Оглавление

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой

о публикации Ульяны Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”».

 

Мнение резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Института массовых коммуникаций и социальных наук Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, к.филол. н. по специальности «журналистика»; д.филос.н.; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года; член экспертно-консультационного совета при управлении Роскомнадзора по Республике Татарстан, член Казанского регионального центра экспертиз.

Время и место проведения исследования: 1–12 июля 2013г.; Институт массовых коммуникаций и социальных наук КФУ, г.Казань, ул.Товарищеская, д.5.

Лицо, назначившее проведение исследования: Казаков Юрий Венедиктович, председатель палаты медиа-аудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу.

Материалы, предоставленные исследователю:

- Жалоба Г.М.Андреевой и И.И.Николаева в Общественную коллегию по жалобам на прессу о публикации Ульяны Скойбеды на сайте «Комсомольской правды» от 13.05. 2013 с подзаголовком «Порой жалеешь, что из предков нынешних либералов нацисты не успели наделать абажуров. Меньше было бы проблем». Г.М.Андреева и И.И.Николаев считают извинения автора материала и главного редактора "Комсомольской Правды" неадекватными и недостаточными.

Андреева Галина Михайловна, 1924 года рождения, действительный член Российской Академии Образования, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор философских наук, заслуженный профессор МГУ им. Ломоносова с июля 1941 по июнь1945 в Действующей Армии, старшина-радист первого класса, награждена боевыми наградами: орденом Красной Звезды, орденом Отечественной Войны второй степени, медалью За Боевые Заслуги, а также другими наградами СССР и Российской Федерации

Николаев Игорь Иосифович, 1924 года рождения, кинорежиссер, художник, сценарист, член Союза кинематографистов РФ, с сентября 1943 и до окончания Великой Отечественной Войны в Действующей Армии, командир минометного взвода, воинское звание - капитан, награжден боевыми наградами: 2 ордена Красной Звезды, орден Отечественной Войны первой степени.

- Публикация на сайте КП Ульяны Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”». В ней после огласки в Интернете и СМИ редакцией был заменен подзаголовок на «Либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног». Режим доступа: http://www.kp.ru/daily/26073.5/2980350/

- Публикация на сайте КП от 18.05.2013 «Ульяна Скойбеда: “Я всегда буду защищать нашу Победу, но за “абажуры” приношу извинения”». Режим доступа: http://www.kp.ru/daily/26077/2982584/

- Публикация на сайте BFM.RU от15.052013 «“Комсомольская правда” заменила некорректный подзаголовок» Режим доступа: http://www.bfm.ru/news/216321

- Публикация в Коммерсантъ.ru от 16.05.2013 «Анатолию Чубайсу рекомендуют почитать про СМЕРШ. Высказывание Леонида Гозмана проверит Госдума, а «Комсомольской правды» - правоохранительные органы». Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/2189257/print

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержится ли в публикации Ульяны Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”» оправдание практики нацизма.

2. Если содержатся, то в каких фрагментах текста.

3. Должны ли быть особыми критерии ответственности за публичное оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны.

4. Если должны, то чем обусловлена эта «особость»?

Методология исследования базируется на теории социальной ответственности прессы, а также на публикациях Льва Гудкова о социальных механизмах общественного единения россиян (по итогам социологических исследований ВЦИОМ 1998-2003гг), о таких феноменах национальной идентификации как фобии, «образ врага», комплекс «жертвы» и героический символ Победы в Отечественной войне [1]. Представленные тексты исследовались методом дискурс-анализа, а также с применением методики выявления скрытой ин/толерантности, разработанной и апробированной с нашим участием в рамках европейского грантового проекта в 2005-2007гг. [6].

Выводы исследования

Вывод 1

Публикация «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”» содержит оправдание практики нацизма вне зависимости от того, ставил ли эту задачу автор. Дело – в формате материала и в распределении акцентов. Другими словами, колумнист Ульяна Скойбеда невольно сформировала дискурс оправдания практики нацизма и как автор колонки не смогла его нейтрализовать.

В той части публикации, в которой колумнистка цитирует или передает близко к тексту высказывания лиц из социальных сетей, фактически ставится знак равенства между Советским Союзом и фашистской Германией: «Сталин равен Гитлеру (…), коммунизм равен фашизму, СМЕРШ – ваффен-СС». Эти утверждения с аргументацией «в пользу» занимают почти четыре пятых текста. Тогда как ответная аргументация автора занимает оставшуюся одну пятую часть. И эта аргументация слаба. Роль «аргументации» «против» играл подзаголовок «Порой жалеешь, что из предков нынешних либералов нацисты не успели наделать абажуров. Меньше было бы проблем». Т.е. доводы «против» в публикации колумниста Ульяны Скойбеды представлены в интонациях анонимной ругани в чате и поэтому проигрывают логически выстроенным доводам «за».

Поскольку материал композиционно не выстроен как журналистский, его смысл выводится по тем же законам, что и смысл любой другой публикации рядового пользователя в Интернете – смысл в том, о чем сказано больше слов.

Пояснение

Объем публикации - примерно 736 слов.

Первые абзацы (105 слов) цитируют эпатажный пост из блога Леонида Гозмана. Далее следует авторский текст:

«Такой пост опубликовал вчера в блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» видный либерал Леонид Гозман. Выбрал время, чтобы сравнить боевое подразделение советской военной контрразведки с охранными отрядами фашистских концентрационных лагерей. И даже не просто сравнить – поставить знак равенства.

Долго подгадывал, наверное. Чтобы побольнее.

...Что началось в интернете, можете себе представить.

Споры и драки на «Эхе» и десятках других сайтов, кровь, грязь, зубовный скрежет.

Я передам одно, самое характерное обсуждение» (69 слов).

Далее колумнистка пересказывает «в лицах» диалог «пользователей» и «либерала» («не Гозман, но близко»), который аргументированно доказывал, что «СМЕРШ и НКВД, в целом, – ТОЖЕ карательные отряды» ( примерно 325 слов).

Диалог сопровождался комментариями колумнистки:

«И нечем крыть было защитникам нашей воинской чести, ведь мы начали войну вместе с Гитлером, и это всем известно. И Брестскую крепость, которую мы так героически защищали в июне 41-го, мы же «свистнули» у поляков в 39-м.

Пересказ диалога завершается резюме «в пользу» либерала:

«Как вам? Красиво? Разбил наголову…».

Далее следует пересказ основных идей «либералов» по этому вопросу:

«Вот песнь либералов от эмигранта Михаила Берга до Леонида Гозмана: Сталин равен Гитлеру, возможно, он даже хуже (больше людей убил), коммунизм равен фашизму, СМЕРШ – ваффен-СС. Праздновать нечего, гордиться нечем, Нюрнбергский трибунал нелегитимен, лучше бы победили немцы (последним утверждением, как раз, прославился писатель Берг, по национальности еврей)» (46 слов).

Оставшиеся 162 слова (т.е. примерно пятая часть всего объема) потрачены на то, чтобы «разобраться» с пересказанным. В следующем абзаце колумнистка приводит свой единственный аргумент в споре:

«Но мне есть что ответить либералам. Советский Союз не равен Гитлеровской Германии просто по праву победителя. Как бы ни началась война и как бы она ни велась, мы победили, и будем устанавливать свои правила. Установили их в 45-м. В пересмотре не нуждаемся».

Текстологический анализ показывает, что диалог, где выстраиваются аналогии между нацистами и бойцами СМЕРШ, не является документальным, он, очевидно, «обобщает» конкретные высказывания в чатах. Автор выводит собирательные образы «пользователей» и «либерала» и выстраивает их разговор в общую тематическую линию. Таким образом, диалог сконструирован и сконструирован он фактически в пользу «либерала», аргументирующего практики нацизма. Цель автора, очевидно, заключалась в том, чтобы сформировать образ «коварного врага» и потом «побить его», однако «враг» оказался в своих высказываниях убедительнее, чем сам автор.

В заключительных абзацах формулируются волнующие колумнистку вопросы:

«Зачем либералам это надо – пересматривать историю? Зачем они выбивают у страны почву из-под ног: переоценивают и оплевывают все, что связано с войной – самое святое, что осталось у пережившего крах СССР народа? Зачем гозманы ведут нас от Победы – к лузерству? К никчемности? К неполноценности?»

Ответ: «Россию вводят в роль жертвы»

Как с этим бороться, сообщается в нескольких словах, в последних абзацах:

«А, знаете, ведь деятельность либералов, в таком случае – подрывная. Диверсионная. Что там спецслужбы-то наши? Не хотят вспомнить опыт СМЕРША?»

Таким образом, перед нами – публикация, в которой практически четыре пятых объема посвящены пересказу, а значит, распространению сведений, которые мотивируют и оправдывают практику нацизма, доказывая, что она ничем не отличалась от практики СМЕРШ.

Вывод 2

Публикация У.Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”» способствует разжиганию социальной розни.

Автор выступает в своей публикации в роли типичного обывателя. С общественной трибуны колумнистка транслирует основные стереотипы российского массового сознания, привязывая образ врага к слову «либерал», проявляя агрессивную нетерпимость к инакомыслию и склонность к репрессивным методам в борьбе со «злом» (апелляция к спецслужбам - не хотят ли они «вспомнить опыт СМЕРШа»). Ее текст содержит конфликтогенную этническую информацию (упоминание «евреев», упоминание нарицательного «гозманы», использование характеристики «не Гозман, но близко»). Дуализм мышления автора разделяет людей на «наших» и «не наших». «Комплекс жертвы», свойственный российскому менталитету [1], компенсируется у автора фобией стать «жертвой», стать «лузером».

Пояснение

Образ автора в публикации двойственен. Рациональная и иррациональная стороны разделены, найдя воплощение в разных персонажах. Первый – рациональный – «либерал», «гозман», «диверсант», судя по его высказываниям – опытный, циничный, логичный, умный. Второй – иррациональный – «люди», «пользователи», Ульяна – одна из них. Судя по высказываниям, - этот персонаж простодушный, эмоциональный, не силен в логике, его могут сделать «лузером». Оба персонажа противопоставлены друг другу, выражая дуализм оппозиции российского массового сознания «Восток-Запад», как вариант – «простой народ» - «коварные идеологи». Из этого следует, что образ автора отражает особенность идентификации россиянина, которая формируется как негативная («я не этот, я - другой») [1], в дуализированном мифологическом пространстве [2, 6].

Обе стороны образа – рациональная (логическая) и иррациональная (эмоциональная) – одинаково представлены в личности колумнистки, однако она объявляет одной из них, персонифицированной в «либерале», войну. Она все время борется (см. заголовок - «Ульяна Скойбеда: «Я всегда буду защищать нашу Победу, но за «абажуры» приношу извинения»). Ее эмоциональные тексты, отсутствие в них цельности, последовательности, - все это свидетельствует, что у их автора существует внутренний конфликт между «правильным» и «неправильным». «Правильно» любить Родину, гордиться ее славной историей, ветеранами. Однако для этого нужно эмоциональное соучастие в этом процессе, вера в идеалы, жизнь в согласии с ценностями того периода. Поколение, которое представляет У.Скойбеда, формировалось в период жесткой ревизии этих ценностей. Эмоционального соучастия в их формировании и поддержке не произошло. Напротив, циничная критика, демифологизация, «расколодвывание» культурного пространства советской России в 90-е годы привели к потере ценностных ориентиров у многих из тех, кто окунулся в содержание этой критики, не имея иммунитета в виде сложившихся убеждений.

Признаком отсутствия этого «иммунитета» является болезненно эмоциональная реакция на высказывания в сети. Какими бы они ни были – это всего лишь высказывания в сети. Однако колумнистка сконструировала вокруг них напряженный политический дискурс, с помощью которого она, с нашей точки зрения, освобождается от своей фобии стать «неправильной». Ульяна Скойбеда произвела экстериоризацию «неправильного» в персонаже «либерала», «либеральной тусовки». И материал, сделавшийся предметом жалобы, и материал об извинениях автора организованы вокруг идеологемы «врага». Тема Отечественной войны здесь – только оперативный повод. Эта идеологема рассматривается специалистами как массовый синдром и механизм социокультурной интеграции [1, с.552]. Но поскольку «враг» в лице «либералов» находится среди нас, публикации автора, с нашей точки зрения, работают на расшатывание хрупкого гражданского согласия в стране, на разжигание социальной розни между «лагерями» людей, придерживающихся различных представлений.

Рабочая идея в публикации Скойбеды – рассматривать инакомыслящих как диверсантов и обратить на них внимание спецслужб – лишний раз подтверждает, что мышление автора организовано как административно-волевое. Такое мышление не сильно в анализе ценностной составляющей, символической наполненности российской культуры. Между тем, именно такого анализа требуют сегодня события истории страны. Тема Великой отечественной войны, по данным масштабных социологических исследований, являет собой одну из ключевых позиций общественной идентификации россиян, выполняя компенсаторную функцию в общественном устройстве современной жизни. Поэтому она окружена политическими и психологическими табу. Как указывает Л.Гудков, исторические особенности модернизации российского общества привели к тому, что высшие социальные или общенациональные ценности могут артикулироваться только в экстраординарной модальности - через ситуацию подвига, самопожертвования, спасения, миссии, отречения от повседневности. Таково условие воспроизводства заданных ценностей и соответственно – данного сообщества [1, с. 35].

Однако это не означает «неприкосновенности» обозначенного тематического направления. Осмысливать его в силу сложности необходимо с опытом, знаниями и уверенным пером публициста, который сможет на разборки в Интернете посмотреть социологически, отделяя ответственность политиков, самовыражающихся в своих блогах, от «мусора» в комментариях анонимов. Важно также отметить, что роль культурного символа в идентификации граждан страны зависит не от точки зрения на него отдельных лиц, а от того, какова сущестующая социальная и политическая реальность, которая и создает базу для возрождения, стабилизации или отторжения того или иного символа. Умение включить эти реалии в анализ – ноша для качественной журналистики.

Ульяна Скойбеда, недооценив всей сложности темы, через нарицательные персонажи подвергла ее рациональной ревизии и не справилась. Изменение модальности изложения темы в ее публикации привело к изменению позиции по отношению к «высшим социальным и общенациональным ценностям». Это, с нашей точки зрения, ведет к конфликту с господствующими в массовом сознании установками, не способствует общественному единению.

Вывод 3

Редакция «Комсомольской правды» в целом допустила злоупотребление доверием читателей в освещении и подаче серьезной темы. Принесенные Ульяной Скойбедой извинения не являются адекватными ситуации.

Пояснение

Колумнистка, по всей видимости, так до конца и не поняла, в чем здесь проблема, связывая ее только лишь с конкретным подзаголовком. Проблема видится в том, что тема, отсылающая к символу общественной идентификации россиян (к Победе в войне, к ее истокам, к участникам войны и т.д.), подана в формате «желтой» прессы, обеспечивающей себе популярность на информационном рынке за счет эпатажа и скандальности. По этому принципу сформирован заголовок материала, его первоначальный подзаголовок и первые три абзаца.

«Комсомольская правда», в каких бы форматах она ни выходила, за счет своего названия-бренда и еще не забытой истории «лучшей на земле газеты» [4] работает не с узкими сегментами «пользователей», а с населением (в отличие от блогов, посты из которых она распространяет). Активное использование таблодиного контента означает, что издание эксплуатирует имя некогда общенациональной, любимой миллионами газеты для достижения целей, не связанных с удовлетворением потребности аудитории в общественно-значимой информации.

Подзаголовок материала об извинениях Скойбеды: «Наша колумнистка о самом громком скандале этой недели» свидетельствует, что редакция, извлекая из скандала информационные и рейтинговые «дивиденды», не отказывается от манипулятивной политики и в данном конкретном случае: «бизнес, ничего личного».

Краткие ответы на поставленные перед экспертом вопросы:

1. Содержится ли в публикации Ульяны Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”» оправдание практики нацизма.

Ответ:

Содержится. Автор публикации, посвятив большую часть публикации транслированию взглядов своих оппонентов, неосознанно сформировал дискурс логического оправдания аналогии между СМЕРШ и СС. Материал Ульяны Скойбеды «Политик Леонид Гозман заявил: “Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС”» служит разжиганию социальной розни.

2. Если содержатся, то в каких фрагментах текста.

Ответ:

В той части текста, которая заканчивается фразой» « Как вам? Красиво? Разбил наголову…». Это больше 3/5 объема всего текста.

3. Должны ли быть особыми критерии ответственности за публичное оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны.

Ответ:

Критерии ответственности за публичное оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны должны быть особыми. Редакция «Комсомольской правды» в целом допустила злоупотребление доверием читателей в освещении и подаче серьезной темы в духе и стиле таблоида. Принесенные Ульяной Скойбедой извинения не являются адекватными ситуации.

4. Если должны, то чем обусловлена эта «особость»?

Ответ:

Критерии ответственности обусловлены тем, что

а) символ Победы в Отечественной войне и все, что с ним связано, до сих пор является основным символом общественной идентификации россиянина;

б) публичное высказывание в блоге и публичное высказывание на сайте «Комсомольской правды» имеют разный резонанс. У сайта некогда общенациональной газеты есть символический и социальный капитал, обеспечивающий большее влияние на общественное мнение;

в) колумнист обязан подчиняться правилам профессиональной этики журналистов издания, с трибуны которого он распространяет свои взгляды, а издание, несмотря на то, что оно является звеном медиабизнеса, обязано иметь эти правила как гарант социальной ответственности перед аудиторией.

Литература

1. Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов. М.: Новое литературное обозрение, «ВЦИОМ-А». 2004. – 816с.

2. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М.: Гнозис, Издательская группа «Прогресс». 1992.- 272с.

3. Профессиональная этика журналиста: Документы и справочные материалы / Под ред. Ю.В.Казакова. М., 2004. – 480с.

4. СНГ: Страна Нашей газеты. Спецвыпуск журнала «ХХ съезд». 7 июня 2012. М.:Август Борг. – 136 с.

5. Шайхитдинова С.К. Медиаэтика. Казань: Изд-во казанского ун-та, 2007.- 80 с.

6. Шайхитдинова С.К., Сагитова Л.В., Ходжаева Е.А «Черный дипломат», «гости столицы» и другие. К методу диагностики латентной ин/толерантности в периодической печати // «Другой» в пространстве коммуникации: Сб-к науч.ст. под ред. С.К. Шайхитдиновой Казань: Изд-во Казанского унта, 2007.–С. 228-260.

7. Шайхитдинова С.К. Экспертиза тестов массовой коммуникации как исследование / Культурологическая экспертиза. Теоретические модели и практический опыт. Коллективная монография / Под ред. В.А. Рабоша, Л.В.Никифоровой, Н.А. Кривич.- СПб., 2011.- С.243-263

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ