препятствует проведению общественного контроля в нарушение ФЗ-76 «Об общественном контроле».
2. Условия содержания в изоляторе не соответствуют требованиям (перелимит 32 процента).
3. Не проводится дезинфекция камер, не выдаются средства дезинфекции заключенным, которые получили сведения от врача, что здесь содержался туберкулезный больной.
4. Ведется преследование заключенных, которые жаловались членам ОНК на допуск заключенных других камер для избиения и устрашения.

Члены ОНК: Волкова Л. В. Дубикова Л. Б. Масюк Е. В.


ПРИЛОЖЕНИЕ №3. Акт по проверке соблюдения прав человека в деятельности психиатрической больнички СИЗО-2/77 ГУФСИН РФ по г. Москве

28 января 2016 года члены ОНК по г. Москва Масюк Е. В. и Волкова Л. В. посетили больничку СИЗО-2/77.
По заявлению матери заключенного N сын совершил суицид в СИЗО-4 и был отправлен в психиатрическую больницу Бутырки. С целью выяснить причины, которые вынудили заключенного на суицид, члены ОНК пришли в больничку. Однако побеседовать не удалось, так как перед нашим приходом его увели на процедуры. Мы встретили N в сопровождении главврача Никитина, который в категоричной форме отказал в беседе. Члены ОНК осмотрели дежурное помещение, в котором проводят беседы с больными. На стене, рядом со стулом, где садят больного, вмонтированы стационарно наручники. На другой стороне также в стене рядом со стулом приспособление для монтажа наручников. Эти факты, зафиксированные членами ОНК, свидетельствуют о том, что в больничке применяют наручники при беседах с больными.

Члены ОНК: Масюк Е. В., Волкова Л. В.


 

13 апреля 2017 года в Центральном доме журналиста состоялось заседание Коллегии по рассмотрению жалобы представительницы благотворительного фонда "Социальное партнерство" Любови Волковой на статьи в интернет-СМИ "Правда.Ру" и "Политонлайн.Ру", посвященные правозащитнице и журналистке Елене Масюк.

Публикация в издании "Правда.Ру" вышла 9 декабря 2016 года под названием "Председатель ОНК Москвы: зачем Елена Масюк лгала президенту?". Статья второго издания "Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК" появилась в тот же день и продолжила, как считает заявительница, нападки, направленные на подрыв деловой репутации, укрепление негативных стереотипов, необоснованные обвинения в отношении Елены Масюк. 

"Появление ряда публикаций одновременно свидетельствует о целенаправленной травле Елены Масюк, о дискредитации ее как журналиста. Поводом для травли послужила ее речь на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека 8 декабря 2016 года в Кремле", - сообщала представительница фонда "Социальное партнерство".

Автором обеих статей является Вадим Горшенин, председатель совета директоров холдинга интернет-ресурсов "Правда.Ру", куда входят оба издания.

Уведомление о жалобе и приглашение к участию в заседании было направлено Коллегией на имя главного редактора сетевого издания "Правда.ру" Андрея Соколова и на имя шеф-редактора сетевого издания "Политонлайн" Олега Володина 21 февраля, однако их присутствие не предполагается.

28 февраля секретарь главного редактора Анастасия сообщила, что ответа пока нет, вопрос находится на рассмотрении у руководства. 9 марта- ответа нет. 21 марта- просили перезвонить в 18:00, затем сообщили, что ответа нет и нужно перезвонить 23 марта. 23 марта сообщили, что ответа нет. 3 апреля просили прислать письмо с просьбой ответить. 5 апреля - ответа нет. 10 апреля - главреда по-прежнему нет, как и ответа.

Жалоба рассматривалась в следующем составе: члены Палаты медиа-аудитории Виктор Монахов (председательствующий), Генри Резник, Илья Шаблинский, Григорий Томчин и члены Палаты медиа-сообщества Александр Копейка, Леонид Никитинский и Борис Резник.

По итогам дискуссии в начале заседания члены ad hoc коллегии приняли решение о том, жалоба в представленной редакции не относится к компетенции Коллегии.

ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ


 


 



Мнение эксперта,
кандидата философских наук Карины Назаретян, о материалах «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”» (Pravda.ru, 09.12.16)и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» («Политонлайн», 09.12.16)

Анализ материалов по жалобе Л.В. Волковой на В.В. Горшенина я хотела бы начать с двух технических уточнений.

Во-первых, заявитель жалуется на два материала СМИ: «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»(«Правда.ру», 09.12.16) [1] и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» («Политонлайн», 09.12.16) [2]. При этом во второй части текста жалобы она упоминает статьи Горшенина про работу Елены Масюк в Чечне, однако на эти статьи нет ссылок — непонятно, когда и где они были опубликованы и являются ли предметом жалобы наряду с указанными двумя статьями. В отсутствие ссылок и пояснений я буду считать предметом жалобы только упомянутые две статьи, а другие, неназванные — лишь контекстом, который предоставляет заявитель.

Во-вторых, заявитель в качестве адресата жалобы указывает председателя совета директоров холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» Вадима Горшенина, но формально он не является ни автором, ни редактором ни одной из двух публикаций. В статье «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”» он даёт развёрнутый комментарий, при этом автор самого материала не указан. Возникает сложность с определением жанра этого текста: так как комментарий Горшенина составляет бóльшую часть статьи (от редакции там только лид и первые два предложения), по сути он ближе всего к авторской колонке. Для удобства последующего анализа я буду считать этот материал авторской колонкой Вадима Горшенина, то есть буду применять к нему критерии, используемые при анализе авторских колонок. Второй материал — «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» — по всем признакам претендует на новостную заметку; соответствующие критерии я и буду применять к нему при анализе. Автор его тоже не указан, и в этой ситуации ответственным за материал, вероятно, можно считать шеф-редактора издания «Политонлайн» Олега Володина — единственного сотрудника редакции, чьё имя обозначено на сайте. Называть ответственным за этот материал Вадима Горшенина, на мой взгляд, некорректно, так как, будучи председателем совета директоров холдинга, он формально не имеет права влиять на редакционную политику, а его комментарий в тексте цитируется наряду с другим комментарием.

Материал на сайте «Правда.ру»
Вопрос об этике колумнистики уже неоднократно затрагивался при рассмотрении жалоб в Общественной коллегии по жалобам на прессу. В мировой литературе он проработан недостаточно хорошо,а этика колумнистикив целом довольно слабо кодифицирована. Основное правило колумнистики было выражено ещё в начале XX века редактором британской газеты Manchester Guardian (предшественницы нынешней The Guardian) Чарльзом Прествичем Скоттом: “Comment is free, but facts are sacred” («Комментировать можно свободно, но факты священны»). То есть главное для колумниста — точно передавать информацию и не допускать прямого обмана. То, до какой степени в колонках допустимы резкие высказывания личного мнения и провокационная форма изложения, остаётся предметом дискуссий.

Единственный известный мне этический кодекс, полностью посвящённый колумнистике, — это кодекс американского Национального общества газетных колумнистов (NSNC) [3]. Он предписывает информировать, образовывать, развлекать читателей и побуждать их думать; стремиться честно и ясно излагать своё мнение и причины, по которым автор его придерживается; не использовать колонку для получения личной выгоды и сведения счётов; обнародовать конфликт интересов, если он есть; не придумывать цитаты, персонажей или истории, выдавая их за реальные (при этом вполне можно оставить за собой право на пародию и сатиру); не заниматься плагиатом; по возможности исправлять ошибки; с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется.  

В данном случае для нас, помимо основного императива правды, важны следующие положения: «обнародовать конфликт интересов, если он есть», «не использовать колонку для получения личной выгоды и сведения счётов» и «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется».

Первое, что бросается в глаза при анализе колонкиВадима Горшенина, — это конфликт интересов, который, несомненно, присутствует.Автор— по сути, одна из сторон конфликта: ситуация, как можно понять, такова, что Елена Масюк высказала критику по поводу работы вновь избранных в конце 2016 года составов Общественных наблюдательных комиссий (ОНК), а Горшенин как новый председатель ОНК Москвы на эту критикуответил. Этот конфликт интересов, однако,довольно чётко обозначен в материале: Горшенин представлен именно как председатель ОНК Москвы.

На вопрос о том, использовал ли Вадим Горшенин колонку для получения личной выгоды и сведения счётов, ответить сразу непросто, однако очевидных признаков того, что это произошло, я в тексте не обнаруживаю. Складывается впечатление, что Горшенин в данном случае просто использует своё право на ответ. Оставим в стороне вопрос об убедительности его аргументов, так как он не входит в компетенцию эксперта-этика. В широком плане принципы свободы слова и плюрализма мнений подразумевают, что все (или практически все) основные существующие в обществе мнения должны иметь возможность быть высказанными. Это обеспечивает функционирование «свободного рынка идей», на котором побеждают наиболее убедительные точки зрения. В данном случае, на мой взгляд, принцип плюрализма мнений как раз реализуется: своим комментарием на сайте «Правда.ру» Вадим Горшенин отвечает на выступление Елены Масюк, прозвучавшее во время встречи членов Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) с президентом России Владимиром Путиным (стенограмма встречи доступна на сайте СПЧ [4]), а другие правозащитники, в свою очередь, отвечают на комментарий Горшенина — уже на страницах «Новой газеты» [5]. Это только та минимальная цепочка из трёх звеньев вполне здоровой, на мой взгляд, общественной дискуссии, которую мне удалось отследить. Получил ли Вадим Горшенин в результате публикации своего мнения личную выгоду? Надо полагать, что лишь в той мере, в какой получает личную выгоду любой человек, отстаивающий в СМИ свою точку зрения. Сводил ли он личные счёты? Опять же, судя по всему, не в большей степени, чем любой человек, вступающий в публичную полемику в ответ на критику возглавляемой им организации.
Некоторые этические ограничения на свободный обмен мнениями в обществе могут касаться вредного/опасного для общества поведения: призывов к насилию, очевидной дискриминации и т.д. Это подводит нас к следующему положениюкодекса NSNC: колумнист должен «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, ктокритикуется». Призывов к насилию, дискриминации или иных примеров однозначно неэтичного поведения я в анализируемом тексте не обнаруживаю. Дискуссия ведётся в резко полемическом, но при этом достаточно уважительном тоне. Заявитель пишет, что статья Горшенина «направлена на подрыв деловой репутации … Елены Масюк», что автор допускает «грязные намёки и огульные обвинения в адрес выдающейся журналистки» и прилагает усилия к тому, чтобы «замазать доброе имя журналистки, очернить её нелёгкий волонтёрский труд на ниве общественного контроля». Однако здесь мы попадаем в классическую ситуацию, в которой должны решить, где провести черту между критикой, с одной стороны, и подрывом деловой репутации, «огульными обвинениями» и «замазыванием доброго имени», с другой. Проведение этой черты принципиально важно потому, что без неё все эти понятия сливаются, а критика из этически приемлемого, приветствуемого и необходимого элемента свободной общественной дискуссии превращается в нечто предосудительное. «Свободный рынок идей» в таких условиях функционировать не может.

Разберём конкретные высказывания Горшенина, которые заявитель приводит в пример как диффамационных. Вот первое из них: «У меня есть несколько ответов, почему Елена Масюк на встрече с президентом поднимала не эти вопросы, а тему того, что работа всех ОНК в стране развалена, поскольку именно Масюк не оказалась в списке ОНК Москвы. Не буду их озвучивать, догадайтесь сами. Но одна (так в тексте. — К.Н.) из них — в том, что ее “нечленство” в ОНК Москвы лишило её доступа к VIP-заключенным, о которых она много писала». Вадим Горшенин здесь, действительно, передёргивает: Елена Масюк в своей речи не говорила о том, что работа ОНК в стране развалена именно из-за её личного «нечленства» в них. Она говорила о том, что в ОНК попали слишком много людей с недостаточным опытом правозащитной деятельности. Однако это его интерпретация её слов, на которую он, по моему мнению, имеет право: он предполагает, что мотивом выступления Масюк стало то, что она лично не попала в состав ОНК. Насколько это предположение правдоподобно, судить не мне — на эту тему в защиту Елены Масюк уже высказались уважаемые общественные деятели, хорошо знакомые с ситуацией [5]. Таким образом, люди, которые интересуются этимвопросом и следят за событиями, могут самостоятельно выбрать, чьи аргументы им кажутся убедительнее и чья сторона им ближе. Именно так и работает свободный обмен мнениями. Прямых оскорблений, унизительных или дискриминирующих высказываний в адрес Елены Масюк я в этом отрывке не вижу. А предположения относительно мотивов её действий остаются только предположениями — я склоняюсь к тому, что именно в такой форме, а не в форме утверждений Вадим Горшенин излагает в этом отрывке свою позицию (в противном случае его, действительно, можно было бы обвинить враспространении ложных сведений).

Вторая цитата, которую приводит в пример заявитель: «И я, простите, не понимаю, почему эта женщина, оскорблявшая и унижавшая российских военнослужащих в ходе конфликта в Чечне, вообще может выступать в качестве правозащитника». Л.В. Волковувозмущает, что Горшенин не ценит работу Масюк в период первой чеченской кампании. Однако он тоже имеет на это полное право. Насколько справедлива его личная оценка — опять же, не вопрос журналистской этики. Но если Вадим Горшенин воспринимает работу Елены Масюк в Чечне как унижение российских военнослужащих, он волен высказать свою точку зрения, так же как Елена Масюк и её сторонники вольны ему возразить.

В рамках этого анализа у меня нет возможности проверить каждое утверждение из статьи Вадима Горшенина на его соответствие действительности, но бросающихся в глаза примеров неправды мне обнаружить не удалось. Все цитаты, которые приводит в тексте жалобы заявитель, представляют собойвысказыванияГоршениным своего личного мнения, в которых он, хоть и переходит на личности, не опускается до оскорблений, унижений или дискриминации. Таким образом, ни основное правило колумнистики — «прежде всего ценить факты», ни обсуждавшееся выше правило «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется», на мой взгляд, в этом материале нарушены не были.

Материал на сайте «Политонлайн»

Второй материал, на который подана жалоба, как я уже отмечала выше, написан в жанре новостной заметки. Этические правила для этого жанра существенно отличаются от правил для колумнистики, и вопросов к тексту возникает гораздо больше.

Эти вопросы начинаются заголовка. Он звучит так: «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК». В тексте речь идёт о посте в «Фейсбуке» правозащитника Павла Пятницкого, в котором, как можно понять (ссылка на сам пост не работает), Пятницкий критикует работу Елены Масюк в качестве члена ОНК. Однако даже даже по тем цитатам, которые приводятся в статье, видно, что он излагает свою личную точку зрения и ни на что большее даже не претендует: «Хотел бы отметить её “результаты” за три года работы в ОНК 3 состава.Естественно, по моей оценке», — пишет он. Соответственно, о том, что Пятницкий что-то «доказал», речи не идёт: это его личное мнение и личная оценка, изложенные на своей странице в социальной сети, и доказательствамиони являться не могут. Получается, что уже заголовок статьи не просто вводит читателей в заблуждение, но содержит откровенную неправду, то есть нарушает один из главных принципов этической журналистики — принцип правдивости.

Этот, а также ещё один важный этический принцип журналистики — принцип беспристрастности, — многократно нарушается и в лиде статьи. Первое предложение звучит так: «Правозащитник Павел Пятницкий опубликовал результаты “работы” экс-члена ОНК Елены Масюк в составе Общественной наблюдательной комиссии». Принцип правдивости здесь нарушен словосочетанием «опубликовал результаты»: возникает впечатление, что Пятницкий опубликовал некие официальные итоги работы Елены Масюк, однако, как мы уже отметили, речь идёт не о них, а о его личной оценке. Цифры, которые он приводит, — судя по всему, приблизительные цифры, соответствующие его ощущениям/наблюдениям. То есть ни о какой «публикации результатов» работы правозащитницы речи не идёт. Принцип беспристрастности же в этом предложении нарушается тем, что слово «работа» взято в кавычки: автор статьи, таким образом, не беспристрастно освещает факты, а принимает точку зрения одной из сторон— в данном случае Павла Пятницкого.

Второе предложение лида также вызывает немалое удивление. Оно звучит следующим образом: «Они (результаты. — К.Н.) оказались просто “ошеломляющими”— выяснилось, что жаловавшаяся на потерю “теплого места” журналистка-правозащитница ходила в следственные изоляторы только по “громким” резонансным делам к весьма специфическим заключенным». Здесь тоже серьёзно нарушены оба принципа — и беспристрастности, и правдивости.

Первый нарушается фразой «они оказались просто “ошеломляющими”»: автор снова даёт собственную оценку излагаемым фактам, а это неприемлемо в новостной заметке (тем более что её автор не указан, так что мы даже не знаем, чья именно это оценка). Второй принцип нарушается далее массово — неправдиво практически каждое слово и утверждение.

Во-первых, «выяснилось»: это слововводит в заблуждение, так как ничего не «выяснилось» — Павел Пятницкий изложил свою точку зрения, не претендуя на вердикт, а его пост — просто ещё один угол зрения на ситуацию и не более того. Представлять его суждения как некие официальные результаты работы Елены Масюк в ОНК значит намеренно обманывать читателя.

Во-вторых, «жаловавшаяся на потерю “теплого места” журналистка-правозащитница»: как я уже отмечала выше, Елена Масюк в своём обращении к президенту не жалуется на то, что лично она не вошла в новый состав ОНК. Можно предположить, что этот факт задевает её в том числе, но это будет не более чем предположение. Утверждение, что Масюк жаловалась на потерю «тёплого места», не соответствует действительности.

Далее в тексте практически нет слов автора заметки, а лишь приводятся цитаты из поста Павла Пятницкого и анализируемой выше колонки Вадима Горшенина. Единственное предложение, где автор себя снова полноценно проявляет, следующее: «Отметим, что руководитель ОНК четвертого созыва Вадим Горшенин уже опубликовал развернутый ответ Елене Масюк, в котором разъяснил происходящее и дал оценку заявлениям “правозащитницы”» — здесь снова, как и в лиде, грубо нарушен принцип беспристрастности, так как слово «правозащитница» взято в кавычки. Это указывает на то, что автор относится к Елене Масюк так же скептически, как цитируемые им комментаторы, хотя он как новостник не имеет морального права это демонстрировать.

Принцип беспристрастности грубо нарушен не только в конкретных предложениях, но и в тексте в целом, так как не соблюдено правило предоставления слова разным сторонам конфликта. Автор заметки цитирует только двух людей, резко критически отзывающихся о работе Елены Масюк, однако известно, что у Елены много сторонников и им есть что ответить на аргументы её критиков, не говоря уже о том, что комментарий можно было бы попросить и у самой Масюк. Однако попыток получить комментарии «другой стороны», судя по всему, даже не предпринималось, что делает анализируемый текст примером крайне недобросовестной работы журналиста, не соблюдающего базовые этические принципы.

Выводы

Мои выводы по текстам «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» различаются. Первый представляется мне нормальной авторской колонкой, в которой Вадим Горшенин реализует своё право на ответ: он отвечает на критику, прозвучавшую со стороны Елены Масюк на встрече СПЧ с Владимиром Путиным. Аргументы, которые высказывает Горшенин, могут быть сильными или слабыми, но он имеет право их высказать: реализуемая таким образом свобода слова в широком смысле способствует налаживанию диалога и здорового обмена мнениями в демократическом обществе.

Второй же текст, будучи новостной заметкой, напротив, представляет собой пример грубого нарушения важнейших этических принципов в журналистике: правдивости и беспристрастности. В тексте в нескольких местах написана откровенная, легко выявляемая неправда, не соблюдено правило предоставления слова другой стороне и не выдержан нейтралитет, который является непреложным условием для написания этически безупречной новостной заметки. В отсутствие указаний на автора текста ответственность за все эти нарушения, по всей видимости, следует возложить на шеф-редактора издания «Политонлайн» Олега Володина.
Таким образом, я склонна частично поддержать жалобу Л.В. Волковой, хотя некоторые её утверждения кажутся мне преувеличенными. Например, утверждение о целенаправленной травле Елены Масюк: то, что статьи были опубликованы в один день, вовсе не обязательно говорит о травле — выход колонки Вадима Горшенина мог просто использоваться в качестве информационного повода для статьив «Политонлайн» (так как пост Павла Пятницкого недоступен для просмотра, я, к сожалению, не могу узнать, какого числа он был опубликован и мог ли тоже использоваться в качестве инфоповода).Также я не вижу признаков того, что колонка Вадима Горшенина «направлена на подрыв деловой репутации … Елены Масюк» или что он и его соратники стараются«замазать доброе имя журналистки, очернить ее нелёгкий волонтёрский труд на ниве общественного контроля». Любая критика допустимав демократическом обществе; при этом критикуемый и его сторонники должны иметь возможность на неё ответить, что они и сделали в данном случае на страницах «Новой газеты». В то же время тот факт, что им не предоставили возможности ответить на критику на сайте издания «Политонлайн», несомненно, свидетельствует о недобросовестности редакционной политики в этом издании, и это, действительно, требует оценки журналистского сообщества.

Источники
    •    Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”«Правда.ру», 09.12.16. URL: https://www.pravda.ru/news/society/09-12-2016/1319871-gorshenin-0/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК. «Политонлайн», 09.12.16. URL: http://www.politonline.ru/interpretation/22888471.html (датаобращения: 08.04.2017).
    •    NationalSocietyofNewspaperColumnistsCodeofConduct. URL: http://www.columnists.com/about/code-of-conduct/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    Встреча Президента с Советом по развитию гражданского общества и правам человека. 08 декабря 2016. Стенограмма заседания. URL: http://www.president-sovet.ru/events/meetings/read/13/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    «Уважайте принципы правозащитного сообщества». Открытое письмо председателю ОНК Москвы Вадиму Горшенину от правозащитника Валерия Борщева. Сайт «Новой газеты», 10.12.2016. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/10/70853-uvazhayte-printsipy-pravozaschitnogo-soobschestva (датаобращения: 08.04.2017).


 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Волковой Любовь Васильевны в связи с публикацией в сетевом издании Pravda.ru материала  «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»  и  материала «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК», размещенного на электронном ресурсе «Политонлайн», входящего в состав холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» (дата публикации- 9 декабря 2016 г, адрес в Интернете- http://www.pravda.ru/news/society/09-12-2016/1319871-gorshenin-0 и http://www.politonline.ru/interpretation/22888471.html соответственно)»


Москва, 13 апреля  2017 г.                                                      № 161

На 159-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе члена Палаты медиааудитории Виктора Монахова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Александра Копейки, Леонида Никитинского, Бориса Резника  членов Палаты медиааудитории Генри Резника, Ильи Шаблинского, Григория Томчина рассмотрела жалобу президента Московского регионального общественного Благотворительного Фонда "Социальное Партнерство" Волковой Любовь Васильевны в связи с публикацией в сетевом издании Pravda.ru материала  «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»  и  материала «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК», размещенного на электронном ресурсе «Политонлайн», входящего в состав холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» (дата публикации- 9 декабря 2016 г, адрес в Интернете - http://www.pravda.ru/news/society/09-12-2016/1319871-gorshenin-0 и http://www.politonline.ru/interpretation/22888471.html соответственно).

Вопросы процедуры. Заявитель, Волкова Любовь Васильевна подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и приняла на себя письменное обязательство не продолжать дела в судебном, ином правовом или административном порядке.
Адресат жалобы– в лице председателя совета директоров холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» Вадима Горшенина в ходе его телефонного  разговора  с ответственным секретарем  Коллегии Александрой Лукашовой  отказался признать профессионально-этическую юрисдикцию Общественной коллегии по жалобам на прессу и участвовать  в обсуждении   жалобы Л.В.Волковой  на размещенные на  электронных ресурсах холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» материалы.

По итогам  состоявшегося  обсуждения процедурного вопроса о том, соответствует ли жалоба Л.В. Волковой  компетенции Коллегии , как это закреплено в разделе «4.Компетенция» ее Устава, Общественная коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ:
    •    Жалоба Л.В. Волковой  в той редакции, в которой она  представлена в Общественную коллегию в настоящее время, компетенции Общественной коллегии не соответствует.  
    •    По этой причине Общественная коллегия  оставляет ее без рассмотрения.

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,
В. Монахов




 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу