Коллегия по жалобам на прессу приняла решение по жалобе правозащитного общества "Мемориал" и Института права и публичной политики на фильм НТВ "Евроколлекторы" из серии "Чрезвычайное происшествие. Расследование".

Рассмотрев журналистскую работу и доводы заявителей, Коллегия пришла к выводу о том, что данный медиапродукт не может быть отнесен к добросовестной телевизионной журналистике как минимум по четырем причинам.

Первая (ложные утверждения выдаются за факты) - в том, что фильм содержит ложную информацию, причем не только в отношении заявителей, но и в отношении ряда других общественных организаций. Так, телезрителей вводят в заблуждение относительно целей участия Института права и публичной политики в рассмотрении "дела ЮКОСа" Конституционным судом; неправдой является тот факт, что Институт скрывает источники своего финансирования; не нашло подтверждения обвинение "Мемориала" в защите экстремистов и в сборе информации о российских военных в Южной Осетии и Сирии; не правдиво утверждение о том, что Фонд Макартуров был признан в России нежелательной организацией, и т.д.

Вторая (безосновательные намеки и обвинения) - в том, что фильм распространяет не имеющие оснований диффамационные обвинения, намеки и предположения. В нем прослеживается установка на подрыв доверия к "объектам" внимания и на формирование "образа врага" в лице конкретных организаций и персон, чья общественная биография и репутация ставятся напрямую ("Мемориал", Институт права и публичной политики) или косвенно (Европейский суд по правам человека), и в виде фундаментальных цивилизационных понятий (пример - "европейские ценности", упомянутые во вводной части программы).

Третья (неразличение факта и комментария, привлечение ненадлежащих экспертов, отсутствие маркировки на оперативных кадрах) - в том, что фильм подрывает доверие граждан к российской расследовательской журналистике, поскольку создает ложные сенсации, "открывая" давно находящееся в открытом доступе. Автор смешивает факт и комментарий, информацию о событии с предположением, основанным на замалчивании одной информации и фабрикации достоверности другой, не маркирует должным образом кадры, предположительно, оперативной съемки и не называет источников, предоставивших "картинку", использует в качестве экспертов людей, не обладающих должным уровнем квалификации по обсуждаемой теме или же не подходящих на эту роль в силу заведомой пристрастности, одиозности своей позиции, т.е. реализует запретную для журналистики и журналиста логику "цель оправдывает средства".

Четвертая (намеренное предоставление неполной и ограниченной информации) - в том, что фильм спекулирует как на теме "общественного интереса", так и на предрассудках, страхах, фобиях потребителя телевизионной информации, разгоняя в российском обществе интолерантность. Он искажает картину мира в сознании российских граждан, произвольно ограничивает доступный спектр достоверной информации, способствует нарушению прав граждан в сфере массовой информации; подрывает основы взаимодействия России с миром, формируя отношение к такому взаимодействию как к заведомо бесперспективной, ненужной, якобы не отвечающей национальным интересам затее.

Жалоба рассматривалась на заседании 13 сентября и приняла ad hoc коллегией в составе: члены Палаты медиа-аудитории Владимир Лукин (председательствующий), Вадим Зиятдинов, Сергей Ениколопов, Юрий Казаков, Виктор Монахов, Илья Шаблинский и члены Палаты медиа-сообщества Галина Арапова, Манана Асламазян, Николай Сванидзе и Виктор Юкечев. Отметим, что она стала уже двенадцатой жалобой на телеканал, поступившей в адрес российского органа медийного саморегулирования. Оценке Коллегии ранее подвергались три выпуска программы "Чрезвычайное происшествие.Расследование" ("Анатомия протеста", "Должники Госдепа", "Оскал убийцы"), фильм ”Пятая колонна” прославляет бандеровцев на деньги США: расследование НТВ» из цикла "Профессия - репортер", репортаж новостной программы "Чрезвычайное происшествие" под названием "Спонсоры из США открыли в Перми музей «националистов-мучеников» Украины", выпуск программы "Враги народа" под названием "Дело Попова", сюжет "Неправильный прикус" из программы "ЧП. Обзор за неделю", программа "Максимум" (репортаж "Новые чудеса маркетинга. Расследование Дарьи Кирилловой") и сюжет из программы "Кома".

 

ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ

 

 РЕШЕНИЕ КОЛЛЕГИИ

(Извлечение)

 

1. Коллегия сожалеет, что нынешнее руководство телекомпании НТВ в лице генерального директора АО «Телекомпания НТВ» А.В. Земского продолжило линию прежнего руководства вещателя на уклонение от участия в рассмотрении информационных споров, предполагающих нарушений принципов и норм журналистской этики и затрагивающих права человека в сфере массовой информации. Напоминая о том, что информационные споры такого рода относятся именно к её компетенции, Общественная коллегия по жалобам на прессу уточняет, что за последние полтора года она в третий раз рассматривает жалобы на выпуски программы «ЧП. Расследования», ведущим которых является Роман Игонин.

2. Коллегия находит обоснованными, мотивированными, подкреплёнными доказательной базой и этически обоснованными практически все претензии заявителей, предъявленные к выпуску программы «ЧП. Расследование: Евроколлекторы».

3. Коллегия вслед за заявителями и за своим экспертом О.Н. Матвеевой отмечает, в частности, что оспоренный выпуск не может быть отнесён к добросовестной телевизионной журналистике, поскольку он:

- содержит недостоверную, в том числе заведомо ложную информацию как в отношении заявителей и осуществляемой ими деятельности, так и в отношении третьих организаций и лиц, действующих в публичном пространстве и дорожащих своей репутацией. (Примеры: введение в заблуждение телезрителей всем, что сказано о характере и целях участия Института права и публичной политики в рассмотрении Конституционным Судом России т.н. «дела ЮКОСа»; утверждение о том, что Институт скрывает источники своего финансирования; обвинение «Мемориала» в защите экстремистов и в сборе информации о российских военных в Южной Осетии и Сирии; утверждение о том, что Фонд Макартуров был признан в России нежелательной организацией, и т.д.);

- распространяет не имеющие оснований диффамационные обвинения, намёки и предположения, обнаруживая четкие признаки следования предзаданной предвзятой тенденциозной установке на подрыв доверия к «объектам» внимания, предполагаемого журналистским, и на формирование «образа врага» в лице как конкретных организаций и персон, чья общественная биография и репутация ставятся при этом под вопрос напрямую («Мемориал», Институт права и публичной политики) или же косвенно (Европейский суд по правам человека), так и фундаментальных цивилизационных понятий (пример - «европейские ценности», упомянутые во вводной части программы);

- подрывает доверие граждан к российской расследовательской журналистике, в частности, и формату журналистского расследования в целом, поскольку создаёт ложные сенсации, «открывая» находящееся в открытом доступе, смешивает факт и комментарий, информацию о событии с предположением, основанным на замалчивании одной информации и фабрикации достоверности другой, не маркирует должным образом кадры, предположительно, оперативной съемки и не называет источников, предоставивших «картинку», использует в качестве экспертов людей, не обладающих должным уровнем квалификации по обсуждаемой теме или же не подходящих на эту роль в силу заведомой пристрастности, одиозности своей позиции, т.е. реализует запретную для журналистики и журналиста логику «цель оправдывает средства»;

- спекулирует как на теме «общественного интереса», так и на предрассудках, страхах, фобиях потребителя телевизионной информации, разгоняя в российском обществе интолерантность; искажает картину мира в сознании российских граждан, произвольно ограничивая доступный им спектр достоверной информации, представляющей действительный общественный интерес, способствует нарушению прав граждан в сфере массовой информации; подрывает основы взаимодействия России с миром, формируя отношение к такому взаимодействию как к заведомо бесперспективной, ненужной, якобы не отвечающей национальным интересам затее.

4. По совокупности перечисленных и иных специфических черт выпуска «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы» Коллегия относит оспоренный текст к тем продуктам «информационной войны», для распространения которых, к сожалению, активно используются средства массовой информации.

Коллегия напоминает, что «журналистская деятельность несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ». («Медиаэтический стандарт; Принцип 2. Профессиональная и социальная ответственность журналиста»)

5. Неизменно стремясь отделить журналистику от пропаганды, Коллегия находит в оспоренном выпуске следующие системные признаки пропаганды с элементами языка вражды:

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением «наведенного» убеждения в поступок и образ действий;

- последовательная реализация комплекса задач, каждая из которых не имеет отношения к задачам и базовым функциям журналистики (информировать, просвещать, развлекать);

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, там, где это представляется полезным и возможным, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется «непроходной»;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.

- присутствие (обнаружение, создание, доработка) «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и «они»: с отрицательным набором по тем же позициям.

6. Коллегия обращает внимание на активность, с которой адресат жалобы разрабатывает тему «антироссийской деятельности» объектов своего внимания, а также на настойчиво внедряемый им взгляд на иностранное финансирование как основной критерий «вредоносности» конкретных российских общественных организаций. Не вступая в дискуссии по этому поводу, Коллегия обращает внимание на то, однако, что программа, предполагаемая журналистской, не имеет ни прав, ни оснований перетолковывать позицию российских государственных органов, фактически «зачисляя» в «иностранные агенты» (внедряя именно такой взгляд в сознание телезрителя) тех, кто к этой категории не отнесён самим государством. Попытки подобного рода расцениваются Коллегией как недостойное злоупотребление свободой выражения мнений.

7. Коллегия напоминает, что роль следователя, прокурора, судьи или же «сливного бачка», осуществляемая журналистом и/или СМИ из любых побуждений и интересов, включая ложно понимаемые общественные или корпоративные, несовместима ни с интересами общества, ни с целями и ценностями журналистской профессии, с представлениями о редакционной самостоятельности и о профессиональной ответственности журналиста.

 

8. Учитывая, что адресат жалобы не подписал Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии и не принял участие в рассмотрении обращений МОО «Правозащитный центр «Мемориал» и АНО «Институт права и публичной политики», Общественная коллегия по жалобам на прессу освобождает заявителей от взятого ими на себя морального обязательства не обращаться в суд или иные государственные органы для разрешения данного информационного спора.

Полный текст решения

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

к.ф.н Ольги Матвеевой

(Извлечение)

 

 

2. Разжигание вражды в российском обществе: профессиональная и социальная безответственность

 

Социальная ответственность журналиста регламентируется Принципом 2 «Профессиональная и социальная ответственность журналиста» Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу, согласно которому «Журналистская деятельность направлена на служение обществу; информация в журналистике понимается, прежде всего, как социальное благо». Из этого принципа следуют профессиональные нормы и правила, согласно которым «Журналистская деятельность несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ».

Современная государственная политика расколола российское общество на два лагеря – поддерживающих ее и резко осуждающих. Социальная ответственность журналиста в такой ситуации – вдумчиво и глубоко анализировать ситуацию, которая имеет противоположные варианты интерпретации различными группами граждан нашей страны. Представленный сюжет НТВ не просто не делает этого, наоборот, он обостряет ситуацию, работая на раскол и способствуя порождению вражды и розни как внутри российского общества, так и противопоставляя Россию всему остальному миру.

Объективно сложная современная политическая ситуация представлена в сюжете в русле пропагандируемой модели, в котором противопоставлена Россия и все остальные страны. Все, кто не вписывается в эту картину, получают негативные оценки и обвиняются в нанесении ущерба стране, в антироссийской политике. Нарисован черно-белый, полярный, страшный мир, в котором все должно быть подчинено радикальной установке: ‘кто не с нами, тот против нас’ - по логике автора, никаких иных мнений и взглядов, красок и полутеней быть не может. Разумеется, что в такой картине цвета нет и света тоже, даже в конце тоннеля.

 

2.1. Мир в логике бинарных оппозиций – «мы VS они»

 

Рассматриваемый сюжет является классическим продуктом и примером информационной войны, которая осуществляется без оглядки на возможные социальные последствия, а также используемые методы и способы осуществления.

Формально апеллируя к общественному интересу, автор представляет зрителю сюжет, гипотетическая социальная ценность которого превращается антиценность, - сюжет, который работает разжигание вражды.

Арсений Борисович Рогинский, председатель правления Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал»в, 2014 году, в год 25-летия общества сказал слова, которые как нельзя лучше иллюстрируют ситуацию в связи с рассматриваемым сюжетом: «Нами все недовольны. «Вы за кого? Вы за тех или за других?» И все время оказывается, что не за тех и не за других. Картинка, которую мы пытаемся рисовать и в нашей деятельности в области истории, и в правозащитной работе, часто оказывается более сложной, чем навязываемые обществу схемы. Кем бы они ни навязывались.

Последние пятнадцать лет — это время возвращения и насаждения черно-белого восприятия истории, черно-белого сознания вообще. Это оправдание всех преступлений — коллективизации, «большого террора», других — победой в Великой Отечественной войне. Это возрождение старых стереотипов: «мы хорошие, Запад плохой», «внутри пятая колонна, снаружи враги» и вся эта дребедень» [http://www.colta.ru/articles/specials/1872].

Журналисты в такой ситуации, как представляется, определенно не должны включаться в пропагандистский процесс, заведомо не имеющий отношения к профессиональной журналистике.

Анализируя спорный сюжет, нельзя обойти вниманием внедряемую в сознание адресата идею о том, что все признанные иностранными агентами организации в России – это враги страны и ее народа. Сюжет построен на пресуппозиции антироссийской деятельности организаций, имеющих статус иностранного агента, и иных организаций, получающих заграничное финансирование. И речь идет сейчас не только об основных фигурантах сюжета – АНО «Институт права и публичной политики» и Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал», но и о других организациях, отвечающих указанным характеристикам.

Попадание в реестр иностранных агентов представлено в сюжете, по меньшей мере, как маркировка шпионов, тогда как на законодательном уровне различаются понятия организации, выполняющей функции иностранного агента, и организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности. В связи с этим описание деятельности организаций, выполняющих функции иностранного агента, как противозаконной не соответствует действительности, являясь откровенной ложью.

Между тем в спорном сюжете иностранные агенты подаются именно как враждебные организации, ведущие антироссийскую деятельность, что не соответствует действительности.

Говоря о предполагаемых результатах знакомства массовой телевизионной аудитории с оспоренным сюжетом, можно предположить, что какую-то часть телезрителей сюжет укрепит в восприятии мира в рамках бинарных оппозиций «мы - они», подогрев вражду или даже ненависть в отношении всего, что не похоже на «нас», усилив противостояние внутри российского общества и готовность его части противопоставлять себя всему остальному миру. А для какой-то части он станет подтверждением оснований нравственной брезгливости по отношению, как минимум, к журналистике и журналистам, оказывая, заметим, медвежью услугу и институтам государства, интересы которого такая журналистика, казалось бы, представляет (в этом смысле весьма показательны комментарии к спорному сюжету на Youtube).

Рассматриваемый сюжет, будучи вписанным в парадигму информационной войны, работает на конфронтацию вместо того, чтобы содействовать консенсусу, как того диктует профессиональный и моральный долг журналиста.

 

2.2. Язык вражды, ложь, пропаганда и манипуляция как знаки информационной войны

 

Подача материала в исследуемом сюжете осуществляется традиционными для ситуации информационной войны пропагандистскими методами и приемами с использование языка вражды, лжи, пропаганды и манипуляции.

Отметим используемые в спорном материале маркеры, которые характеризуют спорный сюжет как пропагандистский, а значит, свидетельствуют о нарушении принципа профессиональной и социальной ответственности журналиста Медиаэтического стандарта:

1. Манипуляция фактологической и субъективной информацией.

Как уже отмечалось, в спорном сюжете используется недостоверная информация, полуправда, когда утверждения о фактах помещаются в интерпретирующий контекст, придающий им задаваемое значение, подмена фактов субъективными суждениями, а также иные манипуляции с информацией (например, предоставление догадок в виде фактов, придание субъективным суждениям фактологического значения и пр.). Сюжет представляет собой конгломерат кадров различного происхождения, сопровождаемых голосом диктора: вот заседание Конституционного Суда РФ, вот кадры современной военной хроники, вот якобы тайная встреча, вот реплики неких сведущих лиц, среди которых журналисты, неизвестные общественные деятели и депутаты, и все это сопровождается зловещей музыкой и объединено общей тональностью сенсационности. Кадры быстро сменяют друг друга, эксперты наперебой фабрикуют доказательства, ведущий живо разоблачает врагов, а пропагандируемые смыслы столь плотны и вязки, что, кажется, за ними не различить правды. Подача информации осуществляется не только через лживые утверждения о фактах, но и через домыслы, гипотезы и предположения, которые, хотя и маркируются в некоторых случаях, но в общей утвердительно-обвиняющей тональности сюжета приобретают характер утверждений.

2. Формирование / поддержание эмоционально окрашенных стереотипов и язык вражды.

Представляемая ситуация освещается весьма тенденциозно, создается миф о врагах – иностранных агентах, вся деятельность которых априори является враждебной и не имеет позитивных сторон. Снижение критичности восприятия транслируемой информации осуществляется через воздействие на болевые точки человеческого сознания: возбуждение страха, тревоги, вражды. В такой ситуации адресату не приходится разбираться в целях и методах деятельности фигурирующих в сюжете организаций и до осмысления идей верховенства права и закона, направляющих действия Института права и публичной политики, или гуманистических идеалов восстановления доброго имени и памяти репрессированных лиц, которыми руководствуется «Мемориал», дело не доходит.

Формируемые стереотипы не позволяют увидеть целостную картину, а через создание образа врага происходит внедрение идеи дегуманизации деятельности фигурирующих в сюжете лиц.

Используемые в сюжете языковые средства («выражение своеобразной мести России», «создаются предпосылки для создания негативного фона в информационном пространстве, нанесению негативного эффекта российскому бюджету», «направить их на, к сожалению, разрушительную такую деятельность», «несмотря на свою антироссийскую деятельность», «организация скомпрометировала себя» и т.п.) работают на возбуждение вражды в отношении фигурантов сюжета, а также стоящих за ними, по мысли автора, антироссийских сил.

3. Сенсационный подход к подаче информации и фабрикация достоверности.

Сюжет подан как журналистское расследование, однако на деле происходит транслирование заранее сформулированных идей, а жанр служит своеобразной маскировкой коммуникативных целей автора. Информация представлена как сенсационная и разоблачительная, вместе с тем, как показывает ее верификация, все достоверные сведения имеются в открытых источниках. В сюжете отсутствует какая-либо верификация сообщаемой информации, – здесь в тренде оказывается фабрикация надежности и достоверности, осуществляемая посредством приема апелляции к авторитету: слово «эксперт», позволяет либо использовать его без указания авторизованного источника информации («За оказанную помощь Запада, говорят эксперты, российские оппозиционеры платят той же монетой»), либо выдавать все, что говорит получившее данную номинацию лицо за истину в последней инстанции (Голос за кадром: «Смысл их работы, говорят эксперты, сводится к другому» - Максим Славин (общественный деятель): «Западные задачи ставят задачу – гнобить Россию. После чего они бегут в ЕСПЧ, где там помогают выставить нашу страну в невыгодном свете»).

Такого рода псевдоразоблачений и перевертышей в сюжете – не перечесть, поскольку описание упоминаемых организаций, их деятельности и сотрудников подчинено одной задаче – очернить и опорочить, так, даже знание законов и обучение в лучших университетах мира становится таким перевертышем и маркирует в контексте сюжета чуждость и враждебность соответствующих организаций и их сотрудников: «В законах Ольга Борисовна разбирается хорошо. В свое время училась в Бирмингемском университете Великобритании. Престижным образованием могут похвастать и ее сотрудники: юрист Григорий Вайпан, выступавший в Конституционном Суде, выпускник Гарварда». Тональность и контекст данного высказывания не оставляет сомнений в авторской интенции при сообщении данной информации: перед нами враги. Подход, при котором за жанром расследования маскируется пропаганда, не позволяет говорить о наличии уважения к телезрителю.

Таким образом, рассматриваемый сюжет представляет собой продукт информационной войны, не имеющий ничего общего с журналистским расследованием и профессиональным выполнением работы журналиста. Сюжет служит пропагандистским целям и способствует посредством языка вражды, недостоверной информации и манипуляции возбуждению вражды и розни в российском обществе, тем самым грубо нарушается принцип профессиональной и социальной ответственности журналиста.

 

Выводы

 

Видеосюжет журналиста телекомпании НТВ Романа Игонина «ЧП. Расследование: Евроколлекторы», показанный 24 марта 2017 года, содержит многочисленные нарушения базовых принципов журналистской этики, закрепленных в Медиаэтическом стандарте Общественной коллегии по жалобам на прессу:

  • принципа обеспечения прав граждан на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира»;
  • принципа добросовестного освещения событий, согласно которому журналист обязан обеспечить «точность и полноту информации о фактах, а также честное, добросовестное освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом»;
  • принципа профессиональной и социальной ответственности журналиста, в соответствии с которым «информация в журналистике понимается прежде всего как социальное благо».

Недостоверная информация о деятельности АНО «Институт права и публичной политики» и Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал» не имеет отношения к профессиональной журналистике; её активное использование, как представляется, заслуживает осуждения в профессиональной среде.

Полный текст мнения эксперта

 

Более подробные материалы представлены на странице жалобы

 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ