Оглавление

РЕШЕНИЕ

«О жалобах Янкевич В.В. и Косыркиной Т.И. в связи публикацией в газете «Кимры Сегодня» и на сайте kimrypress.ru заметки «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» (без автора; дата публикации в газете - 26 января 2018 г.; дата публикации на сайте – 22.01. 2018 г., адрес в интернете: http://kimrypress.ru/news/zhili-v-kimrah-dva-brata-odin-umer-drugoy-sgorel.html ), а также публикации на сайте kimrypress.ru «В центре города Кимры автокран раздавил мужчину». (Дата публикации 14.03.2014 г., адрес в интернете: http://kimrypress.ru/news/v-centre-goroda-kimry-avtokran-zadavil-muzhchinu.html .)

г. Москва, 21 февраля 2018 г. № 175

 

На 175-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, заместитель председателя Палаты медиааудитории), членов Палаты медиасообщества Ольги Кравцовой, Юрия Пургина, Алексея Симонова, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Дмитрия Орешкина, Генри Резника, Григория Томчина рассмотрела обращение Янкевич В.В. и Косыркиной Т.И. в связи публикацией в газете «Кимры Сегодня» заметки «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» (без автора; дата публикации в газете - 26 января 2018 г.; дата публикации на сайте – 22.01. 2018 г., адрес в интернете: http://kimrypress.ru/news/zhili-v-kimrah-dva-brata-odin-umer-drugoy-sgorel.html), а также публикации на сайте kimrypress.ru «В центре города Кимры автокран раздавил мужчину». (Дата публикации 14.03.2014 г., адрес в интернете: http://kimrypress.ru/news/v-centre-goroda-kimry-avtokran-zadavil-muzhchinu.html .)

 

Вопросы процедуры. Заявители, Янкевич Виктория Валерьевна и Косыркина Татьяна Игоревна, подписали Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, главный редактор газеты «Кимры Сегодня» Ступин Дмитрий Игоревич также подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, приняв на себя соответствующие обязательства.

 

Позиция заявителя В.В. Янкевич при обращении в Коллегию (жалоба от 23 января 2018 г.) была выражена следующим образом. «Вопреки норм (так у автора, - Коллегия) журналистской этики, морали, здравого смысла, главный редактор газеты “Кимры сегодня”, Ступин Дмитрий Игоревич, в статье “Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел” опубликовал фото сгоревших человеческих останков. В очередной раз, сотрудники газеты показали профессиональную некомпетентность журналиста в отношении погибшего, его семьи, а также аудитории газеты. Прошу дать профессиональную оценку действиям главного редактора муниципальной газеты. Хочу заметить, что это не первая подобная публикация. Газета уже публиковала видео раздавленного самосвалом человека. А на возмущения жителей, журналисты газеты отвечают, что подобными видео и фото они повышают посещаемость сайта газеты с групп в соцсетях».

Позиция заявителя Т.И. Косыркиной при обращении в Коллегию (жалоба от 31 января 2018 г.) получила следующее выражение: «22.01.2018 на официальном сайте региональной общественно-политической газеты “Кимры Сегодня” был опубликован материал: “Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел”, содержащий вопиющее нарушение кодекса профессиональной этики российского журналиста. Ссылка на материал: http://kimrypress.ru/news/zhili-v-kimrah-dva-brata-odin-umer-drugoy-sgorel.html

Материал опубликован под именем главного редактора издания “Кимры Сегодня” Дмитрия Ступина.

На фотоснимке, который представлен в материале, крупным планом изображен обгоревший череп человека. Подпись под фотографией: “Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре”.

Отсутствие уважения к чести и достоинству погибшего, его родственникам и к аудитории газеты противоречит моральным и этическим нормам. В самом материале отсутствует предупреждающая информация о том, что снимок может травмировать психику детей и слабонервных людей.

Официальный сайт и печатное издание не имеют возрастных ограничений.

Стоит отметить, что в печатном выпуске №5 газеты “Кимры Сегодня” от 02.02.2018. публикация вышла без какого-либо иллюстративного материала. Однако публикация на сайте так и осталась в неизменном виде.

Издание “Кимры Сегодня” неоднократно критиковалось аудиторией и лично мной за публикацию неэтичного фото и видеоконтента. Видеозапись, размещенная на YouTube, с логотипом издания, демонстрирует раздавленный труп мужчины. Автор видеоматериала крупным планом акцентирует внимание аудитории на том, как неустановленные лица накрывают пленкой раздавленное тело. На видеозаписи отлично просматривается лицо погибшего и его кровь. Ссылка на видеоматериал: https://www.youtube.com/watch?v=18BNRnlEl00&feature=youtu.be

Систематическое нарушение норм профессиональной этики российского журналиста заставило меня обратиться к Коллегии. Прошу донести до журналистов и главного редактора издания нормы профессиональной этики и вынести решение на усмотрение профессионального сообщества».

 

Позиция адресата жалобы, главного редактора общественно-политической еженедельной газеты «Кимры Сегодня» Д.И. Ступина нашла выражение в письме в Коллегию, жанр которого был определен самим автором как «Объяснение». «В ответ на две аналогичные жалобы, поданные гр. Янкевич В.В. и гр. Косыркиной Т.И., хочу пояснить, что никаких обращений по материалам, размещенным на сайте kimrypress.ru, в АНО «Редакция газеты «Кимры Сегодня» ни от этих граждан, ни от иных в период с 20.01.2018 по 20.02.2018 не поступало.

По существу жалоб сообщаю следующее: статья «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» написана мною, Ступиным Д.И., по информации, полученной от очевидцев пожара, представителей служб МЧС, МВД и администрации города Кимры.

Хочу уточнить, что сайт kimrypress.ru не является средством массовой информации. Он создан и поддерживается лично мной, Ступиным Д.И., для популяризации муниципальной газеты «Кимры Сегодня», для привлечения читателей и рекламодателей в газету. Статьи на сайте часто пишутся в формате новостей – срочно в номер, поэтому могут содержать ошибки и опечатки. Сам формат размещения информации в Интернете подразумевает оперативную правку, связь с читателями моментальная – имеется форма для комментариев. Однако никаких комментариев под статьей, вышедшей 22.01.2018 на сайте kimrypress.ru, нет.

Материал подготовлен в соответствии с требованиями российского законодательства, не нарушает прав граждан и не содержит запрещенной к распространению информации.

Фотография с подписью «Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре» взята из открытых источников в сети Интернет, подпись призывает читателей задуматься о последствиях их равнодушия и пассивности по отношению к тем, кто проживает рядом и своим поведением подвергает риску жизнь людей. Моей целью как гражданина и журналиста, сообщающего о трагедии, было намерение привлечь к обсуждению ситуации максимальное количество людей.

Используя свое право, предусмотренное ч. 3,4 ст. 29 Конституции РФ, которое заключается в том, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, я использовал его как автор статьи, размещенной на сайте kimrypress.ru.

Считаю, что обе жалобы, как от Янкевич, так и от Косыркиной, написаны и поданы с единственной целью – оказать давление на СМИ, на редактора и корреспондента газеты. Ни в одной из жалоб не указаны конкретные факты нарушений законов Российской Федерации, в том числе главного закона, регламентирующего профессиональную деятельность журналистов – Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 (ред. от 25.11.2017) «О средствах массовой информации».

Кроме того, за общими фразами «Вопреки норм журналистской этики, морали, здравого смысла», «…содержащий вопиющее нарушение кодекса профессиональной этики российского журналиста» отсутствуют ссылки на нормы профессиональной этики. Например, на Кодекс профессиональной этики российского журналиста, принятый Союзом журналистов России, в котором как раз и указано: «Журналист соблюдает законы своей страны, но в том, что касается выполнения профессионального долга, он признает юрисдикцию только своих коллег, отвергая любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни было».

Очевидно, что эти, юридически не оформленные, но публичные и четко прописанные правила, принятые в СМИ и одобренные обществом, в первую очередь предъявляют требования к авторам в части правдивости информации, ее точности и объективности.

Статья «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» полностью соответствует этим требованиям.

Косыркина Т.И. либо намеренно утверждает, что в газете «Кимры Сегодня» отсутствует метка о возрастных ограничениях, либо она никогда не видела газету. На сайте, не являющемся СМИ, подобные требования к возрастным ограничениям не предусмотрены.

Кроме того, я предполагаю, что гр. Косыркина Т.И. намеренно, либо в результате своего эмоционального состояния, искажает действительность, указывая на то, что она неоднократно критиковала издание «Кимры Сегодня» за публикацию неэтичного фото- и видеоконтента. Нам в редакции об этом ничего не известно, ведь, судя по публичной информации, размещенной на страничке Косыркиной Т.И. на сайте ВКонтакте, она проживает в г. Дубне Московской области. А газета «Кимры Сегодня» распространяется на территории города Кимры и Кимрского района, поэтому маловероятно, что гр. Косыркина – регулярный читатель муниципальной кимрской газеты.

Претензия по видеоконтенту вообще абсурдна, ведь на видео нет крупных планов и даже при максимальном увеличении невозможно разглядеть лица погибшего человека. К тому же издание «Кимры Сегодня» не публикует видео, так как зарегистрировано в Верхне-Волжском межрегиональном территориальном управлении МПТР России как печатное СМИ газета, св-во о регистрации ПИ №5 – 0701.

Утвердиться в предвзятом отношении гр. Косыркиной к редакции газеты «Кимры Сегодня», к главному редактору газеты позволяет изучение публичной переписки Янкевич В.В. и Косыркиной Т.И., которую я обнаружил после получения писем от Общественной коллегии по жалобам на прессу, изучая публикации в Интернете.

На сайте «ВКонтакте», в группе «Планёрка. Журналистика и СМИ», в комментариях 23 января, в 0:25, Янкевич В.В., отвечая Косыркиной Т.И., сообщает о «видео с раздавленным грузовиком человеком».

Ссылка на переписку: https://vk.com/planerka_org?w=wall-29064821_127404 (…)

После чего в группе «Кимры-инфо», в комментариях под статьей «Кимры: пожар, еще пожар», Косыркина Т.И. в комментарии 23 января, в 20:54, просит Янкевич В.В. прислать ссылку на материал, о котором она упомянула в группе «Планерка. Журналистика и СМИ»

Ссылка на переписку: https://vk.com/wall-38487695?q=%D0%9A%D0%B8%D0%BC%D1%80%D1%8B%20%D0%A1%D0%B5%D0% (…)

Судя по датам переписки и комментариев, до 23 января 2018 года Косыркина Т.И. понятия не имела о том, что есть видеозапись, которая «может травмировать психику детей и слабонервных людей», и что газета «Кимры Сегодня» систематически нарушает нормы профессиональной этики российского журналиста. Вместе с тем, она обвиняет СМИ в нарушениях. Судя по данным, указанным Косыркиной Т.И. в жалобе, газету со статьей «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» она не видела. Как иначе объяснить то, что заявитель указывает «…в печатном выпуске №5 газеты «Кимры Сегодня» от 02.02.2018», а в реальности номер газеты с упомянутым текстом иной – «Кимры Сегодня» №4 (774) от 26.01.2018.

По жалобе гр. Янкевич В.В. хочу сообщить следующее: более 5 лет подряд эта гражданка систематически занимается необоснованной критикой газеты «Кимры Сегодня», ее главного редактора Ступина Д.И. и коллектива редакции. Я не знаю, с чем связана неприязнь данного человека к нам, но публичные оскорбления в соцсетях, на мероприятиях, в письменных жалобах и в устной форме, вызывают недоумение и беспокойство со стороны журналистов и коллектива газеты.

Я приведу несколько фактов в подтверждение:

Будучи заместителем председателя Общественного совета при главе города Кимры в 2016 году, Янкевич В.В. систематически призывает к действиям, ограничивающим свободу СМИ. Выдержки из протоколов заседаний:

1. 06 октября 2016 г. – Янкевич В.В. – сообщила, что главный редактор газеты «Кимры сегодня» Ступин Д.И. занимается дискредитацией исполнительной власти города Кимры в Фейсбуке, назвала его деятельность «журналистским терроризмом». (…)

2. 27 октября 2016 г. – Янкевич В.В. – подготовила от имени Общественного совета обращение в адрес Губернатора Тверской области и Законодательного собрания Тверской области о деструктивной политике редакции газеты «Кимры Сегодня» в отношении действующей муниципальной власти и недопустимости субсидирования указанной газеты из средств областного бюджета, предложила членам Совета обсудить данное обращение, при необходимости, внести в него корректировки.

Ссылка на протоколы: http://adm-kimry.ru/index.php/gorod/razvitie-obshchestvennykh- initsiativ/obshchestvennyj-sovet-pri-glave-goroda-kimry/46-gorod/obshchestvennyj-sovet-pri- glave-goroda-kimry/1492-protokoly-zasedanij-obshchestvennogo-soveta-pri-glave-goroda-kimry

Янкевич В.В. также лично готовила письмо от Общественного совета города Кимры о лишении предусмотренного муниципальным бюджетом финансирования АНО «Редакция газеты «Кимры Сегодня».

Ссылка на документ : http://adm-kimry.ru/index.php/administratsiya/informatsiya/novosti/378-obrashchenie- obshchestvennogo-soveta-goroda-kimry-v-redaktsiyu-gazety-kimry-segodnya-administratsiyu- goroda-kimry-i-pravitelstvo-tverskoj-oblasti

Ссылка на видео доклада Янкевич В.В. c 49:08 : https://www.youtube.com/watch?v=wVG86G9MQSM

Редакция вынуждена была обратиться за защитой своих прав в Центр правовой поддержки журналистов ОНФ, после чего была озвучена позиция общественного движения: «Эксперты ОНФ: Коллектив газеты «Кимры Сегодня» обоснованно претендует на региональную субсидию»

Ссылка на документ: http://onf.ru/2015/10/27/eksperty-onf-kollektiv-gazety-kimry-segodnya-obosnovanno- pretenduet-na-regionalnuyu/

Позицию ОНФ поддержала прокуратура, региональное правительство и, в конечном итоге, муниципальная власть.

Однако давление на СМИ со стороны Янкевич В.В. не прекратилось. Эта гражданка активно распространяет оскорбительную, недостоверную информацию о газете «Кимры Сегодня», о гл. редакторе газеты Ступине Д.И., о сотрудниках СМИ.

Подобное поведение является одним из популярных методов давления на СМИ – распространение оскорбительной информации в социальных сетях, «бомбардировка» жалобами в разные инстанции, запугивание судебными исками с большими компенсациями. При этом основная часть распространяемой информации является лживой. Вместе с тем, учитывая судебную практику по диффамационным спорам, мы понимаем, что редакции без квалифицированного адвоката будет сложно защитить свои права. Это займет много времени, нервов и сил.

Наша работа – делать газету, а вместо этого приходиться тратить время на подобные оправдания».

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. По не зависящим от неё причинам, Коллегии во время заседания не удалось установить качественную двустороннюю связь по скайпу с В.В. Янкевич. По договорённости с заявителем, которая оставалась слушателем и зрителем заседания на всём протяжении его открытой части, содержательные позиции двух жалоб признаются Коллегией достаточными для представления позиции заявителей при выработке решения.

Отвечая на вопросы членов Коллегии, Д.И. Ступин, принявший участие в заседании, подтвердил своё представление о том, что появление жалобы В.В. Янкевич связано с неприязнью заявителя к нему лично и является продолжением попыток заявителя оказать давление на газету и её главного редактора.

Разъясняя факт появления на сайте оспоренной фотографии и признавшись в том, что в её опубликовании была «определенная доля провокации», Д.И. Ступин сделал акцент на том, что снимок, ставший предметом информационного спора, не является авторским (фотография взята из интернета, из открытого источника, и при этом скадрирована) и фактически никак не связан с конкретной трагедией. («Это не конкретный человек, это пример того, что может произойти в результате трагедии».)

Что касается оснований для размещения снимка на сайте kimrypress.ru, адресат жалобы предложил Коллегии следующие аргументы и пояснения:

- «Я понимал, что сайт - это не средство массовой информации, это просто страница в интернете».

- Целевая аудитория сайта, «в основном, люди зрелого возраста, детей и несовершеннолетних там практически нет. Контент общественно-политической газеты им просто не интересен».

- Размещение снимка объяснялось эмоциональным состоянием человека, побывавшего на месте трагедии. «Когда я понял, что люди жили по соседству с братьями, которые вели асоциальный образ жизни, и просто не задумывались о том, что надо обратиться в полицию (а полиция находится через два-три дома от помещения, которое сгорело)… Для меня это был эмоциональный шок: из-за действий одного человека случилось несчастье, и сам этот человек погиб. (…) Для меня важно было привлечь максимальное внимание этому событию».

- Готовность разместить снимок обусловлена, в первую очередь, задачей привлечь внимание к событию «максимально широкой аудитории». «Аудитория у нас зачерствевшая, ее надо чем-то расшевелить. Пример оказался очень удачным, аудитория расшевелилась. Большинство людей восприняло адекватно, обсуждают саму проблему; только два человека обсуждают персону автора». «После появления этой фотографии, после того, как Виктория Валерьевна и ее созаявительница размножили это все с определенными комментариями, которые искажают смысл текста, по разным ресурсам в интернете, популярность сайта у нас в течение трех дней от 200 оригинальных посетителей в день поднялась до 1000-2000 человек в день. Люди прочитали этот короткий текст, который без фотографии они, к сожалению, не прочитали бы, и стали обсуждать, стали задумываться, к чему это все может привести.

- Допустимость размещения снимка определяется адресатом жалобы тем, что оспоренная публикация «никоим образом не нарушает права пострадавших на пожаре, родственников и каких-то других людей», но при этом помогает проникнуться ощущением трагедии. «По поводу дозволено - не дозволено размещать такие шокирующие кадры: я думаю, что при определенной необходимости это допустимо. Например, Сирия, жертвы трагедии, жертвы бомбардировок. Я считаю, что люди должны знать, к чему это приводит». Опубликованный снимок «не слишком детализирован, там не много чего можно понять. И, вместе с тем, люди обсуждали именно этот пожар. Город маленький, 49 000 человек; многие знают пострадавших».

Допустимость подкрепляется, далее, повседневной практикой СМИ, прежде всего, федеральных. «Логика провинциальных журналистов проста: мы ежедневно видим на центральных экранах множество шокирующих кадров. Я, когда готовил этот материал, погуглил, посмотрел, чем можно проиллюстрировать текст, чтобы не нарушать закон. (…) Первое, на что я наткнулся в интернете повсеместно – это обгорелые останки конкретных людей в трагедии, которая произошла в Одессе. (…) Вся эта история в публичном доступе, все центральные издания практически прокатили эти фотографии крупным планом детализированные на своих ресурсах». Что касается региональной прессы: «Открываем любые поисковики, ленту новостей Тверской области: убили, зарезали, ограбили и т.д. Московская область – то же самое».

- Размещение снимка, по мнению адресата жалобы, не противоречит сложившейся культуре информационного потребления российских граждан. («К сожалению, современное информационное поле формирует определенную потребность у людей».)

На вопрос: «Почему Вы хотя бы в скобках не пометили, что фото взято из открытых источников? Вот сообщение о пожаре - и вот картинка; людям кажется, что она из этого пожара», ответ был таким: «Информация не персонализирована. В тексте вообще нет упоминания персональных данных. (…) Я считаю, что подпись («Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре», - Коллегия) достаточна. (…) Получив жалобы от Коллегии, я опросил коллег, в том числе авторов отраслевого журнала «Журналистика и медиарынок»; мы советовались: достаточно ли такой подписи. Большинство из опрошенных редакторов муниципальных газет сказали: «Ну да, тут же всё подписано».

На вопрос: можно ли считать сайт, не являющийся зарегистрированным СМИ, но при этом рекомендующий себя «полным электронным вариантом газеты “Кимры Сегодня”» и «главным информационный ресурсом города Кимры», относящимся к т.н. «новым медиа», Д.И. Ступин ответил отрицательно. «Готовясь к этой встрече, я позвонил в территориальное Управление Роскомнадзора и объяснил, что на меня поступила жалоба. Меня спросили: сайт зарегистрирован как СМИ? Нет. Персональные данные в тексте указаны? Нет. «У нас к Вам претензий не существует». Роскомнадзор - единственный регистратор на территории РФ, который дает свидетельства о СМИ, и который контролирует нарушения закона о СМИ. Терминология, связанная с ”новыми СМИ” есть, но вопрос этот еще не урегулирован. Как я понимаю, к “новым СМИ” можно причислять ресурсы, которые имеют определенную популярность. При посещаемости не менее 3000 человек сайт автоматически считается электронным СМИ. (Это так называемый “закон о блогерах”.) Ресурс, который я создавал в 2008-2009 годах, даже отдаленно не приближается к этим цифрам. Сайт kimrypress.ru - площадка, которая так и не переросла в СМИ. Я хотел её развивать, мы все хотели, но ситуация в интернете меняется; даже у центральных СМИ сайты проседают. Аудитория уходит в мессендежры, в социальные сети; люди читают там, где им удобно».

Отвечая на вопрос: как ему удаётся развести в сознании интернет-аудитории образы главного редактора печатного СМИ и «просто гражданина», блогера, определяющего лицо сайта («Когда я принимал решение о том, что ставить на сайт, а что в газету, я руководствовался разными статусами: первое - как гражданина, как блогера; второе: как главного редактора, официального лица, отвечающего за все, что появляется на страницах газеты “Кимры Сегодня”»), Д.И. Ступин уточнил: это, прежде всего, его задача – отличать редакторскую позицию от гражданской. «Этот текст я писал как журналист, как редактор. Но, публикуя его на сайте, я подразумевал, что эта площадка, не являясь печатной, позволяет разместить больше контента, дать больше информации - и при этом не ограничивает меня так, как традиционное печатное СМИ. Кто меня знает, воспринимает как журналиста. Кто не знает, таковым не воспринимает».

Упомянув о письмах читателей и пресс-релизах силовиков, Д.И. Ступин привел пример, когда снимок останков человека (фото неопознанного трупа) был опубликован именно в газете. Полицейские попросили редакцию разместить фото, которое тоже было или могло быть признано шокирующим, «с учетом того, что у нас ограничение “16+”». Поясняя своё решение удовлетворить просьбу полиции и отвечая, в то же время, на вопрос о своём понимании ситуации, профессионально определяемой в мировой журналистике словосочетанием «уважение смерти», Д.И. Ступин сказал: «Уважение смерти» – это, по сути, уважение к жизни, к близким умершего, прежде всего. Человеку, который ушёл из жизни, без разницы, что с его останками происходит; термин «уважение к смерти», как я его понимаю, связан с желанием оградить людей, которые знали этого человека. В опубликованном нами снимке не было нарушения подхода «уважение смерти». Почему мы пошли навстречу полиции, размещая предложенное ею фото? Если нет фотографии человека, каким он выглядел при жизни, опознать его можно только по тому, что от него осталось. Полиция нашла неопознанный труп. Полицейские знают, что это мужчина, знают возраст, одежду, но опознать его не могут. Они вывешивают фото на доску «Их ищет полиция», и они обращаются к нам. Мы, памятуя об «уважении смерти», исходим из того, что у этого человека, возможно, остались родные и близкие, которые не знают, что с ним случилось. Для того, чтобы этот человек не был утрачен, потерян, чтобы помочь следствию, я принял решение о публикации снимка: оценивая то, что на нём, и помня о том, что фото может травмировать людей. После публикации человек был опознан».

Отвечая на вопросы, призванные прояснить основательность его представлений о профессиональной этике журналиста, Д.И. Ступин (радиоинженер по образованию) предположил, что журналистика не является профессией («Профессии “журналист” в отраслевых справочниках нет, есть “редактор”, “корреспондент”»), и выразил убеждение, что журналистом не может считаться человек, получивший журналистское образование, но не работающий в журналистике. («Я считаю, что профессиональная журналистика - это то, что написано у тебя в трудовой книжке, чем ты занимаешься».) Адресат жалобы отметил, что его представления о том, что стоит и чего не стоит публиковать в газете, менялись. «Мы долгое время вообще не публиковали в сводке происшествий смерти, убийства и т.д. Когда я пришел редактором, я считал, что это может травмировать людей. А мне достаточно весомо заметили: “Дмитрий, ты искажаешь картину, формируешь у людей иллюзорную реальность”».

На вопрос: на что он, как главный редактор, оглядывается, принимая решение в сложных профессионально-этических ситуациях - на свое нравственное чувство, на какие-то документы, на прецеденты? - Д.И. Ступин ответил так. «В журналистике нет четких норм и понятий, сведённых в этический кодекс профессии. Изучив Кодекс профессиональной этики российского журналиста, принятый СЖР, и положения Медиаэтического стандарта, я абсолютно уверенно заявляю, что ничего противоречащего положениям этих двух документов я не совершил. А как радиоинженер, которому хорошо давали метрологию, могу сказать: чтобы принимать какие-то решения, надо выработать линейку, по которой мы будем измерять объект: в граммах, сантиметрах и т.д. (…) Принимая решение о действиях, я, как редактор и как человек, всегда представляю себе результат, который хотел бы получить». «Вы все говорите про грань, и я это понимаю. Есть грань, по которой мы должны пройти, как по лезвию бритвы. Я никогда бы не решился поставить в газету фотографию конкретного человека, погибшего на этом пожаре».

Ответ на вопрос: есть ли способ регламентировать выход на сайт, на котором размещён материал, относящийся к категории «горя и шока», пользователей, не подходящих под газетное возрастное ограничение «16+», был таким: «В правилах сети Вконтакте есть ограничения, и «18+» тоже. Там говорят: у нас пока нет законодательных ограничений, но есть такие правила. И на сайтах, зарегистрированных как СМИ, стоят возрастные ограничения. Я возрастного ограничения не ставлю, потому что нет такого требования к сайтам, не являющимся СМИ. Не я этот закон придумал». Ответ на уточняющую реплику («мы говорим не о законе, а о сайте, который разместил конкретную фотографию останков человека, погибшего при пожаре»): «Вы прекрасно понимаете, что ребёнок может не уметь читать, но способен зайти на сайт, потому что с детства пользуется гаджетами. Ограничение ставится не для детей, а для родителей».

Перед началом заседания Коллегия была ознакомлена с исследованием («мнением эксперта») д.филос.н. проф. Светланы Каимовны Шайхитдиновой.

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия выражает признательность главному редактору газеты «Кимры Сегодня» Д.И. Ступину за незамедлительный отклик на информационное письмо Коллегии, за подписание Соглашения о признании её профессионально-этической юрисдикции, за сотрудничество с Коллегией на этапе подготовки к заседанию и за полноценное участие в самом заседании.

Коллегия относит к категории добрых примеров готовность адресата жалобы предоставить быстрые и полные ответы на дополнительные письменные вопросы председательствующего по позиции, которая содержалась в жалобах, но по организационным причинам не была обсуждена в открытой части заседания Коллегии.

2. Коллегия сожалеет, что на заседании, прошедшем формально с участием заявителя В.В. Янкевич, технические ограничения не позволили заявителю предъявить свою позицию голосом, т.е. не позволили членам ad hoc коллегии, услышать развёрнутое выступление заявителя, задать ей вопросы и получить на них ответы, присутствовать при обмене вопросами и ответами между заявителем и адресатом жалобы, главным редактором газеты «Кимры Сегодня» Д.И. Ступиным.

3. Коллегия принимает к сведению, но оставляет без оценок информацию главного редактора газеты «Кимры сегодня» Д.И. Ступина о давнем конфликте с ним и с его изданием заявителя, равно как и его предположение о предвзятости позиции заявителей обеих жалоб.

4. Коллегия с сожалением отмечает многочисленные фактические ошибки в обращениях к ней В.В. Янкевич и Т.И. Косыркиной (газета «Кимры сегодня» не публиковала фотографии останков человека, погибшего на пожаре, как не публиковала и видео гибели человека «раздавленного самосвалом»; у газеты нет официального сайта, на котором могли бы появиться одна и другая оспоренные публикации, и т.д.), находя подход инициаторов информационного спора к предоставлению Коллегии базовой информации, как минимум, недостаточно ответственным.

5. Коллегия находит безосновательными упрёки в нарушении профессиональной этики журналиста, адресованные заявителями Д.И. Ступину в связи с конкретными публикациями в газете «Кимры Сегодня» («Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел», №4, 2018, с. 7, и «Автокран раздавил мужчину», № 12(573) от 21 марта 2014 г., с. 7.). Коллегия находит, что обе названных газетных заметки о происшествиях со смертельным исходом соответствуют требованиям, предъявляемым к такого рода материалам профессиональными журналистскими стандартами, включая и Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу.

6. Снимая обвинения в адрес печатных публикаций, Коллегия считает необходимым отдельно остановиться на двух конкретных публикациях на сайте kimrypress.ru, но прежде всего – обратить внимание на специфику самого этого сайта.

6.1. Коллегия принимает к сведению тот факт, что сайт kimrypress.ru не относится к категории зарегистрированных электронных изданий.

Коллегия, однако, обращает внимание на специфическую «гибридность» сайта (использует контент конкретного печатного СМИ, поддерживает это СМИ, но при этом не является ни сайтом СМИ, ни самостоятельным зарегистрированным электронным ресурсом; позволяет журналисту самовыражаться с иной степенью свободы, чем газета; публикует, сопровождая логотипом «КС», в том числе, видеоматериал, который заявителями относится к этически недопустимым).

Исходя из предположения, что ситуация с сайтом kimrypress.ru, реальный статус которого достаточно просто и точно определяется т.н. «утиным тестом» («если нечто выглядит, как утка, плавает, как утка, крякает, как утка, то это, вероятно, утка и есть»), чем дальше, тем больше будет обнаруживаться источником информационных споров, отвлекающих редакцию газеты «Кимры Сегодня» и её главного редактора от основной, газетной работы, Коллегия полагает полезным напомнить следующее положение Рекомендации СМ/Rec(2011)7 Комитета министров государствам-членам о новом понятии СМИ. «Новое, широкое понятие СМИ (…) включает всех участников, связанных с производством и распространением среди потенциально большого количества людей контента (например, информации, анализа, комментариев, мнений, образования, культуры, искусства и досуга в печатной, аудио, визуальной, аудиовизуальной или иной форме) и способы применения, которые направлены на то, чтобы содействовать интерактивным массовым коммуникациям (например, в социальных сетях) или другой основанной на контенте широкомасштабной интерактивной деятельности (например, игры в режиме "он-лайн"), при этом сохраняя (во всех этих случаях) редакционный контроль или надзор над контентом».

Как представляется Коллегии, высокая схожесть (пусть и не полная идентичность) контента, обнаруживаемого пользователем в газете «Кимры Сегодня» и на сайте kimrypress.ru, а также фактическое сохранение редакционного контроля (в лице самого Д.И. Ступина, прежде всего) над контентом сайта, дают основания для отнесения этого сайта к категории «новых СМИ». Уточняя, что категория эта никак не связана с процедурой регистрации электронного ресурса, Коллегия рекомендует адресату жалобы инициативно применять по отношению не только к контенту, размещаемому на сайте kimrypress.ru, но и к электронному ресурсу в целом такой критерий, как «Ожидания общества» («критерий 6», как он значится в Приложении к Рекомендации CM/Rec(2011)7 «Критерии для идентификации СМИ и методологические принципы градуированного и дифференцированного подхода») - и такой индикатор, как «Соблюдение профессиональных и этических стандартов».

Безусловно соглашаясь с тем, что СМИ «должны быть свободны от цензуры и ограждаться от самоцензуры» (п.65 Приложения к Рекомендации CM/Rec(2011)7), Коллегия выражает убеждение, что повышенное внимание к этической стороне контента, размещаемого на сайте профессиональными журналистами, будет повседневно работать на укрепление доверия как к электронному ресурсу, так и к печатному изданию, которое этот ресурс призван поддерживать.

6.2. Коллегия признаёт, что опубликованный на сайте снимок с подписью «Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре», по-разному прочитан членами ad hoc коллегии, рассматривавшей настоящую жалобу. Каждый второй из принимавших участие в заседании, как обнаружилось, сделал вывод о том, что «останки погибшего на пожаре», предъявленные аудитории сайта kimrypress.ru, - это останки конкретной жертвы конкретной трагедии, т.е. того пожара, который был так подробно описан в материалах на 1-й, 2-й и 7-й полосах выпуска газеты «Кимры Сегодня» от 26 января 2018 года.

Не забывая о позиции адресата жалобы («сайт kimrypress.ru не является СМИ»), но оглядываясь на конкретный опыт экспертного прочтения участниками заседания опубликованных на сайте фотографии и подписи под ней, Коллегия рекомендует журналистам и реакциям средств массовой информации стремиться как можно точнее учитывать не только особенности восприятия различными людьми характера и качества снимков, относящихся к категории «жертвы трагедий и катастроф», но и особенности прочтения сопровождающих эти снимки текстов.

6.3. Обращая внимание на сам факт разнопрочтения подписи под снимком как на значимый, существенный для определения отношения к факту публикации фотографии обугленных останков конкретного человека (при каких бы обстоятельствах ни был сделан сам снимок и откуда бы он ни был взят тем, кто поставил его на сайт), Коллегия, вынося суждения по факту опубликования данного снимка, исходит из следующих положений:

- Коллегией по определению не оспариваются и не обсуждаются в принципе, безотносительно к платформе, на которой появляется снимок такого рода, правовые аспекты его публикации: по той причине, что правовая сторона информационных споров лежит за пределами уставной компетенции Коллегии.

- Коллегия обращает внимание всех, кого это касается или может коснуться, на то, что предписания и рекомендации журналисту по теме «освещение трагедий и катастроф», «ситуации горя и шока» не носят характера системного, установленного или устоявшегося в качестве профессионального журналистского стандарта. Коллегия напоминает: обсуждая эту тематику можно говорить об отдельных попытках сформулировать такие предписания в национальных журналистских кодексах. (Примеры: «Освещение несчастных случаев и катастроф не должно переходить границы, когда исчезает должное уважение к страданиям жертв и чувствам их близких. Те, кого постигло несчастье, не должны в принципе повторно становиться жертвами в результате того или иного освещения событий»; «Надо соблюдать значительную осторожность при публикации фотографий. Они не должны стать достоянием массового читателя, если публикуются в неправильном контексте либо в связи с попыткой кого-либо нанести ущерб другому лицу. Особенную бдительность следует проявлять при публикации фотографий жертв несчастных случаев или преступлений»; «Журналист и издатель не должны терять чувство меры при публикации фотографий с мест катастроф, несчастных случаев и актов насилия. Это может оскорбить чувства близких потерпевших и нанести душевные травмы наиболее чувствительным и ранимым читателям и зрителям»; «Следует всегда учитывать, какое влияние может оказать репортаж о несчастном случае или преступлении на судьбу жертвы и ее ближайших родственников».) При этом прямые «ситуационные» профессионально-этические предписания в журналистских стандартах редки; базовыми, условно универсальными являются общие установки, обязывающие журналиста при подготовке материалов о несчастных случаях и катастрофах помнить об уважении к личности, её чести и достоинству, избегать публикации имён и фотографий жертв, отказываться от идентификации жертв преступлений, и т.д.

Общественная коллегия по жалобам на прессу, вырабатывая некоторое время назад свой подход к ситуациям профессионально-морального выбора, заложила в свой Медиаэтический стандарт (документ контрольно-ориентирующий для её членов, участвующих в рассмотрении информационных споров) следующее прочтение профессионально-правильного поведения при работе журналиста в ситуации «горя и шока». «Журналист не представляет общественности шокирующие подробности преступлений, аварий, стихийных бедствий, обстоятельства и подробности болезни, смерти или ухода из жизни. Те же правила применяются и в отношении визуальных материалов (фотографий, видеоматериалов)».

6.4. Исходя из сказанного, Коллегия осторожно относится к выводу, сделанному адресатом жалобы после «изучения» Кодекса профессиональной этики российского журналиста и Медиаэтического стандарта («Я абсолютно уверенно заявляю, что ничего противоречащего положениям двух этих документов я не совершил».) Тот факт, что «шокирующие подробности» гибели человека были представлены не в печатном СМИ, а на сайте, признающемся в прямой связи с газетой «Кимры Сегодня», с одной стороны, а с другой – вроде бы как свободном от обязательств и ограничений, которые накладывает на журналиста этика избранной им профессии, не меняет самого факта выброса в публичное пространства «шокирующих подробностей».

7. Коллегия не оспаривает права Д.И. Ступина рассматривать себя при публикации на сайте текстов, изображений, видеоматерилов в качестве гражданина, частного лица, рядового блогера, но выражает сомнение в этической обоснованности такой позиции.

Коллегия напоминает, что журналистская профессия, в силу известного феномена властности, объективно не позволяет занятым в ней делить пространство жизни на «служебное» и «внеслужебное». Эта особенность, нашедшая отражение в формуле «журналист отдаёт себе отчет в том, что всегда и везде воспринимается как журналист, - даже не выражая журналистскую позицию», тем более относится к руководителю редакции. Готовность главного редактора общественно-политического издания выступать на сайте, официально именующем себя «полным электронным вариантом газеты «Кимры сегодня», в роли не столько журналиста, сколько гражданина, «рядового блогера» свидетельствует об известных системных пробелах в представлениях адресата жалобы в области профессиональной этики журналиста и медиаэтики.

7.1. Коллегия обращает внимание на специфическую, в значительной мере, «техническую» в основе ограниченность представлений главного редактора газеты «Кимры Сегодня» Д.И. Ступина о «морально-этической» в его понимании (профессионально-этической и медиаэтической, в принятом прочтении) журналистской и редакторской нормы.

Снимая вопрос о праве представлять профессиональную журналистику или выполнять обязанности главного редактора СМИ человека с «непрофильным», в том числе, техническим образованием (журналистика – профессия открытая; Д.И. Ступин уже десять лет справляется с обязанностями редактора газеты «Кимры Сегодня»), Коллегия отмечает как сугубо положительный фактор готовность главного редактора газеты публично защищать доступными ему способами и аргументами решения, принятые в пользу публикации того или иного материала. Но сразу же и обнаруживает лакуны в этой защите, связанные отсутствием системных представлений о профессиональной этике журналиста и медиаэтике.

7.2. Понимая стремление Д.И. Ступина иметь дело с надёжно выверяемыми шкалами и единицами измерений, Коллегия вынуждена признать: современная журналистика не располагает ни единым представлением о профессионально-этических канонах, ни повсеместно признанным этическим (медиаэтическим, применительно к СМИ) кодексом профессионального поведения, ни универсальным, гарантирующим и высокий успех, и достаточную безопасность набором предписаний или рекомендаций для журналиста, зашедшего на заведомо конфликтную профессионально-гражданскую территорию.

Коллегия, убеждённая ходом рассмотрения информационного спора во вменяемости и обучаемости адресата жалобы, подтверждает его догадку о неприменимости «метрологического» подхода к предметному полю, именуемому профессиональной этикой журналиста, равно как и его предположение о том, что в мировой и даже отдельно взятой российской журналистике нет единого свода универсальных профессионально-этических норм и правил. Поясняя, что данное обстоятельство является не дефектом, а формой жизни «высокой профессии», к каким относится журналистика, Коллегия рекомендует тем из сотрудников редакции газеты «Кимры Сегодня», кто является членами Союза журналистов России, по возможности более точно следовать принципам и нормам Кодекса профессиональной этики российского журналиста, а руководителю редакции как в газете, так и в том, что касается сайта kimrypress.ru, придерживаться ориентиров и рекомендаций, содержащихся в Медиаэтическом стандарте Коллегии. Аргумент «посмотрите, что публикуют другие» в том срезе СМИ и представителей журналистской профессии, которые претендуют на уважение пользователя, заведомо неприемлем, как объективно работающий на понижение уровня профессионализма в журналистике, на изменение качества, характера, запросов самих пользователей, на размывание гражданского начала в российской медиааудитории.

«Этическая» профессионализация и редакции, и её главного редактора представляются Коллегии процессом нормальным, полезным и, по возможности, непрерывным: в силу непрерывного изменения самой журналистской профессии, в том числе.

8. Коллегия отдельным пунктом обозначает своё отношение к публикации на сайте kimrypress.ru видеоматериала «В центре города Кимры автокран раздавил мужчину»: выражая признательность адресату жалобы за незамедлительное предоставление ей дополнительного (ситуационного) «Объяснения-2» в ответ на письменный запрос председательствующего по пункту, который не был обсуждён в открытой части заседания, но значился в предъявленных И.Д. Ступину обвинениях обеих заявителей.

Повторяя сказанное выше об отсутствии у Коллегии профессионально-этических претензий к публикации «Автокран раздавил мужчину» («Кимры Сегодня», № 12(573) от 21 марта 2014 г.), Коллегия определенно не может ту же оценку перенести на видеосюжет «В центре города Кимры автокран раздавил мужчину», который на сайте kimrypress.ru на момент ответа Коллегии И.Д. Ступина посмотрели уже почти 24.000 человек.

Памятуя о позиции «уважение смерти» и прочитывая её в данном случае как обязанность уважать человека, который уже не способен за себя постоять, защитить своё достоинство, Коллегия находит досадным, неуместным, противоречащим основам не только профессиональной этики, но и бытовой морали публикацию адресатом жалобы оспоренного сюжета на сайте, пусть даже и не являющемся средством массовой информации.

Проблема, которая обнаруживается в данном случае, в профессиональной этике журналиста определяется как не различение «общественного интереса» и «общественного любопытства». Выкладка на сайт кадров с камеры, зафиксировавшей ситуацию гибели человека, могла бы найти оправдание в случае, если бы этот видеоряд стал элементом журналистского расследования, например. Кадры, на которых полицейские разувают погибшего, чтобы его ботинками придавить парусящую под ветром накидку, которой укрывают тело, могли бы быть предъявлены как свидетельство посмертного унижения, непрофессионализма или же неподготовленности к ситуации конкретных полицейских. Как в первом, так и во втором случаях здесь можно было бы говорить о факторе «общественного интереса» (притом, что вопрос об обоснованности выкладки видеоряда на сайт у Коллегии всё равно бы оставался). Выложенное на сайт видео, содержащее экспресс-интервью водителя автокрана, стало, с одной стороны, объективно чистым публичным свидетельством того, что и как именно происходило в центре города на момент и после гибели не названного по имени человека. (Часть членов Коллегии обозначила такую позицию как самостоятельно ценную, не нуждающуюся в комментариях в принципе, т.е. увидела в видеокадрах признаки «общественного интереса».) С другой же – сработало на то, что принято именовать удовлетворением «вкусов толпы», низменного интереса к подробностям в ситуациях катастроф, болезни и смерти, т.е. внесло вклад в «удовлетворение любопытства», связанного с ситуацией смерти: не безопасного для самих любопытствующих. Коллегия в этой связи обращает внимание на сказанное её экспертом, проф. С.К. Шайхитдиновой, о том, что «событие смерти является одним из наиболее мощных воздействий на психику любого человека, эффект от которого может до конца не осознаваться. Документальность усиливает степень этого воздействия. Мощным фактором выступает визуализация факта смерти. Таким образом происходит прямое проникновение в подсознание аудитории». Памятуя о сказанном адресатом жалобы о возрастной аудитории, заходящих на сайт, оставим из выделенных экспертом угроз только «банализацию смерти» и дестабилизацию эмоционального статуса личности, появление у нее страхов, тревожности.

Коллегия обращает внимание на следующий вывод своего эксперта: «В цивилизованных обществах к теме смерти обращаются тактично и осторожно и только тогда, когда этого требует отчетливо ощущаемая общественная значимость такого обращения. (…) Труп как «событие», как «новость» нарушает глубинное правило человеческой культуры и морали – уважение смерти. Усиление визуализации восприятия окружающего мира у новых поколений потребителей информации делает актуальной тему границ допустимого в визуальных медиатекстах. Поэтому вопрос о том, как относиться к включению в фото- или телевизионный репортаж мертвого человека – это всегда вопрос для профессионального журналиста: вне зависимости от уровня развития его профессионально-этических привычек. Когда смерть, горе и страдания людей превращаются в «страшилки», подаваемые в документальном формате, который усиливает их эффект воздействия на психику, можно констатировать факты медианасилия».

9. Коллегия обращает особое внимание адресата жалобы на две сугубо практичные реплики члена Коллегии Юрия Пургина, человека с многолетним и успешным опытом главного редактора. Первая: предполагая, что они наращивают эффект, сдвигают границы «горя и шока», журналисты могут добиться его снижения; желание активно поработать на эмоциональный отклик аудитории может вызвать обратный эффект. Вторая: главный редактор местного СМИ, находясь на расстоянии вытянутой руки от своего читателя, несёт совершенно другую ответственность за ошибки в обращении к «ситуации горя и шока», чем его «федеральный» коллега. А потому он просто обязан быть на порядок более осторожным, точнее представлять себе последствия «шокирующих» публикаций.

10. Получив на этапе доработки настоящего решения определенные основания предположить, что само решение Коллегии может быть использовано против главного редактора газеты «Кимры Сегодня», послужить поводом для принятия, в том числе, административных решений, Коллегия настоятельно предостерегает от подобного прочтения своих выводов и обращает внимание на предлагаемые ею рекомендации.

Главную из рекомендаций Коллегия формулирует при этом следующим образом: выстраивать надёжную, достаточно плотную и при этом постоянно действующую систему профильного, именно профессионально-этического дообразования главных редакторов муниципальных и региональных газет. Коллегия, в случае обращения к ней учредителей таких СМИ и ассоциаций издателей, готова будет поделиться накопленным опытом работы с информационными спорами, в которых и «ситуации горя и шока», и конфликты, связанные с «новыми медиа», представлены достаточно полно.

 

11. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых

коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов