17.08.2017 09:38
Рассмотренные жалобы

Совет судей Тверской области против журналиста Экаева - Решение Общественной коллегии

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ
«О жалобе Совета судей Тверской области
на журналиста Экаева А.Ю. в связи с его публикациями
о деятельности судей»

г. Тверь, 26 ноября 2010 г.                                                    № 62

На 60-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-сообщества Михаила Федотова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Леонида Никитинского, Ирины Петровской, председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова, членов Палаты медиа-аудитории Виктора Монахова, Георгия Сатарова, Григория Томчина рассмотрела жалобу Совета судей Тверской области на журналиста Экаева А.Ю. в связи с его публикациями в газетах «Вече Твери сегодня», «Тверская газета», «Тверской адвокат» и «Тверской репортер», посвященными деятельности судей Тверской области. 


Вопросы процедуры. Организация-заявитель и журналист Экаев А.Ю. признали профессионально-этическую юрисдикцию Общественной коллегии и в связи с этим приняли на себя письменное обязательство не продолжать данный информационный спор в судебном или административном порядке.


С учетом изложенных выше обстоятельств дела и, руководствуясь положениями своего Устава, Общественная коллегия признала данную жалобу подлежащей рассмотрению в соответствии с мандатом Общественной коллегии по жалобам на прессу.


Позиция организации-заявителя изложена в обращении, подписанном председателем Совета судей Тверской области С.Н. Степановым. В обращении указывается, что «с 2004 г. в периодической печати Экаевым А.Ю. публикуются статьи негативного содержания о судьях Тверской области. При этом Экаев А.Ю. под видом высказывания собственного мнения оскорбительно высказывался в своих публикациях о судьях, действиями которых по рассмотрению дел он был недоволен как адвокат, участвующий в делах, рассматривавшихся этими судьями».
В качестве конкретных примеров в обращении Совета судей приводятся следующие публикации Экаева А.Ю.:
«А судьи кто?»;
«Нужен ли правосудию судья Харьков?»;
«Судья Харьков бежит с заседания»;
«Голубое правосудие»;
«Кто подставит президента?»;
«Цинизм тверского правосудия»;
«Харьков опять отчебучил»;
«Судье Гоголеву вешают лапшу на уши»;
«Судебная отставка»;
«Суд без совести?»;
«Выборы председателя»;
«Хочу - милую, хочу - караю...»;
«Борьба с коррупцией и женитьба судьи Райкеса»;
«Требуется уважение к Президенту России»;
«Судья Булавкин отмалчивается. Почему?»;
«Судья с душком»;
«Ставропольское нашествие»,
опубликованные в газетах «Вече Твери сегодня», «Тверской адвокат», «Тверская газета», «Тверской репортер».
В частности, 25 июня 2004 г. в газете «Вече Твери сегодня» Экаев А.Ю. опубликовал статью «А судьи кто?», в которой «оскорбительно высказался о судье Заволжского районного суда г. Твери Баранник О.И. как о судье с порочными человеческими качествами;
о судье Пролетарского районного суда г. Твери Виноградовой Р.Ф., как о человеке злоупотребляющем спиртными напитками, чье имя связал также с хамством и шантажом;
о судье Тверского областного суда Солдатовой Л.Н., сын которой, следователь прокуратуры, расследовал уголовное дело в отношении сотрудника милиции Залетина М.А., обвинявшегося в получении взятки, защиту которого осуществлял Экаев А.Ю.;
о заместителе председателя Калининского районного суда Тверской области Кубаревой Т.В., которая перед этим вынесла постановление о заключении под стражу указанного сотрудника милиции».
По мнению Совета судей «Экаев А.Ю. оскорбительно высказался о судьях именно в связи с осуществлением ими правосудия по делам, в которых он участвовал как защитник».
10 сентября, 17 сентября, 10 декабря 2004 г. и 22 апреля 2005 г. в газете «Тверская газета» опубликованы статьи Экаева А.Ю. «Нужен ли правосудию судья Харьков?», «Судья Харьков бежит с заседания», «Голубое правосудие» и «Кто подставит президента?», в которых он «называл судью «куркулем», настойчиво высказывал свои предположения о том, что судья Харьков является гомосексуалистом, о наличии у судьи признаков психопатологии, и требовал освидетельствовать Харькова на предмет гомосексуализма, используя при этом в статьях грубые выражения. Кроме того, в статье «Кто подставит президента?» Экаев А.Ю. написал о том, что убежден в гомосексуализме судьи, и что его назначение на должность было связано с тем, что Харькова «тянули свои», то есть голубые, между которыми существует большая привязанность».


По мнению Совета судей, все эти публикации также «были вызваны неудовлетворением Экаева А.Ю. действиями судьи Харькова В.Н. по рассмотрению уголовного дела по обвинению гражданина В. в совершении особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических веществ». Более того, Экаев А.Ю., будучи адвокатом гражданина В., заявил ходатайство о приобщении своих статей к делу, «после чего заявил отвод судье по тем основаниям, что тот не может не испытывать к нему неприязни после ознакомления с этими статьями. Тем самым Экаев А.Ю. вмешался в осуществление правосудия, искусственным путем добившись изменения неугодного ему состава суда, то есть совершил преступление, предусмотренное ч. З ст. 294 УК РФ, за что был осужден Тверским областным судом 02 октября 2006 г.» к 3,5 годам лишения свободы, с лишением права заниматься адвокатской деятельностью и деятельностью по оказанию юридических услуг сроком на 3 года.


В 2005 г. Экаев А.Ю., будучи одновременно адвокатом и главным редактором газеты «Тверской адвокат», опубликовал ряд материалов, «в которых фактически унижались честь и достоинство других судей Тверской области». Так, в статье «Цинизм тверского правосудия» автор «цинично высказался о судье Пролетарского районного суда г.Твери Сайковой М.Н. и судье Тверского областного суда Каневской Г.В. в связи с их участием в рассмотрении дела, по которому он осуществлял защиту гр.В. В заметке «Харьков опять отчебучил» Экаев А.Ю. написал, что добивается «проведения в рамках уголовного дела экспертизы с участием Харькова, в ходе которой последний «вынужден будет представить специалисту возможность осмотра и обследования своей жопы на предмет наличия признаков гомосексуальной деятельности в пассивной форме».
В той же газете Экаев А.Ю. опубликовал статью «Судье Гоголеву вешают лапшу на уши», в которой «будучи недовольным решением судьи Московского районного суда г. Твери Гоголева И.Ю. о продлении срока содержания под стражей подзащитного Экаева А.Ю. - гражданина Т., оскорбительно высказался об этом судье, а также указал, что этого судью, как и упоминавшуюся в предыдущем номере газеты судью Каневскую Г.В., необходимо «вымести» из правосудия».
В той же газете Экаев А.Ю. «вновь отрицательно упоминая о судьях Каневской Г.В., Гоголеве И.Ю., Харькове В.Н., указал также, что очередным «отрицательным персонажем» его газеты отныне является судья Тверского областного суда Кубарева Т.В., поводом для чего стал «злой блеск в ее глазах», который присущ «обиженным внешностью женщинам-судьям».


В той же газете Экаев А.Ю. написал о судье Тверского областного суда Трофимовой Е.Е., что она - «увядающая женщина», «старая девственница», а также «оскорбительно высказался о председателе Московского районного суда г. Твери Першиной Т.Е.».


После освобождения из мест лишения свободы Экаев А.Ю. опубликовал в «Тверской газете» статью «Судебная отставка», в которой «распространил заведомо ложные сведения о якобы незаконном получении в 1991 г. квартиры председателем суда Шмелевым А.Ю.», а также статью «Суд без совести?», в которой «распространил не соответствующие действительности сведения о том, что судья Московского районного суда г. Твери Гоголев И.Ю., который в 2005г. рассматривал гражданское дело, стороной в котором являлся гр. Экаев А.Ю., «совершил вмешательство в деятельность судьи с использованием служебного положения», то есть по существу распространил заведомо ложные сведения о совершении судьей уголовно-наказуемого деяния».


Как отмечается в обращении Совета судей, в публикациях «Хочу -милую, хочу - караю...» и «Борьба с коррупцией и женитьба судьи Райкеса» Экаев А.Ю. «обвинил судей Тверского областного суда Андреева В.В. и Райкеса Б.С. в коррумпированности, и распространил не соответствующие действительности сведения о том, что эти судьи якобы незаконно назначали наказание по уголовным делам, которые рассматривали». По мнению Совета судей, эти публикации были связаны с тем, что оба судьи рассматривали уголовные дела с участием Экаева А.Ю. как адвоката и как подсудимого.


В той же «Тверской газете» Экаев А.Ю. опубликовал материал против судьи Калининского районного суда Булавкина А.А., не допустившего его к участию в деле в связи с имеющимся приговором суда. В статье «Требуется уважение к Президенту России» автор «сообщил заведомо ложные сведения о якобы незаконном получении квартиры Булавкиным А.А.». По мнению Совета судей, эти действия «очевидно вызваны и тем, что в 1997 г. Булавкин А.А. как старший следователь отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Тверской области производил расследование уголовного дела в отношении Экаева А.Ю.», служившего тогда в налоговой полиции.


В обращении Совета судей указывается также, что в «Тверской газете» в статье «Судебная отставка» Экаев А.Ю. «не только распространил не соответствующие действительности сведения о якобы незаконном получении квартиры работавшим в тот период председателем Тверского областного суда Шмелевым А.Ю., но и выразил «сочувствие» рекомендованному на должность председателя Тверского областного суда Карташову А.Ю. в том, что ему придется заниматься этим и иными вопросами в организации судебной системы Тверской области, на которые у Экаева А.Ю. имелись свои взгляды».


После того, как в июне 2010г. Карташов А.Ю. приступил к работе в качестве председателя Тверского областного суда, сообщается в обращении Совета судей, Экаев А.Ю., «видимо, ожидал от него негативных действий по отношению к судьям, которые ранее принимали участие в судопроизводстве по делам с участием Экаева А.Ю. …Однако таких действий не последовало ввиду не соответствия действительности сообщавшихся Экаевым А.Ю. сведений. Тогда Экаев А.Ю, очевидно, будучи недовольным реакцией Карташова А.Ю. на его обращения, 17 февраля 2010 г. на официальном бланке редакции «Тверской газеты» направил председателю Тверского областного суда Карташову А.Ю. официальное письмо, в котором оскорбительно высказался о личных человеческих качествах Карташова А.Ю., а также распространил в отношении него клеветнические сведения о причастности Карташова А.Ю. как судьи к взяточничеству и коррумпированности. Письмом от 01 марта 2010 г. главный редактор «Тверской газеты» Локтев Н.Ф. принес письменные извинения Карташову А.Ю. за направленное Экаевым А.Ю. письмо, после чего Экаев А.Ю. уволился из «Тверской газеты».».


В мае 2010 г. Экаев А.Ю. учредил электронную газету «Тверской репортер», в которой, «являясь главным редактором, продолжил публиковать измышления и оскорбительные высказывания о судьях Булавкине А.А., Гоголеве И.Ю., Першиной Т.Е. и других. Так, 20 мая 2010г. им была опубликована статья «Судья Булавкин отмалчивается. Почему?», в которой Экаев А.Ю., зная о том, что никаких нарушений при предоставлении жилья данному судье допущено не было, вновь поднял тему якобы незаконного получения жилья этим судье и заявил об отсутствии у этого судьи порядочности и совести. В этой же статье Экаев обвинил в коррупционности судью Московского районного суда Гоголева И.Ю., а также оскорбительно высказался о председателе Тверского областного суда Карташове А.Ю., обвинив его в протекционизме».


Кроме того, в «Тверском репортере» Экаев А.Ю. опубликовал «журналистский запрос, в котором им были распространены конфиденциальные и не подлежащие разглашению персональные сведения о председателе Тверского областного суда Карташове А.Ю.: о его месте жительства, составе семьи и т.д., вследствие чего эти данные стали доступными, в том числе, и представителям преступной среды. В этом же запросе Экаев А.Ю. фактически в утвердительной форме распространил не соответствующие действительности сведения о том, что якобы Карташов А.Ю. проживает в квартире, предоставленной ему неким состоятельным владельцем (хотя фактически данная квартира является служебной), а также о том, что в этой же квартире в качестве домработницы якобы проживает Малинникова Н.И., являющаяся помощником судьи арбитражного суда Тверской области, что также не соответствует действительности.


Как полагает Совет судей, «под видом журналистских запросов» Экаевым А.Ю. опубликованы в «Тверском репортере» и «разосланы в суды Тверской области утверждения о причастности судей к коррупции, в которых автор требовал, чтобы судьи сами оправдывались о непричастности к ней».


Кроме того, в «Тверском репортере» была опубликована статья «Судья с душком», в которой Экаев А.Ю. «безосновательно обвинил судью Пролетарского районного суда г. Твери Беляеву СВ. в применении незаконных методов при рассмотрении уголовного дела и распространил не соответствующие действительности сведения о том, что эта судья не рассмотрела якобы две жалобы, поданные заявителем, хотя на самом деле эти факты не имели места; при этом Экаев А.Ю. не сообщил в данной статье что он сам пытался незаконно принять участие в рассмотрении уголовного дела в качестве защитника, однако не был допущен судьей Беляевой СВ. к участию в деле».


Есть у Совета судей претензии и к статье «Ставропольское нашествие», в которой Экаев А.Ю. «вновь безосновательно обвинил председателя Тверского областного суда Карташова А.Ю. в протекционизме, судью Московского районного суда г. Твери Гоголева И.Ю. и председателя этого же суда Першину Т.Е. - в коррупционности; повторно распространил не соответствующие действительности сведения о судье Тверского областного суда Райкесе Б.С; оскорбительно высказался о помощнике судьи Пролетарского районного суда г. Твери Спесивцевой Н., которая к моменту выхода статьи была рекомендована к назначению на должность судьи Пеновского районного суда Тверской области, указав, что она «не годится на роль судьи», и на ее «близость то ли к делу, то ли к телу» Карташова А.Ю. как на основание к рекомендации ее на должность судьи (в настоящее время Указом Президента РФ Спесивцева Н. назначена судьей Пеновского районного суда Тверской области); проанализировав анонимное письмо, якобы пришедшее ему из Ставропольского краевого суда, обвинил председателя Тверского областного суда Карташова А.Ю. не только в протекционизме, но и в коррумпированности, а также в том, что последний якобы «воспрепятствовал» журналистской деятельности Экаева А.Ю., и что «коллеги, чиновники, бизнесмены так или иначе общающиеся с Карташовым, рискуют оказаться у него на крючке. У Карташова усматривается манера собирать и хранить даже самые безобидные клочки бумаги о своих визави, чтобы в нужный момент истолковывать их на свой лад»; высказал утверждение об отсутствии у Карташова «совести и чувства ответственности... за предлагаемые кадры»; распространил не соответствующие действительности сведения о том, что гр. Акуев К.К. и Бекетов Д.В. были допущены к сдаче квалификационного экзамена на должность судьи без предоставления характеристик и других необходимых документов».


По мнению Совета судей, «изложенное позволяет придти к выводу о том, что Экаев А.Ю., являясь лицом, неоднократно ранее судимым и отбывающим в настоящее время наказание, на протяжении длительного времени не только распространяет клеветнические сведения в отношении судей, и допускает оскорбительные высказывания в отношении них, но и безосновательно пытается сформировать в определенных кругах через средства массовой информации отрицательное мнение о судебной системе Тверской области».


Совет судей считает, что «действия Экаева А.Ю. противоречат как Кодексу профессиональной этики российского журналиста, так и международным нормам и принципам журналистской этики, направлены на подрыв доверия населения к судебной власти, в связи с чем просит рассмотреть жалобу и дать оценку указанным выше статьям Экаева А.Ю.».


Позиция журналиста Экаева А.Ю. в письменной форме изложена им не была, однако была озвучена им в ходе заседания Общественной коллегии.
Обстоятельства, установленные в ходе заседания Общественной коллегии.


Представитель организации-заявителя, председатель Совета судей Тверской области Степанов С.Н. подробно изложил претензии судейского сообщества региона к журналисту Экаеву А.Ю., сформулированные в обращении Совета судей в Общественную коллегию. Он подчеркнул, что в своих публикациях Экаев А.Ю., начиная с 2004 года, систематически негативно и оскорбительно высказывался о судьях, рассматривавших дела, в которых сам он участвовал в качестве адвоката. Совет судей просит Общественную коллегию дать оценку действиям журналиста Экаева А.Ю.


Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Степанов С.Н. пояснил, что в своих публикациях журналист Экаев А.Ю. постоянно переходит на личности судей. Например, в одной из статей он без каких-либо оснований утверждает, что судья Баранник О.И. ведет заседания в нетрезвом состоянии. По этим публикациям Совет судей не будет подавать в суд на Экаева А.Ю., если тот выполнит решение Общественной коллегии по жалобам на прессу, каким бы оно ни было. Степанов С.Н. подчеркнул, что в обращении Совета судей речь идет о конкретных вещах: допустимо ли журналисту высказываться оскорбительно о судьях, унижать их человеческое достоинство. В Совете судей неоднократно проверялись публикации Экаева А.Ю. на предмет соответствия его утверждений действительности. Поскольку почти все публикации Экаева А.Ю. касались конкретных уголовных и гражданских дел, постольку вынесенные по ним судебные решения проходили проверку в вышестоящих инстанциях и не были отменены. Если из публикаций Экаева А.Ю. убрать все оскорбительные высказывания, касающиеся личности судей, то в них ничего не останется, так как никаких реальных фактов не приводится, никаких реальных вопросов совершенствования судебной деятельности не ставится.


Выступивший на стороне организации-заявителя Карташов А.Ю., председатель Тверского областного суда, пояснил, что еще до назначения ему на прежнее место работы позвонил Экаев А.Ю., представившийся видным тверским публицистом. Спустя несколько дней он прислал письмо с газетной вырезкой, в которой рассказывалось о личных заслугах Экаева А.Ю. Когда же Карташов А.Ю. стал разбирать конкретные жалобы Экаева А.Ю., то понял, что он дважды судим и судимости не сняты. Карташов А.Ю. отметил, что Экаев А.Ю. неоднократно пытался добиться встречи с ним, предлагал показывать ему рукописи статей перед публикацией. Однако председатель суда не стал с ним контактировать, будучи убежден, что судья не должен общаться с осужденными, чтобы не уронить престиж судебной власти. Тогда Экаев А.Ю. опубликовал целый цикл статей, в которых обвинил Карташова А.Ю. в коррупции и потребовал, чтобы председатель суда доказал свою непричастность к ней.


Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Карташов А.Ю. пояснил, что уклонился от личного контакта с Экаевым А.Ю., учитывая характер его преступлений против правосудия. Он подчеркнул, что Экаев А.Ю. в своих публикациях извращает факты, выдумывает криминальные объяснения абсолютно законных действий судей и таким образом создаёт иллюзию правды. Например, судья Райкес Б.С. женился на вдове человека, которого он когда-то судил. Дело житейское, но Экаев А.Ю. своей публикацией опозорил судью и только потому, что тот когда-то не поддержал позицию адвоката Экаева А.Ю. по конкретному судебному делу. Карташов А.Ю. пояснил также, что в Тверской области работают 333 судьи, из них 15 иногородних, в т.ч. из Ставропольского края и из Калининградской области.


Журналист Экаев А.Ю. пояснил, что является главным редактором газеты «Тверской репортер». Он действительно звонил Карташову А.Ю. на прежнее место работы в Ставропольском краевом суде, узнав о его назначении председателем Тверского областного суда. Потом Карташов А.Ю. сам звонил ему, давал дополнительную информацию о себе. Экаев А.Ю. отметил, что уже написал статью «Карташова нужно признать взяточником» и хотя она еще не опубликована, он намерен зачитать ее на заседании Общественной коллегии. Эта статья посвящена вопросу о том, каким образом решался жилищный вопрос председателя областного суда: областная администрация купила квартиру и сдала ее в наем Карташову А.Ю. По его мнению, это взятка, которую областная администрация дала председателю областного суда. 


Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Экаев А.Ю. пояснил, что является адвокатом, а не журналистом. В то же время он просил не отделять его статьи, подписанные адвокатским титулом, от его же журналистских статей. Он подчеркнул, что в своих публикациях всегда отталкивается от правовой основы. «Если бы были юридические основания, - отметил Экаев А.Ю., - меня бы давно осудили. Ведь оскорбления могут иметь место только в неприличной форме, а у меня в статьях нет неприличных выражений. Я не говорю о том, что судья ведет заседание без мантии, я пишу о квартире Карташова». Он подчеркнул, что не может отнести свои статьи, подписанные адвокатским титулом, ни к одному из жанров журналистики. «Я пишу психологические портреты судей». В то же время он отметил, что не считает себя правозащитником: «Я всегда защищал адресно, используя все свои возможности. Тебя выгоняют в дверь, залезай в форточку». Экаев А.Ю. подчеркнул, что не считает себя журналистом, хотя формально имеет статус журналиста. В настоящее время он является главным редактором и издателем газеты «Тверской репортер», размещенной также в сети Интернет.


Общественная коллегия ознакомилась со всеми публикациями Экаева А.Ю., ставшими предметом информационного спора, а также с представленными сторонами документами, в том числе с постановлениями, решениями, приговорами и определениями по различным делам, затронутым в публикациях, ставших предметом данного информационного спора.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ


1. Общественная коллегия квалифицирует данный информационный спор как связанный с освещением судебной деятельности в средствах массовой информации и рассматривает его как очередной шаг по практическому воплощению положений статьи 23 Федерального закона от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и пункта 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике работы судов по применению Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»», предусмотревших возможность разрешения в Общественной коллегии по жалобам на прессу споров, касающихся освещения судебной деятельности в СМИ. Приветствуя стремление судейского сообщества апеллировать в спорах со СМИ к институту и процедурам саморегулирования, не прибегая к судебному разбирательству, Общественная коллегия рассматривает такой подход как продуктивный, существенный для возвращения доверия общества как к российским СМИ, так и к системе российского правосудия.


2. Общественная коллегия обращает внимание на слова Экаева А.Ю. о том, что он не является ни правозащитником, ни профессиональным журналистом, и, будучи адвокатом – даже в условиях судебного запрета на занятие адвокатской практикой, – всегда защищает интересы людей адресно, то есть защищает интересы своих клиентов, используя в этих целях любые доступные средства, в том числе выступления в СМИ.


Общественная коллегия полагает, что подобная деятельность не корреспондируется с международно признанным, устоявшимся пониманием рода деятельности, именуемого журналистикой, и профессиональным поведением, именуемым журналистским. Хотя деятельность Экаева А.Ю. и направлена на поиск, сбор и распространение информации, в том числе, соответствующих действительности общественно значимых сведений, мотивом ее обнаруживается не публичный интерес, а частный интерес лица, ведущего такую деятельность или являющегося ее бенефициаром. В то же время для рядового читателя Экаев А.Ю., выступающий в СМИ в качестве автора и, тем более, редактора, выглядит журналистом, отстаивающим высшие ценности правосудия. Только и исключительно по этой причине Общественная коллегия считает возможным оценить заведомо не профессиональные публикации Экаева А.Ю. с позиций профессиональной журналистской этики.  


3. Общественная коллегия обращает внимание на тот факт, что в большинстве публикаций, ставших предметом данного информационного спора, журналист Экаев А.Ю. выступает не только как автор, но и как один из заинтересованных участников освещаемого судебного дела. Совмещение авторства газетной публикации о конкретном судебном деле со статусом участника этого судебного дела, рассматривается Общественной коллегией как этически недопустимое для журналиста. Вопрос о том, соответствует ли подобная практика правилам адвокатской этики, Общественная коллегия оставляет на усмотрение органов саморегулирования адвокатского сообщества. В любом случае, главный редактор, как лицо, в силу Закона о СМИ признаваемое журналистом, возглавляющее редакцию и отвечающее за содержание средства массовой информации, совершает грубое нарушение профессиональной журналистской этики, допуская публикацию подобных материалов.


4. Общественная коллегия обращает внимание на то, что истинные мотивы написания того или иного журналистского материала далеко не всегда лежат на поверхности, и сам автор зачастую даже самому себе не может признаться в своих истинных побуждениях (феномен «рационализации мотива»). Вот почему при разрешении информационных споров в области СМИ важно точно определить соотношение публичного и частного интереса в действиях журналиста. Рассматривая в этом плане публикации журналиста Экаева А.Ю., Общественная коллегия полагает, что они продиктованы, как частным, так и публичным интересами, которые сам автор не всегда в состоянии различить. Когда Экаев А.Ю. пользовался профессиональным статусом журналиста для защиты частных интересов своих клиентов или сведения счетов с неугодными ему судьями, он грубо нарушал профессиональную этику журналиста. Но даже в тех случаях, когда он выступал в защиту общественных интересов, польза от его публикаций, по сути, перечеркивалась тем ущербом для авторитета института судебной власти, который наносит заведомо предвзятое отношение к многим конкретным судьям, прямым следствием которого оказывается и использование СМИ для распространения безосновательных домыслов, и использование в СМИ выражений и образов, решительно несовместимых с принятым в цивилизованном обществе отношением к институту суда и его представителям.  


5. Общественная коллегия обращает особое внимание на статью Экаева А.Ю. «Ставропольское нашествие», в которой затрагивается тема обновления судейского корпуса Тверской области. В целом, механизмы назначения судей, как и информация о жизненном пути кандидатов на судейские должности, безусловно, лежат в сфере публичного интереса. В этом контексте данная публикация представляется поднимающей общественно значимую тему, соответствующую устремлениям судейского сообщества к открытости. Не имея основания сомневаться в искренности автора, Общественная коллегия полагает, тем не менее, что автор в данном случае определенно помешал самому себе раскрыть тему, сместив внимание читателей с реальных проблем на психологические детали и подменив аргументированный анализ фактов слухами и предположениями.


Коллегия отмечает, что более широкое участие граждански активной общественности в работе квалификационных коллегий судей, а также более широкие публикации о кандидатах на должности судей и об уже назначенных судьях – могли бы содействовать укреплению доверия общества к судебной власти.
6. Общественная коллегия обращает внимание на то, что Совет судей Тверской области в своем обращении настойчиво подчеркивает прежние судимости журналиста Экаева А.Ю. В связи с этим Общественная коллегия полагает, что судимость не препятствуют кому бы то ни было профессионально заниматься журналистикой или сотрудничать со СМИ в качестве автора.


7. Общественная коллегия напоминает о своем решении № 48 от 13.7.2010 «О жалобе Совета судей Ростовской области на журналиста Толмачева А.М. в связи с его публикациями в региональном приложении «Аргументы неделi. Юг» и журнале «Про Ростов»», в котором подчеркивается, что «судебные решения и вообще деятельность судов не лежат вне зоны критики». В то же время «журналист, обращающийся к теме судопроизводства, судебных решений, профессиональной деятельности судей и, тем более, к личности конкретных судей, не может относиться к фактору авторитета правосудия как к несущественному и для  себя, и для журналистской профессии в целом, и для общества, интересы которого он представляет». 
8. Общественная коллегия предлагает обеим сторонам информационного спора разместить полный текст данного решения на интернет-сайтах, находящихся в их распоряжении.


9. Общественная коллегия просит:
редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;
Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;
Совет судей Российской Федерации и Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.  

Председательствующий,
М.А.Федотов, доктор юридических наук, профессор

В соответствии с пунктом 7.4. Устава Общественной коллегии состоявшееся решение обнародовано 16 декабря 2010 года на сайте www.presscouncil.ru.

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу