29 Апрель 2017
Рассмотренные жалобы

Жалоба представителей ряда СМИ на фильм НТВ "Должники Госдепа" - Решение Коллегии

Оглавление

 

 

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе Пургина Ю.П., генерального директора ИД “Алтапресс”, Киршина Б.Н., генерального директора, главного редактора газеты “Челябинский рабочий”, Левина Л.И., генерального директора ИПД “Норд-пресс”, Мучника В.М., главного редактора ТРК ТВ-2 на публикацию программой “ЧП-расследование” АО “Телекомпания НТВ” выпуска “Должники Госдепа”. (Автор – Михаил Игонин, дата публикации в телеэфире 04.03.2016.)»

 

 

г. Москва, 28 апреля 2016 г.                                                        № 137

 

 

На 135-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-аудитории Владимира Лукина(председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Александра Копейки, Виктора Лошака, Дмитрия Муратова, Николая Сванидзе, членов Палаты медиа-аудитории Вадима Зиятдинова, Юрия Казакова, Марии Каннабих, Артёма Кирьянова, Виктора Монахова, Григория Томчина рассмотрела обращение Пургина Ю.П., генерального директора ИД «Алтапресс», Киршина Б.Н., генерального директора, главного редактора газеты «Челябинский рабочий», Левина Л.И., генерального директора ИПД «Норд-пресс», Мучника В.М., главного редактора ТРК ТВ-2 на публикацию программой «ЧП-расследование» АО «Телекомпания НТВ» выпуска “Должники Госдепа”. (Автор – Михаил Игонин, дата публикации в телеэфире 04.03.2016 г., адрес передачи: http://www.ntv.ru/video/skoro/1265547/)

 

Вопросы процедуры. Заявители – Ю.П. Пургин, Б.Н. Киршин, Л.И. Левин и В.М. Мучник -  подписали Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв тем самым на себя обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, АО «Телекомпания НТВ», в лице первого заместителя Генерального директора АО «Телекомпания НТВ» Т.С. Гавриловой, направила в адрес Общественной коллегии по жалобам на прессу письмо следующего содержания. «АО «Телекомпания НТВ» рассмотрело жалобу г-на Пургина Ю.П., считает изложенные в ней доводы необоснованными и не подлежащими рассмотрению в Коллегии.

Сообщаем, что АО «Телекомпания НТВ» не принимает компетенцию Общественной коллегии и возражает против рассмотрения каких-либо споров внутри Коллегии в связи с тем, что установленные Коллегией полномочия входят в компетенцию исключительно судебных органов в соответствии с нормами материального и процессуального права Российской Федерации (ст.151,152 Гражданского Кодекса РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и др.), и не могут быть переданы общественной организации.

На основании изложенного, полагаем, если г-н Пургин Ю.П. считает, что дсйствиями телекомпании НТВ были нарушены его законные права и интересы, он вправе обратиться с претензией напрямую в адрес телекомпании НТВ или в судебные органы.

 

Позиция заявителей,  Ю.П. Пургина, Б.Н. Киршина, Л.И. Левина и В.М. Мучника, при обращении в Коллегию была выражена следующим образом. «Просим вас оценить на предмет соблюдения профессиональных и этических норм программу НТВ “Должники Госдепа”, вышедшую в эфир 4 марта с.г. Эта программа была посвящена известным российским региональным российским СМИ (“Алтапресс” Барнаул, ТВ-2 Томск, “Мой район” Петербург, “Челябинский рабочий”, “Якутск вечерний”). Мы считаем, что данная программа подрывает деловую репутацию наших компаний, смешивает реальные факты и откровенную ложь, выдвигает против героев программы надуманные необоснованные обвинения. В частности, ней утверждается, что перечисленные СМИ, получавшие в разное время кредиты от фонда МДИФ (ранее МДЛФ), под давлением кредиторов выстраивали редакционную политику в интересах Государственного департамента США. В качестве доказательной базы этого лживого утверждения использовалось интервью одного из получателей кредита МДЛФ. Он отказался расплачиваться с кредиторами и, таким образом, использовал эфир НТВ для решения своих финансовых проблем. При этом в передаче он выглядит чуть ли не героем, в то время как те, кто возвращает взятые кредиты за счет заработанных своим собственных средств, представлены в образе агентов влияния США. Подробности о того, как готовилась эта передача, раскрыты в расследовании Леонида Никитинского в «Новой газете» (прилагается – http://www.novayagazeta.ru/politics/72121.html). Интересно, к примеру, что ее авторы, договариваясь об интервью с нами, каждый раз зачем-то лгали нам о предмете своих съемок.

Мы, руководители региональных СМИ, подвергшиеся пропагандистской атаке со стороны НТВ, хотели бы пояснить по данному сюжету следующее.

1) Кредиты МДЛФ - это обычная практика кредитования на международных рынках. Равно такая же, к какой прибегали и прибегают другие российские бизнес-структуры, включая, между прочим, Газпром. (Кстати, НТВ - аффилированная с ним структура.) Кредиты эти получались, не тайно, как утверждается в передаче, а явно, в полном соответствии с российским законодательством под разумные коммерческие проценты и процедура их получения была совершенно прозрачна. Кредитование шло через российские банки и контролировалось российскими органами валютного контроля. При этом сам Фонд имел представительство в Москве и совершенно открыто работал в полном соответствии с международным и отечественным законодательством.

2) МДЛФ никогда не предпринимал никаких попыток вмешательства в редакционную политику управляемых нами СМИ. Уже не говоря о давлении на них. Фонд является негосударственным. Госдеп не имел и не имеет никакого отношения к этим кредитам вообще. Сегодня, реализуя инвестиционные проекты, мы нередко используем кредитование, в том числе и российских банков: ВТБ24, Сбербанка и других. Но это отнюдь не равнозначно тому, что наша редакционная политика должна попадать в зависимость от каких-либо финансовых институтов.

3) Взятые у МДЛФ кредиты по большей части использовались для модернизации технической базы наших компаний. При этом в ряде случаев шли на пользу и другим СМИ. В типографиях, построенных на кредитные средства в Барнауле, Якутске, Челябинске, печатались не только наши издания, но многие местные и федеральные, в том числе, государственные: потому, в том числе, что эти типографии стали первыми полноцветными газетными ротациями в регионах.

4) Никогда за долгие годы своего существования мы не позволяли, несмотря на неоднократные попытки со стороны местных властей и политиков разных мастей, вмешиваться в нашу редакционную политику. И это принцип. Принцип не оппозиционных, как говорится в сюжете НТВ, а реально независимых медиакомпаний, созданных в начале 90-х годов профессиональными журналистами, которые и сегодня в большинстве своем остаются их менеджерами и владельцами.

5) Да, у наших журналистов разные позиции и взгляды на развитие своих регионов и нашей страны. Иногда они не совпадают со взглядами каких-то чиновников. Но это не значит, что наши редакционные коллективы и наши журналисты не являются патриотами нашего отечества. Как не значит и то, что мы, в отличие от авторов телепередачи, непрофессионально делаем свою журналистскую работу, не отделяем факты от мнений, или манипулируем сознанием аудитории. Свидетельство тому – многочисленные российские награды и реакция отрасли и Союза журналистов РФ на тенденциозную передачу, которая имеет мало общего с профессией «журналист»: http://www.ruj.ru/_information/zayavlenie_soyuza_zhurnalistov_rossii_v_svyazi_s_programmoy_dolzhniki_gosdepa_na_ntv/ http://anri.org.ru/news/item.php?SECTION_ID=20&ELEMENT_ID=14920

6) На наш взгляд, бездоказательная и лживая программа НТВ наносит репутационный ущерб не только нашим СМИ, но и российскому медиасообществу в целом, представляя авторитетные региональные СМИ, существующие на рынке многие годы, как инструмент манипуляций из-за рубежа. Эта программа наносит ущерб российскому обществу и государству, ухудшает и без того взвинченную общественную атмосферу, ориентируя телевизионную аудиторию на поиск мифических внутренних врагов.

Мы просим Коллегию рассмотреть нашу жалобу, и высказать свою оценку программы "Должники госдепа" на предмет того, содержит ли данная программа признаки манипулирования сознанием и вводит ли в заблуждение аудиторию, подрывает ли она нашу деловую репутацию, сообщает ли она недостоверные факты в отношении наших компаний? Мы считаем своим профессиональным долгом в существующих условиях по возможности чаще напоминать людям, работающим в медиа, об элементарных правилах профессии и нормах журналистской этики. Последнее, понятно, имеет малое отношение к телеканалу НТВ в его нынешнем состоянии, но может быть небесполезно для медиасообщества в целом.

 

Позиция адресата жалобы по существу претензий к программе и вещателю, а также поставленных ими вопросов, осталась не прояснённой.

 

Информационные письма с приглашением к участию в заседании Коллегии были направлены Сеславинскому М.В., руководителю Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, Никифорову Н.А, министру связи и массовых коммуникаций РФ, Жарову А.А., руководителю Федеральной службы по надзору в сфере информационных технологий и массовых коммуникаций, Левину Л.Л., Председателю комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи, Бирюкову Д.В., член Совета Общественной палаты РФ, Председателю комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций. Реакции адресатов на письма не последовало.

 

Члены adhocколлегии на этапе подготовки к проведению заседания получили возможность ознакомиться с результатами исследования («Мнением эксперта») д.филос.н., проф. С.К. Шайхитдиновой, постоянного эксперта Коллегии, а также с текстами Заявления Союза журналистов России в связи с программой «Должники Госдепа» на НТВ и Заявления медиасообщества по поводу передачи «Должники Госдепа».

 

Заявители Ю.П. Пургин и В.И. Левин принимали участие в заседании Коллегии (в его открытой части). Попытка заявителя В.М. Мучника принять  участие в той же части заседания по скайпу обнаружилась технически невозможной. По предложению Коллегии, В.М. Мучник направил в её адрес короткое письмо с изложением личной позиции по существу дела и с ответом на два уточняющих вопроса, которые по тем же техническим причинам ему были заданы в письменном виде.   

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. По утверждению Ю.П. Пургина, «в этом сюжете всё перевёрнуто с ног на голову. Журналистским расследованием называется пропагандистская история, главным героем которой объявлен человек, который не отдаёт деньги, взятые в долг. Аудитория безусловно вводится в заблуждение сюжетом, в котором смешивается всё, начиная от студентки, поехавшей на обучение, до известного издателя, который не присутствует на заседании только потому, что сейчас восстанавливается после инсульта. “Оппозиционными” в этом сюжете называется СМИ, которые на самом деле являются  независимыми. Уточнив, что его компания проходит в сюжете «боком, не очень понятными моментами» («есть там эпизод, в котором я говорю, что скоро нас ждёт ренессанс качественной журналистики. Я это говорю - по-моему, на Урале - в отношении того, что скоро перестанет быть востребованной журналистика серая, пропагандистская, а востребована будет журналистика серьёзная. Потому, что каждый читатель сегодня – он и писатель, и если мы хотим остаться в этом пространстве, то мы должны быть глубокими, правдивыми и так далее. Но этого вы не услышали, услышали что-то про “ренессанс”, а дальше - про деньги»), Ю.П. Пургин остановился на последствиях появления «Должников Госдепа». Одним из таких последствий стала попытка некоторых местных СМИ «подхватить» и развить  сюжет «фильма» НТВ. Не назвав по имени информационное агентство, которое «лихо интерпретировало» подачу, «пересказав сюжет и добавив к нему подробности и вопросы», заявитель обратил внимание Коллегии на правовую и медиаэтическую коллизию: информагентство, вынужденное опубликовать опровержение, под прикрытием «свободы слова» не отключило комментарии своих читателей. Как результат - настоявшие на опровержении обнаружили себя «облитыми грязью дважды».

Выразив благодарность за поддержку Союзу журналистов России и «отрасли», представленной теми организациями, которые подписали Заявления медиасообщества по поводу передачи «Должники Госдепа», заявитель на им же самим сформулированный вопрос «про деньги» («Действительно ли мы получали деньги?») дал следующий ответ. «Да, мы их действительно получали. И я этим горжусь. И этим гордился Алтайский край в своё время, когда мы построили первыми в регионе большую газетную типографию. Это были кредитные деньги, и мы их отдали. И я не считаю себя должником не только госдепа, но даже и фонда, потому что мы, заёмщики, эти деньги отдали. Но об этом написал сам МДИФ, который опроверг все инсинуации. Договор является коммерческой тайной, но вот что сказано в официальной реакции МДИФ на «фильм» «Должники Госдепа»: «Предположение о том, что МДИФ вмешивается в редакционную политику заёмщиков, полностью ложно. Это запрещено, в том числе, нашими уставными документами. Наш стандартный договор займа имеет всего одну ссылку на редакционное содержание наших заёмщиков. В нём говорится, что «Заёмщик должен осуществлять свою деятельность в соответствии с общепринятой практикой независимости, беспристрастности, плюрализма, толерантности и ответственности средств массовой информации».

Л.И. Левин свою позицию прояснил следующим образом. «Первое - о статье “Ненависть”, авторство которой мне приписывается в публикации: я не писал этой статьи, эту статью написал другой человек. Но я бы подписался под ней двумя руками: потому, что там нет никакой поддержки кого-то конкретного; речь идёт именно о ненависти, о том, что переполняет нашу жизнь сегодня.

Второе. Да, я взял кредит у фонда. Я не знал, что этим фондом «командует» Сорос. Но если бы даже знал, я бы кредит этот всё равно взял, потому, что кредиты на пять лет в родных банках взять было невозможно. Финансовая политика по отношению к нам, к малому бизнесу, такова, что рассчитывать на что-то можно только при условии, что находишься в благостных отношениях с властью, и что у тебя где-то там, наверху, будут какие-то серьёзные попечители. Если ты выпускаешь независимую газету, это тебе недоступно; такова действительность.

Поэтому я взял кредит. Этот кредит мы выплатили, и я даже получил благодарственное письмо от фонда: потому, что мы платили день в день, как должно платить. Если должен – надо отдавать, а не поступать, как тот, который сто тысяч взял, но не захотел отдавать, – и стал вдруг «патриотом» России.

Никогда никаких разговоров о политике, о том, что я должен что-то делать в интересах Америки, Госдепа, чёрта лукового, у меня с людьми, предоставившими кредит, не было: за все пять лет. И никаких чувств, кроме благодарности к этим людям за то, что я смог выполнить задачу, привезти в Якутск машину, на которой печатались, в том числе, “Комсомольская правда” и “Московский комсомолец”, у меня не было.

Я понимаю: “фильм - это ложь” - просто слова. Но когда в этом “фильме” говорят, что за эти “продажные” деньги мы выстроили свою деятельность… Есть люди, которых можно расспросить о том нашем прошлом, один из них –  Владимир Сунгоркин. Я к нему по-разному отношусь, потому, что в его бизнесе «ничего личного». Но он и его директор приезжали ко мне в Якутск и видели, в каком сарае я начинал работать. Это был в прямом смысле слова – сарай. И я благодарен Сунгоркину (у  нас ему тогда отказала гостипография, а мы готовы были браться за любую работу), за то, что он нам поверил. И мы  печатали “Комсомольскую правду”. Так мы поднимались: стараясь.  

Третье. Если бы эти ребята позвонили мне и сказали: необходимо поговорить, мы вас подозреваем в том, что вы – один из шагающих в “пятой колонне”, я бы сказал им – “приезжайте”. Но я бы тогда перед ними не расстилался. А тут люди приехали, сказали: у вас хорошая газета – “Якутск вечерний” (а газета как раз накануне получила диплом Союза журналистов России за борьбу с коррупцией). Под этим соусом они и приехали ко мне. Они  попросили показать современную типографию; увидели машины, цех построенный. И я распинался перед этими двумя молодыми людьми,  рассказывал, чем горжусь, говорил о проблемах журналистики, о том, что нас сегодня мучает, потому, что речь идёт об уничтожении “бумажной” прессы.

Они всё снимали, фотографировали; при этом один всё время повторял: “Я жду техническое задание из Москвы”. Я удивлялся: чего же ты приехал сюда без “технического задания”? Я-то думал, что “техническое задание” состоит в том, чтобы рассказать о газете, о том, что она занимается проблемой коррупции, другими вещами. И только в самом конце, когда я их привёл в “Якутск вечерний”, тот, что ожидал ответа, вдруг остановился и сказал: “Я получил техническое задание”. Задание это вылилось в вопрос: “А вы бы открыли в своём издательстве гей-клуб?”. Я обалдел. Я только потом понял, что уж если есть ненавистная для России “Гейропа”, то я обязательно должен быть её представителем. Чтобы быть образцовым “должником Госдепа”, я, конечно, должен был открыть гей-клуб. Следующий вопрос ко мне был: “Вы брали деньги?”. Конечно, брал. Но мы рассчитались».

По уточнению заявителя, грант «от Сороса» в одно время с ним в Якутске получали, в том числе, правительственная газета и  национальная библиотека.

Л.И. Левин рассказал о травле, которая началась с конкретного сайта и была подхвачена двумя госгазетами, устойчиво с этим не названным сайтом связанными. Характеризуя конкретную диффамационную кампанию, с которой он столкнулся ещё до публикации НТВ, заявитель употребил словосочетание «технология мерзости»: уточнив, однако, что никакого реального эффекта та кампания не имела.  Касаясь последствий кампании, связанной с выходом в эфир «фильма» НТВ, Л.И. Левин обратил внимание Коллегии на стихотворение «Я не плачу”должникам Госдепа”», появившееся в одной из якутских госгазет. (Начало этого произведения: «Утром пораньше бегу в киоск,/ Но не беру все газеты слепо./ Не отключаю совсем я мозг/ И не плачу «должникам Госдепа». Окончание: «Не захламляйте свои мозги/ Бредом прозападных пасквилянтов - / Тех, кому платят наши враги,/ дают кредиты, призы и гранты./ Пусть они снова горой встают/ За независимость частной прессы./ Помните, что они предают/ Национальные интересы/».) Как заметил заявитель, «Я бы мог только этот стих здесь прочесть, и ничего больше не говорить. (…) Мне уже достаточно много лет. Я помню борьбу с космополитами, я сорок девятый год помню хорошо. Это шедевр того времени, созданный людьми этого времени».

В.М. Мучник, главный редактор ТРК ТВ-2, личную позицию в информационном споре выразил следующими словами. «Фильм НТВ “Должники Госдепа” – лживая пропагандистская поделка. Никакого отношения к журналистике это изделие НТВ не имеет. Разумеется, авторы кино не имели никакого желания выяснять, каковы на самом деле были взаимоотношения между фондом МДЛФ и региональными медиа, которые брали у него кредиты, между фондом Интерньюс и провинциальными телекомпаниями, сотни сотрудников которых в Интерньюсе в свое время учились. Перед авторами фильма стояла задача представить местные СМИ в качестве потенциальных организаторов будущего российского Майдана, действующих по наущению Госдепа США. Якобы под давлением кредиторов российские провинциальные медиа должны были снимать сюжеты и писать статьи, дискредитирующие российскую власть. Эту нехитрую пропагандистскую задачу в меру своих сил, авторы фильма и реализовывали.

Что касается фактов, то применительно к телекомпании ТВ-2 они таковы. Телекомпания действительно кредитовалась в МДЛФ в начале 2000-х. Это были процентные кредиты, взятые в полном соответствии с российским законодательством, совершенно прозрачные. Мы не раз рассказывали в прессе о том, что кредитуемся в МДЛФ, поскольку выход на международный
кредитный рынок для нашей телекомпании в начале 2000-х был серьезным достижением. С кредитами МДЛФ телекомпания окончательно расплатилась в 2010-м году. Никаких попыток вмешательства в редакционную политику ТВ-2 за все годы нашего сотрудничества МДЛФ, разумеется, не предпринимал.

Примечательно, что примерами «неправильной» редакционной политики ТВ-2 служат в фильме НТВ сюжеты телекомпании, снятые в период украинского кризиса. К моменту этого кризиса телекомпания уже несколько лет как расплатилась с кредитами МДЛФ. Каким образом в этой ситуации МДЛФ мог даже гипотетически влиять на ТВ-2 известно только авторам фильма.

Абсолютно лживыми являются приведенные в фильме суждения некой бывшей сотрудницы ТВ-2, скрытой ретушью, о том, что на ТВ-2 якобы существовал запрет на съемки критических сюжетов о российской оппозиции. Никаких запретов такого рода не существовало; в ТВ-2 на протяжении многих лет существовал (и реализовывался) принцип: дистанцироваться ото всех политических сил - и не служить политическим инструментом ни для одной из них. Почему эта экс-сотрудница телекомпании скрывала свое лицо и меняла голос в фильме – понятно; лгать перед камерой - не очень приятно.

У меня нет никаких иллюзий насчет возможности что-то объяснить авторам этого кино насчет принципов информационной журналистики. Понятно, что у них - другая профессия. Я полагаю, что Коллегии, представляющей, в том числе, профессиональное сообщество, важно маркировать такого рода кино соответствующим образом: обозначая такую продукцию как пропагандистскую ложь, не имеющую с журналистикой ничего общего. Ещё несколько моих слов про это кино - здесь.
http://www.tv2.tomsk.ru/article/kino-na-ntv-kak-nagrada».

Приглашённый заявителями в свидетели П.С. Гутионтов, секретарь СЖР,  обратил внимание на то, что основной пафос «произведения» НТВ заключён в том, что преступными, порочными определяются сами контакты с иностранцами. («Изначальная идея о том, что всё, что исходит от иностранцев, не может не быть враждебным нашей стране, нашему обществу, нашему будущему, достаточно сомнительна»).

По мнению П.С. Гутионтова, авторы «фильма» НТВ искажают факты и при этом недоговаривают очень важные вещи. «Показанные панорамой награды, которые “Якутск вечерний” получил  из рук “наших врагов”, - это часть громадного стенда. Уверяю вас, что на этом стенде зарубежные награды занимают самое маленькое место, их нужно было старательно искать. Создатели фильма умолчали о том, что напрочь перечёркивает саму идею фильма: «Якутск вечерний» два года назад получил из рук Правительства России Государственную премию Российской Федерации. «Челябинский рабочий», которому в фильме уделено много места, получил из рук Правительства России Государственную премию Российской Федерации. И «Алтапресс», Юрий Петрович Пургин, получил эту премию из рук Правительства Российской Федерации. Если бы об этом было сказано в фильме, возник бы естественный вопрос: а не являются ли люди, профинансировавшие таким образом за счёт российских граждан «пятую колонну», врагами нашей страны, достойными такого же осуждения,  как и те, которые эту премию получали?».

По словам П.С. Гутионтова, то, о чем пыталась говорить (со свойственной ей позицией) телекомпания НТВ, затрагивает  очень серьёзную проблему. «Почему лучшие газеты страны (а речь идёт именно о  лучших газетах страны; и “Свободный курс”, и “Якутск вечерний” входят в наш список лучших региональных газет страны, и в этом мы солидарны с Правительством Российской Федерации) не получают поддержки за счет хороших, честных денег нашей собственной державы, а получают на развитие лучшей журналистики как бы “плохие” деньги из рук, как нас уверяют, наших “врагов”»?

«Добавлю к с казанному: созданный с нуля “Алтапресс” - это тысяча с лишним рабочих мест в Барнауле. “Якутск вечерний”, несмотря на все сложности, которые он преодолел за последние десятилетия, это самый  большой тираж и самая популярная газета во всей Якутии. За ними десятки и сотни тысяч их читателей; правда, это люди, которые придерживаются иной точки зрения, чем издатели той правительственной газеты, которая тоже, как выясняется, получала гранты от фонда Сороса».

Ю.П. Пургин посчитал полезным отреагировать на сказанное П.С Гутионтовым следующим уточнением: «Мы  получаем и российские деньги. В частности, агентство Роспечать выдавало нам деньги – не кредитные, к счастью; российские деньги – они в этом плане «мягкие». Мы получили несколько грантов на реализацию социально значимых проектов.   Один из таких проектов в этом году называется «Гражданин года». Ну, и мы кредитуемся в российских банках неограниченно. У нас сейчас кредиты ВТБ, Сбербанка, и не только». Л.И. Левин уточнил, в свою очередь, что и газета «Якутск вечерний» в последнее время получала российские гранты.

По словам А.К. Симонова, президента Фонда защиты гласности, выступающего на данном заседании в статусе свидетеля, «двадцать пять лет назад всё началось, на самом деле, с телекомпании Томск-2». «Первую лицензию Аркадию Майофису выдавал ваш покорный слуга. Тогда была Комиссия по выдаче лицензий, и я был одним из её сопредседателей. Упоминаю об этом к тому, что «картинку» знаю от рождения, видел все этапы развития этих медийных организаций. Одних знаю лучше, других хуже, но все двадцать пять лет я за их жизнью тем или иным способом наблюдаю.

Могу сказать, что более трудного, чем у телекомпании Томск-2, пути к тому, чтобы превратиться в лучшую региональную компанию страны, я не наблюдал. В Красноярске («Афонтово») начинали очень удачно, ещё более удачно начинал Новосибирск. В 2004 году я выпустил книжку «Конец праздника непослушания», в которой  было написано о том, в том числе, как независимые региональные телекомании, сдавая позиции и акционируясь, продавали свои акции крупным национальным компаниям, включая НТВ. По большому счёту, все они гикнулись, предали своих зрителей. Единственной компанией, которая своего зрителя не предала, была телекомпания Томск-2: сохранявшая свою независимость, в том числе, финансовую.  

Я был на праздновании первой машины у Пургина в Барнауле. Я довольно поздно приехал в Якутск: у Левина в то время уже стояла машина, которая не просто работала, но приносила благополучие и некоторую самостоятельность.

Мы не терпим самостоятельности. Нас раздражает возможность некоторых людей быть независимыми. И это болезнь зависимых людей, которые учились на американские деньги.

Интересная деталь. Михаил Игонин – тот молодой человек, который ведёт это «расследование», - прошёл школу Интерньюс: за американские деньги. Это так, на всякий случай, чтобы всё было понятно. Это не случайность, как говорится, это так придумано жизнью.

К сожалению, такого рода фильмы стали традицией этого вещателя. 12 лет назад на НТВ вышел первый фильм из этой «серии», он был посвящён «шпиону» Григорию Пасько. После этого вышло, как минимум, ещё 4-5 подобных фильмов; метод оказался поставленным на поток. У меня ощущение, что в НТВ уже просто учат людей делать «это». Сверхзадача перед исполнителями этого безобразия поставлена вполне профессионально, как профессионально поставлена и задача перед авторами конкретного фильма: оболгать всё, что они видят.

Некоторое время назад я был вынужден отказаться выступить на этом канале, объяснив приглашавшим: после фильмов, которые  вы делаете, слово НТВ для меня непроизносимое. Я не буду участвовать даже в самой культурной программе, посвящённой самой дорогой для меня теме, потому,  что много раз видел, что НТВ делает из объективно снятого материала. Это и есть самое страшное, если говорить об этике журналиста: когда спрашивают об одном, а используют услышанное по-другому.

Отвечая на вопрос: были ли на момент, когда «Алтапресс» занимал деньги у фонда, какие-либо законодательные ограничения на такое действие? – Ю.П. Пургин ответил: «Никаких ограничений не было. И эти кредиты – они же не тайно выдаются. Они проходят через российские банки, российские банки их контролируют. Всё это очевидно, легально, прозрачно». Что касается процентной ставки, Ю.П. Пургин пояснил: ставка – это коммерческая тайна. «Но проценты по этим кредитам вполне коммерческие, если занимать деньги на западе, у западных банков. Это абсолютно коммерческая ставка». Характеризуя работу по выполнению договорных обязательств, Ю.П. Пургин отметил: «Это жёсткие бизнес-планы, это экономическая модель предприятия, созданная нашими экономистами. Это тяжёлая работа, безусловно».

 Отвечая на тот же вопрос, Л.И. Левин уточнил, что он и его коллеги занимались абсолютно легальным делом. «Я немного расскажу о самой технике: приехали два представителя фонда. В фонд поступило две заявки: от «Якутска вечернего» - и от газеты «Наше время». Приехавшие изучали ситуацию, разговаривали с людьми, выясняли финансовое положение. Это бизнес; ничего личного. Мы взяли 750 тысяч, а вернули, заплатив проценты,  на 120 тысяч больше; это не грант. Тут была совершенно законная операция, она очень помогла нам в то время, позволила подняться, помогла выполнить какие-то обязательства перед местной, якутской журналистикой. Ну, что делать, если не складываются  взаимоотношения с властью, когда пишешь о ней не так, как ей хочется. Но это уже дело другое».

На вопрос о том, знают ли заявители людей, которые выступили в «фильме» НТВ в роли экспертов, и в, в том числе, тех, кто представлен в нём экспертами с пометкой «журналист»,  Ю.П. Пургин ответил отрицательно: никого из выступивших в роли экспертов фильма, включая людей, обозначенных в титрах «журналистами», он не знает.

Л.И. Левин, уточняя детали своего контакта с телевизионной группой, рассказал: «Когда меня спросили насчёт геев, когда началась череда таких вопросов, я, естественно, позвонил в гостиницу.  Оказалось, что в гостинице этой они не жили,  и телефон у них был другой, чем мне назвали, - всё по законам конспирации. Я и сейчас не понимаю: зачем им это было нужно.

Что касается «журналиста» Городецкого: Городецкий два суда проиграл «Якутску вечернему». (А до этого по его поводу было решение Большого жюри Союза журналистов Якутии.) Первый суд – по плагиату: этот человек списывал чужие материалы и на них делал газету. Он проиграл и второй суд, тоже «Якутску вечернему». Это такой мелкий информационный шулер. А до этого он был просто шулером, - было такое громкое дело, когда он присвоил деньги за театральные билеты. Авторов фильма я хотел поздравить с выбором персон, которые учат меня патриотизму.

Дополняя ответы заявителей, П.С. Гутионтов рассказал, что «эксперта»,  который «квалифицированно» рассказывал о кознях западных центров, он элементарно «пробил» по интернету. «Этот человек, закончивший Львовское военно-политическое училище и  бывший на мелких технических должностях на телевидении в Москве, ныне руководит телеканалом «Просвещение». Какое отношение он имеет к обсуждаемым вопросам в качестве эксперта, я понять не смог. Т.е. совершенно очевидно, что берутся первые попавшиеся люди, функция которых – просто произнести необходимые по сценарию слова».

На вопрос об основательности обвинений в том, что кредитные деньги оказывали влияние на редакционную политику, Л.И. Левин ответил так: «Одними из премий, которые мы получали от Союза журналистов России ещё в 2003-2004 годах были премии «За принципиальность». «Якутск вечерний» - это газета, которая на первой полосе крупным шрифтом - из номера в номер,   на протяжении полугода – набирала призыв: «Егор Афанасьевич, верните детям!». (Призыв был связан с тем, что президент республики пообещал отдать детям ревматологический центр, а потом его сделали чуть ли не домом правительства.) «Как учредитель, я могу о чём-то просить редакцию 1-2 раза в году, но я не вмешиваюсь в работу газеты. Если бы у нас все выполняли закон «О средствах массовой информации», у нас была бы совершен другая обстановка с газетами. В редакции работают люди, у них есть своё направление. Они доказывают тиражом, что это направление востребовано, разумно. Я не пытаюсь влиять на то, что они делают, потому что не хочу быть слоном в посудной лавке». 

Ю.П. Пургин, отвечая на тот же вопрос, пояснил: у его компании есть прописанная «миссия», которая сформулирована следующим образом: «Объективное информирование местного сообщества путём создания системы независимых СМИ с целью самореализации и достижения более высокого уровня жизни для журналистов». «За 25 лет находились, конечно, люди, которые пытались вмешаться в нашу редакционную политику, но никому это не удалось».

В.М. Мучник, отвечая (письменно) на вопрос о том, в силу каких причин он уклонился от ответов на вопросы тележурналиста, сообщил, что его коммуникация с работниками НТВ происходила в два этапа. «Дня за три до нашей встречи мне позвонил сотрудник НТВ, назвался Михаилом, программу не назвал и предложил рассказать об опыте СМИ, работающих в Сети. Я ответил ему, что если я начну про это самое рассказывать, то на их канале мой рассказ прозвучать не сможет, поскольку в Сеть телекомпания ТВ-2 ушла не по своей воле, а в результате политического решения. Наша редакционная политика оказалась неугодна властям. Он стал просить - а нельзя ли, мол, без политики, мы - продакшн, тут кулинарную программу снимаем и заодно вот про медиа сняли бы. Я отказал. Сказал, что не хочу терять времени на бессмысленное дело. Никаких разговоров про МДЛФ, разумеется, не было.  Мой собеседник показался мне человеком глупым и непрофессиональным - или провокатором. Оказалось - и то, и другое. Через три дня меня встретили возле крыльца ТВ-2. Ребята бежали из машины с камерой наперевес и сразу начался разговор про МДЛФ. Отрекомендовался он по ходу как журналист НТВ, программу, кстати, не назвал. Я вежливо ответил, что с НТВ общаться не намерен по причинам, о которых ему уже было сказано в телефонном разговоре. Добавил, поскольку он пытался настаивать, что нашему общению мешают соображения гигиенического свойства. Предполагаемо наш диалог вошел в снятое кино лишь небольшим фрагментом».

Ответ В.М. Мучника на вопрос о достоверности возникающей в «фильме» фигуры «Ольги», которая представлена экс-сотрудницей телекомпании Томск-2: «Голос изменен, имя изменено, и маска наложена. Но мы предполагаем с большой вероятностью, что это – реальная наша экс-сотрудница. Она работала у нас пару лет с перерывом на декретный отпуск. Журналист была средний, хотя и успела немного поучиться в Интерньюсе (!). Но мы ей очень сочувствовали до поры, поскольку - мать-одиночка, в меру возможностей старались помогать. А потом попросили написать заявление по собственному желанию: под угрозой увольнения за нарушения этического кодекса. Поскольку имени не называю, скажу, о чем речь. Обнаружилось ее обыкновение в ходе съемок занимать у респондентов разные суммы денег. Безвозвратно. За четверть века работы ТВ-2 с таким вот я более ни разу не сталкивался. Когда нас стали выжимать из эфира она разные пакости про нас в Сети писала. Мы можем, разумеется, ошибиться. Но, скорее всего, это именно она. Мне странно, что эти халтурщики сумели в городе найти только такого респондента под свою задачу. Все-таки, будучи телевидением  информационным, мы за четверть века многим в нашем городе досадили. Если у информационного ТВ нет врагов, значит оно плохо работает. А мы работали неплохо. И вот то, что эти ребята нашли только такой вариант, чтобы сказать про нас дурное, проведя в Томске по нашим сведениям несколько дней, - аттестует их плохо даже как пропагандистов. Зря тратят деньги».

  

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия считает установленным следующий факт. Как и миллионы телезрителей,  увидевших конкретный выпуск программы «ЧП-расследование» в прайм-тайм национального телевещателя, она имеет дело с намеренно непрямой, завуалированной под результат некоего «журналистского расследования», но при этом определённой (по установкам авторов материала, по его смыслу, характеру и построению, по содержанию «мнений» привлекаемых «экспертов») попыткой публичного обвинения ряда российских издательских домов, российских СМИ и  конкретных людей, которые их создали и ими руководят, по сути, в тяжком государственном преступлении: измене Родине. Тот факт, что обвинение носит характер настоятельного намёка, «догадок» конкретных персон, которым отводится роль «аналитиков», а не предъявляется напрямую ведущим, сути ситуации не меняет.

2. Коллегия безоговорочно отвергает даже и предположение о допустимости подобного обвинения. Коллегия находит попытку очернения людей, представленных в данном фильме «антигероями», злонамеренной, категорически неприемлемой в правовом и моральном смысле, позорной для её инициаторов и исполнителей, бросающей тень на российский «медиацех» в целом.

3. Коллегия напоминает, что заявители, обратившиеся в Коллегию за защитой своих прав, нарушенных в сфере массовой информации, действовали в полном соответствии с буквой и духом российского закона, и что они подтвердили право на доброе имя, полностью исполнив финансовые обязательства, связанные с выплатой кредита, выданного иностранным кредитором.

3.1. Не углубляясь в кредитные истории заявителей, определенно далёкие от сферы её компетенции, но памятуя о заголовке фильма, задающем зрительскому восприятию совершенно определённую установку, Коллегия полагает полезным привести – безоценочно – следующую выдержку из частично озвученного на заседании документа МДИФ. «Источники финансирования МДИФ очень разнообразны и включают в себя инвестиционные фонды, банки. агентства по развитию. фонды и индивидуальных инвесторов из нескольких стран, в том числе, Германии, Нидерландов. Норвегии, Швеции, Швейцарии и США. МДИФ работал более, чем с 50 донорами и инвесторами в том числе и с Фондом «Открытое общество» Джорджа Сороса, и ни на одного из этих доноров или инвесторов не приходится наибольшая часть финансирования МДИФ. Вопреки инсинуациям программы, МДИФ не имеет никаких связей с правительством США. Прошли годы с тех пор, как МДИФ получал какое-либо финансирование от правительства США. Оно составляло менее 1% от всего нашего финансирования, и было направлено на обучение средств массовой информации в Юго-Восточной Азии, не имея совершенно ничего
общего с Россией или российскими СМИ».

4. Коллегия определяет жанр изученного ею материала как заведомо ложный донос, как осуществлённую негодными, не применяемыми в честной журналистике средствами попытку подорвать доверие граждан не только к конкретным лицам и средствам массовой информации, составляющим гордость российской журналистики, но и к независимым средствам массовой информации как таковым.

5. Коллегия считает неприемлемой, расходящейся с основами журналистики постоянно обнаруживаемую «фильмом» подмену ключевых как для журналистской профессии понятий и представлений о ценностях, нормах, правилах профессионального поведения. В результате такой подмены журналистика, сохраняющая способность оставаться критичной (а критичность – обязательное свойство, родовой признак социально ответственной прессы) зачисляется в разряд «оппозиционных», в «оппозиционные» же зачисляется любое независимое СМИ. «Независимость» при этом настойчиво трактуется как «оппозиционность»; оппозиционность же прочитывается не иначе как преследующая чужие интересы, враждебная, а значит недопустимая.

6. Рассматривая попытку подрыва доверия к независимой журналистике как серьёзную угрозу законным информационным интересам граждан и правам и свободам человека в России, Коллегия обращает особое внимание на опасность восстановления в современной российской прессе, и прежде всего – в ряде электронных СМИ, обращающихся к неопределённо большому кругу лиц, почерка, стилистики, элементов языка вражды, характерных для советской журналистики определённых периодов. Сказанное одним из заявителей  на заседании: «Это шедевр того времени, созданный людьми этого времени», должно быть расслышано всеми, для кого свобода и независимость российской прессы, достоинство журналиста и редактора, уважение ним граждан – не пустой звук.

7. Обращаясь к выводам своего эксперта, проф. С.К. Шайхитдиновой, Коллегия полагает необходимым обратить внимание на предупреждение, связанное со спецификой восприятия «фильма» телезрителем, не имеющим культуры и навыка критического отношения к  медиапродукту, который выдаётся за общественно значимое «журналистское расследование», на деле таковым не являясь. «Концептуальная идея подается в первые две минуты видеоряда как сенсация-разоблачение. Голос за кадром в тембре репортера-документалиста продвигает основной разоблачительный тезис в контексте нарезки, которая представляет собой динамичную смесь высказываний, отсылок к таблицам, действиям съемочной группы и прочим “свидетельствам”.  По ходу фильма внимательный зритель увидит, что сведения, распространяемые через кадры  этой нарезки, не будучи вырваны из своего документального контекста, не имеют прямого отношения к предмету сенсации, увидит, что привлеченные  “видео-аргументы” инспирированы, т.е. не соответствуют действительности. Однако неискушенный массовый потребитель, рассеянное внимание которого в первые секунды  оказывается привлечено суггестивной порцией целенаправленного  агрессивного медиавоздействия, еще не успев ничего сообразить, имеет все шансы быть  закодированным “в пользу” данного контента».       

8. Коллегия считает необходимым перенести в резолютивную часть решения, присоединяясь к сказанному экспертом, следующие выводы и пояснения проф. С.К. Шайхитдиновой:

- Фильм НТВ  «Должники Госдепа» под рубрикой «ЧП-расследование» «представляет собой информационный продукт,  профессионально созданный (…) с целью дискредитации ряда руководителей  российских региональных  СМИ, которые не находятся под влиянием местной власти. Цель достигается через использование ряда манипулятивных приемов визуального и речевого воздействия на сознание аудитории».

Говоря о «введении в заблуждении жанром», эксперт подчеркивает: «В  медиатексте «Должники Госдепа» звучащее в первые секунды  обвинение является идеей, которая онтологизируется, т.е. подается как итог расследования, хотя на самом деле она сконструирована как завязка фильма. Сама идея базируется на стереотипе обыденного сознания, который в России долгие годы поддерживался и развивался как часть сталинской идеологии противостояния страны Советов всему враждебному капиталистическому миру. Базируясь на устаревшей доктрине информационной войны, рассчитанной  на возможность отделить себя от мира “железным занавесом”, создатели  фильма  “Должники Госдепа” воспроизводят своей работой известные российской истории способы конструирования “врагов народа”. Один из таких способов:  поиск  “зарубежного следа” в биографии и деятельности жертвы.

Идея, которая представлена как доказанная расследованием, проведенным НТВ, гласит: Тот, кто  берет кредит у какого-либо фонда США, или на средства такого фонда совершает какие-либо действия (выезжает в США, приезжает в другие заграничные города на обучающие семинары для журналистов, проводит свои исследования, выпускает газету, создает телепередачу  и т.п.), тот обязан отработать эти деньги перед американским правительством (“до цента”, как говорит один из “экспертов” фильма на  14  минуте). В свернутом виде эта идея подана в заголовке фильма “Должники Госдепа”, где “должники” - не люди бизнеса, которые должны вернуть взятые кредиты, а те, кто “отрабатывает” “долги”, согласно навязанной пресуппозиции, вступая в оппозицию официальной политике, нанося вред безопасности своей страны. Таким образом под рубрикой “ЧП-расследование” происходит конструирование “черно-белого” идеологического дискурса с попыткой информационного киллерства конкретных персон.

Введение в заблуждение жанром обеспечивается так же тем, что вместо “доказательств” представлены суждения “экспертов”».

Выделяя в отдельный аспект исследования «отрицательно оцениваемый контекст», проф. С.К. Шайхитдинова утверждает: «Отрицательно оцениваемый контекст в фильме “Должники Госдепа” формируется с помощью видеоряда и речевых высказываний как разоблаченная кухня “тайной бухгалтерии американских фондов и российских оппозиционных СМИ”, того, “как Госдепартамент США прикармливает журналистов России”. По ходу фильма постоянно фоном проходят долларовые купюры и развивающийся американский флаг.

Отрицательно оцениваемый контекст создается также через конструирование противостоящих друг другу идентичностей. С одной стороны – “наши”, патриоты России. С другой – не патриоты, “пятая колонна”. Они показываются вперемежку  с руководителями и представителями зарубежных фондов, которые, по мысли создателей фильма,  созданы для осуществления подрывной деятельности в странах противника.  

Отрицательный контекст в этом случае формируется и как отрицательная моральная оценка. Эта оценка, заданная голосом за кадром и   постановочной речью  “говорящих голов”, развивается в сторону сгущения красок. Руководители сегрегированных в “оппозиционные СМИ” медиакомпаний  оказываются в контексте рассуждений о тех, кто  “отрабатывает долг”, о “прикормленных исполнителях заказа”,  о “предателях”».

- Фильм «Должники Госдепа» распространяет сведения, не соответствующие действительности и порочащие  деловую репутацию таких региональных СМИ,  как «Челябинский рабочий»,  «ТВ-2» (г.Томск), издательский дом «Алтапресс» (г.Барнаул),  издательско-полиграфического дом  «НОРД-ПРЕСС (г. Якутск),  а также их  руководителей.

- Использованные создателями медиатекста «Должники Госдепа» манипулятивные способы воздействия на сознание зрителей нарушают профессиональные стандарты медиаэтики, подрывают  основы информационной безопасности аудитории телеканала НТВ.  Сведения, в которых конструируется  группа  «не наших» в российском медиасообществе,  формируют ту же оппозицию в обществе в целом».

9. Разделяя выводы проф. С.К. Шайхитдиновой о том, что фильм «Должники Госдепа»: «содержит признаки манипулирования сознанием аудитории»; «вводит  аудиторию в заблуждение, сообщая ей недостоверные факты в отношении региональных  медиаорганизаций, руководители которых стали героями сюжета фильма»; «подрывает деловую репутацию  этих  медиаорганизаций и их руководителей», Коллегия обращает особое внимание  на следующую констатацию эксперта: «Автор медиатекста не известен. Вместо него есть моложавый бойкий ведущий Роман Игонин, который проговаривает свой текст, как актер  - свою роль».

9.1. По мнению Коллегии, отсутствие в «титрах» фильма имён его авторов позволяет сделать вывод о том, что данный медиапродукт должен рассматриваться либо как «мнение редакции» (программы, телевещателя), либо как сторонний продукт, предоставленный телевещателю для вывода в эфир на условиях анонимности заказчика.

9.2. Не имея возможности (за отказом АО «Телекомпания НТВ» принять участие в рассмотрении информационного спора) прояснить это обстоятельство, Коллегия соглашается со следующим выводом своего эксперта: «данный медиатекст не может быть отнесен к журналистским аналитическим форматам, на которые формально указывает название рубрики “ЧП-расследование”.

10. Учитывая позицию, занятую телевещателем, Коллегия освобождает заявителей от взятого ими на себя морального обязательства не обращаться в суд или иные государственные органы для разрешения данного информационного спора.

 

11.  Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

В.П. Лукин

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу