23 Июнь 2017
Рассмотренные жалобы

Жалоба на стихотворение Дмитрия Быкова в "Собеседнике"

Оглавление

Решение № 158 от 10 марта 2017 года
Читательница еженедельника "Собеседник" Екатерина Цветкова обратилась в Коллегию с жалобой на стихотворение поэта Дмитрия Быкова под названием "Патриарх географии", размещенное на обложке издания. Информационным поводом для публикации послужило вручение Патриарху Кириллу членского билета Российского географического общества. По мнению заявительницы, стих содержит неуместные и некорректные сравнения, а публикация вызывает раздражение граждан и поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха.

 

 


 

В общероссийской еженедельной газете «Собеседник» от 31 августа 2016 года (выпуск печатного СМИ № 32) на первой полосе размещена фотография патриарха Кирилла с подзаголовком «Герой недели» и сопровождающим текстом в стихотворной форме. Информационным поводом для публикации послужило вручение Патриарху Кириллу членского билета Российского географического общества (РГО) Сергеем Шойгу. Стихотворение написано Дмитрием Быковым – креативным редактором издания.

Текст, имеющий слабое отношение к информационному поводу, содержит несколько некорректных и неуместных сравнений. В частности: «В элитный клуб служителей короны, Что для начальства двери растворил Под знаменем министра обороны Был принят столп духовности Кирилл...» Новость о вручении Патриарху Кириллу членского билета РГО названа «крутой». Далее текст содержит перечисление никак не связанных между собой фактов «из истории церкви» и геополитической истории развития России. Наша страна (речь идет о территории России) названа «страной-изгоем».

Полагаем, что автор хотел подчеркнуть необоснованность участия Патриарха в РГО, не сказав об этом прямо. Он подверг «критике» данное событие, указав и на «косность религии», и на геополитические изменения последних лет, которые неоднозначно воспринимались мировым сообществом, подвергались информационным атакам, служили поводом политических репрессий в отношении России под видом разного рода санкций, которые, как известно, в значительной мере отразились на экономике и России, и стран, вынужденных объявить санкции. Упомянуто также включение Крыма в состав Российской Федерации.

В указанном произведении Дмитрия Быкова затронуто слишком много тем, касающихся, прежде всего, политики, в том числе позиции России.

Заявитель данной жалобы считает, что инфоповод выбран неудачно.

Скорее всего, в такой завуалированной форме автор хотел заявить о своей позиции по упомянутым вопросам. Однако использование фотографии Патриарха, упоминание церкви вперемежку с рассуждениями о политике не может не оскорблять чувства медиааудитории – как верующих, так и неверующих граждан.

Стоит учесть, что газета имеет довольно широкое распространение, а указанная публикация размещена и на сайте (в электронной версии издания).

Если говорить об оскорблении чувств верующих, пожалуй, еще можно рассчитывать на известную долю терпимости, но в целом публикация вызывает раздражение граждан и поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха Кирилла.

Стихотворение написано не от лица какого-либо отрицательного персонажа – оно является произведением журналиста, публициста, литературного критика, который успел снискать уважение определенной части общества, в частности, как исследователь русской литературы. Возможно, что автор считает это стихотворение сатирой, которая допускает некоторую долю провокации, но в этом случае необходимо понимать, что именно послужило объектом сатиры.

Название рубрики однозначно указывает на личность Патриарха и церковь. Заявитель обращает внимание на то, что автор и редакция издания недооценили тот факт, что среди разнородной аудитории читателей печатного СМИ и посетителей сайта издания могут найтись люди, не подготовленные в полной мере к восприятию такого рода произведений и сарказма.

Заявитель также полагает, что вместо информации о самом факте вручения членского билета Патриарху можно было бы опубликовать комментарий, который исключил бы неоднозначность восприятия стихотворения. Учитывая нормы, прописанные в международной Декларации принципов поведения журналистов, можно говорить о том, что Дмитрий Быков не попытался избежать ситуации, при которой возможно невольное стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений.

В частности, в данном случае выражение «страна-изгой» говорит само за себя. Заявитель просит рассмотреть данное заявление на заседании Коллегии, дать профессиональную оценку публикации и, возможно, рекомендации изданию и автору.

Цветкова Екатерина Викторовна


Источник: сайт газеты "Собеседник"
Режим доступа: http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20160831-dmitriy-bykov-posmotrish-na-rgografov-elitnyh-i-pravo-slov
Дата снятия копии: 6 марта 2017 года

Как стало известно, Сергей Шойгу вручил Патриарху Кириллу членский билет Русского географического общества (РГО).

В элитный клуб служителей короны,
Что для начальства двери растворил
Под знаменем министра обороны,
Был принят столп духовности Кирилл.

Взирая на его державный профиль,
Подумал я с привычной добротой,
Что не один географ глобус пропил,
Узнав об этой новости крутой.

Религия была довольно косной,
Не видя географии в упор:
Сперва она считала Землю плоской,
А многие считают до сих пор.

(ВЦИОМ в начале нынешней недели
Смог позабавить даже несмеян,
Сказав: к геоцентрической модели
Пристрастна половина россиян.)

...Когда серьезно, без очков защитных,
К которым приохотился народ,
Посмотришь на географов элитных,
То, право слово, оторопь берет.

Чем заслужили местные чинуши
Такой географический почет?
Владением седьмою частью суши?
Но Волга, так сказать, при всех течет...

Покорные державному азарту,
С обычным быстроумием своим
Они слегка перекроили карту –
Но не открыли, а закрыли Крым.

Их главный вождь, застыв над волжским устьем,
Отметил недостаток глубины.
Ну да, геополитика – допустим.
Но чем вы в географии сильны?

Должно быть, тем, что в ваших строгих лицах
Читаются слова «страна-изгой»,
И наше представленье о границах
Вы расширяли, Как никто другой.


 


 


 

 


 

10 марта 2017 года в Центральном доме журналиста состоялось заседание Общественной коллегии по жалобам на прессу, посвященное жалобе на стихотворение известного российского поэта Дмитрия Быкова в еженедельной газете "Собеседник".

Стих был опубликован после вручения Патриарху Кириллу членского билета Российского географического общества. Как сообщил главный редактор СМИ, этот факт показался редакции любопытным и поэту предложили на его основе написать стихотворение для рубрики, где традиционно представляются его оценочные суждения о необычных действиях известных людей.

По мнению заявителя жалобы, творение Быкова имеет слабое отношение к информационному поводу,  содержит несколько некорректных и неуместных сравнений и в целом вызывает раздражение граждан и поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха Кирилла.

В заседании приняли участие поэт Дмитрий Быков, главный редактор "Собеседника" Юрий Пилипенко, адвокат Жанна Смаль, представляющая интересы заявителя, и члены Коллегии Алексей Автономов, Татьяна Андреева, Галина Арапова, Манана Асламазян,  Евгений Гонтмахер, Юрий Казаков, Виктор Монахов, Юрий Пургин, Борис Резник и Илья Шаблинский.

 


 

ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ

 

ФОТОГРАФИИ

 

 


 

Мнение эксперта,
кандидата философских наук Карины Назаретян, о стихотворении Дмитрия Быкова, опубликованном в газете «Собеседник» 31 августа 2016 года [1]

Как можно понять из текста жалобы Е.В. Цветковой на стихотворение Дмитрия Быкова и газету «Собеседник», её основным претензиями к автору и изданию стали оскорбление чувств медиааудитории и «невольное стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений». Остальные нарушения, о которых пишет заявитель, выглядят скорее проявлениями, примерами этих двух основных просчётов.

Оскорбление чувств медиааудитории — очень актуальная для России последних лет тема. Это в некотором смысле новое для журналистской этики понятие, которое, надеюсь, ещё не раз станет предметом специального академического анализа в нашей стране. Разбор жалобы, поступившей в Общественную коллегию по жалобам на прессу (ОКЖП), такого глубокого анализа не предполагает, но возможность даже по касательной затронуть эту тему кажется мне полезной для развития общественной дискуссии.

Политическая сатира

Прежде чем разобрать каждую из конкретных претензий заявителя по отдельности, следует определить жанр оспариваемой публикации, так как от него во многом зависят предъявляемые к тексту профессионально-этические требования. На мой взгляд, стихотворение Дмитрия Быкова написано в жанре сатиры (это допускает и сама заявитель). Но причислить стихотворную политическую сатиру к журналистским жанрам, вообще говоря, можно только условно — это скорее художественная публицистика, которая находится ближе к литературе. Из-за этого не совсем понятно, по каким именно профессионально-этическим критериям оценивать произведение. Если всё же попытаться провести параллель с чисто журналистскими жанрами, то ближайшим аналогом, на мой взгляд, окажется жанр авторской колонки.

Как я подробно писала в мнении по жалобе на газету «Метро» [2], рассмотренную Коллегией 23 июня 2016 года, этика колумнистики очень слабо кодифицирована. Однако то, в чём сходятся практически все исследователи этой темы и что упоминается в большинстве затрагивающих колумнистику этических кодексов, — это убеждение, что колумнист должен превыше всего ценить факты. Насколько далеко автор может заходить в своих оценках, какова допустимая степень провокации и что ещё требуется от колумниста — все эти вопросы остаются дискуссионными, но уважение к фактической точности — непреложное правило как журналистики в целом, так и колумнистики. Оно применимо, на мой взгляд, и в рассматриваемом случае.

В сатире границы допустимого ещё более зыбки — достаточно вспомнить скандалы вокруг французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo, даже самые провокационные и жестокие карикатуры в котором находят защитников, апеллирующих к свободе слова. С кодификацией здесь всё ещё более сложно, поэтому при оценке сатирических произведений остаётся ориентироваться на общие правила журналистской этики. Следует, однако, иметь в виду, что к сатире всё же применимы несколько иные нормы, чем к другим журналистским жанрам. Вот, например, как это выражено в Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года: «Юмор и сатира, охраняемые ст. 10 Конвенции (имеется в виду Европейская конвенция по правам человека. — К.Н.), допускают высокую степень преувеличения, даже провокации, при условии что общество не вводится в заблуждение относительно фактической стороны дела» [3]. То есть и здесь главное — чтобы не были искажены факты. В отсутствие чётких правил относительно сатиры в собственно журналистских этико-нормативных документах (я имею в виду основные российские и зарубежные этические кодексы журналиста, разработанные самим журналистским сообществом) имеет смысл, на мой взгляд, ориентироваться на это положение декларации.

Сарказм и интерпретации

В самом начале жалобы заявитель пишет, что текст Дмитрия Быкова имеет «слабое отношение к информационному поводу», чуть ниже — что он « содержит перечисление никак не связанных между собой фактов», а «инфоповод выбран неудачно». Поддержать эти претензии сложно: они представляются чисто стилистическими и вкусовыми, практически не имеющими отношения собственно к этике. С этической точки зрения здесь можно только напомнить про непреложную ценность свободы слова. Любая редакция имеет полное право выбирать информационные поводы на своё усмотрение. Запрет на использование тех или иных инфоповодов означал бы введение цензуры. Точно так же редакция вольна выбирать и способы на них реагировать: информационный повод — на то и «повод», что служит просто отправной точкой для материала, который часто может затрагивать гораздо более широкую проблематику. То, насколько связаны между собой перечисляемые факты, — и вовсе предмет субъективной оценки. Ни выбор инфоповода, ни степень связности фактов, ни степень соответствия содержания материала инфоповоду сами по себе не могут быть критериями этичности поведения редакции. О правилах в журналистской этике, которые регламентировали бы эти вопросы, мне неизвестно.

Далее заявитель пишет, что текст содержит несколько некорректных и неуместных сравнений, и приводит в пример первое четверостишие: «В элитный клуб служителей короны, / Что для начальства двери растворил / Под знаменем министра обороны / Был принят столп духовности Кирилл». Строго говоря, сравнений в этом четверостишии нет, и остаётся только догадываться, что именно показалось заявителю некорректным. То, что Русское географическое общество (РГО) названо «элитным клубом служителей короны», очевидно, отсылает нас к длинной истории организации, берущей начало ещё в царской России; это определение явно подразумевает, что Общество всегда служило власти, но каждый читатель волен оценивать этот факт так, как считает нужным, — однозначно негативной оценки, а тем более некорректности я в этих словах не вижу. Возможно, некорректным показалось заявителю то, что патриарх Кирилл охарактеризован как «столп духовности»; чуть ниже новость о вручении патриарху членского билета РГО названа «крутой» — и то, и другое написано с явной иронией. Однако использование иронии и сарказма — это отличительные признаки сатирического произведения. В данном случае это авторские оценки, а автор, безусловно, имеет право на критическую и негативную оценку как личностей, так и событий/новостей. Изложением фактов эти высказывания не являются — соответственно, главное этическое правило колумнистики и основное ограничение для сатиры (обозначенное в процитированной выше Декларации) здесь не нарушены. Ремарка же заявителя, что «среди разнородной аудитории … издания могут найтись люди, не подготовленные в полной мере к восприятию такого рода произведений и сарказма» вызывает только удивление: разумеется, на свете всегда найдутся люди, не подготовленные в восприятию сарказма, однако вряд ли это может быть основанием для полного отказа от сарказма и сатиры.

Ниже заявитель оспаривает предложенную Дмитрием Быковым трактовку политических событий последних лет, отмечая, что «геополитические изменения … неоднозначно воспринимались мировым сообществом, подвергались информационным атакам, служили поводом политических репрессий в отношении России» и т.д. Несомненно, точка зрения Е.В. Цветковой имеет основания и тоже заслуживает того, чтобы быть высказанной. Однако схожая точка зрения беспрепятственно и регулярно высказывается, например, на федеральных телеканалах, имеющих огромную аудиторию по всей России (надо полагать, гораздо большую, чем у журнала «Собеседник» и его сайта, вместе взятых), а принципы свободы слова и плюрализма мнений как раз подразумевают, что выражены должны быть все альтернативные точки зрения. Политические события можно трактовать бесконечным количеством способов, и попытки навязать обществу единственный «правильный» вариант трактовки следует считать исключительно вредными для развития свободы слова в нашей стране.

Единственное частное нарушение, которое мне удалось найти в обсуждаемом стихотворении (этой претензии нет в жалобе Е.В. Цветковой) — это, по всей видимости, отступление от фактической точности в четверостишии: «ВЦИОМ в начале нынешней недели / Смог позабавить даже несмеян, / Сказав: к геоцентрической модели / Пристрастна половина россиян». Поиск по новостям и по сайту ВЦИОМ не позволил мне найти результатов опроса ВЦИОМ об астрономических знаниях россиян от 2016 года. Согласно последнему находимому в сети опросу, который был проведён в 2011 году и широко обсуждался в СМИ, во вращении Солнца вокруг Земли уверена треть россиян. В 2016-м тема астрономической грамотности, действительно, снова поднималась и даже звучали сообщения о «55%» тех, кто придерживается геоцентрической модели мира, но без всяких ссылок на источники. Вероятнее всего, это была ошибка конкретных СМИ. Если это так, то в этом четверостишии автор стихотворения всё-таки отступает от главного принципа и колумнистики, и сатиры — уважения к фактической точности.

Оскорбление чувств медиааудитории

Наконец, две главные претензии заявителя — это оскорбление чувств медиааудитории и стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений. Первая выражена следующим образом: «использование фотографии Патриарха, упоминание церкви вперемежку с рассуждениями о политике не может не оскорблять чувства медиааудитории — как верующих, так и неверующих граждан». Чуть ниже следует уточнение: «… в целом публикация вызывает раздражение граждан и поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха Кирилла». Вторая претензия звучит так: «Учитывая нормы, прописанные в международной Декларации принципов поведения журналистов, можно говорить о том, что Дмитрий Быков не попытался избежать ситуации, при которой возможно невольное стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений»; в пример приводится использование в отношении России выражения «страна-изгой».

Две эти претензии довольно тесно переплетены. Словосочетание «оскорбление чувств верующих» стало активно употребляться в России в 2013 году после принятия так называемого закона о защите чувств верующих, переводящего оскорбление религиозных чувств в разряд уголовных правонарушений. В общественном сознании из сферы юриспруденции это словосочетание быстро перекочевало в другие области — в том числе этику СМИ. Хотя в такой формулировке это нечто новое для журналистской этики, положения о том, что необходимо уважать религиозные взгляды каждого человека, присутствуют в большинстве мировых журналистских этических кодексов. Однако речь в них обычно идёт как раз о предмете второй претензии заявителя — дискриминации. Например: «Журналист принимает все меры к тому, чтобы избежать даже и невольного стимулирования дискриминации человека по признакам расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения. Журналист воздерживается от любых пренебрежительных намёков или комментариев в отношении расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения конкретного лица» (проект Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу [4]).

Вырисовывается интересная картина. Очень важную роль в журналистской этике, действительно, играет ценность непричинения (минимизации) вреда. В одном из старейших и наиболее авторитетных журналистских этических кодексов в мире — кодексе американского Общества профессиональных журналистов — есть даже целый раздел с подзаголовком «Минимизируйте вред». Он открывается словами: «Этичный журналист относится к своим источниками информации, коллегам, аудитории и всем, о ком он делает материал, как людям, достойным уважения» [5]. Эта ценность подразумевает непричинение вреда конкретным личностям: например, журналисту не следует обнародовать местоположение человека, которому угрожает опасность; он, как было сказано выше, не должен способствовать дискриминации людей по какому бы то ни было признаку; ему следует чутко относиться к людям в ситуации горя и учитывать возможные последствия распространения информации о частных лицах и т.д. Непричинение вреда предполагает и заботу об аудитории: например, публикация тяжёлых для восприятия фотографии (с изображением последствий жестокости, аварий или стихийных бедствий) или трансляция подобных кадров по телевидению могут причинить некоторым читателям или зрителям сильный психологический дискомфорт. В таких случаях журналист и редактор должны тщательно взвесить потенциальную пользу от публикации фотографий / обнародования видеосъёмки (польза может заключаться, например, в педагогическом эффекте от демонстрации того, к чему может привести вождение в нетрезвом виде) и вред, который может быть нанесён психологически уязвимым представителям аудитории.

При этом мне не известно ни одного журналистского этического кодекса, в котором ценность непричинения вреда была бы выражена в требовании не оскорблять чувства медиааудитории, будь то религиозные или какие-то иные чувства.

Может показаться, что требование заботы об аудитории — это и есть требование не оскорблять её чувств. Но при ближайшем рассмотрении можно увидеть некоторые различия. Прежде всего следует разобраться, что вообще означает оскорбление чувств верующих/аудитории. Оставим в стороне чисто лингвистический спор о том, насколько удачна сама формулировка: можно ли оскорбить не человека, а его чувство (в Большом толковом словаре под ред. С.А. Кузнецова норма «оскорбление чувств» всё же закреплена [6]). Смысл этого словосочетания, по всей видимости, в следующем: когда человек слышит неуважительное высказывание о чём-то, что для него лично очень дорого, это задевает его чувства. Но в связи с журналистской этикой здесь возникают две проблемы. Во-первых, каждому человеку дорого что-то своё, и заранее угадать, кого именно что заденет, чрезвычайно сложно. Во-вторых, «неуважительное» — это довольно растяжимое определение, а чувствительность людей, особенно верующих, иногда достигает такой степени, что любое критическое высказывание о предмете их чувств становится для них нежелательным. В этой ситуации, по сути, возникает «диктатура оскорбляющихся», которая делает совершенно невозможным свободный обмен мнениями в обществе.

Таким образом, разница между заботой об аудитории (понимаемая как непричинения вреда) и отказом от оскорбления аудитории заключается в следующем. Забота об аудитории проявляется в том, чтобы оградить наиболее уязвимых её представителей (таких как дети, беременные женщины, пожилые люди) от психологического стресса, механизм возникновения которого довольно универсален: его причиной могут стать жестокие фото- и видеокадры, сообщение о смерти/беде близкого человека, впервые полученное через средство массовой информации, и другие по-человечески понятные факторы. Отказ же от оскорбления чувств аудитории означал бы не просто отказ от глумления над святынями (который, несомненно, оправдан), но и любое критическое высказывание о религии, политике, общественных деятелях и вообще на неопределённо широкий круг тем, так как любое явление может быть для кого-то лично дорого и любое критическое высказывание может кого-то оскорбить. Именно по этой причине в журналистских этических кодексах не существует правила «не оскорблять ничьих чувств», и, вероятно, оно там никогда не появится.

О размытости критериев оскорбления чувств медиааудитории говорят и сами формулировки заявителя. Почему «использование фотографии Патриарха, упоминание церкви вперемежку с рассуждениями о политике не может не оскорблять чувства медиааудитории»? Что именно здесь оскорбительного? Ответа эти вопросы заявитель не даёт, а без пояснений это непонятно — скорее всего, здесь затрагивается что-то дорогое лично для неё. «В целом публикация вызывает раздражение граждан», — пишет далее заявитель как бы за всех граждан России, будто бы не отдавая себе отчёт, что у граждан бывают очень разные политические пристрастия и то, что у одних вызывает раздражение, другими, наоборот, горячо приветствуется. А главное — что это совершенно нормально: именно так и должно быть в свободном обществе, где возможна конструктивная и продуктивная политическая дискуссия. Утверждение, что «публикация … поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха Кирилла» стоит в этом же ряду: про любую критику можно сказать, что она «поддерживает враждебный настрой» по отношению к критикуемому. Если взять идеи заявителя на вооружение, критика сатира станут в принципе невозможными.

Что касается дискриминации, то положения о том, что журналисту следует всеми силами её избегать, действительно, присутствуют в большинстве этических кодексов мира: это устоявшееся этическое правило. Дискриминация подразумевает отказ в предоставлении каким-то людям прав наравне с другими людьми. Обычно она касается конкретных личностей и происходит на основании их персональных особенностей или принадлежности к той или иной социальной группе, но может затрагивать и социальные группы целиком. Чаще всего это меньшинства: именно их права и свободы, закреплённые во Всеобщей декларации прав человека, обычно ущемляются. Под дискриминацией в СМИ обычно понимаются вполне определённые вещи: например, как отмечено в процитированной выше выдержке из проекта Медиаэтического стандарта ОКЖП, это могут быть «пренебрежительные комментарии в отношении расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов». В любом случае речь идёт о высказываниях в отношении людей.

Заявление Е.В. Цветковой о том, что «Дмитрий Быков не попытался избежать ситуации, при которой возможно невольное стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений» звучит несколько странно, так как непонятно, какие именно люди или какая социальная группа были дискриминированы и каким образом. В пример заявитель приводит использованное Быковым выражение «страна-изгой». Можно предположить, что оно, по мнению заявителя, дискриминирует тех россиян, которые не считают Россию изгоем на мировой арене. Однако об этих людях в стихотворении не говорится ни слова. Дискриминировать же страну невозможно, так как она не является обладателем прав человека. То, что Дмитрий Быков критически отозвался о стране, не может дискриминировать её жителей, так как это не лишает их лично никаких прав. Несогласные с ним граждане вольны ответить на критику и доказать, что Россия не является изгоем на мировой арене: для этого у них есть множество площадок. Кроме того, такие люди вряд ли находятся в меньшинстве: скорее всего, их большинство, так как обычно это те же граждане, которые поддерживают курс нынешней российской власти, а последних, согласно соцопросам, около 86% [7].
То же самое можно сказать и о дискриминации на основании религиозных убеждений: автор стихотворения ничего не говорит о православных верующих. Критику же религии нельзя назвать дискриминацией на основе религиозных убеждений, иначе такая критика была бы в принципе невозможна.  

Выводы

Анализ ситуации не позволяет мне поддержать жалобу Е.В. Цветковой ни в частностях, ни в целом. Единственное нарушение, которое мне удалось найти, — это вероятное отступление от фактической точности в том четверостишии, где речь идёт о приверженности половины россиян к геоцентрической модели (по всей видимости, последний опрос ВЦИОМ на эту тему проводился не в 2016-м, а в 2011 году и в нём говорилось не о половине, а о трети россиян). Это нарушение не упоминается в жалобе заявителя, но, несомненно, стоит того, чтобы его отметить.

Основные же претензии заявителя к стихотворению Дмитрия Быкова — оскорбление чувств медиааудитории и стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений — приходится признать несостоятельными, так как в журналистской этике не существует правила «не оскорблять чувства медиааудитории», а дискриминация предполагает выражение автором соответствующего отношения к конкретным людям, чего в стихотворении нет.

Разговор об оскорблении чувств медиааудитории кажется мне, между тем, чрезвычайно важным. На фоне популярности нового закона о защите чувств верующих в общественном сознании происходят трансформации, усиливающие непонимание между работниками медиасферы и, собственно, медиааудиторией. Широкая дискуссия на эти темы могла бы уменьшить непонимание и способствовать более активному принятию принципов свободы слова в российском обществе.

Источники

    •    Дмитрий Быков: Посмотришь на географов элитных — и, право слово, оторопь берет. Sobesednik.ru. URL: http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20160831-dmitriy-bykov-posmotrish-na-rgografov-elitnyh-i-pravo-slov (дата обращения: 4 марта 2017 года).
    •    Жалоба армяно-русской ассоциации юристов на газету «Метро» — Мнение эксперта. URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/praktika/rassmotrennye-zhaloby/5360-zhaloba-russko-armyanskoj-assotsiatsii-yuristov-na-gazetu-metro?showall=&start=6 (дата обращения: 5 марта 2017 года).
    •    Декларация о свободе политической дискуссии в СМИ. URL: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1190662 (дата обращения: 4 марта 2017 года).
    •    Проект Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу. URL: http://presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015 (дата обращения: 6 марта 2017 года).
    •    SPJ Code of Ethics. URL: http://www.spj.org/ethicscode.asp (дата обращения: 6 марта 2017 года).
    •    Грамота.ру. Поиск по слову «оскорбление». URL: http://gramota.ru/slovari/dic/?word=оскорбление&all=x (дата обращения: 6 марта 2017 года).
    •    Работу Путина одобрили 86% россиян. Новость от 23.11.2016. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/58359a699a794729a6cab2b4 (дата обращения: 6 марта 2017 года).


 

РЕШЕНИЕ

О жалобе Цветковой Екатерины Викторовны в связи с опубликованием еженедельником «Собеседник» стихотворения Дмитрия Быкова «Патриарх географии». (Дата публикации – 31.06.2016 г. Адрес публикации  -  http://pressa.ru/ru/reader/#/magazines/sobesednik/issues/32-2016/pages/1/)

г. Москва, 10 марта 2017 г.             № 158

На 156-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе заместителя председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Галины Араповой, Мананы Асламазян, Юрия Пургина, Бориса Резника, Алексея Симонова, членов Палаты медиа-аудитории Алексея Автономова, Татьяны Андреевой, Евгения Гонтмахера, Виктора Монахова, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение Цветковой Е.В. в связи с опубликованием еженедельником «Собеседник» стихотворения Дмитрия Быкова «Патриарх географии». (Дата публикации – 31.06.2016 г. Адрес публикации  -  http://pressa.ru/ru/reader/#/magazines/sobesednik/issues/32-2016/pages/1/).
 
Вопросы процедуры. Заявитель Е.В. Цветкова подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы – редакция еженедельника «Собеседник» в лице главного редактора Ю.В. Пилипенко также подписала с Коллегией соответствующее соглашение.

Позиция заявителя Е.В. Цветковой  в обращении в Коллегию была изложена следующим образом. «В общероссийской еженедельной газете «Собеседник» от 31 августа 2016 года (выпуск печатного СМИ № 32) на первой полосе размещена фотография Патриарха Кирилла с подзаголовком «Герой недели» и сопровождающим текстом в стихотворной форме. Информационным поводом для публикации послужило вручение Патриарху Кириллу членского билета Российского географического общества (РГО) Сергеем Шойгу. Стихотворение написано Дмитрием Быковым – креативным редактором издания. Текст, имеющий слабое отношение к информационному поводу, содержит несколько некорректных и неуместных сравнений. В частности: «В элитный клуб служителей короны, Что для начальства двери растворил Под знаменем министра обороны Был принят столп духовности Кирилл...» Новость о вручении Патриарху Кириллу членского билета РГО названа «крутой». Далее текст содержит перечисление никак не связанных между собой фактов «из истории церкви» и геополитической истории развития России. Наша страна (речь идет о территории России) названа «страной-изгоем». Полагаем, что автор хотел подчеркнуть необоснованность участия Патриарха в РГО, не сказав об этом прямо. Он подверг «критике» данное событие, указав и на «косность религии», и на геополитические изменения последних лет, которые неоднозначно воспринимались мировым сообществом, подвергались информационным атакам, служили поводом политических репрессий в отношении России под видом разного рода санкций, которые, как известно, в значительной мере отразились на экономике и России, и стран, вынужденных объявить санкции. Упомянуто также включение Крыма в состав Российской Федерации. В указанном произведении Дмитрия Быкова затронуто слишком много тем, касающихся, прежде всего, политики, в том числе позиции России. Заявитель данной жалобы считает, что инфоповод выбран неудачно. Скорее всего, в такой завуалированной форме автор хотел заявить о своей позиции по упомянутым вопросам. Однако использование фотографии Патриарха, упоминание церкви вперемежку с рассуждениями о политике не может не оскорблять чувства медиааудитории – как верующих, так и неверующих граждан. Стоит учесть, что газета имеет довольно широкое распространение, а указанная публикация размещена и на сайте (в электронной версии издания). Если говорить об оскорблении чувств верующих, пожалуй, еще можно рассчитывать на известную долю терпимости, но в целом публикация вызывает раздражение граждан и поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви и к самой личности Патриарха Кирилла. Стихотворение написано не от лица какого-либо отрицательного персонажа – оно является произведением журналиста, публициста, литературного критика, который успел снискать уважение определенной части общества, в частности, как исследователь русской литературы. Возможно, что автор считает это стихотворение сатирой, которая допускает некоторую долю провокации, но в этом случае необходимо понимать, что именно послужило объектом сатиры. Название рубрики однозначно указывает на личность Патриарха и церковь. Заявитель обращает внимание на то, что автор и редакция издания недооценили тот факт, что среди разнородной аудитории читателей печатного СМИ и посетителей сайта издания могут найтись люди, не подготовленные в полной мере к восприятию такого рода произведений и сарказма. Заявитель также полагает, что вместо информации о самом факте вручения членского билета Патриарху можно было бы опубликовать комментарий, который исключил бы неоднозначность восприятия стихотворения. Учитывая нормы, прописанные в международной Декларации принципов поведения журналистов, можно говорить о том, что Дмитрий Быков не попытался избежать ситуации, при которой возможно невольное стимулирование дискриминации на основе политических либо религиозных убеждений. В частности, в данном случае выражение «страна-изгой» говорит само за себя. Заявитель просит рассмотреть данное заявление на заседании Коллегии, дать профессиональную оценку публикации и, возможно, рекомендации изданию и автору».

Позиция адресата жалобы по существу претензий заявителя получила выражение в следующем ответе редакции за подписью главного редактора Ю.В. Пилипенко: «Причиной появления публикации «Патриарх географии» на обложке еженедельника «Собеседник» стал факт вручения министром правительства РФ Шойгу членского билета Российского географического общества Патриарху Кириллу. Нам этот факт показался любопытным, и мы предложили нашему публицисту и поэту Дмитрию Быкову написать стихотворение в рубрику «Герой недели». В этой рубрике Д. Быков дает свое - оценочное - суждение как раз необычным действиям известных людей. (…) Что касается позиции автора письма в Общественную коллегию («инфоповод выбран неудачно», «не может не оскорблять чувств медиааудитории», «вызывает раздражение граждан», «поддерживает враждебный настрой к церкви» и тому  подобное), то можно только порадоваться за Цветкову Е.В., у которой стихотворение Д. Быкова так раскрепостило воображение и вызвало столь могучие эмоции. Впрочем, мы приветствуем дискуссию и считаем, что у каждого нашего читателя есть право на критику. А вот права говорить за всю «медиааудиторию». за всех «граждан» нет даже у Господа Бога (который, кстати, пока не является членом Российского географического общества)».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Представитель заявителя адвокат Жанна Александровна Смаль заявила о том, что «понимает непонимание по поводу расплывчатости жалобы» и что у неё, как и у её доверителя, ни к произведению Д.Л. Быкова, ни к редакции  нет правовых претензий. Но «мнение, высказанное журналистом, публицистом, поэтом на первой полосе газеты, даже в стихотворной форме, безусловно, имеет огромный отклик в медиааудитории и может апеллировать к самым разным чувствам, вызывая неоднозначные и разные  реакции».

Ж.А. Смаль  заметила, что автор стихотворения «надёргал много разных инфоповодов, главным из которых выделен тот, что патриарху Кириллу вручен билет члена Российского географического общества».
Пересказав показавшиеся ей достойными общего внимания элементы сюжета стихотворения («далее  идёт перечисление того, как развивалась и как вела свою деятельность церковь, в частности, православная, высказывается недоумение по поводу вручения членского билета именно патриарху, потом приводятся факты из современной, новейшей истории российского государства, упоминается факт присоединения Крыма и выражается то ли недоумение, то ли субъективное мнение по поводу того, что происходит в истории»), Ж.А. Смаль основные  претензии к «уважаемому критику, публицисту, который снискал огромную популярность и уважение у определенной части аудитории», изложила следующим образом.  «Вот эти понадёрганные темы, а здесь смешаны и политика, и история, и претензия к самому факту того, что  вручен членский билет человеку, который, казалось бы, не имеет никакого отношения к географии, а уж,  тем более, к власти,  потому, что церковь у нас отделена от государства, - как  мы с заявителем разобрали и поняли это стихотворение».  «Я полагаю, что такие мнения, расплывчатые и разные, вызывающие разные эмоции, чувства и мысли, могут быть у огромного количества (представителей)  медиааудитории, которая имела возможность ознакомиться с этим стихотворением, расположенным на первой полосе газеты и, в том числе, в сети интернет». «Вот эта манера стёба, скажем так (…). Я считаю, что эта выбранная манера -  защитная реакция от заведомых нападок, критики. Эта манера, которая является всё более популярной, является методом манипуляции.  Я ни в коем случае не призываю к цензуре, но когда в тексте находятся слова «страна-изгой», Крым не открыт, а закрыт, этот инфоповод «крутой»… (…) Неоднозначная реакция, вызванная у заявителя, вызвала жалобу, которая кажется такой расплывчатой, не структурированной».

Отзываясь  на просьбу более четко изложить претензии заявителя, Ж.А. Смаль уточнила: «Эта надёрганность политических и исторических претензий, и претензий к самому инфоповоду, и претензия, в общем-то, к власти по поводу вручения этого билета патриарху, оно сумбурно, неуместно и не структурировано по мысли самого автора».

Отвечая на вопрос, в чем именно она усматривает нарушения со стороны автора стихотворения и редакции, Ж.А. Смаль заявила, что находит в тексте  «необъективность». «Журналист, безусловно, имеет право на субъективную точку зрения (чуть позже Ж.А. Смаль уточнила: «субъективная оценка автора стихотворения некорректна», - Коллегия), но в данном случае он ещё и озвучивает позицию редакции». «Я увидела неэтичность в том, что не учтена ситуация, при которой люди с разными социальными позициями, из разных социальных слоёв неоднозначно воспринимают   позицию автора, которая является острой, полемичной, волнующей общество. Это, в частности, все истории, происходящие, скажем, с Крымом. И выражение «страна-изгой» -  достаточно болезненная тема для тех же крымчан; она может вызывать неоднозначные реакции, и она прокомментирована однобоко. И более того: всё-таки здесь есть переход на личности».

Отвечая на вопрос о том, как она понимает «однобокость», Ж.А. Смаль пояснила: «Однобоко – значит без учета того, что задеваются самые разные чувства. Речь не идёт о чувствах верующих, ни в коем случае. Речь идёт, в принципе, о чувствах медиааудитории. Полемика, которая ведётся, может в какой-то мере, хотя бы мыслительной, спровоцировать дискриминацию  по политическому или по религиозному принципу».

Ответ представителя заявителя на просьбу разъяснить употребление понятия «дискриминация»: «Разве имеет положительное значение словосочетание «страна-изгой»? Мы и так находимся сейчас под огромным давлением  и международного сообщества, и внутри страны ведётся неоднозначная полемика, дискуссия по поводу украинского вопроса. Дискриминация может просматриваться, я считаю». «”Страна-изгой” – это что по вашему, оценочное суждение? (…) Быков соглашается с той точной зрения, что Россия является “страной-изгоем”; так посчитал мой заявитель».

Ответ представителя заявителя на вопрос: на каком основании заявителем сделан вывод о том, что «использование фотографии Патриарха», «упоминание Патриарха вперемежку с рассуждениями о политике» «не может не оскорбить чувства медиааудитории: как верующих, так и не верующих»? - «Это её личное мнение».
На вопрос: как она сама определяет жанр, в котором написан оспоренный текст Дмитрия Быкова, Ж.А. Смаль ответила, что хотя она и филолог по первому образованию, но вопрос этот не к ней; определение  жанра она оставляет на усмотрение Коллегии.

На вопрос: какое этическое нарушение она видит в использовании фотографии патриарха Кирилла для иллюстрации к оспоренному тексту, Ж.А. Смаль ответила следующим образом: «Если бы речь шла о вручении ордена, это было бы корректно. А в сочетании с некорректным текстом мой заявитель усмотрел неэтичность».
Ответ на «претензии» заявителя и его представителя Юрий Владимирович Пилипенко, главный редактор еженедельника «Собеседник», начал со следующего замечания: «Я думаю, мы имеем дело со вползанием православного активизма в журналистику». («Православные активисты открыли многие двери, прежде всего, культуры, теперь они пытаются зайти в журналистику, потому что им скучно жить»). Уточнив, что он вообще не очень понимает, о чем идёт разговор, Ю.В. Пилипенко прокомментировал ситуацию с появлением оспоренного текста следующим образом. «Придавать такое большое значение информационному поводу, наверное, не стоит. Быковым для «Собеседника» написано более полутысячи стихотворений. Героем прошлой недели у нас был (…) Дмитрий Медведев, ещё раньше была Савченко, (…) которая съездила в Донбасс, а перед этим был гневный “батька”». Раскрывая «технологию» работы еженедельника со своим конкретным автором, Ю.В. Пилипенко сказал: «Мы связываемся с Дмитрием Львовичем, предлагаем ему тему. Если она его устраивает, он на добровольных началах высказывается. Обсуждать его высказывания по строчкам – этого никогда не было в  “Собеседнике” и никогда не будет. Я очень горжусь тем, что в нашей газете свобода печати ещё существует. Газета ни под кем не находится, нет у неё спонсора, нет за ней ни политических партий, ни олигархов. И мы ещё можем, слава богу, сами решать, какие темы обсуждать в нашей редакции и газете».

Выражая отношение к жалобе, её основной адресат заметил: «Я был бы признателен Е.В. Цветковой, если бы в этих двух страницах была хоть какая-то толика здравого смысла. Но обсуждать на самом деле, нечего; потеря времени очевидна». На ряд конкретных претензий заявителя главный редактор еженедельника, тем не менее, дал конкретные же ответы. «На мой взгляд, это вопиющий факт: факт вручения членского билета Патриарху. (Я это ощущение, когда предлагалась тема Дмитрию Львовичу, не высказывал.) (…) Почему мы должны разливать елей по тому поводу, что министр обороны вручает (больше ему нечего делать) членский билет Патриарху? Мы высказали своё отношение к этому факту; что здесь обсуждать, я не могу понять. ”Страна-изгой”? А что произошло, я хочу понять, когда у нас были абсолютно нормальные связи со всем миром, а теперь мир, по сути, отвернулся от нас? Страна, которую не принимают, не хотят слушать, не хотят с ней общаться – это не “страна-изгой”? А что, Крым у нас после присоединения – открытым стал? Мы сказали вещи настолько очевидные, мне кажется, что обсуждать сказанное сложно». (…)

Поясняя отбор тем и персоналий для еженедельной рубрики, главный редактор «Собеседника» сказал: «Героями этой рубрики у нас были самые крупные, самые видные деятели политики, культуры, спорта и т.д. И президенты других стран, и премьер-министры, и депутаты, - каждый, кто совершил какой-то поступок, заслуживающий того, чтобы Дмитрий Львович с его, как мне кажется, блестящим умом мог его откомментировать достаточно быстро и в этой самой стихотворной форме. Какая разница по сути: в форме ли стихотворения – или не стихотворения?»

На обращённый к нему вопрос: носила ли читательская реакция на данную публикацию Д.Л. Быкова сколько-нибудь заметный негативный характер, ответ был таким: «Это одно из далеко не самых острых произведений Дмитрия Львовича. С момента публикации прошло довольно много времени, - может быть, кто-то и жаловался, кто-то комментировал. Но никакого шквала откликов не было. А у нас много статей, которые вызывают десятки тысяч откликов».

  Автор публикации Дмитрий Львович Быков, начав с «чисто филологических замечаний», расценил в качестве «весьма комплиментарного» упрёк в том, что оспоренное стихотворение слабо соотносится с инфоповодом. «Это, собственно, и есть определение лирического стихотворения. (…) Задача лирического стихотворения – отойти от инфоповода как можно дальше. Оно должно расходиться кругами, затрагивая всё большие пласты ассоциаций. Инфоповод – не более, чем толчок;  дальше читатель должен произвольно выстраивать собственную схему восприятия». Что касается использования термина «страна-изгой», то это, по разъяснению автора публикации, геополитический термин, употреблённый «фактически как цитата». «”Страной-изгоем” называется страна, которая по собственной воле находится в изоляции. Т.е. этот термин не может быть интерпретирован в этических категориях, он просто есть, и в нём нет ничего оскорбительного. Северная Корея – страна-изгой. Куба была долгое время в статусе страны-изгоя. Значит ли это, что мы не любим Северную Корею или Кубу? Да мы обожаем эти страны - с их добрым, трудолюбивым народом, который оказался в такой трагической ситуации».  

Ответив в схожем, не обсуждаемом в данном случае, полемическом стиле на обвинение в том, что оспоренным стихотворением он «поддерживает враждебный настрой по отношению к церкви», Д.Л. Быков дал следующее объяснение своему отношению к факту, выбранному в качестве темы недели.  «География – наука, религия – область веры. И принять патриарха в Географическое общество, на мой взгляд, это примерно то же самое, что принять Докинза в общество православных. Ну, давайте все-таки соблюдать некоторые грани!».

Отвечая на вопросы членов ad hoc коллегии, Д.Л.Быков пояснил, что не относит себя к журналистам (самоощущение: писатель, преподаватель) и  не является членом Союза журналистов России. Ответ на просьбу охарактеризовать жанр оспоренного текста (стихотворения): «поэтический фельетон».

Автор текста отклонил упрёк заявителя в «переходе на личности» (по отношению к Патриарху Кириллу) следующим аргументом: «Он там был упомянут, но там нет упоминания его внешности, его биографии». На возражение Ж.А. Смаль: «Но там сказано «столп духовности Кирилл»!», автор текста ответил вопросом: «Вы не считаете его столпом духовности?». Добавив к ответу адвоката «Я считаю» реплику «И я считаю», адресат жалобы естественным образом завершил один из фрагментов прямой полемики, начатой его оппонентом.   
Эксперт Коллегии к. филос. н. Каринэ Акоповна Назаретян, представляя на заседании своё исследование по жалобе Е.В. Цветковой («мнение эксперта»), сосредоточила внимание на такой позиции жалобы, как   «оскорблении чувств медиааудитории». Предположив, что сама эта конструкция является произвольным производным от понятия «оскорбление чувств верующих», введённого некоторое время назад в российское законодательство, эксперт разъяснила, что в журналистской этике нет, не было и, как ей представляется, не появится в будущем правила, касающегося «не оскорбления чувств» медиааудитории. «В журналистской этике есть правило “непричинения вреда” (или “минимизации вреда”, в другой трактовке). Но это – установка, намерение, которому журналист призывается следовать. “Непричинение вреда” в журналистике всегда проблематично, потому что кому-то принести вред может любое сообщение. К тому же правило “непричинения вреда” распространяется всегда на конкретных людей: на тех, о ком журналист пишет, или тех, кто является для него  источником информации. К аудитории этот принцип применим разве что через детальные правила: не показывать слишком жестокие кадры, к примеру, чтобы не нанести кому-то психологическую травму.
Когда мы говорим об “оскорблении чувств медиааудитории”, мы встаём на зыбкую почву, потому, что у каждого человека свои чувства, свои представления о мире, свои взгляды. Там, где есть критика, всегда найдется тот, кто будет ею задет - или даже почувствует себя оскорблённым».

По мнению эксперта, правила “не оскорблять аудиторию” в журналистике не было, нет и не будет уже потому, что с его появлением критическая функция журналистики оказалась бы исчерпанной.

С учетом изложенного Общественная коллегия приняла следующее решение.

1. Коллегия считает профессионально правильным, репутационно оправданным  решение редакции еженедельника «Собеседник» подписать Соглашение о признании профессионально-этической юрисдиксии органа российского само- и сорегулирования в сфере массовой информации.

Коллегия считает важным и полезным для дела участие в рассмотрении информационного спора  как главного редактора издания Ю.В. Пилипенко, так и автора оспоренного произведения Д.Л. Быкова.

2. Коллегия преодолевает очевидное для её членов затруднение, связанное с запрошенной заявителем профессионально-этической оценкой стихотворения Д.Л. Быкова «Патриарх географии» (причина затруднения: выраженность собственно литературной составляющей произведения, жанр которого определен самим автором как «поэтический фельетон»), соглашаясь в порядке исключения применить к тексту, опубликованному под известной читателю устойчивой рубрикой и на месте именной авторской колонки, стандарты, характерные для мировой газетной колумнистики.

2.1. Коллегия разъясняет, что признание ею жалобы «соответствующей компетенции Коллегии» связано с тем, что Д.Л. Быков - писатель и преподаватель по самопредставлению - по ряду формальных признаков (публично заявляемая позиция в редколлегии: «креативный редактор»; специфика роли в редакции: «наш публицист и поэт», по оценке главного редактора; известная условность выбора темы произведения для конкретной рубрики: тема предлагается редакцией; последнее, прочитываясь как «выполнение задания редакции», означает «зачисление» в журналисты по букве ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации») не может рассматриваться заведомо «нештатным» автором еженедельника, а его текст по той же причине – заведомо внежурналистским.

3. Коллегия отмечает такие особенности содержания и процедуры рассмотрения настоящего информационного спора, как нечеткость, не структурированность, непродуманность положений и претензий к адресату самой жалобы, с одной стороны, и недостаточную подготовленность к защите заявленных позиций,  к открытой полемике с автором публикации представителя заявителя, с другой.

4. Коллегия не обсуждает – за безосновательностью представлений заявителя о должном или недопустимом для автора публикации и для редакции СМИ - проблему «понадёрганности» автором стихотворения «Патриарх географии» информационных поводов или тем, догадки о том, что именно хотел сказать автор, апелляцию к возможности «неоднозначных» реакций на публикацию «людей, не подготовленных в полной мере к восприятию такого рода произведений и сарказма», уместность той, а не иной реакции автора на факт вручения Патриарху членского билета РГО.

4.1. Коллегия не находит в тексте Д.Л. Быкова «перехода на личности».

5. Полагая неоспоримым право Д.Л. Быковым думать так, как он думает, и выражать свои мысли тем образом и способом, который выделяет его из всех других авторов российских СМИ, Коллегия находит необоснованными претензии заявителя, связанные, как представляется, с образом мыслей автора произведения и со свободой выражения им мнений. Коллегия напоминает заявителю, что свобода выражения мнений в СМИ находится под защитой не только Конституции РФ и российского законодательства, но и Конвенции прав человека и основных свобод, распространяющей эту свободу, в том числе, на форму, в которой высказываются мнения.

Коллегия специально уточняет, что сказанное относится также и к той манере (по определению представителя заявителя – «стёб»), в которой написан текст оспоренного произведения.   

 6. Коллегия, пользуясь случаем, напоминает известный принцип  V (Свобода сатирических выступлений) Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ от 12 февраля 2004 года: «Юмор и сатира, охраняемые ст. 10 Конвенции, допускают высокую степень преувеличения, даже провокации, при условии, что общество не вводится в заблуждение относительно фактической стороны дела».

7. Коллегия уведомляет заявителя о том, что с целью разрешения проблемной ситуации, обозначенной в п. 2 настоящего решения, ею была проведена – в порядке исключения - проверка оспоренного текста Д.Л. Быкова на соответствие как базовым подходам этики колумнистики, выделенным, в частности, А. Даффом (при уважении к точности факта - привлечение людей к обсуждению политических вопросов, помощь в развитии общественной дискуссии одновременно с информированием и развлечением читателя), так и положениям проекта Медиаэтического стандарта-2015.

Опираясь на результаты проверки, Коллегия делает вывод о том,  что оспоренный текст, не являющийся собственно журналистским материалом, не противоречит ни основам (базовым подходам)  этики колумнистики, ни конкретным позициям-ориентирам (принципам, нормам, рабочим правилам) медиаэтического документа Коллегии.

7.1. Коллегия информирует представителя заявителя, Ж.А. Смаль, о том, что в  стиле произведения Д.Л. Быкова ею не обнаружены признаки манипулирования сознанием аудитории.    

8. Коллегия не считает удачной попытку заявителя, обращаясь в Коллегию в личном качестве, предъявить автору произведения претензии от имени «медиааудитории»:  ни в образе  абстрактного большинства российского населения, ни от лица неопределённой группы лиц, знакомящихся с публикациями того же еженедельника «Собеседник» в сети интернет, в конкретных социальных сетях.

Напоминая о том, что любая медиааудитория состоит из конкретных людей, различающихся не только полом, возрастом, образованием и пр., но и  индивидуальными особенностями восприятия текста, Коллегия находит, что публичные попытки критически оценивать конкретные публикации или редакционную политику конкретных СМИ от имени «медиааудитории» могут носить не всегда различимый манипуляторный характер,  а потому должны оцениваться и учитываться как потенциальная угроза косвенной («именем общества») цензуры средств массовой информации.

9. Коллегия обращает внимание на словосочетание «оскорбление чувства медиааудитории», употреблённое заявителем, как на способное, в силу близости к введённому в правовой оборот «оскорблению чувств верующих», породить ложные юридические или этические смыслы.

Разделяя подход своего эксперта, Коллегия напоминает, что указанное, сугубо произвольное по характеру  словосочетание, не являясь ни правовым, ни профессионально-этическим, ни при каких обстоятельствах не должно приниматься за относящееся к сфере закона или к области медиаэтики ни гражданами, ни, тем более, журналистами и редакциями СМИ.  

10. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;
- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и факультеты журналистики других вузов – обсудить данное решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;
- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии;


Настоящее решение принято консенсусом
Председательствующий:
Юрий Казаков

 

 

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу