17.08.2017 09:33
Рассмотренные жалобы

Зоя Светова против газеты "Известия" - Решение Общественной коллегии № 28 от 05.03.2009

Оглавление

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ
«О жалобе З.Ф.Световой на газету «Известия» в связи с публикацией В.Н.Перекреста «Маркелов и Бабурова оказались вместе не случайно» (13.02.2009)

 

г. Москва, 5 марта 2009 г.                  № 28

 

Общественная коллегия по жалобам на прессу на заседании ad hoc коллегии в составе председателя Палаты медиа-сообщества Федотова М.А. (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Абова Е.В., Засурского Я.Н., Ненашева М.Ф., Сагалаева Э.М., Сванидзе Н.К.; членов Палаты медиа-аудитории Дондурея Д.Б., Зиятдинова В.Р., прот. Александра (Макарова), Монахова В.Н., Пржездомского А.С., Сатарова Г.А. рассмотрела жалобу обозревателя газеты «Новые известия» З.Ф.Световой на газету «Известия» в связи со статьей В.Н.Перекреста «Маркелов и Бабурова оказались вместе не случайно», опубликованной 13 февраля 2009 года.


Вопросы процедуры. Заявительница З.Ф.Светова признала профессиональную и этическую юрисдикцию Общественной коллегии в отношении, как данной конфликтной ситуации, так и иных спорных ситуаций, предусмотренных Уставом Общественной коллегии по жалобам на прессу. Она письменно подтвердила, что не намерена решать данный информационный спор в судебном или административном порядке.


Редакция газеты «Известия» проявила готовность к сотрудничеству с Общественной коллегией, направив в ее адрес письмо главного редактора «Известий» В.К.Мамонтова с приложением подробного письма автора статьи, заместителя редактора Службы новостей газеты «Известия» В.Н.Перекреста, в котором «точно выражена позиция редакции по данному вопросу». По мнению редакции «данная жалоба не приемлема для рассмотрения в Общественной коллегии по жалобам на прессу».


Причину этого редакция усматривает в «тоне, который взят автором жалобы». По мнению редакции, «вряд ли можно себе представить, что суд может принять заявление, в изобилии содержащее бранные слова, как это присутствует в документе, подписанном Зоей Световой». В письме указывается, что «подобный стиль обращения свидетельствует о неуважении со стороны Световой не только к нам, оппонентам, но и к самой трибуне, где предполагается вести дискуссию – к Общественной коллегии по жалобам на прессу. Кроме того, признание такого заявления приемлемым для рассмотрения, что в предварительном порядке уже, к сожалению, сделано, создает впечатление, что ведение дискуссии в тональности, предложенной Световой, поощряется Общественной коллегией. Мы убеждены, что это не так и что принятие заявления, составленного в такой недопустимой форме – досадное недоразумение».


Кроме того, редакция «Известий» объясняет свое нежелание участвовать в заседании Общественной коллегии тем, что «претензии автора жалобы являются надуманными и не соответствуют принципам свободной журналистики».
На заседание Общественной коллегии ни автор статьи, ставшей предметом спора, В.Н.Перекрест, ни главный редактор газеты «Известия» В.К.Мамонтов, ни их представители не явились.


В создавшейся ситуации Общественная коллегия была вынуждена ограничиться заслушиванием заявительницы З.Ф.Световой и свидетельницы О.В.Пашковой, эксперта И.М.Дзялошинского и докладчика А.А.Кара-Мурзы, а также изучением письменных пояснений, полученных до начала заседания от редакции газеты «Известия».
После завершения заседания и принятия решения Общественная коллегия получила дополнительные, в том числе конфиденциальные, письменные пояснения от главного редактора «Известий» В.К.Мамонтова и журналиста В.Н.Перекреста. Эти материалы по понятным причинам уже не могли повлиять на содержание принятого решения, но были учтены при формулировании окончательного текста решения. 


Исходя из того, что отказ одной из сторон информационного спора направить своего представителя для участия в заседании «не препятствует рассмотрению информационного спора по существу» (п. 6.6. Устава), Общественная коллегия признала данную жалобу приемлемой для рассмотрения в соответствии с мандатом Общественной коллегии по жалобам на прессу.


При этом Общественная коллегия констатирует, что заявительница З.Ф.Светова выступает в данном информационном споре не в качестве журналиста, персонально затронутого публикацией другого журналиста, а в качестве читателя, обвиняющего автора спорной статьи в нарушении журналистской этики и правил профессионального поведения. Именно поэтому данный информационный спор подлежит рассмотрению Общественной коллегией по жалобам на прессу, а не Большим жюри Союза журналистов России.


Член Палаты медиа-аудитории Г.А.Сатаров заявил о наличии обстоятельств, способных поставить под сомнение его беспристрастность в отношении рассматриваемого информационного спора, поскольку он ранее поставил свою подпись под размещенным в интернете обращением З.Ф.Световой в Общественную коллегию. В соответствии с пунктом 5.3. Устава Общественной коллегии по жалобам на прессу Г.А.Сатаров отказался от участия в выработке решения и голосовании, согласившись присоединиться к консенсусу, если таковой будет достигнут.


 Позиция заявительницы. В своей жалобе обозреватель газеты «Новые Известия» З.Ф.Светова указывает, что ее «возмутила статья Владимира Перекреста», в которой автор «нарушил правила журналистской этики, опубликовав под видом расследования свои домыслы о личной жизни Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, убитых меньше месяца назад в центре Москвы». Заявительница полагает, что журналист В.Н.Перекрест «сделал очень подлую вещь: он намеренно ввел в заблуждение читателей газеты, сообщив им, что убийство адвоката и журналистки не связано с их профессиональной деятельностью, а  представляет из себя преступление, совершенное на бытовой почве.

 

Расследование только началось, никаких выводов еще не прозвучало. Почему же публикация о бытовой версии убийства вышла накануне траурного шествия в память о Станиславе Маркелове и Анастасии Бабуровой? С чем связана эта спешка?»


В обращении заявительница задается вопросом к главному редактору «Известий» В.К.Мамонтову и автору статьи В.Н.Перекресту: «что двигало ими, когда они решали опубликовать это наспех склеенное подлое расследование? Задумались ли они хоть на мгновение, как больно будет читать этот текст вдове Станислава, родителям Насти?».
По мнению З.Ф.Световой, «такие статьи дискредитируют профессию журналиста, подрывают доверие общества к нашей профессии. Подобная деятельность должна найти оценку в Общественной коллегии по жалобам на прессу. Иначе, грош цена всему нашему  журналистскому сообществу вместе взятому».

 

Позиция редакции газеты «Известия» изложена в письме за подписью   автора спорной статьи В.Н.Перекреста, направленном главным редактором «Известий» В.К.Мамонтовым в адрес Общественной коллегии. 


В письме выражается удивление содержащимися в жалобе З.Ф.Световой формулировками и аргументами. В частности, здесь подчеркивается, что ставшая предметом спора статья «является не самостоятельным материалом, а продолжением двух предыдущих частей расследования «Известий», вышедших 10 и 11 февраля под заголовком «Адвоката Маркелова убили или казнили?» В них подробно анализируются версии убийства, связанные с профессиональной деятельностью адвоката. В начале третьей части, вышедшей 13 февраля, дается отсылка к этим выпускам. Далее исследуется версия убийства по причине личной неприязни. Такая версия, как известно, существует и у следствия – об этом говорил начальник Следственного управления по Москве СКП России Анатолий Багмет (ссылка на его слова также приводится в статье Перекреста). Поэтому обвинение Световой в том, что журналист «Известий» «намеренно ввел в заблуждение читателей газеты, сообщив им, что убийство адвоката и журналистки не связано с их профессиональной деятельностью, а представляет из себя преступление, совершенное на бытовой почве» является несостоятельным. Перекрест нигде не утверждал, что убийство не связано с профессиональной деятельностью, и не утверждал, что оно совершено на бытовой почве. Кстати, даже выражение «на бытовой почве» нигде в расследовании «Известий» не присутствует. Таким образом, никакого введения в заблуждение, тем более намеренного, в статье нет. Есть следование истине и подробный анализ имеющихся версий».


В письме В.Н.Перекреста подчеркивается, что «любое следствие и любой суд начинается с установления всех обстоятельств происшествия, личных связей преступника и потерпевшего, их личных качеств, в том числе и тех фактов их жизни, которые они не считают необходимым афишировать. И это их право – но до того момента, пока не происходит преступление. В данном случае - убийство. Факт знакомства и длительного сотрудничества Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой – существенное обстоятельство, которое может пролить свет на возможные мотивы их гибели. До нашей публикации считалось, что Анастасия оказалась на месте преступления случайно, что не соответствовало действительности и могло ввести в заблуждение и читателей, и  следствие. Видимо, понимая это, некоторые товарищи Станислава и обратили внимание корреспондента «Известий» на взаимоотношения убитых – именно от них мы узнали об этом».


Как указывается в письме В.Н.Перекреста, «из нескольких версий всегда остается одна. Но это вовсе не значит, что рассмотрение версий, впоследствии не подтвердившихся, является «введением в заблуждение». Автор заявления сама признает, что «расследование только началось, никаких выводов еще не прозвучало». Но (и это примечательно) в отсутствии каких бы то ни было выводов следствия, Зоя Светова уже сделала собственное неоспоримое умозаключение: убийство произошло из-за профессиональной деятельности Станислава Маркелова. Мало того, любого, кто попытается искать и исследовать доказательства этой версии, Светова готова обвинить в нарушении журналистской этики».
С точки зрения В.Н.Перекреста, «нарушение журналистской этики – это использование смерти человека в субъективных, в данном случае – политических целях. Мы наблюдаем это на многих митингах, посвященных гибели Маркелова и Бабуровой – против такой эксплуатации памяти убитых протестуют и их родственники. Автор жалобы упрекает нас в том, что третья часть публикации вышла накануне, как она пишет, «траурного шествия в память о Станиславе Маркелове и Анастасии Бабуровой» (напомним, что родственники погибших были против этого шествия). И выражает подозрение в том, что мы, дескать, специально так подгадали. Спешим успокоить: не старались и не подгадывали. Митинг никак не мог отразиться на ходе подготовки и публикации материала, сведения для которого собирались со дня убийства».


В письме за подписью В.Н.Перекреста говорится: «Попытка  навязать обществу единственную точку зрения - вот чем, собственно говоря, занят уважаемый автор жалобы. "Известия" опубликовали три части расследования об убийстве на Пречистенке. В них – множество версий. По логике госпожи Световой, попытка  коллег объективно разобраться в том, что произошло, предоставить читателю по возможности полную информацию для размышления – это значит нарушить журналистскую этику».

 

Обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения информационного спора.


В ходе заседания Общественная коллегия изучила документы и выслушала мнения пожелавших выступить участников информационного спора.


Заявительница, обозреватель газеты «Новые Известия» З.Ф.Светова пояснила, что подала свою жалобу в Общественную коллегию не как профессиональный журналист, а просто как человек, который был глубоко шокирован публикацией В.Н.Перекреста. По ее убеждению, спорная публикация и траурное шествие в память Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой совпали не случайно. Она уверена: те, кто заказывал статью, видимо, знали о предстоящем шествии и пытались сорвать его с помощью такой публикации, а заодно отвлечь внимание общественности от версии, согласно которой убитые адвокат и журналистка пострадали из-за своей профессиональной деятельности.


Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, З.Ф.Светова заявила, что не стала бы подавать жалобу, если бы подобная статья появилась в газете «Жизнь» или ей подобных. Однако даже в желтой прессе ничего подобного не публиковалось. Тем более прискорбно, что статья появилась в газете «Известия», которая традиционно воспринимается общественностью как качественная пресса. Заявленная «Известиями» цель – представить публике разные версии убийства - расходится с реальностью, т.к. статья В.Н.Перекреста это, по мнению заявительницы, не расследовательская, а бульварная, желтая журналистика, которая по самой своей природе является безнравственной.


З.Ф.Светова также подчеркнула, что рассматривает спорную статью как грубое вмешательство в личную жизнь убитых, имеющее целью не информировать общественность, а банализировать громкое убийство, переведя его в разряд бытовых преступлений.

 

Заместитель главного редактора «Ежедневного журнала» О.В.Пашкова пояснила, что жалоба З.Ф.Световой в Общественную коллегию была размещена на сайте этого электронного издания и открыта для сбора подписей. На момент проведения заседания Общественной коллегии под жалобой З.Ф.Световой поставили свои подписи более 1300 человек. В то же время ответ «Известий» на жалобу З.Ф.Световой, полученный Общественной коллегией и размещенный на ее сайте, на сайте «Ежедневного журнала» размещен не был.

 

Общественная коллегия заслушала аналитический доклад члена Палаты медиа-аудитории А.А.Кара-Мурзы, в ходе обсуждения которого членами Общественной коллегии было отмечено, что статью В.Н.Перекреста, ставшую предметом спора, правильнее  назвать не журналистским расследованием, а набором предположений, ориентированных на обывательское любопытство к личной жизни убитых. Кроме того, было обращено внимание на то, что автор спорной статьи по ходу описания «адюльтерной версии» убийства достаточно ясно намекал на то, что убийцей мог быть кто-то из активистов молодежного антифашистского движения. В связи с этим Общественная Коллегия обратила внимание на то, что с сайта «Известий» была удалена ранее размещенная рядом с текстом статьи  В.Н.Перекреста фотография участника антифашистского митинга в маске, с подписью «Активисты «Антифа» узнают друг друга в лицо. Даже под маской».

 

Общественная коллегия заслушала экспертное заключение профессора Государственного университета – Высшая школа экономики, кандидата филологических наук И.М.Дзялошинского, в ходе обсуждения которого отмечалось, что в современной отечественной журналистике весьма популярны манипулятивные технологии управления общественным мнением, связанные с совершенно сознательным вбрасыванием сюжетов, призванных переключать общественное мнение в нужном направлении. При этом журналистское расследование часто подменяется его имитацией. Было обращено внимание на необходимость различать общественный интерес, защита которого, несомненно, оправданна, и обывательское  любопытство, способное лишь наносить вред конкретным людям и моральному климату в обществе. Признавая принципиальное различие между так называемой «журналистикой влияния», медиа-бизнесом и социально ответственной журналистикой, члены Общественной коллегии высказались за то, чтобы любые публикации, становящиеся предметом спора, оценивать с позиций общепризнанных норм профессионального поведения журналистов, абстрагируясь от соображений прибыльности, политической целесообразности или лояльности.

 

В результате изучения статьи, ставшей предметом данного информационного спора, Общественная коллегия констатировала, что в ней действительно имеются фразы, касающиеся исключительно частной жизни адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Что же касается используемых автором средств журналистского расследования, то их набор, по мнению Общественной коллегии, весьма скуден. Собственно, вся изложенная в статье  информация почерпнута исключительно из разговоров с несколькими людьми (чьи имена не всегда называются), без всяких признаков оценки этической допустимости ее широкого распространения. При этом для Общественной коллегии очевидно, что доводы типа «сидели рядом всю дорогу», «отдал ей свой спальник» и т.п. не могут всерьез рассматриваться как признаки отношений между мужчиной и женщиной, выходящих за рамки обычного общения людей с совпадающими профессиональными интересами и гражданскими позициями.
 
С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.


РЕШЕНИЕ

1. Общественная коллегия принимает к сведению объяснения главного редактора газеты «Известия» В.К.Мамонтова и журналиста В.Н.Перекреста по поводу невозможности участия автора статьи и представителей редакции в заседании, однако не может признать их доводы убедительными.


Во-первых, ссылка на то, что заявление З.Ф.Световой якобы в изобилии содержит «бранные слова», не подтверждается анализом текста этого заявления. Слова «подлая вещь» и «наспех склеенное подлое расследование» не могут быть отнесены к разряду «бранных», хотя они, безусловно, обидны. Но для того и существует Общественная коллегия по жалобам на прессу, чтобы рассматривать подобные информационные споры, воздавая каждому должное.


Во-вторых, Общественная коллегия не принимает и ссылку на то, что «претензии автора жалобы являются надуманными и не соответствуют принципам свободной журналистики». Даже если претензии именно таковы, это вовсе не должно мешать профессиональному редактору или журналисту ответить на них, прямо глядя в глаза заявителю и членам Общественной коллегии.


Общественная коллегия напоминает, что это уже не первый случай, когда редакция газеты «Известия» отказывается от участия в рассмотрении касающихся ее жалоб (см. решения Общественной коллегии по жалобам на прессу № 2 от 28.11.2005 «О жалобе Национального фонда «Возрождение русской усадьбы» на газету «Известия»» и № 13 от 22.02.2007 «О жалобе Совета судей Карачаево-Черкесской Республики на редакцию газеты «Известия»»). Общественная коллегия расценивает такую позицию редакции как стойкое нежелание обсуждать профессионально-этические аспекты своих публикаций с представителями медиа-сообщества и аудитории СМИ. Мы убеждены, что не игнорирование претензий, а именно серьезный и объективный – с участием представителей всех сторон конфликта – разбор публикаций, вызывающих жалобы граждан и организаций, поможет наладить конструктивный диалог между прессой и читателями, послужит укоренению в отечественных СМИ общепризнанных стандартов профессионального поведения журналистов, а значит, в конечном итоге, укреплению доверия общества к СМИ.


Более того, дополнительные письма, направленные главным редактором «Известий» В.К.Мамонтовым и журналистом В.Н.Перекрестом в адрес Общественной коллегии уже после завершения заседания, показывают, что им было что сказать в обоснование своей позиции в прямом диалоге с заявительницей З.Ф.Световой, свидетельницей О.В.Пашковой, докладчиком А.А.Кара-Мурзой и экспертом И.М.Дзялошинским. Однако, не приняв участия в заседании, они сами лишили себя такой возможности.


Одновременно они лишили Общественную коллегию возможности получить из их уст ответы на принципиально важные для понимания ситуации вопросы, в частности:
- получал ли журналист В.Н.Перекрест задание подготовить статью с изложением именно «адюльтерной версии» убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой?
- является ли Кодекс профессиональной этики российского журналиста (1994) ориентиром для сотрудников редакции газеты «Известия»?
- придерживаются ли журналисты и владельцы «Известий» положений, закрепленных Хартией взаимоотношений редакции газеты «Известия» и акционеров издания (1997)?
- почему размещенная вначале на сайте «Известий» в интернете фотография с митинга антифашистов впоследствии была оттуда удалена?
- не связана ли публикация статьи В.Н.Перекреста с обстоятельствами увольнения убитой журналистки из одного из изданий «Известий»?
- известны ли редакции имена тех источников, ссылки на которых в статье анонимны, и принимала ли редакция до публикации какие-либо меры к проверке их информации?

 

2. Общественная коллегия подчеркивает, что журналистское расследование - одно из важнейших средств защиты общественных интересов и одно из наиболее характерных черт социально ответственной журналистики. Право журналиста вести самостоятельное расследование, в том числе в отношении громких убийств и других преступлений, не только основано на законе, но и этически оправдано. Подлинное журналистское расследование, по мнению Общественной коллегии, всегда нацелено на то, чтобы, используя профессиональные навыки и привилегии в получении доступа к информации, помочь гражданам узнать и понять скрываемые от них сведения высокого общественного интереса, на основе которых могут и должны приниматься общественно значимые решения. Исходя из этих критериев, Общественная коллегия считает, что статья В.Н.Перекреста «Маркелов и Бабурова оказались вместе не случайно», опубликованная 13 февраля 2009 года в газете «Известия», не отвечает признакам подлинного журналистского расследования и по сути является не более, чем имитацией расследования.

 

3. Общественная коллегия полагает, что статья В.Н.Перекреста может быть оценена как вопиющая бестактность в отношении погибших, а по большому счету представляет собой этически не оправданное вторжение в частную жизнь, построенное на домыслах и манипулировании примитивными представлениями об отношениях между мужчиной и женщиной. Миссия профессионального журналиста-расследователя, движимого стремлением обнаружить тщательно скрываемые пружины громкого убийства, подменяется здесь банальным изложением домыслов, с явной ориентацией на низменные инстинкты определенной части аудитории. Об этом, среди прочего, свидетельствуют используемые в статье подзаголовки: «Больше, чем старший товарищ», «Всю дорогу в Мальмё они сидели рядом», «Подумаешь - спальником поделился», «Третий - лишний?». Конечно, никому не запрещено выдвигать разные, в том числе бытовые, версии совершенного убийства, но в любом случае обращение к этой теме должно быть проникнуто стремлением к истине, чуткостью к тем, кого непосредственно затронула трагедия, и состраданием к жертвам преступления. Без этого журналистское произведение рискует превратиться в образец инсинуации.   

 

4. Общественная коллегия усматривает в статье В.Н.Перекреста признаки применения манипулятивных технологий. Их цель – привнести в общественное сознание представления об экстремистском характере молодежных оппозиционных движений, дать понять, что в их среде отклоняющееся поведение является нормой. Тем самым статья – вольно или невольно - обретает оттенок политической провокации.

 

5. Общественная коллегия полагает, что статья В.Н.Перекреста не делает чести газете «Известия», хотя и не является чем-то из ряда вон выходящим на фоне общей коммерциализации и опошления так называемой массовой прессы. Прискорбно, но факт: социально ответственная журналистика все больше отступает под натиском фальсифицированной журналистики, в рамках которой служение общественным интересам считается, по меньшей мере, непрофессиональным. Именно в результате вала подобных публикаций и передач в русском языке появилось слово «журналюга», а в обществе сложилось устойчивое представление о журналистике как профессии презренной и продажной. Все это не только наносит ущерб общественному сознанию, но и резко затрудняет диалог институтов гражданского общества с властями об истинном содержании свободы прессы, о необходимости защиты этой свобод, о поднятии общественного статуса журналиста, о гарантиях его профессиональных прав и привилегий.

 

6. Оценивая статью В.Н.Перекреста с точки зрения соблюдения автором правил профессионального поведения журналиста, Общественная коллегия напоминает положения, содержащиеся в Хартии взаимоотношений редакции газеты «Известия» и акционеров издания (1997), о социальной ответственности прессы, о полной ответственности редакции за публикуемые материалы и достоверность излагаемых фактов, о недопустимости ограничения независимости суждений и подрыва доверия читателей, наконец, о том, что «мотивы увеличения прибыли изданий не могут служить оправданием для нарушения этих принципов». А еще есть Кодекс профессиональной этики российского журналиста (1994), в котором сказано: «Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека». Общественная коллегия не усматривает в статье В.Н.Перекреста признаков защиты общественного интереса и полагает, что автор статьи пренебрег этими правилами. 
 
7. Общественная коллегия с сожалением отмечает, что в отечественной прессе практически так и не появилось ни одной статьи, которая бы соответствовала критериям подлинного журналистского расследования обстоятельств беспрецедентного двойного убийства адвоката и журналиста – совершенного среди бела дня, в центре столицы. Учитывая обещание главного редактора газеты «Известия» В.К.Мамонтова продолжить публикацию материалов, посвященных данной трагедии, Общественная коллегия выражает надежду на то, что эти материалы будут действительно выдержаны в лучших известинских традициях журналистского расследования, на которых воспитаны несколько поколений читателей этой газеты.

 

8. Общественная коллегия рекомендует главному редактору «Известий» В.К.Мамонтову направить личные письма вдове Станислава Маркелова и родителям Анастасии Бабуровой с приличествующими случаю извинениями от имени газеты.

 

9. Общественная коллегия принимает к сведению и обнародует аналитический доклад члена Палаты медиа-аудитории, доктора философских наук А.А.Кара-Мурзы (приложение 1) и экспертное заключение профессора Государственного университета – Высшая школа экономики, кандидата филологических наук И.М.Дзялошинского (приложение 2), содержащие специализированный профессионально-этический анализ данного информационного спора.

 

10. Общественная коллегия рекомендует редакции газеты «Известия» проинформировать своих читателей о состоявшемся решении Общественной коллегии, обсудить его в журналистском коллективе и сообщить  о результатах обсуждения.

 

11. В соответствии со сложившейся практикой Общественная коллегия просит:
    редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;
    Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;
    Союзы журналистов России и Москвы - довести состоявшееся решение Общественной коллегии до сведения своих членов;
    Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, а также Межведомственный совет по присуждению премий Правительства Российской Федерации в области печатных средств массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии;
    Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.  

Председательствующий,
М.А. Федотов,
доктор юридических наук, профессор

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу