Петербургская медиасреда последние несколько месяцев напоминает выжженное поле: массовые увольнения на «100 ТВ», закрытие портала «БалтИнфо» и другие катаклизмы в индустрии готовили город к запуску филиала телеканала LifeNews. В январе этого года после смерти основателя и главы Балтийской медиа-группы (БМГ) Олега Руднова управление холдингом перешло Араму Габрелянову (News Media), в результате чего созданный в 2004 году телеканал «100 ТВ» к осени перезапустят в формате LifeNews. Корреспондент «Собаки.ru» тайно устроился в команду Life News78 и на собственном опыте узнал, как будет работать новый канал.

Собеседование

Искать вакансии на LifeNews 78 долго не пришлось — сайты пестрели объявлениями о наборе сотрудников практически по всем направлениям: от корреспондентов с продюсерами до операторов и монтажеров. Казалось, новый телеканал хаотично набирает команду.

— Мне нужны злые, молодые стервы, — с этой фразы началось мое собеседование в «Сити Центре» с прекрасным видом на Петроградскую набережную. Меньше чем за минуту я постаралась пересказать свою биографию главе отдела — Ирине, бойкой женщине лет сорока, приехавшей из Ярославля создавать «главную петербургскую информационную артерию».

— Подождите здесь, сейчас руководство освободится и поговорит с вами, — оставила меня в холле Ирина.

После часа ожидания я решила, что это испытание на стойкость и выдержку. Атмосфера вокруг вторила моим предположениям. По безупречно новому офису, усеянному макбуками и плазмами, курсировали люди, охваченные общей истерией.

— Твоего корреспондента с охраной и главврачом вывели из больницы! Этот придурок через центральные ворота решил зайти и представился журналистом!

— Ага, пусть на базу не возвращается, он уволен! Отправляем новую группу. Вот ты, оператор, похож на потерпевшего чем-то — скажешь, что его брат и пройдешь в палату, чтобы снять кадр.

Прошло три часа — меня были готовы принять. Шеф-редактор канала задавал вполне обычные вопросы, пытался сохранить баланс адекватности, который был нарушен креативным директором. Мужчина средних лет вальяжно раскинулся в кресле и выстраивал логические цепочки: «Зачем Вам работать на ТВ? Ваши друзья смотрят телевизор? Ах, да? Значит, ваши друзья дебилы!»

Мне оставалось лишь улыбаться в ответ.

«Вы приняты в штат — выходите завтра».

Первый день

Как и положено, я пришла на работу к 10.00. Из восемнадцати необходимых корреспондентов в штате на тот момент числилось только пять.

— Я тут второй день работаю, — начал разговор мой коллега-ровесник.

— У нас люди редко дольше недели задерживаются, за прошлую — семь человек ушли или были уволены, — подхватила корреспондентка, которая по меркам LifeNews «давно на канале» — третий день.

Согласно инструктажа продюсера, нужно было сидеть и смотреть готовые сюжеты. Так и прошли ближайшие 6 часов моего рабочего времени. День был не богат на события, из-за чего «планерки» проводились чаще обычного — руководство отчаянно пыталось выжить из будничного дня Петербурга «сенсацию».

Из шумных телефонных переговоров, которые чаще всего заканчивались криками, я узнала, что корреспонденты по несколько часов, сменами, караулят малоизвестных личностей у дорогих отелей города, ездят на мелкие судебные заседания, которые вечно переносят.

Мой коллега-корреспондент пояснил, что система на канале такая: тему и инфоповод (их тут все называют словом «хот») ищет продюсер. После этого он предлагает свои идеи главе отдела. Вместе они придумывают конфликт и сюжетную линию будущего репортажа, назначают корреспондента. На следующем этапе подключается координатор — формирует выездную группу: журналист, оператор, водитель, и прослеживает её действия и перемещения на протяжения всех съемок. Координатор направляет корреспондента, уточняет, какая информация была получена и какую ещё нужно добыть. Самое страшное случается, когда никто из выездной группы не отвечает на звонки, и она выпадает из «поля наблюдения». Координатор не может определить, где сейчас находятся сотрудники, а значит, не может отправить их на следующее задание.

До конца моего первого рабочего дня оставалось двадцать минут, когда меня отправили на задание.

— Нужно поговорить с представителями вузов: кто и в каких количествах к ним поступает. Собери статистику, а главное — раскрути на провокационное заявление! — хитро подмигнул продюсер.

Команда моего выезда состояла из мужчин, которые постоянно «ныли»: водитель, и оператор остались еще со «100 ТВ». Людей с «сотки» видно сразу — им всем за 40−50 лет. В этом обстоятельстве кроется ещё одна причина, почему они стали неугодными новому начальству.

— «Москали» (так называют новое руководство), полгода назад пришли. Тех, кто не ушёл по собственному желанию, они до увольнения доводили. Ставили по 4 съемки в день. Человек с 10 утра до глубокой ночи ездит с заданиями, пытаясь добыть новость: караулит у больниц и полицейских участков, задаёт вопросы правоохранительным органам, от лица родственников потерпевших, а после до утра монтирует всё это в студии. У нас корреспондентки в слезы из-за этих уродов ударились пару раз, потом послали их и ушли.

— А почему вы не уходите?

— Так некуда! Большая часть «сотки» без работы сидит. Один редактор от безысходности занялся стрижкой собак. Кстати, на общем фоне он лучше всех устроился.

— Разве вы сможете долго терпеть такой график и отношение?

— А что терпеть? Нас держат, пока новый штат не наберут, до сентября. Развалили они канал! Были профессионалы, а теперь одни студенты необразованные.

До полуночи координатор-энтузиаст перебрасывал мою группу из одной точки в другую, меняя вектор задания и присылая СМС с текстом «Ищи сенсацию! Ты же журналист!». И это только печатные слова из его сообщений. Ближе к полуночи мы едем в редакцию готовить сюжет, глубоко за полночь выхожу из монтажной.

День пятый

— Цель LifeNews 78 — завладеть аудиторией в сегменте 18−35 лет и стать главной информационной базой города, — начинали на утренних планерках продюсеры. — Это не мы у «Фонтанки» должны новости смотреть, а они у нас!

Забавно, что реализацией этой идеи занимается организация, в которой значительная часть сотрудников переехала в Петербург меньше года назад. Прочесывают город в поисках самой сенсационной информации несколько бригад: отделы спорта, утра, светской жизни, экономики и новостей. Всех корреспондентов воспитывают по принципу «мы тебя из любой беды вытащим, только привези информацию». Учитывая регулярные попытки проникнуть на частную территорию без соответствующей аккредитации, можно предположить, что наполняемость КПЗ в Петербурге с сентября возрастет.

Купленные информационные источники и какие-либо тарифы на слив эксклюзива при мне ни разу не обсуждали. Зато я неоднократно становилась свидетелем, как коллеги из отделов происшествий и криминала представляются не своими реальными именами, а за обедом вспоминают, кто кем успел побывать за сегодня.

— Псковский отдел полиции! Почему задержанные были отпущены! Кто дал приказ?, — мило хихикал парень средних лет.

— Ха, я сегодня звонил от прокуратуры Выборгского района. Одному корреспонденту пришлось представиться стажёром Следственного комитета, чтобы получить кадры с камер видеонаблюдения у подъезда бабушки-убийцы. Консьержка пыталась сопротивляться:

— Вы хотя бы удостоверение покажите.

— У нас нет, мы же стажеры. Хотите управляющему позвоним, чтобы он вам всё подтвердил? (Звонит продюсеру — отдел продюсеров и координаторов всегда держит связь с корреспондентом, когда тот на съемке).

— Вы извините, что я вас звонить заставила, — оправдывалась потом женщина. — Просто ходят из прессы всякие гады.

Я тем временем лучше узнала коллектив и даже начала классифицировать коллег. Среди операторов и корреспондентов бОльшую часть составляли люди в возрасте 25−30 лет. Они, как правило, недавно переехали в Петербург и долго находились в поисках работы. Многие из них, узнав о вакансии корреспондента с заработной платой в районе 50 тысяч рублей, переехали в Петербург специально. Аналогичная ситуация и зарплата у операторов. Примечательно, почти все такие «новые» сотрудники, с кем мне удалось познакомиться, о бэкграунде канала ничего не знали до момента трудоустройства.

Совсем немногочисленную группу составляют бывшие работники «100 ТВ». Они втихую ругают нынешнюю систему, срываются, ностальгируют, но не уходят. Боятся повторить судьбу своих бывших коллег, ныне безработных. Канал, кстати, ведет активную деятельность по привлечению бывших сотрудников СМИ (я встречала экс-журналистов из «Геометрии», «Собака.ru» и других).

На высших ступенях иерархии расположились преимущественно москвичи. Круглый стол — место, где сидит руководство. Существа за ним почти мифические. Два главных редактора (сайта и эфира) отсматривают весь материал и дают добро на публикацию.

Креативный директор — московский щёголь, который перешагнул рубеж 40 лет, но от аляповатых красных и зеленых штанов не отказался. У кого бы я ни спросила, что входит в его обязанности — ответа никто не знал. Периодически он «спускается в народ» и читает речи, относительно безупречного, по его мнению, продукта. Оператор должен снимать с явным браком, монтажер грубо сводить кадры — вот оно, телевидение будущего.

Шеф-редактор — крупный мужчина лет 50−55. Спокойный, ровный и самый главный. Без его разрешения нельзя отправить группу на выезд или выпустить сюжет в эфир.

С простыми корреспондентами «круглый стол» общается через глав отдела. Система следующая: руководство ругает главу отдела, глава отдела — подчиненного (оператора, продюсера, корреспондента). Конфликт происходит в момент столкновения «глав». Когда сюжет провалился, но по чьей вине еще нужно установить.

В одном офисе с нами, кстати, расположен штат будущего радио. Как оказалось, закрывшееся летом информационное агентство «БалтИнфо» переформировали в радиостанцию, уже в середине осени она выйдет в эфир. По формату планируют сделать «Русскую службу новостей» с вещанием только на Петербург.

Первую неделю работы я выходила из офиса позже полуночи — это норма для каждого корреспондента. 14-часовой рабочий день связан не только с системой устройства канала, но и с колоссальными техническими проблемами. Сбои в общей системе происходят регулярно. На 3−4 часа в день что-то ломается, отключается и выходит из строя — нет возможности монтировать сюжеты или отсматривать исходники. Разумного объяснения вечным сбоям никто дать не может, что будет, когда канал начнёт практику прямых включений сложно представить. Кстати, до сентября все готовые сюжеты корреспонденты загружали на сайт «100 ТВ», но уже с брендингом LifeNews. В эфир никто не выходил, а в «прямых включениях» не было необходимости. В обычном режиме работы больше большая часть эфирного времени будет держаться на них.

Очевидно, начало осени для LifeNews 78 станет решающим периодом. На реализацию этого проекта, судя по всему, были отведены колоссальные временные и материальные резервы. В сентябре, как говорят в кулуарах, уйдет последняя партия сотрудников со «100 ТВ» — у многих контракты только до осени. Все вещание переляжет на плечи самовыращенных за лето журналистов. И, как шутят сотрудники в курилке, если вещание провалится — Арам Габрелянов устроит «планерку».

Источник: Лениздат

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов