Коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по  жалобе заместителя преседателя Самарского областного суда Вадима Кудинова на публикацию "Хобби Кудинова" в еженедельнике "Хронограф" и статью "Кудинов снова вмешивается в судебные процессы?!" на сайте информационного агентства AlfaPost.

В обоих материалах содержатся обвинения в том, что заявитель оказывает влияние на принятие судебного дела о столкновении двух маломерных судов, моторной лодки и гидроцикла, в результате которого пострадали пять человек. По словам Кудинова, опубликованные сведения абсолютно бездоказательны и не основаны на каких-либо фактах и достоверно установленных обстоятельствах, по сути являются голословными домыслами автора, способными, тем не менее, вызвать искаженное и негативное отношение читателей к работе Самарского областного суда и деятельности заместителя председателя областного суда.

Жалоба Кудинова была рассмотрена Коллегией на заседании 4 апреля. В нем принимали участие: заявитель, члены Палаты медиааудитории Юрий Казаков (председательствующий), Евгений Гонтмахер, Вадим Зиятдинов, Дмитрий Орешкин, Илья Шаблинский и члены Палаты медиасообщества Леонид Никитинский, Ольга Кравцова и Алексей Симонов.

В итоговом решении говорится, что в статье "Хронографа" обнаруживается тотальное расхождение установок и подходов, заложенных в текст, с принятыми представлениями о журналистских стандартах, с принципами, нормами, правилами поведения журналиста.

Как материал в еженедельнике, так и предшествующий, исходный для него текст в Альфа Post, по мнению Коллегии, заслуживают повышенного внимания не только в связи с плотностью сугубо диффамационных по характеру, пачкающих "догадок", "предположений", намёков, призванных заронить подозрение в чистоте одежд зампреда областного суда, но и в силу запредельного объёма предохранительных "прокладок", заложенных в один и другой материал на случай, если автору или изданию придётся держать ответ в суде по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Последнее обстоятельство позволяет сделать определенный вывод о том, что авторы (автор) двух публикаций, а равно и редакторы двух изданий, одно из которых является средством массовой информации, подстилали правовую «соломку» попросту не оглядываясь на журналистику как профессию, т.е. вовсе не учитывали того обстоятельства, что журналистика в категорию профессий (а не специальностей, ремёсел, видов трудовой деятельности) зачисляется именно в силу наличия у неё профессиональной этики и такого её производного, как профессионально-этические стандарты.


ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ


 

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯ

1. Общественная коллегия по жалобам на прессу находит обращение к ней заместителя председателя Самарского областного суда Вадима Вячеславовича Кудинова правильным, обоснованным, отвечающим задачам поддержания авторитета судебной власти, с одной стороны, и формирования культуры профессиональной и честной журналистики, с другой.

Коллегия напоминает, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» содержит как указание на то, что «споры, связанные с освещением деятельности судов в средствах массовой информации, могут (…) разрешаться во внесудебном порядке органами или организациями, к компетенции которых относится рассмотрение информационных споров», так и адресную отсылку к российскому органу саморегулирования в сфере массовой информации. «В случае возникновения такого спора не исключается возможность обращения за его разрешением в Общественную коллегию по жалобам на прессу (…)».

2. Коллегия, вырабатывая настоящее решение, определенно различает интернет-издание «Альфа Post», не являющееся зарегистрированным СМИ, и областной еженедельник «Хронограф», сотрудники которого предполагаются профессиональными журналистами. Действующими, как предполагается, не только в рамках российского законодательства о СМИ, но и с опорой на профессиональные журналистские стандарты, исходя из принятых представлений о принципах, нормах и правилах профессиональной этики журналиста, когда речь идёт об авторах публикаций, и медиаэтики применительно к действиям руководства редакции и менеджмента СМИ.

3. Указанное разделение не означает, что Агентство Гражданской журналистики «Альфа Post» априори, по факту отсутствия регистрации в Роскомнадзоре, освобождается от необходимости подчиняться закону и следовать нормам морали. Вопрос в том, на какую именно мораль – скорее профессиональную или скорее бытовую - опираются в своей деятельности сотрудники конкретного интернет-издания с таким выраженным признаком самоидентификации «новых СМИ», как «редакция» и «главный редактор».

4. Коллегия, изучив оспоренные тексты, находит досадным, но допустимым уклонение от участия в рассмотрении информационного спора с выраженным профессионально-этическим основанием интернет-издания «Альфа Post»: с его неопределённым, «заблудившимся» в «новомедийном» междувременье статусом «не блогер, но и не СМИ», - притом, что в оспоренном тексте есть понятия «редакция», а имя главного редактора выносится в публичное пространство.

Коллегия, далее, понимает причину, по которой от подписания Соглашения с ней и от участия в заседании уклонился «аналитический» еженедельник «Хронограф». Безусловная невозможность для средства массовой информации аргументировано защищать свою позицию в информационном споре, касающемся профессиональной этики журналиста, объясняется характером оспоренной публикации, основной особенностью которой обнаруживается тотальное расхождение установок и подходов, заложенных в текст, с принятыми представлениями о журналистских стандартах, с принципами, нормами, правилами поведения журналиста.

5. Коллегия принимает к сведению информацию заявителя о том, что имя автора публикации в «Хронографе» - Георгий Кизельгур - может оказаться псевдонимом. Уважая право журналиста на псевдоним, Коллегия напоминает о том, однако, что «журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения, распространённого за его подписью, под его псевдонимом или анонимно, но с его ведома и согласия». (Кодекс профессиональной этики российского журналиста.)

6. Говоря о безусловное расхождении текста Георгия Кизельгура с основами журналистской профессии, Коллегия обращает внимание, прежде всего, на полное отсутствие в нём не только достоверной, но и просто поддающейся проверке фактологической информации, а равно и подлежащих оценке и анализу аргументов, - при однозначно прочитываемой установке автора (или авторов) на подрыв, как минимум, личной и профессиональной репутации такого объекта преследования силами конкретного СМИ, как заместитель председателя Областного суда и, как выяснилось на заседании, председатель Совета судей Самарской области В.В. Кудинов.

7. Коллегия, изучив оспоренный текст «”Хобби” Кудинова», находит данный медийный продукт именно: представителем не со вчера известного «жанра» журналистского преследования. В своих классических, канонических формах, как правило, имитирующего и эксплуатирующего высокий (и высокозатратный для занятых в нём) жанр журналистского расследования, имеющий выход, в том числе, и на «судейскую» тематику.

8. Пользуясь случаем, Коллегия напоминает ряд основополагающих позиций Декларация Гильдии судебных репортёров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования»: «1. Мы исходим из презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки мы делаем достоянием гласности. Для любых обвинений, опровергающих презумпцию добропорядочности в отношении того или иного лица или группы лиц, требуются веские аргументы. (…) 5. Любое лицо, которое становится объектом нашей критики, имеет право изложить свою точку зрения, как правило, до передачи материала в печать или эфир.(…) 6. Мы не уклоняемся от прямого аргументированного спора с теми, кого мы критикуем в наших публикациях, и признаём за ними право не только на судебную защиту. Мы готовы пересмотреть свою точку зрения и принести извинения в случаях, когда совершили ошибку. (…) 8. Суд и только суд является органом правосудия и олицетворяет собой его идею. Мы вправе аргументировано критиковать пороки судебной системы, ошибки или проступки судей, но это не влияет на наше уважение к правосудию в целом. 9. «Давлением на суд» или органы следствия мы считаем такое комментирование хода следствия или суда, которое ведётся неграмотно, без веских аргументов, без предоставления слова обвинению или защите для изложения позиции обеих сторон. Недопустимо распространение о судьях, лицах, ведущих следствие или участвующих в деле, порочащих сведений, если они не имеют отношения к предмету публикации»

9. Оглядываясь на только что процитированный документ, Коллегия обращает внимание на конкретном, «двухтактном» варианте (схожесть материалов в «Хронграфе» и издании «Альфа Post», в том числе текстологическая, позволяет предположить, что за ними стоит один автор или одна группа авторов) отличается от всех встречавшихся ей вариантов тем, во-первых, что преследование изначально не стремится быть замаскированным под расследование, т.е. не содержит фактов и аргументов, на которых строится какая-то критика, конкретное обвинение. Во-вторых, тем, что оспоренный текст в принципе не содержит критики преследуемой персоны. Специфический набор инструментов, которыми для достижения своей цели – дискредитации конкретного заместителя председателя конкретного областного суда, подрыва его личной и профессиональной репутации – пользуются авторы (или автор) двух «произведений», не относятся к журналистским, не являются журналистскими по природе. Диффамация, навет, возбуждение подозрения в «чистоте одежд» призванного отправлять справедливое правосудие, отвечать за справедливость, а не только законность решений, выносимых судом, целенаправленно и достаточно умело выводятся в формат слухов: не до конца установленный в том, что касается отношения к нему журналистских стандартов. Медиаэтический стандарт, которым пользуется в своей работе Коллегия, оценивая те или иные тексты, ставшие предметами информационных споров, допускает использование слухов: но только в ситуациях повышенного общественного интереса (а), при обязательном отделении слуха от достоверной информации (б) и с обязательным же условием обозначения попытки редакции проверить полученную информацию - и опубличивания тех конкретных причин, по которым достоверность предположительно общественно значимой информации оказалась не установленной, т.е. в силу чего именно сообщаемая гражданину информация оставлена редакцией в категории слуха (в). Ни одна из данных позиций к рассматриваемым текстам не применима.

10. Коллегия обращает внимание на то, что ни один из слухов, совокупность которых как раз и составляет ткань двух материалов, посвящённых формально конкретному уголовному делу, но выводящих читателя на персону заместителя председателя областного суда Кудинова, по факту не имеющему к этому делу никакого отношения, авторами (автором) и редакциями изначально не проверяется. Т.е. речь идёт не о сбое метода, а об ином методе, используемом для достижения конкретной цели: определенно другой, чем достаточно условная поддержка определенного фигуранта конкретного уголовного дела.

11. Коллегия находит, что как материал в еженедельнике «Хронограф», так и предшествующий, исходный для него текст в «Альфа Post» заслуживают повышенного внимания не только в связи с плотностью сугубо диффамационных по характеру, пачкающих «догадок» «предположений», намёков, призванных заронить подозрение в чистоте одежд зампреда областного суда, но и в силу запредельного объёма предохранительных «прокладок», заложенных в один и другой материал на случай, если автору или изданию придётся держать ответ в суде по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Последнее обстоятельство позволяет сделать определенный вывод о том, что авторы (автор) двух публикаций, а равно и редакторы двух изданий, одно из которых является средством массовой информации, подстилали правовую «соломку» попросту не оглядываясь на журналистику как профессию, т.е. вовсе не учитывали того обстоятельства, что журналистика в категорию профессий (а не специальностей, ремёсел, видов трудовой деятельности) зачисляется именно в силу наличия у неё профессиональной этики и такого её производного, как профессионально-этические стандарты.

12. Напоминая, что «наветный» стиль и способ достижения целей в сфере массовой информации используется не со вчерашнего дня, каждый раз обнаруживаясь при этом не журналистским в основе, Коллегия делает вывод о том, что заявитель столкнулся с прецедентом направленной информационной атаки, с попыткой воздействия на слабо защищённую аудиторию технологией с выраженными признаками манипуляции массовым сознанием; что характерно – с четким обозначением двух целей этой атаки: персонализированной, узнаваемой в лицо на улицах города (оба текста были «снабжены» одним и тем же фотоснимком В.В. Кудинова), так и оставляемой за кадром, но также вполне различимой. Эта вторая цель - дееспособность правосудия, как минимум – на определенной территории.

13. Делая совершенно определенные выводы по двум рассмотренным текстам: это не расследовательская журналистика; это не честная журналистика (уже в силу предзаданности, тенденциозности позиции авторов, по характеру выявляемых целей и использованных средств для их достижения; «В журналистике цель не оправдывает средства», - Резолюция 1003 (1993) По журналистской этике); это вообще не журналистика (в силу отсутствия ав текстах фактов и каких бы то ни было аргументов в их подкрепление, в силу выраженной манипулятивности использованных приёмов), Коллегия приносит свои извинения заявителю в связи с фактической невозможностью выполнения всех трёх его конкретных просьб, адресованных Коллегии.

- Коллегия находит невозможным признание не соответствующими действительности сведений, изложенных в публикациях интернет-издании «Альфа Post» и «Хронограф»: за отсутствием самих сведений, как минимум, доступных верификации силами и средствами самой Коллегии. Пояснение: слухи верификации в качестве сведений не поддаются в принципе.

- Коллегия не может удовлетворить просьбу заявителя о признании сведений, содержащихся в публикациях, порочащими его деловую репутацию. Пояснение: к компетенции Коллегии не относятся вопросы деловой репутации, это область права; о сведениях в связи со слухами сказано выше.

- Коллегия, не находя оспоренные тексты журналистскими, не имеет оснований обсуждать применимость к ним норм и критериев профессиональной этики журналиста. Подход, известный как «убийство репутации любой ценой» не может обсуждаться как имеющий отношение к честной, уважаемой, уважающей себя журналистике.

14. Выражая надежду, что с такого рода подходом применительно к публикациям, затрагивающим темы суда и судей, ей придётся сталкиваться нечасто, но что темы судов и судебной деятельности - как актуальные, социально значимые, представляющие выраженный общественный интерес - в российской журналистике будут присутствовать всегда, Коллегия напоминает всем заинтересованным лицам, что в 2011 году ею была выпущена Настольная книга по медийному саморегулированию (№2) «Этические вопросы освещения судебной деятельности». Не раз и не два обратившись за последующие годы к своим собственным решениям, связанным с освещением в российских СМИ судебной деятельности, Коллегия считает полезным процитировать на этот раз тот фрагмент решения №43 Большого жюри СЖР от 7 декабря 2004 г. («Об обращении председателя Липецкого областного суда Маркова Н.Н. в связи с публикациями о судебной системе Липецкой области в газете «Факты с аргументами»), к которому она и сегодня готова присоединиться.

Цитата: «(…) Большое жюри напоминает, что уважение к праву на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Европейской конвенции о правах человека, а также требования параграфа 2 статьи 10 той же конвенции предполагают уважение журналиста к институту суда, но не означают запрета или ограничений на критику конкретного судебного органа, конкретного судьи или конкретного судебного решения. Подобная критика, когда она носит квалифицированный характер, не должна восприниматься как вмешательство в осуществление правосудия или давление на суд. Большое жюри подчеркивает, что публикации, посвященные проблемам судебной деятельности, требуют от журналиста достаточной квалификации, профессиональной культуры и корректности. При этом критика не должна носить характера направленной дискредитации института суда или судейского сообщества».

Коллегия специально отмечает, что в решении Большого жюри СЖР № 43 делалась ссылка на решение Большого жюри СЖР № 41, содержавшее рекомендацию журналистам, пишущим на судебные темы, оглядываться на уже приведённую в настоящем решении Декларацию Гильдии судебных репортёров.

15. Учитывая отказ адресатов жалобы от подписания Соглашения с Коллегией и от участия в заседании, Коллегия освобождает заявителя Кудинова Вадима Вячеславовича от принятого на себя обязательства не использовать решение, вынесенное Общественной коллегией по жалобам на прессу, для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административной порядке.

 

16. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

- Союз журналистов Самарской области - обсудить настоящее решение Коллегии с приглашением Владимира Вячеславовича Кудинова, заместителя председателя Самарского областного суда и председателя Совета судей Самарской области, а также адресатов его обращения в Коллегию: главного редактора областного еженедельника «Хронограф» П.В. Соколова и главного редактора Агентства гражданской журналистики «Альфа Post» А.Е. Перечёсова.

 

Полный текст решения

 

Спорные статьи и другие сопроводительные материалы доступны на странице жалобы

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов