Коллегия по жалобам на прессу приняла решение по информационному спору Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области и главного редактора газеты "Цильнинские новости". Рассмотрев эту жалобу, Коллегия большое внимание уделила  функции критики СМИ. Каков характер и допустимые границы публичной критики в СМИ? Какая реакция со стороны органов власти может последовать на критику? Какова профессионально правильная реакция редакций СМИ, опубликовавших критические материалы, на официальную реакцию этих органов или их представителей? Разъяснения по этим вопросам и отсылки к профессионально-этическим нормам приводятся в решении Коллегии № 170.

Рассмотренная на заседании в Центральном доме журналиста 4 октября жалоба касалась публикаций под названием "Рамазанов на приеме у Саламадиной" и "Рамазанов снова на приеме". В них, по словам заявителей, содержалась недостоверная информация, которая носит негативный характер и порочит деловую репутацию государственного органа.

Описывая сцену приема гражданина государственным служащим, сотрудником управления Росреестра, автор якобы приписывает должностному лицу хамство и непрофессионализм, при этом журналист использует острые и голословные выражения типа "из живых в мертвые и обратно", "козел отпущения" и т.д. для того, чтобы придать публикации чрезмерную остроту и злободневность.

В рассмотрении жалобы принимали участие представитель заявителя - заместитель руководителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области Лариса Елисеева, члены Палаты медиа-аудитории Юрий Казаков (председательствующий), Алексей Автономов, Вадим Зиятдинов, Евгений Гонтмахер, Мария Каннабих, Виктор Монахов, Дмитрий Орешкин, Григорий Томчин, Илья Шаблинский и члены Палаты медиа-сообщества Ольга Кравцова, Леонид Никитинский, Владимир Познер и Виктор Юкечев. 

Обращаясь к теме характера и допустимых границ публичной критики, Коллегия напомнила, что критический подход к действиям органов власти и их представителей является не только правом, но и обязанностью сотрудников СМИ. Принцип 1 Резолюции №2 «Журналистские свободы и права человека», принятой 4-й Европейской Конференцией министров по политике в области средств массовой коммуникации в декабре 1994 года,  содержит следующее положение: "Поддержание и развитие подлинной демократии требуют наличия и укрепления свободной, независимой, плюралистической и ответственной журналистики. Это требование для журналистов воплощается в необходимости: (…) подвергать постоянному критическому рассмотрению деятельность различных органов власти".

Перенося должное к конкретному спору, Коллегия сочла, что газета "Цильнинские Новости", готовя и публикуя оспоренные материалы, предприняла попытку своими заведомо ограниченными силами и средствами защитить информационные права граждан, проживающих в сельском районе, и не имеющих ни навыка, ни необходимого юридического, гражданского, практического опыта взаимодействия в конфликтных ситуациях с Управлением Росреестра по Ульяновской области.

В этом отношении значимость функции СМИ подчеркивал Европейский суд по правам человека. Он признавал важнейшей роль, которую пресса играет в демократическом обществе. ЕСПЧ называл долгом СМИ сообщать любым способом, который не противоречит его обязанностям и ответственности, информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес. При этом защита журналистов осуществляется при соблюдении условия, что они должны действовать добросовестно, чтобы предоставить достоверную и надежную информацию в соответствии с нормами журналистской этики.

В отношении реакции на критику, в данном случае - отказ публиковать опровержение - Коллегия пояснила, что предоставление права на ответ лицу или организации, которые публично подверглись критике, поддерживается в журналистике не только нормой закона, но и профессиональной традицией, предполагающей, что редакция с должным уважением относится как к объекту своей (публичной) критики, так и к собственным читателям: имеющим право знать также и всё то, что связано с ответом на критику, прозвучавшую в СМИ в адрес тех же органов власти.

Коллегия осудила нежелание редакции СМИ исправлять указанные заявителем фактические ошибки, и рекомендовала журналистам и редакторам в схожих ситуациях опираться на следующую норму, заложенную в Медиаэтическом стандарте: "В случае обнаружения в публикации ошибок или существенных неточностей, ложных или искажённых данных профессионально правильной реакцией редакции на ситуацию считается незамедлительное исправление ошибки журналиста или редакции способом, соответствующим представлениям о честной журналистике и образом, понятным задетому лицу".

 

РЕШЕНИЕ

(Извлечение)

4. Коллегия полагает полезным, принимая настоящее решение, рассмотреть три ключевые позиции, напрямую связанные с настоящим спором, но при этом полезные к учету, как ей представляется, в любых ситуациях, когда речь идёт о критических публикациях СМИ, связанных с органами власти:

- о характере и допустимых границах публичной критики;

- о реакции на публичную критику в СМИ органов власти;

- о профессионально правильной реакции редакций СМИ, опубликовавших критические материалы, на официальную реакцию этих органов или их представителей.

5. Обращаясь к теме характера и допустимых границ публичной критики, Коллегия напоминает, что критический подход к действиям органов власти и их представителей является не только правом, но и обязанностью сотрудников СМИ. В подтверждение сказанного Коллегия приводит ссылку на Принцип 1 Резолюции №2 «Журналистские свободы и права человека», принятой 4-й Европейской Конференцией министров по политике в области средств массовой коммуникации в декабре 1994 года. Этот принцип содержит следующее положение: «Поддержание и развитие подлинной демократии требуют наличия и укрепления свободной, независимой, плюралистической и ответственной журналистики. Это требование для журналистов воплощается в необходимости: (…) подвергать постоянному критическому рассмотрению деятельность различных органов власти» (выделено нами, - Колл.).

5.1. Коллегия находит, что газета «Цильнинские Новости», готовя и публикуя оспоренные материалы, предприняла попытку своими заведомо ограниченными силами и средствами защитить информационные права граждан, проживающих в сельском районе, и не имеющих ни навыка, ни необходимого юридического, гражданского, практического опыта взаимодействия в конфликтных ситуациях с Управлением Росреестра по Ульяновской области. Коллегия обращает внимание на то, что основным заявленным мотивом при подготовке публикации были упрёки конкретных граждан в адрес стиля работы (так это прочитывалось в публикациях) конкретного госучреждения. Сам факт предъявления критических мнений граждан делает публикацию заведомо оправданной, выражающей и защищающей общественный интерес.

6. Коллегия, оценивая реакцию на критику в «Цильнинских Новостях» Управления Росреестра, находит оправданным то, что заявитель, столкнувшийся с распространением конкретным СМИ негативного мнения о себе и о своей работе, да к тому же и с «расширением» всероссийского масштаба (цитата: «Волокитство, бюрократизм, порой и откровенное хамство работников этой структуры процветают по всей стране. Прочно "осела" эта зараза и в нашем районе»), отреагировал на критические публикации сначала способом, предусмотренным Законом РФ «О средствах массовой информации», а затем обращением в орган само- и сорегулирования в сфере массовой информации: заведомо минимизировав тем самым возможный (в случае обращения в суд) ущерб для конкретной, дважды задевшей его интересы и его общественную репутацию редакции СМИ.

6.1. Коллегия находит, что содержание части претензий заявителя («данные статьи носят преувеличенно негативный характер», «использование образных выражений в негативном контексте… вызвано желанием предать своей статье чрезмерную остроту и злободневность»), даёт основания для уточнения следующих положений, существенно важных и для понимания предмета настоящего информационного спора, и для его урегулирования:

- Свобода прессы и, в частности, свобода выражения своего мнения журналистом, защищены, в т.ч. ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – ст.10 Конвенции). При этом, как напоминают постановления Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ, Суд), ст. 10 этой Конвенции «защищает не только содержание идей и изложенной информации, но также и форму, в которой они переданы». (См. например, Постановление Суда по делу «Обершлик против Австрии» от 23 мая 1991 г. и Постановление Суда «Дичанд и другие против Австрии» от 26 февраля 2002 г.);

- В решениях ЕСПЧ неоднократно встречается формулировка «свобода журналистов охватывает также право на некоторую долю преувеличения или даже провокации» (цит. по Постановлению Суда по делу «Бергенс Тиденде и другие против Норвегии», 2 мая 2000 г.). Это положение полезно заранее учитывать всем тем, кто полагает, что редакция СМИ, выпустившая критическую публикацию, перешла как бы заранее известную и одинаково понимаемую всеми границу допустимого в средствах массовой информации;

- ЕСПЧ, признавая «важнейшей» ту роль, «которая пресса играет в демократическом обществе», видит долг прессы в том, чтобы сообщать «любым способом, который не противоречит её обязанностям и ответственности, информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес» (цит. по Постановлению Суда «Дичанд и другие против Австрии»);

- Коллегия, полагая уместной попытку прояснения формулы «любым способом, который не противоречит её обязанности и ответственности», приводит следующую позицию Постановления ЕСПЧ «Бергенс Тиденде против Норвегии»: «Защита журналистов, предписанная ст. 10 (Конвенции, - Колл.) в отношении материалов, представляющих общественный интерес, осуществляется при соблюдении условия, что они должны действовать добросовестно, чтобы предоставить достоверную и надёжную информацию в соответствии с нормами журналистской этики» (выделено нами, - Колл.).

6.2. Обращаясь к искомым нормам журналистской этики, Коллегия напоминает, прежде всего, следующее положение Кодекса профессиональной этики российского журналиста: «Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным».

7. Коллегия, исходя из своей уставной компетенции, не выносит оценок, связанных с собственно журналистскими достоинствами или недостатками двух текстов Натальи Шмараткиной: полагая, что характер, направленность, стиль (содержание и форма) этих текстов оцениваться должны, прежде всего, самими читателями данного СМИ, а также журналистами и редакторами, знающими специфику современной российской районной газеты.

7.1. Исходя из тех же соображений, Коллегия не оценивает ни достоинств, ни недостатков реплики «Право на ответ: претензия на критику»: напоминая, что предоставление этого одностраничного текста редакции газеты сопровождалось просьбой о публикации его в порядке реализации ст. 46 «Право на ответ» Закона РФ «О средствах массовой информации».

8. Коллегия обращает внимание на то, что досадная фактическая ошибка, допущенная автором Натальей Шмараткиной в тексте первой публикации (рядовой сотрудник местного отделения территориального Управления Росреестра Т.М. Саламадина была представлена в ней его руководителем: с фактическим возложением на человека, названного по фамилии в заголовке публикации, как минимум, моральной ответственности за реальные или мнимые «провинности» этого отделения в работе с местными жителями), не была снята или разъяснена читателю ни в промежутке между первой и второй публикациями, ни во втором материале.

9. Коллегия обращает внимание на то, далее, что главный редактор газеты Н.З. Шмараткина не сочла возможным ни разместить на полосах «Цильнинских Новостей» упомянутое письмо С.В. Вознесенского, ни опубликовать реплику, полученную от Управления, ни даже ответить на официальное письмо, содержавшее не только упрёк в публикации сведений, «не соответствующих действительности», но и информацию о результатах проведённой по следам публикаций проверки.

10. Коллегия определенно не считает поддерживающими достоинство редакции и главного редактора молчание газеты в ответ на «критику критики», а равно и мотивацию отказа в публикации реплики, предложенную в адресованном ей письме Н.З. Шмараткиной. («Всем приведенным фактам имеются свидетели, мною велась также аудиозапись. Поэтому публиковать опровержение господина Вознесенского, руководителя областного Росреестра, необходимости не было. Тем более, он сам признает, что факты подтвердились».)

10.1. Не получив возможности уточнить формулу «необходимости не было», но услышав реакцию на якобы имевшее место признание заявителя в том, что факты, приведённые газетой, подтвердились, Коллегия замечает (попутно, поскольку не обращается к нормам закона), что главный редактор газеты, похоже, неправомерно отождествляет статьи «Опровержение» и «Право на ответ» Закона РФ «О средствах массовой информации». Возвращаясь к предмету своей компетенции, Коллегия поясняет, что в своей оценке данного фрагмента информационного спора она исходит из того, что предоставление права на ответ лицу или организации, которые публично подверглись критике, поддерживается в журналистике не только нормой закона, но и профессиональной традицией, предполагающей, что редакция с должным уважением относится как к объекту своей (публичной) критики, так и к собственным читателям: имеющим право знать также и всё то, что связано с ответом на критику, прозвучавшую в СМИ в адрес тех же органов власти.

10.2. Коллегия рекомендует журналистам и редакторам в схожих ситуациях опираться на следующую норму, заложенную в её Медиаэтический стандарт: «В случае обнаружения в публикации ошибок или существенных неточностей, ложных или искажённых данных профессионально правильной реакцией редакции на ситуацию считается незамедлительное исправление ошибки журналиста или редакции способом, соответствующим представлениям о честной журналистике и образом, понятным задетому лицу».

11. Принимая к сведению (за невозможностью задать вопросы главному редактору газеты по ходу заседания) написанное и сказанное заявителем о результатах проведённой Управлением проверки фактов, на которых построены публикации Н.З Шмараткиной, Коллегия с понятной осторожностью относится к очевидно полному отрицанию заявителем фактов невнимательного, небрежного, грубого отношения сотрудников конкретного отделения Управления Росреестра к гражданам. Не оспаривая формально заявленной заявителем позиции, Коллегия, в то же время, настоятельно рекомендует ему на будущее, на случай возникновения новых конфликтов подобного рода, готовить свои ответы редакциям СМИ не в заведомо спорной логике «из всех фактов реальными оказались 2», а с подробной информацией по каждому случаю (предположительно – факту), затронутому в статье в привязке к конкретному событию, к конкретным именам и фамилиям.

12. Не пытаясь задним числом «улучшить» оспоренные материалы, Коллегия обращает внимание их автора и главного редактора на то, что жесткая «привязка» обоих текстов к ситуациям посещения конкретного отделения территориального Управления Росреестра главой района фактически лишила эти материала следов самостоятельной работы журналиста с чиновниками по тем же жалобам конкретных граждан. А также на то, что молчание в ответ на «критику критики», по сути, привело к потере возможности продолжить профессиональный (критический в основе, но непредвзятый) диалог с тем же Управлением Росреестра - в интересах жителей района.

Сугубо попутно, что называется, одной репликой Коллегия рекомендует редакциям районных газет всеми возможными способами избегать даже и тени возможных подозрений в выполнении того или иного «заказа» руководства своего района: именно потому, что подозрения такого рода фактически неизбежны в силу известной специфики положения (и финансирования) российских районных газет.

13. Коллегия рекомендует сторонам информационного спора довести содержание резолютивного раздела настоящего решения до своих сотрудников, а редакции газеты, помимо того, найти возможность познакомить своих читателей с «замороженным» полномочной волей редактора мнением С.В. Вознесенского по оспоренным публикациям.

Полный текст решения

 

 ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПО ЖАЛОБЕ

 

ТЕКСТ ЖАЛОБЫ

 

 

 

Более подробные материалы представлены на странице жалобы

 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ