«Третий прошёл». Об итогах последнего семинара цикла «2017 – 2018»

Юрий Казаков, соведущий семинара, руководитель проекта «Коллегия как ресурсный центр: заделы и пределы российского саморегулирования в сфере массовой информации».

Третий и последний семинар проекта «Коллегия как ресурсный центр: заделы и пределы российского саморегулирования в сфере массовой информации» в Екатеринбурге был запланирован на 27-28 марта 2018 года. В эти дни и прошёл: с не запланированной, но неизбежной оглядкой на трагедию в Кемерово. Читай: с внезапно и жёстко актуализировавшейся по факту темой ожидаемого и допустимого поведения журналиста и блогера в экстраординарной ситуации в первый семинарский день, за который в завершившемся семинарском цикле отвечал я; с неизбежным выходом на вопросы и ответы по конкретному, реальному поведению представителей т.н. «новых СМИ» и по связи их реакции, в том числе, с медиаграмотностью российских граждан, во второй день, когда с аудиторией работала известный медиаисследователь, преподаватель, профессор, но и журналист Анна Качкаева.

Говоря о плановой содержательной стороне семинара, отмечу, что в Екатеринбурге 27 марта произошло событие, обозначившее фактический, практический старт, а также и публичное предъявление региону лица Уральской коллегии по жалобам на прессу.

Территориальный орган саморегулирования, собрав предельно допустимое число членов ad hoc коллегии, представителей Палат медиасообщества и медиааудитории из четырёх уральских городов, рассмотрел жалобу заместителя гендиректора ОАО «МРСК Урала» А.А. Петровой на публикацию А. Петрова «В “Россетях” задумались о потере инвестиций. Регуляторы готовятся урезать доходы “МРСК Урала”» в сетевом издании «Правда УРФО» (зарегистрировано как СМИ).

Спецификой полуторачасового заседания, прошедшего под председательством профессора Бориса Лозовского, сопредседателя Палаты медиасообщества Уральской коллегии, стало проведение заседания в заведомо усложнённом «аквариумном» режиме: с публичным предъявлением мнений по обнаруженной ситуации членов обеих палат и второго сопредседателя коллегии (в заседании участвовала председатель Палаты медиааудитории Уральской коллегии Татьяна Мерзлякова), но при этом с естественным, обоснованным переносом самой процедуры выработки и принятия решения за пределы во многом «учебного» семинарского пространства.

«Аквариумная» технология, впервые применённая на первом заседании другой территориальной коллегией по жалобам на прессу, Казанской, и здесь принесла ожидаемый результат. Она позволила участникам семинара, не имевшим отношение к Уральской коллегии, увидеть и оценить процедуру её работы с жалобой, разглядеть отдельных её членов, зафиксировать обнаруживаемую ими систему ценностей и представлений, в том числе, о профессиональной этике журналиста. На глазах участников семинара был совершён самый первый, бесценный для заинтересованного наблюдателя акт становления культуры взаимодействия членов коллегии, включающий процесс и логику их дискуссионного взаимодействия по проблемам, существенно важным и для конкретного заявителя, региональной энергетической компании, и для российской журналистики, не только региональной и не только электронной, и для пользователей продукции СМИ, российских граждан. Далеко не всегда способных, заметим, отличить достоверную новость от фейка, искомую правду от той рукотворной категории лжи, за которой закрепилось парадоксальное название «постправды», критическую информацию с выраженным началом защиты общественного интереса отделить от как бы доверительно сообщаемого предположения о нарушении того же интереса: подрывающего доверие к «объекту», накрываемому информационной атакой, ставящего под сомнение его доброе имя, подтачивающего или даже убивающего репутацию её цели.

Не опережая ситуацию с формированием первого решения Уральской коллегии по жалобам на прессу, замечу, что один из основных (для заявителя) предметов её предполагаемого внимания в этой самой первой жалобе – защита деловой репутации компании – по определению, по Уставу Уральской коллегии не мог быть предметом рассмотрения и оценки органа само- и сорегулирования. Но зато остальных «предметов», начиная от заведомой недостоверности информации и сомнительности, скажем так, профессиональных приёмов публикатора (говорю об оценках заявителя), обнаружилось так много, что дискуссия по конкретному тексту вдвое превысила время, отведённое на неё предварительно. Но тут ровно тот случай, когда модератор семинара, дорожащий каждой позицией заранее выстроенной программы, говорит себе: происходящее важнее запланированного к обсуждению.

Не останавливаясь на других, порой очень интересных сиюминутно, живых частностях третьего территориального семинара Коллегии, оглянусь здесь только на такие его особенности, которые закреплены личными подписями его участников под двумя стандартными отчётными документами: списком участников семинара - и оценками, которые они выставляют его организаторам и ведущим.

Что касается выводов сугубо формальных, «списочных»: 67 участников семинара «представляли» (ставлю слово в кавычки, потому как представляли они, конечно же, самих себя, но обозначали-то своим присутствием то место, из которого выбирались затемно, чтобы успеть в центр Екатеринбурга к 9.30 утра), помимо уральской «столицы», такие замечательно не столичные уральские города, как Алапаевск, Камышлов, Полевской.

По составу собиравшихся на два дня, заметно различавшихся повесткой: мы, конечно же, рассчитывали на то, что участниками семинара будут, в основном, практикующие журналисты и руководители редакций, а также преподаватели журналистики и студенты, которым предстоит получить соответствующий диплом. На семинаре в роли участников и в самом деле два дня проработали (именно так!) представители девяти СМИ из четырёх названных городов и двух екатеринбургских вузов: преподаватели и студенты Уральского Федерального университета (УрФУ) и Гуманитарного университета.

Но вот что обнаружилось в итоговой «картине маслом»: активное, заинтересованное участие в семинаре обнаружили представители законодательной (Законодательное собрание Свердловской области), исполнительной (Управление Роскомнадзора по УРФО, рядовые сотрудники и начальники отделов; исполнительная власть Кировоградского городского округа, глава), а также судебной (Арбитражный суд Свердловской области в лице заместителя председателя) власти.

Добавим к этому институт Уполномоченного по правам человека Свердловской области, представленный не только самой Татьяной Мерзляковой, но и двумя сотрудниками аппарата Уполномоченного).

Добавим, далее, представителей т.н. «хозяйствующих субъектов» и учреждений культуры (от конкретной энергетической компании и компании с неведомым мне, не поддающимся расшифровке сокращением «ПГК» - до Свердловской государственной академической филармонии).

Ну, а дальше, по списку: Академия по правам человека, Специальная олимпиада Свердловской области, Специальная больница для слепых, Центр правозащитных организаций, неоммерческой партнёрство «Межнациональный информационный центр», «Общественный контроль».

Простите, если кого-то упустил поимённо, обозначаю логику. Региональная и местная власть - и правозащитные организации; бизнес и чистой воды гражданский (общественный) некоммерческий призыв: «все флаги» на площадке, обозначенной понятием само- и сорегулирования в сфере массовой информации. Чего ещё желать, говоря о партнёрах и контролёрах, скажите, публично рассматривая конкретные тематические «кейсы», собранные по конкретным обращениям в Коллегию, и переводя прецедентный ряд в сферу обобщений (теории) или практических рекомендаций?

Ответ на вопрос «чего ещё желать», воспринимаемый, возможно, риторическим, куда как предметен. Я бы лично желал большеё четкости контуров тем, кто выносит оценки семинару как специальному «продукту» Коллегии, - и большей готовности эти самые оценки выносить.

Поясняю сказанное: 32 заполненных оценочных листа при 67 участниках – это, на самом деле, пик, рекорд личного участия наших «семинаристов» в подведении итогов семинара инициативно, в ситуации, когда сугубо по желанию заполняется оценочный лист в папке раздаточных материалов. И оценки, которые нашему последнему семинару были вынесены аудиторией, вполне пристойны, на самом деле: пятнадцать «десяток», восемь «девяток», девять «восьмёрок».

И если бы я пожелал вдруг выделить самую лестную для себя, ведущего первого дня, оценку, я бы просто выбрал такое признание, сделанное в 36 лет (расцвет реальной журналистской биографии, по моим представлениям): «Я узнала много нового, сделала несколько открытий в профессии, поняла, что журналист должен учиться всю жизнь».

Эти «несколько открытий в профессии» мне много дороже всего остального, хотя и сильно огорчительны, сказать по правде: куда-то мы сильно, на года опоздали.

Но вот два схожих самопредставления в нашей «анкете» с выставленными баллами: «журналист, Законодательное собрание». Это как? Это кто, на самом деле? Что же такое важное, базовое мы и сегодня не договорили про профессию и про её обязанность дистанцироваться от власти: любой, на самом деле?

А четыре «восьмёрки» из семи полученных студенческих оценок (там есть и две «десятки», но они здесь не делают погоды) – это о чём конкретно: мы, модераторы не догоняем, обсуждая какие-то темы с двадцатилетними будущими «профи»? Они не подготовлены к темам, которые обсуждаем? Мы с ними больше, чем хотелось бы, расходимся в предмете интереса и внимания, а не просто в оценках?

Не знаю. Замечаю в скобках: эти четыре студенческие «восьмёрки» стоят над незаполненными полями, предполагающими прямые ответы на конкретные вопросы о семинаре, это первое. Второе: впервые жалею, что анкета наша анонимна, что не могу позвонить, переспросить, уточнить; возможно – что-то скорректировать в семинарах на будущее.

Но с другой-то стороны: тут ведь – финал, последнее усилие. Аплодисменты зала в конце каждого из двух дней – в «цифре» наших диктофонов: моего и Анны Качкаевой, человека, выносившего, выстроившего, не устающего продвигать в медиасреду, в журналистское образование, в гражданское общество, заинтересованное в понимании своего «цифрового будущего», основные концепты, на которые опирается сегодня российское прочтение и «новых медиа», и медиаграмотности, и «цифрового будущего», как уже наступившего времени.

Это – финальные слова на вылете из Екатеринбурга. О том, что там было и как выглядело, говорят снимки Виктора Вахрушева: блестяще выполнившего роль координатора екатеринбургского, третьего и последнего в нынешнем проекте семинара Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

 

 

 Семинар проведен с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

 

 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов