23 Май 2017
Рассмотренные жалобы

Жалоба на репортажи "Потрошители душ" Пятого канала - Решение Коллегии

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Мацицкого И.В., представителя религиозной группы “Саентологическая Церковь города Санкт-Петербурга”, в связи с выходом на телеканале “Петербург – Пятый канал” двух репортажей под общим названием “Потрошителя душ”. (Программа “Главное. С Никой Стрижак”, дата выхода материалов в эфир - 10 и 17 июля 2016 г., адрес публикаций в интернете: http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509184/500/ и http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509185/506/)»

г. Москва, 21 декабря 2016 г. № 154

На 152-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе заместителя председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Ольги Кравцовой и Виктора Юкечева, членов Палаты медиа-аудитории Вадима Зиятдинова, Марии Каннабих, Дмитрия Орешкина, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение Мацицкого И.В., представителя религиозной группы «Саентологическая Церковь города Санкт-Петербурга», в связи с выходом на телеканале «Петербург – Пятый канал» двух репортажей под общим названием «Потрошителя душ». (Программа «Главное. С Никой Стрижак», дата выхода материалов в эфир – 10 и 17 июля 2016 г., адрес публикаций в интернете: http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509184/500/ и http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509185/506/)»

Вопросы процедуры. Заявитель И.В. Мацицкий подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и принял на себя письменное обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном или ином правовом порядке.

Адресаты жалобы, телеканал «Петербург – Пятый канал» и программа «Главное. С Никой Стрижак» на информационное письмо Коллегии не ответили и соответствующего Соглашения о признании её профессионально-этической юрисдикции не подписали.

Позиция заявителя И.А. Мацицкого при обращении в Коллегию была изложена следующим образом: «10 и 17 июля 2016, на телеканале «Петербург — Пятый канал» в 18.00 в программе «Главное. С Никой Стрижак» были показаны репортажи под названием «Потрошители душ». В репортажах были использованы недостоверные, а подчас и откровенно ложные сведения, имеющие отношение к церкви Саентологии, её основателю Л. Рону Хаббарду, а также верующим саентологам. (…) Приходится констатировать, что использование искажений в репортажах Пятого канала становится дурной традицией. В очередной раз в одном из указанных репортажей прозвучало высказывание, не соответствующее действительности: «Основатель саентологии господин Хаббард неоднократно повторял: «единственный способ контролировать людей - это лгать им». Еще в 2014 году в реакцию Пятого канала в отношении этого высказывания, использованного также в репортаже от 02.02.2015 «Место происшествия. О главном», было направлено официальное письмо с требованием не использовать вырванные из контекста фразы, в результате чего их смысл меняется на диаметрально противоположный. Данное утверждение является намеренным искажением выдержки из записи лекции Л. Рона Хаббарда. (…) Еще одно необоснованное заявление звучит в передаче следующим образом:«Рон Хаббард. Американец, бывший морской офицер - при жизни страдал шизофренией». Это вымышленное и дискредитирующее утверждение. Такого факта не существует и никогда не было. Л. Рон Хаббард никогда не страдал никакой психической болезнью. (…) Голословное и абсурдное обвинение в тяжелом психическом расстройстве человека, который основал религию миллионов людей на планете - это оскорбление их религиозных чувств.

Также в первом репортаже в адрес саентологов прозвучало обвинение в использовании гипноза. Это абсолютно необоснованно. Л. Рон Хаббард в своих исследованиях разума неоднократно разоблачал гипноз как вредоносный неэффективный инструмент, вводящий человека в бессознательное состояние. (…) Тот, кто утверждает обратное о Саентологии и Дианетике, явно делает это со злым умыслом.

Помимо этого журналисты Пятого канала не постеснялись использовать личную информацию и фото Валдаева Сергея, обнародовав якобы принадлежащую ему (Пятому каналу, - Коллегия) переписку с его матерью. Валдаев Сергей направил в редакцию жалобу на откровенную ложь и неправомерное использование его личных данных. (…)

Обращаемся в Коллегию по жалобам на прессу с просьбой дать профессиональную оценку репортажам (сюжетам) «Потрошители душ», вышедшим в эфир телеканала «Петербург — Пятый канал» в 18.00 в программе «Главное. С Никой Стрижак» 10 и 17 июля 2016 года».

Позиции адресатов жалобы, телеканала «Петербург – Пятый канал» и программы «Главное. С Никой Стрижак», остались Коллегии неизвестны.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Отвечая на вопросы членов Коллегии, представитель заявителя М.Е. Симанина так определила причину, по которой заявитель из всех возможных оспорил лишь четыре конкретных позиции. «Только по этим пунктам мы можем представить неоспоримые доказательства. Все остальные якобы “факты”, представленные в сюжете, ни подтвердить, ни опровергнуть доказательно я не могу».

По утверждению М.Е. Симаниной, она и заявитель в прошлом, по выходу других сюжетов на этом телеканале, уже предъявляли требования опровергнуть и ложные цитаты, и то, что говорилось о религиозной группе. «Но мы не получили никакого отклика. Нам ни разу не удалось связаться ни с главным редактором, ни с выпускающим редактором». «Года два назад я решилась дать интервью Пятому каналу. Мои фразы тогда были также выдернуты из контекста и преподнесены под определенным углом». «У Пятого канала есть мои контакты, они могли бы со мной связаться. Но редакция со мной не связывалась».

Отвечая на вопрос: приходили ли сотрудники телеканала в помещения, занимаемые религиозной организацией, самостоятельно или вместе с представителями следствия, М.Е. Симанина ответила: «Представители телеканала приходили самостоятельно – с той самой Дарьей Варновской (или Вараксиной, или Волонской, - у неё несколько псевдонимов, как выяснилось позже). Они были агрессивно настроены, снимали помещения, на этом всё и закончилось. Т.е. никто никаких комментариев никому не давал».

Что касается Дарьи Варновской (имя по сюжету – Коллегия) и произведённых ею съемок на телефон, М.Е Симанина уточнила, что Дарья «участвовала в деятельности религиозной группы не полтора года, а около 4,5 месяцев». Представитель заявителя не смогла ответить на вопрос: чем именно занималась в религиозной группе девушка, в чьей принадлежности к журналистской профессии она теперь не сомневается. («Я видела её публикации в «Росбалте».) Ответ на уточняющий вопрос «была ли Дарья Варновская активным членом группы?»: «Я никак не могу это оценить, я этого просто не знаю, потому что с ней не общалась».

М.Е. Симанина сообщила, что не может «ни подтвердить, ни опровергнуть достоверность съёмок, представленных как съёмки на телефон Дарьи Варновской». «Я вижу, что в этих репортажах использовано много нарезок, много видеосъемки, которая якобы сделана мобильным телефоном. Я часто не могу понять: что это. Я не могу идентифицировать тех, кто попадает в кадр: как в случае с прыгающими людьми, например».

На просьбу прокомментировать кадры с разбрасыванием на тренинге денег («это тоже недостоверная информация – или такие тренинги есть?») ответ был таким: «Религиозная группа довольно многочисленна, её посещают до 1.000 человек еженедельно. Поэтому кого-то определить на этих съёмках я не могу». Представитель заявителя, в частности, не смогла идентифицировать некую «Марию», которая, как сказано в материале «готова (…) закрыть статус гуманитария за 1.000.000 рублей».

Представитель заявителя фактически уклонилась от вопросов, связанных с такими конкретными позициями материала «Потрошители душ», как сбор средств и существующий якобы на этот счёт «план» продажи услуг на миллионы рублей; «раскручивание на деньги» людей под видом шагов к свободе, и т.д.. («Наш Центр существует как религиозная группа, не имеющая юридического лица. Никакой хозяйственной деятельности она не ведёт, прихожане помогают ей добровольно: кто в обеспечении помещением, кто в обеспечении мебелью, кто в оплате коммунальных услуг, и.т.д.». «Религиозная группа не взимает никакой «платы за услуги». Она существует на оказываемую ей прихожанами помощь». «Религиозная группа – это просто инициативная группа граждан, которые объединились с целью проповедовать свою религию. В этой инициативно группе есть граждане, которые помогают с одним, с другим, с третьим. Человек берет на себя обязательство – и добровольно помогает». «Я мать двоих детей. И помогаю не финансами, а собственными усилиями, выполняя функцию по связям с общественностью». «Конечно, любая религиозная организация, куда приходят люди, должна иметь помещение, там должно быть тепло, должен быть свет. Но я, как представитель по связям с общественностью, не касаюсь этой стороны деятельности организации».)

Отклоняя сказанное в передаче о как бы продаваемых гражданами, чтобы выпутаться из долгов, квартирах («Обработанные прихожане продавали квартиры и машины»), М.Е. Симанина пояснила: «Чтобы опровергнуть этот слух, когда-то запущенный одним из СМИ, его просто повторяют, мы специально запрашивали соответствующие органы: были ли жалобы такого рода от якобы пострадавших? Мы получили ответ: нет, подобных жалоб не было. И таких случаев не было».

Что касается высказываний бывшего члена организации, предпринимателя В. Солошенко, то М.Е. Симанина, начав с утверждения: «То, что заявляет этот конкретный господин, является откровенной ложью. Он говорит, что саентологи отобрали у него бизнес, но никаких подтверждений сказанному не приводит», завершила ответы на уточняющие вопросы фразой: «Это недостоверная информация, мне кажется. Но я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть её фактами».

Учитывая конкретный пункт жалобы, Коллегия обратилась к эпизоду, связанному предполагаемым нарушением права на частную жизнь. Во второй части материала был приведён следующий конкретный пример: «Так, например, Сергей Валдаев. Долгое время он проработал вместе со своей матерью в церкви, решил однажды выйти из нее. Он написал письмо, вот оно. (На экране при этом возникает некий нечитаемый текст, - Коллегия.) Мужчина говорит о том, что его жизнь последние несколько лет была кошмаром. Мать в ответ написала на сына донос. И сегодня она ничего не хочет слышать о сыне». (На экране женщина, которая, стоя на пороге квартиры, отказывается отвечать на какой-то вопрос съемочной группы, - Коллегия.) Комментарий М.Е. Симаниной: «Мы пытались прочесть текст, который был на экране, но его не разобрать. И что это за бумага – мы не разобрались».

На вопрос: получил ли член религиозной организации задетый лично, с приведением имени и фамилии, ответ на свою жалобу в адрес Генерального директора ОАО «Телерадиокомпания «Петербург» (в жалобе в Коллегию текст этой жалобы С. Валдаева воспроизведён с его личной подписью; сын в ней называет сказанное о его взаимоотношениях с матерью «откровенной ложью»), М.Е. Симанина ответила однозначно: «Ни я, ни господин Валдаев ответа не получили».

Отвечая на вопрос о причинах, в силу которых сторона заявителя не потрудилась подготовить содержательные ответы по конкретным пунктам сюжетов, носящих характер обвинения, М.Е Симанина подтвердила изначальную позицию заявителя: опровергать только то, что можно опровергнуть надёжно. «Мы выбрали такой подход потому, что тебе кто угодно может сказать: ты агент ЦРУ. А ты просто не сможешь доказать, что ты – не агент ЦРУ».

Члены Коллегии были ознакомлены с исследованием («мнением эксперта»), подготовленным д.филос.н. проф. С.К. Шайхитдиновой.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия сожалеет об уклонении руководства ОАО «Телерадиокомпания “Петербург”» от сотрудничества в рассмотрении настоящей жалобы. Коллегия находит такой подход не отвечающим современным представлениям о социальной ответственности вещателя и расходящимся с духом и буквой Рекомендации СМ/Rec(2011)7 «О новом понятии СМИ».

1.1. Коллегия подчеркивает, что отсутствие возможности задать конкретные вопросы журналистам и редакторам, подготовившим оспоренный сюжет и выпустившим его в эфир, не позволяет ей сделать окончательный вывод о чистоте собственно журналистской части материала, обозначенного как «журналистское расследование», во-первых. Что Коллегия была лишена возможности ознакомиться с документами, положенными в основание журналистского расследования, во-вторых. Что Коллегия не смогла получить оригинального, от производителя, ответа на вопрос о профессионально-этических установках и ориентирах создателей материала «Потрошители душ».

2. Коллегия выражает удивление тем способом защиты доброго имени и репутации своей религиозной организации (если такая цель действительно ставилась), который избрали заявитель и его представитель. Коллегии представляется, что подход «оспорить только то, что можно оспорить надёжно, опираясь на документ», не может быть признан продуктивным, когда речь идёт о журналистском расследовании (заведомо критическом по своей природе жанре), выполненном с применением т.н. «метода Вальрафа» и содержащем к тому же значительное число утверждений, предположений, записей, сделанных скрытой камерой, свидетельств «очевидцев» или наблюдателей.

2.1. Коллегия обращает внимание на то, что сосредоточение заявителем внимания органа само- и сорегулирования на конкретном и при этом минимальном количестве «пунктов возражения» оставляет без оценки с о стороны самого заявителя, без попытки его пошаговой рефлексии, а значит и без реакции Коллегии на такие оценку и рефлексию десятки «критических» позиций материала: превращая (если и не по факту, то по законам восприятия сказанного и показанного с телеэкрана массовым пользователем) не оспоренные позиции в неоспоримые, соответствующие действительности.

3. Общественная коллегия по жалобам на прессу следующим образом отвечает на обращённые к ней конкретные вопросы заявителя:

- Коллегия признаёт (и не в первый раз), что приведённая цитата из Р. Хаббарда является ложной, грубо искажающей смысл сказанного автором.

- Коллегия не обладает компетенцией, позволяющей определенным образом ответить на вопрос о здоровье Р. Хаббарда или же углубиться в изучение этого вопроса.

- Коллегия не обладает компетенцией, позволяющей отвечать на вопрос об отношении Р. Хаббарда к гипнозу.

- По причине уклонения адресата от участия в рассмотрении жалобы Коллегия не располагает данными, достаточными для того, чтобы разобраться в ситуации, связанной с т.н. «письмом матери Валдаева», а равно и с вопросом об уместности или неуместности, профессионально-этической допустимости вынесения самой «истории» конкретных внутрисемейных отношений на «суд» массовой телевизионной аудитории. Исходя из того, что речь идёт о ситуации общественного интереса, Коллегия напоминает известное положение Кодекса профессиональной этики российского журналиста: «Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека».

4. Исходя из своей компетенции, из специфики настоящего информационного спора, а также из очевидной слабости позиции заявителя Коллегия соглашается со следующим выводом своего эксперта: «Телевизионный материал “Потрошители душ” выполнен в жанре журналистского расследования». Коллегия в общем и целом поддерживает представления эксперта о специфике жанра журналистского расследования.

5. Коллегия, вместе с тем, не соглашается с экспертом по следующим конкретным пунктам:

5.1. Коллегия убеждена, что далеко не всё, что «не дозволено или проблемно в будничной работе журналиста (…) допускается при расследовании». Досадные заблуждения на этот счет (пример: «Вопрос о том, имеет ли журналист-расследователь право прибегать в своей деятельности к тому, что лежит за пределами морали и нравственности, каждый должен решать самостоятельно») должны, по мнению Коллегии, встречать оправданное сопротивление, прежде всего, в самой журналистской среде: заинтересованной в доверии граждан к жанру журналистского расследования и в поддержании моральной репутации самих журналистов-расследователей.

5.2. Коллегия не может согласиться со следующим выводом эксперта: «”ложной” информации в расследовании не обнаружено, поскольку все представленные факты документально засвидетельствованы».

Коллегия находит, что значительная часть заведомо негативной, диффамационной информации, сообщаемой телезрителю в «специальном репортаже», носит характер сообщений (утверждений, предположений, личных свидетельств), не опирающихся на подлежащие чёткой идентификации телезрителем документальные основания.

Не отрицая право на использование журналистом различного рода утверждений, предположений или свидетельств (особенно в случае, когда речь идёт о мнениях, предположениях, выводах конкретных персон, появляющихся в кадре под своими именами), Коллегия обращает внимание на то, в данном случае речь идёт не о фактах, подкрепляемых документами. Телезритель имеет дело либо с очевидно не беспристрастными комментариями самих авторов материала, в основание которых положен фрагментарный, выхваченный из контекста и не подлежащий внятной идентификации «видеоряд»: съемка скрытой камерой (не суть важно, на самом деле, мобильным ли телефоном – или профессиональными записывающими устройствами). Либо с мнениями, предположениями, выводами людей, в большинстве своём также явно пристрастных: имеющих определенные, предустановленные взгляды на конкретную религиозную группу или даже личные счеты с ней.

Безусловно признавая право журналиста-расследователя прибегать к «методу Вальрафа» (когда использованы возможности легального получения достоверной информации), работать со скрытой камерой, использовать некоторую дозу преувеличения или даже провокации (ситуация съёмки «попытки прохода» съёмочной группы на территорию, занимаемую на правах аренды религиозной группой), Коллегия обращает внимание на серьёзную проблему обеих телевизионных публикаций, объединённых темой и заголовком «Потрошители душ». А именно: на безусловную скудость документальной, собственно расследовательской базы материалов, имеющих все необходимые внешние признаки журналистского расследования.

5.3 Коллегия не разделяет точку зрения эксперта, усмотревшего «все основания» для подачи медиаорганизацией «Петербург – Пятый канал» иска «о защите деловой репутации и об уголовно наказуемом воспрепятствовании журналистской деятельности». Снимая тему иска о защите деловой репутации как определенно не профильную для органа само- и сорегулирования, не соответствующую своей компетенции, Коллегия со всей определенностью заявляет о том, что не находит в данном случае оснований для сколько-нибудь серьёзного обсуждения темы воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста со стороны конкретной религиозной группы.

6. Коллегия полагает основной профессионально-этической ошибкой, заложенной в основание специального репортажа (журналистского расследования) очевидную пристрастность, односторонность, одиозность подхода к объекту исследования (расследования), выразительным проявлением которого обнаруживается уже сам заголовок подготовленного материала: «Потрошители душ».

6.1. Коллегия находит недостаточно профессиональным (или же недостаточно добросовестным) подход, при котором съемка скрытой камерой (в том числе, по предположению, оперативная, но не выделенная специальной меткой) выдаётся за съёмку камерой мобильного телефона Дарьи Варновской. Эпизоды, когда предполагаемый внедрённым во «враждебную среду» журналист-расследователь входит в кадр скрытой камеры или выходит из этого кадра вызывают, как минимум, неловкость по части данных телезрителю объяснений о способе получения тех или иных фрагментов «специального репортажа», а как максимум – предположение о том, что официальное следствие и журналистское расследование оказались имеющими не просто точки мотивированного пересечения, но и совпадающие цели: без уведомления об этом рядового телезрителя.

7. Не имея возможности установить, какими именно профессионально-этическими установками и ориентирами руководствовались авторы «специального репортажа», Коллегия настоятельно рекомендует адресату жалобы при подготовке журналистских расследований в будущем обращать внимание на Декларацию о принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования Гильдии судебных репортёров, а также на Пакт о жанрах и журналистских стандартах.

Коллегия специально обращает внимание на следующий пункт Пакта: «При работе в острых критических жанрах точка зрения “второй стороны” должна быть представлена обязательно». Отказ от выполнения этого профессионального правила или уклонение от него ставят под вопрос добросовестность журналиста-расследователя и основательность полученного им и предъявленного публике результата его труда.

 

8. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом.
Председательствующий,
Ю.В. Казаков

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу