29 Апрель 2017
Рассмотренные жалобы

Жалоба на фильм "Бремя цыган" телеканала "Россия 1" - Решение Коллегии

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Шаховой Е.В. и Старцевой О.Н, представляющих СПб ОО «Гражданский контроль», на документальный фильм «Бремя цыган». (Автор – Борис Соболев, время выхода в эфир на телеканале «Россия 1» 21 марта 2016 г. Адрес материала в сети интернет: https://russia.tv/video/show/brand_id/60334/episode_id/1281432/video_id/1453004/)

г. Москва, 23 июня 2016 г. № 141

На 139-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, заместитель председателя Палаты медиааудитории), членов Палаты медиасообщества Мананы Асламазян, Ольги Кравцовой, Юрия Пургина, Леонида Никитинского, Бориса Резника, членов Палаты медиааудитории Алексея Автономова, Вадима Зиятдинова, Артёма Кирьянова, прот. Александра Макарова, Виктора Монахова, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение Шаховой Е.А. и Старцевой О.Н в связи с выходом на телеканале «Россия 1» документального фильма «Бремя цыган». (Автор – Борис Соболев, время выхода в эфир на телеканале «Россия 1» 21 марта 2016 г. Адрес материала в сети интернет: https://russia.tv/video/show/brand_id/60334/episode_id/1281432/video_id/1453004/)

Вопросы процедуры. Заявители Е.В. Шахова и О.Н. Старцева подписали Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, телеканал «Россия 1», на информационное письмо, направленное на имя генерального директора телеканала А.А. Златопольского (по данным «Почты России», письмо было получено 18 мая с.г.), официального ответа Коллегии не представил, Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу не подписал и представителей для участия в заседании Коллегии не направил.

Позиция заявителей, Е.В. Шаховой и О.Н. Старцевой, при обращении в Коллегию была изложена следующим образом. «Представляется, что авторы фильма и телеканал «Россия 1» нарушили принципы и нормы профессиональной журналистской этики: отдельные высказывания и общий тон названного фильма направлены на унижение достоинства группы лиц по признаку национальности, а именно рома (цыгане). Данный фильм является тенденциозным, полным стереотипов, однобоким, несмотря на кажущееся представление разных точек зрения на вопрос, и, по сути своей, пропагандирует дискриминацию рома и исключение их из общества».

Заявители усмотрели в фильме «продвижение негативных стереотипов о рома», приведя шесть конкретных примеров «трансляции стереотипов о рома». («Цыганская преступность себя преступностью не осознает»; «Устойчивое восприятие себя как отверженных, а своего табора как осажденной крепости – это родовая черта, воспитанная в цыганах тысячелетиями скитаний и гонений»; «[У рома] действует древняя, привезенная еще из Индостана мораль, согласно которой в мире есть только ромы, свои, и годжо – все остальные. Кто сгубит рома, тому на небесах несдобровать, за годжо наказания не будет»; высказывание о «древнем, впитанном с молоком матери стили бытия», который, по мнению авторов фильма, состоит в воровстве и продаже наркотиков; «Для настоящего благовоспитанного цыгана труд – дело недостойное, даже презренное, такова традиция»; «[Рома] не пользуются контрацептивами, с радостью заводя столько детей, сколько пошлет господь».)

Заявители обратили внимание Коллегии на ряд заведомо не нейтральных высказываний-констатаций авторов фильма, предложенных телезрителю в качестве факта, но без ссылки на источник информации. («Такими девочками [рома], только достигшими возраста уголовной ответственности забиты вокруг все колонии»; «Все до единого цыганские объединения разваливались, художественные учреждения и производства расхищались не успев открыться»; «[Рома] поселились на захваченной у совхоза земле».) Что касается последнего утверждения, то, по мнению заявителей, «в документальном фильме «Бремя цыган» крайне однобоко показана проблема поселений рома: подчеркивая, что рома селятся на захваченной земле; авторы не упоминают о проблеме принудительных выселений рома и ликвидация их поселений, нередко сопровождаемых насилием, без предоставления альтернативного жилья или компенсации, о чем говорил Комитет по ликвидации расовой дискриминации. (Заключительные замечания по двадцатому-двадцать второму периодическим докладам Российской Федерации, CERD/C/RUS/CO/20-22, Комитет по ликвидации расовой дискриминации, 17 апреля 2013 года, параграф 16.)

Значительную часть обращения заявителей составили отсылки к «международному и национальному законодательству по проблеме»: к ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации (государство «гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности»). И к ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах («Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства»).

Заявители указали на то, что Российская Федерация ратифицировала Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, ст. 4 которой говорит о том, что «государства-участники осуждают всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме». Заявители напомнили, что «международные органы по правам человека не раз высказывали свою озабоченность положением рома в России, а также освещением их проблем в российских СМИ. Комитет по правам человека, например, в заключительных замечаниях по седьмому периодическому докладу Российской Федерации выразил озабоченность «актами расизма и ксенофобии, включая преступления с расовой подоплекой, такие, как нападения казачьих патрулей, направленные прежде всего против лиц неславянского происхождения, включая ... лиц народности рома» и указал, что России следует «активизировать усилия по борьбе со всеми проявлениями расизма, ксенофобии (…), в том числе в (…) средствах массовой информации». А Комитет по ликвидации расовой дискриминации высказывал свою обеспокоенность тем, что российские «СМИ продолжают распространять негативные стереотипы и предубеждения в отношении групп меньшинств, включая цыган…». Европейский суд по правам человека не раз отмечал, что рома относятся к особенно уязвимым группам людей, которые долго страдали от предубеждения и социальной изоляции (KIYUTIN v. RUSSIA Kiyutin v. Russia (2700/10), ECtHR, Judgment (Merits and Just Satisfaction), Reports of Judgments and Decisions 2011, 10 March 2011, para. 48). В связи с чем, к освещению тем, затрагивающих рома, нужно подходить с особой осторожностью».

Выводы заявителей: «Представляется, что оспариваемая публикация может содержать признаки дискриминации и направлена на пропаганду исключения рома из общества, что не соответствует международному праву». «Представляется, что документальный фильм «Бремя цыган» оперирует исключительно стереотипами о народе рома, не ссылается ни на какие-либо научные исследования, экспертные отчеты, доклады, что представляет собой манипуляцию общественным сознанием и противоречит профессиональной журналисткой этике. Указанные выше высказывания направлены на противопоставление рома и русскоязычных граждан России, они представляют собой «язык вражды», которые не подпадает по защиту статьи 10 Европейской конвенции по правам человека, так как обосновывают в общественном сознании дискриминацию народа рома».

Позиция адресата жалобы по существу претензий заявителей осталась Коллегии неизвестной.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. В выступлении на заседании (участие по скайпу) О.Н. Старцева, представляющая заявителей, подтвердила и дополнительно обосновала основные тезисы обращения в Коллегию.

Эксперт со стороны заявителя Н.Г. Деметер, д.и.н., ведущий научный сотрудник Центра европейских и американских исследований ИЭА РАН, президент Федеральной национально-культурной автономии российских цыган, полностью разделила позиции заявителя и согласилась с подходом и выводами исследования («мнение эксперта») по данной публикации д.филос. н. проф. С.К. Шайхитдиновой, эксперта Коллегии.

Напомнив о рассмотренной Коллегией в 2008 году жалобе Европейского центра по правам цыган на телекомпанию «Первый канал» (в связи с конкретным телесюжетом программы «Человек и закон»; решение №17 от 22.02 2008 г.), Н.Г. Деметер охарактеризовала ситуацию, связанную с защитой прав цыган, в том числе, в сфере массовой информации, следующим образом: «Идёт каток, государственный каток, - попробуй, справься с ним.(…) Поэтому стоит ли удивляться, что на первом, втором, четвертом канале появляются бесконечно, одна за одной, публикации, которые приводят только к одному: к национальной розни».

«Что касается Соболева и его фильма, то там 70 процентов неправды. Говорить, что фильм он построил на стереотипах, это значит ничего не сказать. Вы все знаете, что журналист интересен публике тогда, когда он подтверждает стереотип. Когда не подтверждает, он становится публике не интересен. Соболев два года где-то ездил, искал, но не нашёл ни одного нормального человека, нормального цыгана. Он всё время разговаривает с какими-то другими людьми. Съёмки восьмилетней давности выдаются в этом фильме за сегодняшние; кадр с наркотиками – явно постановочный».

«Посмотрите, вот уже десять лет происходят трагические события: сносят цыганские дома. Сносят без аргументов, документов, компенсаций, предоставления другого жилья и т.д. В 2005 году первый прецедент был в Калининграде. Что только мы не делали, чтобы это не пошло дальше, по всей стране. Ничего нам не помогло. Здесь вдруг эту ситуацию (ситуацию конфликта в Плеханово, - Коллегия) ярко осветили в СМИ – хотя точно такие же ситуации были в других городах - и мы опять проиграли кампанию. Я считаю, что теперь с нами можно делать, что угодно: любая мэрия может принять такое решение, любой губернатор могут выселить цыган, говоря при этом, что они занимаются «самозахватом». И это при том, что когда-то цыган посадили на эту землю, сказали: стройте!. (Это было в 1956 году, когда в СССР вышел закон о запрещении бродяжничества, грозивший 5 годами ссылки.)

«В этом фильме, когда женщины кричат: «что будет с детьми?», автор глумливо замечает: ничего, цыгане своих не бросают; в любом ближайшем таборе они найдут и стол, и кров, и повод для самовольного подключения».

«Так хочешь - не хочешь, а появляется вопрос: а может ли быть преступным целый этнос? Эксперты пытаются ему что-то сказать, но он их не слушает».

«Соболев пришёл ко мне к одной из первых или даже к первой, целый день рассказывал, что хочет снять фильм о культуре цыган. Об этом мы с ним и говорили. Поэтому и разговор был спокойным. Я рассказывала ему, по каким причинам цыгане ушли из Индии. (В фильме он сказал: то ли сами ушли, то ли их выгнали, - откуда мы знаем?) Разговор был о культуре, об истории, это моя специальность. В конце я ему сказала: очень прошу показать мне хоть какие-то материалы. Соболев оставил мне свой телефон. Я потом пыталась дозвониться ему, пыталась с ним поговорить. Это всё было бессмысленно абсолютно».

«Посмотрите, как представили Николая Алексеевича Сличенко (это наш кумир, он привлёк внимание к цыганам)? По фильму получается, что он вообще стал народным артистом благодаря Брежневу. И что Брежнев послушал его - и умер: это и комментировать как-то не хочется. А остальное без конца: воровство, торговля наркотиками, мошенничество».

«Первый фильм Соболева (о цыганах, - Коллегия) вышел два года назад. Для чего этот фильм, но со вставками о Плеханово, был показан именно тогда, когда шёл конфликт из-за Плеханово? Чтобы показать, что власти правы, а цыгане нет? При первом показе в полдень была реклама на полчаса. И затем его показывали не раз, и не по одному каналу. Для чего это было сделано?»

«Что происходит, когда Соболев приезжает в какую-то страну, Финляндию или Чехию, и показывает там цыган? Мне интересно, я всё-таки в Институте этнологии и антропологии работаю, много езжу, очень много встречаюсь с цыганами. Сколько делается за границей для цыган, - у нас такого не делалось никогда: там есть цыганское радио, телевидение, есть факультеты цыганологии: в Гринвиче, в Сорбонне, в Праге. Да, там очень много негатива, может быть, даже больше, чем у нас, но там есть какой-то баланс. А автор фильма и там опять нашёл только грязь. И когда в Чехии идёт антицыганская демонстрация (а я видела такую, когда работала в Праге), за кадром голосом Соболева говорится: везде против цыган проходят демонстрации и погромы, и только в России их не было. Это как расценивать, простите меня, - это не призыв к погромам?»

«Цыгане - народ, который не может за себя заступиться. Цыгане нигде не представлены, никто не лоббирует их интересы. Но значит ли это, что о цыганах можно снимать такие фильмы?»

«В фильме есть детали, которые может заметить только очень внимательный человек. Вот в Самаре берут интервью у женщины по фамилии Горбаненко. И она говорит, что хочет заниматься искусством; упаси бог от наркотиков. А потом её же показывают, как именно за наркотики севшую, - так получается. Но на самом-то деле сидит другая женщина, это другой человек. И таких обманных вещей в фильме много, там кругом ложь, клевета, провокации. Разжигание межнациональной розни: как иначе это назвать? Это самый настоящий язык вражды. Человек пошёл по трупам, эта тема его кормит. И я не понимаю, как остановить того, кто думает, что он журналист».

Отвечая на вопросы членов Коллегии, Н.Г. Деметер пояснила, что Горбаненко, снятая в местах лишения свободы, – однофамилица и дальняя родственница той Горбаненко, которая хотела заниматься искусством.

Комментируя ситуацию со сносом домов, Н.Г. Деметер уточнила, что цыгане, которые живут компактно в этих поселениях, никогда не занимаются наркотиками. «Они говорили о воровстве газа, - конечно, воровать нехорошо, - но не говорили о самой проблеме. Дело в том, что легально получать этот газ цыгане не могут. И это не самозахват территории, люди там живут давно. Снос их домов - это нарушение всего и вся, Конституции РФ. Сейчас им якобы дают участки в Шацке. Это намного дальше, чем их посёлок, они там будут строиться… Но зачем сносить хорошие дома, чтобы потом строиться в другом месте? Разве не лучше было бы легализовать имеющиеся? Уже лет пятнадцать мы об этом говорим: надо легализовать эти их дома, надо помочь людям. У них есть прописка, они граждане России. Эти люди жили на этой территории шесть десятков лет, у них есть домовая книга». Поясняя, почему любые данные о численности проживающих в России цыган заведомо неточны, Н.Г. Деметер заметила: «Что касается той статистики, которую приводит автор фильма, говоря о сидящих цыганах, - поверьте мне: в России просто не живёт столько цыган, сколько (по фильму) сидит».

Коллегия ознакомилась с исследованием («мнением эксперта»), проведённым д. филос.н. проф. С.К Шайхитдиновой.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия не считает оправданным и допустимым уклонение государственного вещателя, телекомпании «Россия 1», от участия в рассмотрении информационного спора, затрагивающего права человека в сфере массовой информации и, предположительно, связанного с нарушением норм профессиональной этики журналиста. Коллегия напоминает, что легитимное разрешение подобных информационных споров обеспечивается именно и только органом саморегулирования в сфере массовой информации.

2. Коллегия исходит из того, что документальный фильм «Бремя цыган», являясь авторским телевизионным продуктом («фильм Бориса Соболева»), имеет устойчивые признаки телевизионной журналистики, во-первых. Что он рассматривается массовым телезрителем как «социальная журналистика», во-вторых. Что он, наконец, претендует на внимание и доверие к себе граждан как продукт, задающий поведенческие ориентиры: воспринимаясь результатом серьёзного журналистского исследования или даже расследования проблем, представляющих выраженный общественный интерес.

Совокупность указанных обстоятельств представляется Коллегии достаточным основанием для того, чтобы рассматривать фильм «Бремя цыган» как тематическую телевизионную публикацию, задающую «повестку дня»: с возможностью и необходимостью применения к этой телепубликации по указанной причине устойчивых, устоявшихся в журналистике представлений о профессиональных стандартах и профессионально-этических нормах.

3. Коллегия соглашается со своим экспертом проф. С.К. Шайхитдиновой в том, что в фильме «Бремя цыган» по воле его автора «происходит концептуальное смешение социологических фактов с фактами символической реальности этноса рома и подмена одних другими. Таким образом в публичном пространстве конструируется негативный (ущербный) образ этноса рома, что является грубым нарушением принципа журналистской этики о недопустимости дискриминации по этническому признаку. Обывательский стереотип о том, что «там, где цыгане – там криминал», является основной идеей фильма. Без нее фильм как целостный медиатекст разваливается».

4. Исходя из своей уставной компетенции, Коллегия воздерживается от обсуждения большого числа содержательных вопросов, касающихся повседневной жизни цыган в России: как поднятых фильмом, так и обойдённых его авторами. Единственным исключением из данного правила, вызванным очевидным доминированием в фильме темы «цыганской криминальности», является перенос в резолютивную часть настоящего решения следующей реплики Алексея Автономова, д.ю.н., члена Комитета по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) ООН: «Когда говорят о высокой численности цыган в роли тюремного населения, для Комитета это показатель того, что государство что-то плохо делает. Ненормально, когда из одной этнической группы очень большое число людей сидит в тюрьме. Это означает, что либо они незаконно сидят, либо не созданы условия, чтобы они могли нормально, честно зарабатывать себе на жизнь. Здесь проблема не народа, а тех условий, в которых народ этот живёт в конкретной стране».

5. Коллегия поддерживает вывод эксперта о том, что в качестве «бремени цыган» в фильме «предстает не просто их вовлеченность в криминальные практики, а передаваемая по наследству тотальная вовлеченность в эти практики, которая поощряется тем, что цыгане «не хотят» подчиняться российскому законодательству, «не хотят» работать». Коллегия обращает внимание на то, однако, что «бремя цыган» при таком подходе практически неизбежно прочитывается как досадное и даже опасное обременение окружающего цыган социума, который вынужден реагировать на ситуацию доступными ему средствами. По одной из реплик, прозвучавших на заседании Коллегии, «из этого фильма нельзя сделать иного вывода, чем тот, что цыгане (практически все) изначально нацелены на преступление, живут и будут жить, как преступники: до тех пор, по крайней мере, пока их не посадят за колючую проволоку. А коли так, то всяческие ущемления по отношению к лицам этой этнической группы оправданы». Учитывая, что речь идёт об одном из двух народов, который в нацистской Германии с её расовой теорией, поставленной на службу государству, подлежал полному уничтожению, Коллегия полагает уместным воспроизвести здесь же риторический, но профессионально значимый, в том числе, вопрос, прозвучавший при выработке настоящего решения: «Если эта проблема нас не трогает, то в кого мы превращаемся?».

6. Коллегия солидарна с экспертом в том, что в фильме «Бремя цыган» «произведена депроблематизация серьезных социальных противоречий, находящихся в пространстве национальной и социальной политики государственной власти всех уровней» и что «ответственным за неудачи в области социальной политики постсоветского периода (действующие на российской территории наркотрафики с вовлечением в них населения), а также за системные проявления социального неравенства выставлен в глазах всей российской общественности конкретный этнос».

7. Коллегия находит, что фильм «Бремя цыган» содержит явные признаки ксенофобии, воспроизводит и укрепляет ромафобные предрассудки и стереотипы, усиливает в российском обществе ромафобные настроения. Коллегия поддерживает предположение заявителей о том, что оспариваемая публикация содержит признаки дискриминации по этническому признаку.

8. Коллегия полагает, что фильм «Бремя цыган», объективно работает на противопоставление цыган/рома любым другим гражданам России (а не только русскоязычным, как предположили заявители).

9. Находя фильм «Бремя цыган» противоречащим основам официальной государственной политики России в том, что касается, как минимум, межнациональных отношений, Коллегия задаётся вопросом об ответственности редакции и конкретных редакторов, выпустивших этот телевизионный продукт в эфир государственного телеканала.

10. Коллегия безусловно соглашается с заявителями в том, что фильм «Бремя цыган» может быть охарактеризован как тенденциозный, а позиция его автора – как предзаданная.

11. Коллегия признаёт обоснованность утверждения заявителей о несоответствии фильма профессиональным журналистским стандартам: таким, как обязанность журналиста проверять достоверность информации, поступающей из любого источника, избегать непреднамеренных ошибок, указывать, по мере возможности, источники поступающей информации, избегать стереотипов в отношении к людям на основе их расы, пола, возраста, вероисповедания, национальности, сексуальной ориентации, физических недостатков и социальной принадлежности.

Коллегия напоминает об одной из ключевых норм Декларации Международной федерации журналистов (МФЖ), согласно которой журналист «должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит призыв к дискриминации, распространенный через СМИ, и должен сделать все возможное для того, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального и социального происхождения».

12. Коллегия обращает внимание на сказанное экспертом: автор фильма, Борис Соболев, «пренебрегает журналистским долгом, обязывающим представлять в публичном пространстве интересы гражданского населения и с позиции этого населения (налогоплательщиков) оценивать действия власти». И, далее: ангажированность автора обнаруживается в данном случае в том, что «органы власти и её представители показаны исключительно в положительном ключе, “страдательной стороной” в конфликте с цыганским этносом». («Конструируется оппозиция “мы-они”, где “они” - цыгане, чуждые “нашему” порядку, “нашей” правоприменительной практике. А “мы” - законопослушное население, образ которого представлен в лице граждан, страдающих от криминала, идущих крестным ходом против местных наркоторговцев, возмущенно выступающих на митингах. “Мы” платим налоги, не осуществляем самовольных врезок в коммуникации, не имеем дел с коррупцией и распространением наркотиков…)».

Коллегия принимает вывод эксперта о том, что фильм «Бремя цыган» «содержит нарушения профессиональной этики журналиста как тенденциозно выполненный информационный продукт, который рассматривает социальные противоречия исключительно в этническом дискурсе. Фильм выстроен на этнических стереотипах о цыганах, в том числе на тех, о которых говорится в жалобе заявителя».

13. Коллегия находит, что авторы фильма, пользуясь свободой слова и вынося на широкое обсуждение проблему «бремени цыган», определённо не принимают в расчет забот, нужд, мнений самих цыган. Тем самым по факту обнаруживает себя подход не журналистский (обращающий вопросы к сторонам конфликта, но при этом учитывающий, что к освещению тем, затрагивающих рома, нужно подходить с особой осторожностью), а скорее ведомственный, отражающий позицию прежде всего силовых структур.

14. Поддерживая вывод эксперта о том, что автору и тиражирующему его творчество каналу «невыгодно вступать в зону социального конфликта с неизбежной критикой власть предержащих, что автору и каналу «куда как выгоднее принять сторону сильнейшего, а на аудиторию выйти под флагом этнических стереотипов», Коллегия задаётся в итоге неизбежным вопросом: а с журналистским ли продуктом она имеет дело – по совокупности настораживающих или же прямо противоречащих журналистской профессии признаков, обнаруживаемых в материале – предмете информационного спора?

15. Коллегия, соглашаясь с заявителями, признаёт фильм «Бремя цыган» объективно направленным на «пропаганду исключения рома из общества».

В подкреплении этого вывода Коллегия полагает полезным привести в настоящем решении ряд позиций, обозначенных ею как «признаки пропаганды» в решении №98 от 13.02.2014 г. К «признакам пропаганды» Коллегией были отнесены, в частности:

- целенаправленное сведение многомерного к двумерному, цветного к черно-белому; сужение поля личного морального выбора и ответственности за выбор;

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением «наведенного» убеждения в поступок и образ действий; (…)

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, там, где это представляется полезным и возможным, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется «непроходной»;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.

- присутствие (обнаружение, создание, доработка) «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и «они»: с отрицательным набором по тем же позициям. (Предельно четкое разделение встречается обычно в пропаганде «лобовой», ориентированной на достаточно примитивного адресата усилий пропагандиста.);

- формирование убеждения в моральной оправданности любого поступка по отношению к «врагу», в том числе – «внутреннему врагу» (…)

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не разуму,

- работа «под прикрытием журналистики», стремление играть или выполнять роль первичного источника новостей;

- формирование СМК-моделей, включая модели поведения, конструирование ситуаций, подлежащих обсуждению, сосредоточение внимания - с перенесением его из зон, уводимых при этом в тень, - на пропагандистских конструктах, виртуальных реальностях;

- фабрикация признаков надежности, в том числе, источников информации (…).

16. Вывод о том, что массовый зритель государственного телеканала получил доступ к пропагандистскому, а не журналистскому продукту, именуемому «Бремя цыган», позволяет по иному, чем если бы речь шла о дефектном, слабом, недоработанном журналистском материале, воспринять вывод эксперта о том, что «Борис Соболев злоупотребил властью публичного дискурса, вообразив, что имеет право “вершить суд” над культурами».

Обнаруживаемое не журналистским в основе «злоупотребление властью публичного дискурса» вынуждает Коллегию в очередной раз ставить вопрос о границах пропаганды с элементами «языка вражды» на российском телевидении - и о свободе её распространения.

17. Учитывая уклонение адресата жалобы от рассмотрения настоящего информационного спора, Коллегия освобождает заявителей от принятого ими в односторонне порядке морального обязательства не продолжать данный спор в судебном, ином правовом или административном порядке.

18. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято одиннадцатью голосами при одном воздержавшемся (прот. А. Макаров).

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу