Оглавление

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе Ляхницкого Владимира Владиславовича, председателя Иркутского областного суда, на распространение не соответствующих действительности сведений в выпусках программ «Вести Иркутск» (телеканал «Россия 1», эфир 02.08 2017 г., авторы Виктор Медяник, Роман Васюхин); «Вести в 20.00» (телеканал «Россия 1», эфир 02.08.2017 г., авторы Илья Буклов, Виктор Медяник); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 02.08. 2017 г., авторы Виктор Медяник, Роман Васюхин); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 18.01.2018 г., авторы Виталий Кармазин, Борис Бовшик, Дарья Городскова, Дамир Гайфулин); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 08.02. 2018 г., авторы Анастасия Некрасова, Максим Мовчан, Виталий Кармазин); «60 минут» (телеканал «Россия 1», эфир 1.02.2018 г., ведущая Ольга Скабеева, гость в студии Эдуард Петров).

 

г. Москва, 25 апреля 2018 г. № 180

 

На 180-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества Владимира Познера, Юрия Пургина, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Вадима Зиятдинова, прот. Александра Макарова, Ильи Шаблинского рассмотрела обращение Ляхницкого Владимира Владиславовича, председателя Иркутского областного суда, в связи с распространением не соответствующих действительности сведений в выпусках программ «Вести Иркутск» (телеканал «Россия 1», эфир 02.08 2017 г., авторы Виктор Медяник, Роман Васюхин); «Вести в 20.00» (телеканал «Россия 1», эфир 02.08.2017 г., авторы Илья Буклов, Виктор Медяник); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 02.08. 2017 г., авторы Виктор Медяник, Роман Васюхин); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 18.01.2018 г., авторы Виталий Кармазин, Борис Бовшик, Дарья Городскова, Дамир Гайфулин); «Вести. Дежурная часть» (телеканал «Россия 24», эфир 08.02. 2018 г., авторы Анастасия Некрасова, Максим Мовчан, Виталий Кармазин); «60 минут» (телеканал «Россия 1», эфир 1.02.2018 г., ведущая Ольга Скабеева, гость в студии - Эдуард Петров).

 

Вопросы процедуры. Заявитель Владимир Владиславович Ляхницкий, подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, руководство Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) в лице руководителей телеканалов «Россия 1» и «Россия 24», на информационное письмо Коллегии не ответило, соответствующего Соглашения с Коллегией не подписало, в

рассмотрении жалобы участия не приняло.

 

Позиция заявителя на момент обращения в Коллегию. «8 октября 2016 г. около 4 часов 14 минут судья Иркутского областного суда Черников Д. А. был избит ранее ему не знакомым Этинговым К.К., причинившим Черникову Д.А. тяжелую черепно-мозговую травму (далее у заявителя - подробное описание поврежденй, причинивших потерпевшему «тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни», - Коллегия). После этого Этингов К.К., опасаясь ответственности за содеянное, с целью скрыть совершенное им преступление, залил в рот Черникову Д.А., не имеющему возможности оказать сопротивление в силу указанных телесных повреждений, водку из бутылки, и скрылся с места совершения преступления.

Знакомые Этингова К.К. в тот же день около 4 часов 40 минут телефонным сообщением вызвали сотрудников полиции под предлогом совершенного дорожно-транспортного происшествия.

Около 5 часов на место совершения преступления прибыл экипаж ДПС, в состав которого входил и инспектор ОБДПС ГИБДД МУ МВД России «Иркутское» Лызуненко С.А.

Из распространенной видеозаписи (которая представлена в купированном виде и не отражает всех действий инспекторов ДПС и потерпевшего Черникова) опроса последним потерпевшего Черникова следует, что этот опрос происходил в 6 часов 9 минут. Никаких доказательств о действиях инспектора Лызуненко более часа на месте избиения Черникова материалы дела не содержат, осмотренные в судебном заседании видеозаписи не содержат никаких данных о попытках инспектора Лызуненко при наличии вышеописанных телесных повреждений принять меры по оказанию потерпевшему медицинской помощи.

В материалах дела имеется копия схемы места совершения административного правонарушения, составленной Лызуненко и датированной им 4 часами 20 минутами, т.е. фактически во время, когда после избиения Черников насильно был напоен водкой, и до времени указанного выше телефонного сообщения. Никаких данных о том, что составлялся протокол об административном правонарушении в связи с дорожно-транспортным происшествием в материалах дела нет.

По показаниям в судебном заседании свидетеля Мокрецова А.А., дежурного для выезда на ДТП ОБДПС ГИБДД МУ МВД России «Иркутское», прибывшего на место избиения, состояние Черникова свидетельствовало о необходимости вызова скорой помощи.

Тем не менее, (…) сообщение в Иркутскую станцию скорой медицинской помощи было сделано практически через 4 часа после ее причинения, только в 8 часов 3 минуты по указанию Егорова В.А., командира ОБДПС ГИБДД МУ МВД России «Иркутское».

В тот же день Черникову была произведена операция - резекционная трепанация в левой лобно-височной области, удаление острой субдуральной гематомы в лобно-височной области.

В ходе предварительного расследования по уголовному делу по факту причинения Д. А. Черникову телесных повреждений был установлен Этингов К.К., признавший факт избиения им Черникова Д. А., а так же тот факт, что после избиения Черникова Д. А. до момента приезда сотрудников ДПС ему в рот была влита водка, чтобы создать видимость, что он был в состоянии алкогольного опьянения и телесные повреждения получил при падении. Факт получения Черниковым Д. А. в результате избиения тяжких телесных повреждений подтвержден медицинскими документами и заключением судебно-медицинской экспертизы.

26 мая 2017 г. Октябрьским районным судом г. Иркутска в отношении Этингова К. К. был постановлен приговор. (…) Текст приговора размещен в свободном доступе на сайте Октябрьского районного суда.

Инспектором ДПС Лызуненко С. и его адвокатом в сети «Интернет» был размещен видеоролик и комментарии данных лиц, что судья Черников Д. А. был пьян, управляя автомобилем в нетрезвом состоянии совершил ДТП, отказался от прохождения освидетельствования, однако никакого наказания не понес, тогда как сотрудник ДПС был уволен со службы. При этом ни слова не было сказано о том, что в момент записи на видеорегистратор Черников Д. А. был в критическом состоянии в связи с причиненной ему черепно- мозговой травмой и множественными переломами челюсти и не мог адекватно отвечать на вопросы сотрудника ДПС.

На брифинге, проведенном 2 августа 2017 года (…), председатель Иркутского областного суда ответил на вопросы журналистов, (…) осветил фактические обстоятельства дела. Журналистам (…) было предложено ознакомиться с текстом вступившего в законную силу приговора, с материалами вышеуказанного уголовного дела и со всеми имеющимися видеозаписями.

Однако журналисты (ВГТРК – Коллегия) не сочли необходимым воспользоваться правами, предоставленными им Законом. Без ознакомления с материалами уголовного дела, без просмотра видеозаписей, игнорируя вступивший в законную силу приговор в отношении Этингова, они распространили сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство судьи Черникова Д.А., а также судебной системы Иркутской области.

Так, 2 августа 2017 г. не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство судьи Черникова Д. А. сведения получили освещение на телеканалах «Россия» в программах «Вести» и «Вести - Иркутск» и «Россия 24» в программе «Вести. Дежурная часть» (…).

Авторы указанных сюжетов и дикторы новостных каналов утверждали, что Черников Д.А. 8 октября 2016 года в состоянии алкогольного опьянения управлял транспортным средством, был задержан сотрудниками ДПС и совершил административное правонарушение - не выполнил требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При этом в выпусках ничего не говорилось о постановленном в отношении

Этингова К. К. приговоре и о том, что спиртное было влито Черникову Д. А. именно после избиения.

Освещая произошедшее, журналисты, более того, поставили под сомнение даже сам факт причинения здоровью Черникова Д.А. тяжкого вреда, опасного для жизни.

Так, в программе «Вести-Иркутск» ведущей Яниной Герцкиной (выпуск 02.08.2017 г.) (..) было сказано, что судья Черников Д.А. «стал фигурантом щепетильного дела. В Интернет попало видео, где он в состоянии алкогольного опьянения давал показания сотруднику ДПС, однако вышло, что виновным признали инспектора».

Журналист Виктор Медяник, комментируя запись видеорегистратора, допускает выражения следующего содержания: «На пассажирское сиденье буквально вваливается участник ДТП, как позже выяснилось - судья Иркутского областного суда Дмитрий Черников. Служитель Фемиды еле ворочает языком и с трудом понимает инспектора, а во время составления протокола и вовсе умудряется заснуть. Руки трясутся и едва держит ручку, выйти из авто тоже получается не сразу». Далее в репортаже журналист беседует с адвокатом Д. Дмитриевым и инспектором ДПС С. Лызуненко, которые утверждают, что Черников Д.А. был пьян и в медицинской помощи не нуждался. В завершении репортажа журналист сказал, что судья Черников Д.А., находясь на штрафстоянке, на вопрос журналиста о его самочувствии, давал какие-то пояснения.

Утверждая, что Черников Д.А. находился в состоянии алкогольного опьянения, а на лице у него были синяки и ссадины, журналисты не приняли во внимание, предоставленную на брифинге председателем суда информацию о том, что Черников Д.А. в результате избиения получил тяжкие повреждения в виде черепно-мозговой травмы, многочисленные переломы лицевого скелета и другие повреждения, и что спиртное ему было влито в рот после избиения, как установлено приговором Октябрьского районного суда г. Иркутска в отношении Этингова К.К., что не оспаривается осужденным и свидетелями по делу.

Информация о том, что Черников Д.А. находился на штрафстоянке, является недостоверной, поскольку с места происшествия Черников Д.А. был увезен на машине «Скорой помощи» в больницу, где незамедлительно был прооперирован.

Данный репортаж транслировался на телеканале «Россия 24» в программе «Вести. Дежурная часть» (подводка и репортаж с 13 минуты программы). Комментарий ведущего программы Виталия Кармазина в подводке к репортажу («Фемида невиновна. В Иркутске набирает обороты скандал, связанный с сотрудником ГИБДД, остановившим пьяного судью. Председатель суда встал на защиту подчиненного») свидетельствует: ведущий, вопреки установленным фактам, утверждает, что Черников Д.А. был пьян.

Ведущий программы «Вести в 20.00» на телеканале «Россия 1» перед демонстрацией репортажа, подготовленного журналистами Ильей Букловым и Виктором Медяником, утверждал, что сотрудники ДПС задержали на месте происшествия пьяного судью областного суда Черникова. По его словам,

«позже Черников выдвинул собственную версию произошедшего: он не пил, его напоили силой». Данное заявление ведущего не соответствует действительности, поскольку Черников Д.А. в результате наступившей после черепно-мозговой травмы амнезии, не помнил события произошедшего. Именно подсудимый и его друзья, выступавшие свидетелями по делу, рассказали в ходе предварительного расследования, что после избиения Черникова Д.А., ему влили в рот водку, чтобы привести его в чувство.

Журналист Илья Буклов, комментируя ту же запись с видеорегистратора, сказал: «Выяснилось, что на месте аварии еще до приезда экипажа произошла потасовка, в которой Черников, якобы, получил серьезные травмы, которые потребовали даже трепанации черепа».

В ходе беседы журналиста с сотрудником ГИБДД С. Лызуненко последний говорит, что у Черникова Д.А. из носа шла кровь, имелись потертости на правой стороне лица. Других повреждений он не видел. Однако даже на представленной сотрудником ГИБДД видеозаписи видно, что у Черникова Д.А. на лице имеются синяки, лицо распухшее, есть повреждения на волосистой части головы. Употребление журналистом слова «якобы» ставит под сомнение наличие у Черникова Д.А. серьезных травм и трепанации черепа, тогда как это бесспорно подтверждено медицинскими документами.

Таким образом, во всех трех названных передачах (…) события журналистами освещались односторонне, со слов инспектора ГИБДД, а представленная телезрителям информация не соответствовала фактическим обстоятельствам дела. (…)

7 августа 2017 г. в редакцию телеканала «Россия» было направлено письмо с требованием, в соответствии со ст. ст. 43, 44 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», опровергнуть не соответствующие действительности сведения, распространенные 2 августа 2017 года на телеканале «Россия» в программе «Вести».

Опровержения так и не последовало. А 18 января и 8 февраля 2018 г. на телеканале «Россия 24» в программе «Вести. Дежурная часть» вновь был показан сюжет с судьей Иркутского областного суда Черниковым Д. А. И в эфир снова вышла не соответствующая действительности, информация о том, что судья Иркутского областного суда Черников Д.А. управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что он был настолько пьян, что не смог подписать составленный в отношении него протокол, а при этом председатель Иркутского областного суда встал на его защиту. (…)

1 февраля 2018 г. на телеканале «Россия 1» в программе «60 минут» (…) снова была обнародована информация, не соответствующая действительности. Предметом обсуждения в передаче стал приговор в отношении лица, занимавшегося незаконным производством незамерзающей автомобильной жидкости. Ведущая и участники программы, безосновательно связав это уголовное дело с уголовным делом в связи с гибелью людей от употребления алкогольного продукта «Боярышник», попросту перепутали обстоятельства разных дел, что свидетельствует о недостаточном профессионализме дающих оценки судебной системе и принимаемым ею решениям. В программе,

содержавшей такую негативную оценку, как «правосудие по-иркутски», утверждалось, что за без малого сто человеческих жизней суд назначил наказание в виде штрафа в 250000 рублей. На деле осужденное к штрафу лицо не имело никакого отношения к «Боярышнику»; никакие действия с «Боярышником» ему не вменялись. Ведущая Ольга Скабеева правильно озвучила тот факт, что Ленинский районный суд г. Иркутска вынес приговор 31-летнему мужчине, занимавшемуся незаконным производством незамерзающей автомобильной жидкости, назначив ему наказание в виде 250 000 рублей штрафа. Но, безусловно, ошиблась, утверждая, что речь шла о «Боярышнике» и его жертвах. Для справки: на момент выхода передачи в эфир в производстве судов области имелось всего одно уголовное дело в связи с гибелью людей от употребления «Боярышника» и приговора по нему вынесено ещё не было. (Приговор по этому делу был вынесен только 28 февраля 2018 г.)

Что важно отметить: в эфир именно этой передачи вновь вышли утверждения о том, что судья Черников Д.А. был пьян, не мог даже отвечать на вопросы сотрудника ДПС (судя по медицинским документам, судья Черников Д.А. в то время просто не мог относительно внятно говорить, - кроме черепно-мозговой травмы у него зафиксированы множественные переломы челюсти), и что председатель областного суда встал на его защиту.

Автор одной из популярных телепрограмм Эдуард Петров в ответ на реплику ведущей программы Ольги Скабеевой «все оправданы» заявил: «Меня это не удивило. Иркутское правосудие именно так и работает. Пришли тихо, молча, никто об этом заседании даже не знал. Ни один журналист Иркутской области даже не сфотографировал заседание, то есть это было явно непубличное мероприятие. Тихо, молча, по-иркутски договорились, порешали и человека отпустили...»; «...то, что произошло в Иркутске по приговору, это плевок для всех нас, тех, кто занимается расследованием, мы кричим, а Иркутский суд, как обычно, по Иркутской системе тихо, молча выносит решение. 250 тысяч рублей - это 100 человеческих жизней: вот так оценивают жизни людей» (…) «Но самое главное, по поводу Иркутского суда: если председатель областного суда защищает пьяного судью, который не может даже выйти из машины (...), и его отпускают на свободу, а председатель суда его покрывает, то что там говорить о других криминальных историях».

Систематическая трансляция на телевидении видеоролика с избитым судьей Черниковым Д.А., который преподносится как доказательство его алкогольного опьянения; не соответствующие действительности комментарии по обстоятельствам дела; замалчивание факта избиения Черникова Д. А.; отсутствие информации о вынесении приговора в отношении виновного в избиении Черникова Д.А.; недостоверная информация (…) прозвучавшая 1 февраля 2018 г. на телеканале «Россия 1» в программе «60 минут», свидетельствуют о грубом искажении фактических обстоятельств дела, установленных вступившим в законную силу приговором суда. (…)

Указанные телепередачи были просмотрены большим количеством телезрителей. Предоставленная им информация, в силу авторитетности и популярности двух телеканалов, представляющих ВГТРК, воспринималась

большинством телезрителей как достоверная. Последнее привело, как представляется, к формированию негативного отношения к судье Черникову Д.А., к судебной системе Иркутской области, а также и к судебной системе Российской Федерации в целом, - о чем свидетельствуют, например, многочисленные негативные комментарии в сети Интернет.

 

Позиции адресата жалобы, руководства ВГТРК, остались не прояснёнными по причине уклонения от контактов с Общественной коллегией по жалобам на прессу.

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Заявитель Ляхницкий Владимир Владиславович, уточняя обстоятельства произошедшего ранним утром 8 октября 2016 года с судьёй областного суда Д.А. Черниковым, уточнил, что версия дорожно-транспортного происшествия между двумя автомобилями, одним из которых управлял судья Черников, существует, но «нет никаких данных, свидетельствующих о том, что само ДТП было; оно, нигде не зафиксировано. Нет протоколов, нет осмотра, нет зафиксированных повреждений». Один из участников происшествия ничего не помнит вследствие полученной черепно-мозговой травмы, другой, как выяснилось из ответов заявителя на вопросы членов Коллегии, отказался отвечать на вопросы следствия. Судя по записи стационарной камеры, зафиксировавшей момент нападения на судью, между водителями автомобилей конфликта не было; удар судье был нанесён одним из тех четверых людей, которые подъехали на третьей машине. Заявитель обратил внимание, что установить обстоятельства происшествия по данным экипажа ДПС, в составе которого был инспектор С.А. Лызуненко, невозможно, поскольку материал об административном нарушении носит явные следы фальсификации. «Прибыв на место происшествия в 5:20, они составляют протокол осмотра места происшествия в 4:40, то есть за 40 минут до своего прибытия: как раз во время причинения телесных повреждений судье. При этом, один из полицейских, который якобы в 4:40 берет объяснения у свидетеля участников ДДП, формально заступил на смену только через 3 часа, в 7 утра; он вообще не имел права там находиться». Напомнив, что фрагмент съемки видерегистратором в служебном автомобиле был произведён в 6.09 утра, заявитель уточнил: «что делали полицейские практически час на месте происшествия до того, как начали снимать водителя, мне неизвестно, неизвестно это никому». «Фактически из всех обстоятельств, которые были установлены в ходе предварительного расследования, ясно одно: в 4:14 судье Черникову была нанесена тяжелейшая черепно-мозговая травма с переломами практически всех лицевых костей: скулостная, лицевая, челюстная. Нос, своды основания черепа были переломаны. Съёмка же происходит примерно через 1,5 часа после причинения этих телесных повреждений, после повреждения головного мозга».

Напомнив, что служебное удостоверение судьи напавшими на него было найдено в момент, когда обшаривались карманы бездыханного, по сути, человека, В.В. Ляхницкий уточнил: это удостоверение и породило мысль об

имитации ДТП с участием пьяного водителя. О том, что судье насильно влили водку, говорят все участники конфликта с противоположной стороны. «Наливают ему водку в 4:40. Примерно 25 минут ждут, когда алкоголь начинает действовать, запихивают на сиденье машины и вызывают экипаж ДПС. А в ДПС приезжает хороший знакомый того человека, который бил судью: они вместе служили в армии. Хотя они и отрицали, что знакомы, у меня есть фотографии, скачанные из интернета, по которым видно, что они друзья».

По словам заявителя, судью, истекающего кровью, до 8 часов утра удерживают без оказания медицинской помощи - по непонятным причинам. «Если в 6:20 был составлен протокол, зачем его еще 2 часа надо было держать на месте? Скорая помощь ему не была вызвана до тех пор, пока на место не приехала мой заместитель; это было сделано по её настоянию». С места происшествия судью отвезли в реанимацию. В реанимации после трепанации черепа А.Д. Черников находился 19 суток. «После этого еще 8 месяцев он не мог приступить к своей работе в суде. Сейчас он только-только начал рассматривать материалы проходные, не представляющие психологически сложной нагрузки».

«Теперь об уважаемой мною прессе. Если бы все эти сюжеты прошли в октябре 2016 года, я бы никогда не стал жаловаться. Если бы журналисты, исполняя свой долг, не успели в чем-то разобраться, сделать соответствующий запрос, провести минимально необходимое расследование перед тем, как использовать информацию, а сразу бы её выплеснули, мы бы это поняли. Потому что журналисты имеют право и, наверное, должны освещать события так, как они это видят, оперативно: не отодвигая важное на неделю или на месяц. Получили сюжет «пьяный судья» - его надо показать оперативно, это на злобу дня. Об этом нужно знать обществу (общественный контроль). Т.е .вопросов бы не было, если бы все это происходило в октябре 2016 года.

Но к маю 2017 года, когда был вынесен приговор в отношении человека, который избил судью, уже были установлены все обстоятельства, было получено заключение медицинской экспертизы. Судья лежал в травматологии, ему вскрывали череп, удаляли гематому, у него было тяжелейшее состояние: это все зафиксировано. И этого никто не отрицал: ни человек, который избил судью, ни его товарищи, которые присутствовали на месте происшествия. Все они говорили, что до нанесения удара никаких признаков алкогольного опьянения у судьи не было, он вел себя совершенно адекватно.

Приговор был вынесен 26 мая 2017 год. (В законную силу он вступил 6 июня, - Коллегия.) А 1 августа 2017 года на интернет-сайтах начали появляться интервью Лызуненко, которого в мае или начале июня 2017 года, после внутреннего расследования ГУВД, уволили с занимаемой должности: в связи с тем, что он не оказал помощь потерпевшему, как это положено по регламентам полиции.

Понимая, как начнет развиваться эта ситуация, я утром 2 августа собираю большую пресс-конференцию, на которую приглашаются 17 печатных и 2 электронных СМИ, включая иркутское подразделение ВГТРК «Россия 24».

Журналисты у нас приглашаются все без ограничения, лояльные и

оппозиционные; неважно, хорошо ли они о нас пишут. В 2015 году, когда я был назначен на нынешнюю должность, я всех журналистов попросил: пишите про суд плохо, хорошо, объективно, не объективно - только не молчите. Критика для нас очень важна, привлечение общественности к работе суда очень важно.

Утром 2 августа на пресс-конференции я рассказываю, что произошло, кладу перед собой материалы дела и говорю: «Уважаемые коллеги, приговором суда установлены такие-то обстоятельства. Вы, журналисты, вправе сомневаться. Приговор размещён на сайте суда, Вы можете его прочитать, процитировать, - пожалуйста, разбирайтесь сами. Приезжайте в районный суд, заявлений писать не надо, и пяти минут ждать не надо: вас там ждут. Посмотрите материалы дела, посмотрите все видео, которые мы вам представили, снимите копии, хотите – мы вам их снимем. Побеседуйте с участниками событий: с судьёй Черниковым, с врачом, который делал операцию. Мы Вам все это обеспечим».

К сожалению, ни один из представителей прессы не воспользовался моим предложением ознакомиться с предоставленными материалами дела, снять копию, встретиться с участниками, с хирургом: ни один.

По России пошли телесюжеты про «пьяного судью». Так размазывать, втаптывать в грязь человека, получившего тяжелейшую черепно-мозговую травму, судью, - это не просто некрасиво или неправильно. Первая инстанция в уголовном суде – это элита элит, судьи архипорядочные, я за каждого из них могу поручиться. Эти люди выносят приговоры. Представляете, каково сейчас Черникову выступать от имени Российской Федерации на заседании, когда про него через каждые три месяца говорят по телевизору, называя фамилию: это тот пьяница, который…

Письмо руководству ВГТРК мы направили в начале сентября. Описали события, приложили все документы и все сюжеты. Ответа не дождались. Правда, пришел руководитель иркутского филиала, сказал: мне из Москвы поручено договориться о том, чтобы Вы не обращались в суд. Я ответил: мы не намерены судиться, требовать опровержения, возмещения морального вреда. Мне достаточно того, что вы осознали, что не правы. Но при этом хотя бы извинитесь перед судьей.

Не извинились. И более того: сюжеты продолжали выходить и в 2018- году. То есть получив все документы, поняв, что они не правы, конкретные телеканалы сочли возможным продолжить издевательство над конкретным человеком и совершенно неоправданное нагнетание ситуации вокруг судебной системы в целом: по-другому я эту ситуацию оценить не могу.

Отвечая на вопросы членов Коллегии, В.В. Ляхницкий уточнил, что обнародованные в эфире вопросы инспектора ГИБДД Лызуненко Д.А. Черникову и попытки ответана них последнего записывались видеорегистратором, установленным в служебном автомобиле, но что автоматическая съёмка «была урезана, там вырезан кусок». Что, далее, ни машина Черникова, ни он сам на штрафстоянке не находились, машину с места происшествия перегнали домой к Черникову, поставили в гараж, самого же Черникова с места происшествия сразу отвезли в реанимацию. Уточняя вопрос

о возможности получения травмы в автопросшествии, заявитель отметил: «в машине бывает, что ты упал, лицом в стекло вылетел, еще обо что-то ударился. Но повреждений в машине Черникова никаких нет, в машине он ни обо что не бился. Это очевидно для всех. Нормальный вопрос: если ты в машине ни обо что не бился, откуда у тебя разнонаправленные повреждения?». Обращая внимание на обвинения в адрес судьи как не ворочавшего языком на момент встречи с экипажем ГИБДД, В.В. Ляхницкий обратил внимание на то, что выложенная в сеть (и начавшая кочевать по телеканалам) съёмка видеорегистратором была произведена через полтора часа после получения судьёй Черниковым черепно-мозговой травмы и связанного с нею отёка головного мозга. «У него были переломаны все лицевые кости, скула, челюсть, Через полтора часа человек в таком состоянии может разговаривать? Понятно, что он ничего адекватного сказать не мог, чисто физически».

На вопрос было ли участникам пресс-конференции 2 августа 2017 г. разъяснено, что приговором суда (речь об упомянутом выше приговоре Октябрьского районного суда г. Иркутска, установившим причинение судье Черникову Д.А. «тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека», - Коллегия) были установлены такие обстоятельства дела, как избиение судьи, нанесение ему тяжелых травм, насильственное вливание водки человеку, находившемуся «в полусознательном состоянии», - заявитель ответил: «У меня есть некоторые публикации наших местных СМИ, которые полностью напечатали мое выступление. И там есть, что я говорю: есть приговор, пожалуйста, ознакомьтесь, пожалуйста, посмотрите все видео. Я об этом говорил». Ответ заявителя на вопрос - имели ли журналисты доступ к той часовой записи со стационарной камеры внешнего наблюдения, которой были зафиксированы факт и момент нанесения травм судье Черникову: «безусловно, имели. Это все материалы уголовного дела, вещественные доказательства. Возможность была предоставлена, другое дело, что никто этой возможностью не воспользовался».

Отвечая на вопрос: в силу каких причин Иркутский областной суд, обращаясь к руководству ВГТРК, потребовал публикации опровержения, а не предоставления права на ответ, заявитель высказал предположение, что запрос предоставления права на ответ «мог быть воспринят как попытка оправдания виновного. Нам этого не было нужно. Мы хотели, чтобы те люди, которые распространили ложную информацию, сказали: мы не правы, извините, информация была непроверенной. Мне не хочется втягивать суд в конфликтные ситуации с журналистами». Ответ заявителя на вопрос о том, обращался ли иркутский облсуд к руководству ВГТРК повторно, после того, как ситуация с Д.А Черниковым начала появляться - в прежнем подходе - в публикациях 2018 года: «Нет». С конкретными журналистам, имена которых приведены в обращении в Коллегию, областной суд, как выяснилось, также не пытался связаться.

На вопрос: что Вас останавливает от обращения в суд, если нет других инструментов воздействия на руководство конкретной телекомпании? - В.В. Ляхницкий ответил так: «Я верю

етил так: «Я верю,

ение людей, мнение которых ценится в журналистском мире. Если Ваше решение будет положительным, я намерен направить в ВГТРК его копию с предупреждением: если публикации продолжатся, я вынужден буду защищаться иными средствами и мерами».

Коллегия изучила документы и материалы, предоставленные ей заявителем, включая копию протокола судебного заседания Октябрьского районного суда г. Иркутска от 05 апреля 2017 г., копию приговора Октябрьского районного суда г. Иркутска от 26 мая 2017 г., копию заключения судебно-медицинской экспертизы по материалам дела, копии упоминавшихся заявителем видеозаписей, а также все упомянутые заявителем выпуски телевизионных программ.

Члены ad hoc Коллегии были ознакомлены с результатом исследования («мнением эксперта») к. филол.н. Ольги Николаевны Матвеевой.

 

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия сожалеет об уклонении руководства ВГТРК от участия в рассмотрении настоящего информационного спора. Коллегия полагает, что тем самым руководством ВГТРК был упущен шанс урегулировать информационный спор самым эффективным способом: вступлением в прямой диалог с заявителем. И либо признанием допущенных ошибок, либо представлением заявителю информации и аргументов, снимающих конкретные претензии к программам телеканалов «Россия 1» т «Россия 24», входящих в ВГТРК.

2. Коллегия информирует адресата жалобы о том, что заявитель согласился с её предложением не обсуждать в рамках настоящего информационного спора сюжет, распространённый на телеканале «Россия 1» 17.11.2017 г., как выходящий за рамки конкретной ситуации, связанной с судьёй Д.А. Черниковым.

3. Изучив предложенные заявителем документы и материалы, Коллегия при рассмотрении обращения В.В. Ляхницкого основными для себя считает вопросы о соответствии действительности сведений, предложенных массовому телезрителю авторами оспоренных сюжетов, о соблюдении авторами этих сюжетов профессионально-этических норм и правил, признаваемых базовыми, основополагающими для профессионального журналиста, о соответствии решений о выпусках этих сюжетов в эфир медиаэтическим стандартам.

4. Коллегия напоминает, что подпись Всероссийской Государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) стоит под Хартией телерадиовещателей, в преамбуле которой нормы журналистской этики рассматриваются как диктующие самоограничения и устанавливающие «грань дозволенного в публичном распространении материалов, способных нанести вред нравственному, физическому и психическому здоровью людей». И которая содержит самообязательства вещателей-подписантов «добровольно и

неукоснительно» следовать в своей профессиональной деятельности нормам и правилам, обеспечивающим «достоверность информации», «защиту прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности» и не совершение действий, «несовместимых с нормами цивилизованной журналистки».

5. Коллегия признаёт не только правом, но и обязанностью журналиста подвергать постоянному критическому рассмотрению деятельность различных органов власти. Коллегия обращает внимание на следующее замечание эксперта О.Н. Матвеевой: «данное положение не просто позволяет, но и обязывает журналиста обратиться к освещению событий, в которых фигурирует федеральный судья, и эта обязанность продиктована целями общественного контроля и права граждан иметь достоверную информацию о лицах, наделенных властными полномочиями и функциями осуществлять правосудие от имени Российской Федерации. Ситуация, когда есть подозрения в том, что федеральный судья преступил закон, пострадал невиновный человек, а председатель суда покрывает это (…), требует открытого, объективного, достоверного информирования общества, поскольку от этого зависит доверие к правосудию в целом». При этом, как справедливо уточняет эксперт, «объективная подача информации, ее полнота и предварительная верификация, опора на документы и экспертные суждения, запросы разъяснений в различных инстанциях, обращение за комментариями к носителям противоположных точек зрения, предоставление слова фигурантам программы, маркирование фактологической и субъективной информации – вот та база, на основе которой возможна корректная подача сложной темы с целью в ней разобраться, основа, на которой можно сделать профессиональный материал. В ситуации, когда существуют сомнения в официальной версии произошедших событий и требуется журналистское расследование, необходим выбор соответствующих жанров».

6. Соглашаясь с экспертом в том, что все оспоренные заявителем сюжеты вышли в программах, формально принадлежащих к информационной новостной журналистике, от которой адресатами ожидаются, как минимум, достоверность информации и непредвзятое освещение событий, Коллегия принимает к сведению сказанное заявителем о том, что журналистам, участвовавшим в пресс-конференции председателя Иркутского областного суда 2.08. 2017 г., не только излагались сведения, содержавшиеся в приговоре Октябрьского районного суда г. Иркутска в отношении Этингова К.К. (вынесен 26.05. 2017 г., вступил в законную силу 06.06. 2017 г., - Коллегия) и давались ответы на конкретные вопросы, но и предлагалась помощь в организации доступа к основным источникам информации. Цитируя сказанное заявителем на пресс-конференции 2.08.2017 г. по пересказу на заседании Коллегии («Приговор размещён на сайте суда, Вы можете его прочитать, процитировать, - пожалуйста, разбирайтесь сами. Приезжайте в районный суд (…), посмотрите материалы дела, посмотрите все видео, которые мы вам представили, снимите копии, хотите – мы вам их снимем. Побеседуйте с участниками событий: с судьёй Черниковым, с врачом, который делал операцию. Мы Вам все это

обеспечим»), Коллегия обращает особое внимание на следующую констатацию В.В. Ляхницкого: «К сожалению, ни один из представителей прессы не воспользовался предложением ознакомиться с предоставленными материалами дела, снять копию, встретиться с участниками, с хирургом: ни один».

6.1. Не имея возможности задать ни авторам соответствующих материалов, ни руководству ВГТРК вопрос о возможных причинах, о мотивациях отказа журналистов принять помощь суда в организации такого доступа, Коллегия находит не соответствующим нормам профессии сам отказ журналиста от доступа к верифицированной и верифицируемой информации, представляющей общественный интерес, равно как и от общения с ключевыми носителям и такой информации, - пусть даже представляющими одну сторону конфликта.

7. Рассматривая указанный приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска как верифицированный источник информации, Коллегия считает существенным для выводов о характере рассмотренных ею материалов тот факт, что на момент пресс-конференции председателя областного суда В.В. Ляхницкого (2.08.2017 г.) были достоверно установлены и доступны любому журналисту как сам факт причинения судье Д.А. Черникову «тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека», так и обстоятельства, при которых судья Черников был введён в состояние алкогольного опьянения.

8. Коллегия обращает внимание на следующие особенности оспоренных заявителем сюжетов:

- в каждом из трёх сюжетов, вышедших в эфир 2 августа 2017 года («Вести-Иркутск», «Вести. Дежурная часть», «Вести в 20.00»), приводятся слова заявителя о том, что «факт вливания водки является установленным, никем не отрицается». При этом все три сюжета информируют телезрителей о том, что судья Черников совершил ДТП в состоянии алкогольного опьянения;

- только один из трёх сюжетов содержит информацию о серьёзных травмах, полученных судьёй до приезда экипажа ДПС, да и то с оговоркой, ставящей под сомнение достоверность сообщаемой информации («Черников якобы получил серьёзные травмы, которые потребовали даже трепанации черепа; «Вести в 20.00»). В двух других сюжетах речь идёт о «ссадинах и синяках» или же «ранах и ссадинах» на лице водителя внедорожника;

- все три сюжета содержат фрагменты записи видеорегистратора патрульной машины; ни один из трёх сюжетов не содержит предположения, что «еле ворочающий языком служитель Фемиды» («Вести-Иркутск») тяжело травмирован, а не просто пьян;

- во всех трёх сюжетах содержится обращение журналиста к бывшему инспектору С. Лызуненко как к свидетелю, чьи показания достаточно надёжны. Авторы уточняют, что инспектор, уволенный со службы «после жалобы судьи на то, что патрульные не вызвали ему своевременно скорую», «себя виновным не считает» («Вести-Иркутск»). Интенция подводки передачи «Вести. Дежурная часть» («наказание, которое понёс не судья, а полицейский») свидетельствует о том, что готовившие данный сюжет к выпуску были не нейтральны в подходе к основным действующим лицам сюжета;

- тот же подход («сотрудники ДПС остановили пьяного человека, похожего на местного судью Дмитрия Черникова», «но наказание понёс не служитель Фемиды, а сотрудник полиции» обнаруживается во вставном фрагменте одного из сюжетов программы «Вести. Дежурная часть» от 18.01.2018 г.; Специфика данного обращения к «показательному случаю в Иркутске» - использование кадров и подходов, уже побывавших в эфире данной программы, в качестве иллюстрации к конкретной теме, актуальной для января 2018 года (поправки к одному из российских законов);

- в «иллюстративном», прикладном качестве «задержание пьяного судьи» Дмитрия Черникова используется и в февральском выпуске той же программы («Вести. Дежурная часть» от 08.02.2018 г.): при обсуждении темы восстановления запрета сотрудникам ГИБДД задерживать и отправлять судей на медицинское освидетельствование. Особенность данного сюжета – упоминание председателя областного суда в качестве лица, вставшего на защиту «пьяного судьи».

8.1. В каждом из приведённых сюжетов Коллегия определенно устанавливает несоответствие между данными, подтверждёнными приговором Октябрьского районного суда г. Иркутска, вступившим в законную силу, и тем, как именно были интерпретированы события и обстоятельства журналистами, авторами сюжетов, и редакторами программ, выпустивших эти сюжеты в эфир.

Коллегия находит обоснованным следующий вывод эксперта О.Н. Матвеевой: «Все выявленные несоответствия между информацией в программах и представленной заявителем информацией подтверждены документально, что позволяет сделать вывод, что в новостных сюжетах содержится не соответствующая действительности информация. Используемые в видеосюжетах в качестве доказательств достоверности демонстрация съемки с видеорегистратора, а также высказывания участников событий представляют собой лишь имитацию достоверности и полуправду».

8.2. Учитывая тот факт, что выход в эфир сюжетов о «пьяном судье» Черникове продолжился и после трёх публикации, датированных 2 августа 2017 г., Коллегия считает возможным говорить о признаках информационной компании диффамационного и дискриминационного характера, о выраженных признаках журналисткого преследования.

9. Коллегия обращает внимание, что авторами сюжетов не были проведены «четкие различия между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления», и что таким образом оказался нарушен принцип достоверности информации, зафиксированный Хартией телерадиовещателей.

Коллегия, далее, обращает внимание на то, что во всех оспоренных сюжетах были нарушены такие требования, как «соблюдение объективности и особой тщательности при распространении сведений о возбужденных, расследуемых и разрешаемых судом уголовных делах», т.е. нарушенным оказался базовый подход к защите прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности, зафиксированный Хартией телерадиовещателей в качестве обязательного для журналиста.

Учитывая характер и направленность всех перечисленных выше сюжетов, коллегия находит их содержание прямо подпадающим под следующее определение Хартии телерадиовещателей (раздел «Действия, несовместимые с нормами цивилизованной журналистики»): «Недопустима организация информационных кампаний по целенаправленной дискредитации граждан и организаций в конъюнктурных целях». Считая ссылку на «конъюнктурные соображения» одной из недоработок Хартии, Коллегия находит действием, несовместимым с нормами цивилизованной журналистики участие журналистов в информационных кампаниях, обнаруживающих признаки целенаправленной дискредитации граждан и организаций.

10. Коллегия напоминает следующие положения Декларации о принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования Гильдии судебных репортёров: «Мы исходим из презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки мы делаем достоянием гласности. Для любых обвинений, отвергающих презумпцию добропорядочности в отношении того или иного лица или группы лиц, требуются веские аргумента». И «мы в принципе стремимся избегать обвинений в чей-либо адрес, предпочитая не утверждать, а задавать вопросы по поводу известных нам фактов. Приговоры о виновности или невиновности или решения в пользу тех или иных конкретных лиц выносит только суд».

Коллегия находит, что ни за одним оспоренным сюжетом не обнаруживается попытка журналистского расследования, перепроверки информации доступными журналисту и ожидаемыми от него в данном случае методами и способами. Коллегия обращает внимание на то, что ни одна из оспоренных заявителем публикаций не содержит вопросы журналистов по поводу известных им фактов, но при этом каждая содержит и воспроизводит, по сути дела, внесудебный «приговор», публично выносимый СМИ Д.А. Черникову.

11. Коллегия считает совершенно недопустимым прикладное, «иллюстративное» использование «случая Черникова», обнаруживая за лёгкостью обращения к последнему по тому или иному информационноу поводу признаки манипуляции общественным сознанием и «объектный», запрещённый журналисту подход к жизни, судьбе, семье конкретного человека.

12. Коллегия разъясняет, что участники информационной (дезинформацинной, что точнее) кампании, продолжая преследование или даже травлю Д.А. Черникова, грубо нарушают положение Хартии телерадиовещателей, вменяющее журналистам электронных СМИ «максимально тактичное отношение к пострадавшим от преступлений и несчастных случаев, а также к их родным и близким».

Коллегия обращает внимание на то, что профессиональная и человеческая вина всех тех, кто «случай Черникова» начал и продолжал обсуждать под диффамационным углом подачи информации, занимаясь наветом, многократно умножена тем обстоятельством, что речь в данном случае идёт о человеке с высоким статусом федерального судьи.

13. Избегая обобщений, которые могут быть восприняты как выход за рамки её уставной компетенции, Коллегия безоценочно приводит следующее суждение эксперта О.Н. Матвеевой: «В рассматриваемом случае затрагивается высокий статус судьи и честь мундира не только конкретного человека, но и всего судейского сообщества, что также несет за собой колоссальные репутационные потери, способствует утрате доверия к правосудию в целом и снижению его ценности как одного из основ демократического правового государства».

14. Коллегия обращает внимание на то, что её эксперт пострадавшими от применения дезинформационного подхода рассматривает, далее, адресата телепрограмм, зрительскую аудиторию (нарушено базовое право гражданина на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации), и само журналистское сообщество (поскольку фейки подрывают репутацию и доверие к СМИ).

15. Коллегия считает необходимым выделить в отдельный пункт решения оценку профессионально-этической составляющей «иркутского» сюжета в выпуске программы «60 минут» от 01.02.2018. Коллегия признаёт проявлением непрофессионализма ведущей, Ольгой Скабеевой, и приглашённым в студию гостем, автором программы «Честный детектив» Эдуардом Петровым, смешение предметов обсуждения и конкретных уголовных дел, связанных с незаконным производством незамерзающей автомобильной жидкости (а) и с гибелью людей от употребления «Боярышника» (б). Признавая, как и обычно, право журналиста на ошибку, Коллегия уточняет, что в данном случае она не останавливается на ситуации смешения предметов обсуждения и уголовных дел «а» и «б», находя её побочной, не соответствующей основной теме настоящего решения. Предметом внимания и беспокойства Коллегии в том, что касается оспоренного выпуска программы, выходящей на государственном канале в прайм-тайм, является диффамационный ярлык «иркутское правосудие»: «надстроенный» над упомянутой фактической ошибкой журналистов, но прежде всего - следующее высказывание Эдуарда Петрова: «Ну, самое главное, по поводу Иркутского суда. Если председатель областного суда защищает пьяного судью, который не может выйти из машины и даже не разговаривает языком (спрашивают «Как ваша фамилия?» - «Не знаю»; его отпускают на свободу, потому что это нормально), и председатель суда его покрывает: что там говорить о других криминальных историях?»

Коллегия обнаруживает в приведенном высказывании ведущего программы, позиционирующей себя одним из успешных, эффективных представителей жанра журналистского расследования, оценочное суждение, выстроенное на ложной информации и распространяющее такую информацию под видом независимой экспертной оценки, диффамационное в основе и дискриминирующее по направленности. Оба эти признака говорят о глубоком расхождении подхода, обнаруживаемого высказыванием Эдуарда Петрова, с информационной журналистикой, в частности, и с рукопожатной, цивилизованной журналисткой в принципе.

16. Коллегия не находит объяснения и оправдания позиции руководства ВГТРК, посчитавшего возможным не дать никакого ответа на официальное письмо председателя Иркутского областного суда В.В. Ляхницкого. Напоминая ключевые позиции раздела «Достоверность информации» Хартии телерадиовещателей – «незамедлительное исправление допущенных в сообщениях ошибок и неточностей в такой форме, чтобы телезрители и радиослушатели имели полную возможность его заметить» и «во всех случаях критика и ответ на критику должны быть переданы во взаимосочетании и в одинаковой форме», Коллегия полагает уместным следующее уточнение: свобода выражения мнений и редакционная независимость определенно не родственны проявлениям медиакратии, - тем более опасными и затратными для репутации СМИ, когда речь идёт о государственной телевизионной компании.

17. Признавая оспоренные заявителем сюжеты (все без исключения) содержащими недостоверную информацию и ложные сведения, Коллегия квалифицирует сам ряд этих сюжетов как информационную атаку, массированную попытку опорочить конкретного судью Иркутского областного суда, Д.А. Черикова, и как попытку вызвать сомнение в моральных качествах председателя Иркутского областного суда В.В. Ляхницкого, подорвать его личную и профессиональную репутацию.

18. Исходя из своей уставной компетенции, Коллегия не считает возможным признавать или не признавать оспоренные сюжеты дискредитирующими судебную систему Иркутской области и судебную систему Российской Федерации в целом. Как представляется Коллегии, право выносить такую оценку имеет только суд.

19. Учитывая отказ адресатов жалобы от подписания Соглашения с Коллегией и от участия в заседании, Коллегия освобождает заявителя Ляхницкого Владимира Владиставовича от принятого на себя обязательства не использовать решение, вынесенное Общественной коллегией по жалобам на прессу, для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административной порядке.

 

20. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов