Оглавление

 

Отец, у которого родичи похитили ребенка: «Чтобы снова обнять дочку, я пережил два года страданий и страха»

На прошлой неделе Интернет взорвало видео, вызвавшее ажиотаж не только среди пользователей Сети, но и правозащитников с журналистами. В комнате полно народу в погонах и без, малышка в слезах визжит и прячется за диваном, молодой мужчина хватает ее в охапку и пытается вынести вон. За кадром диким голосом кричит женщина,

после этого Ольгу Алексеевну Шемерянкину госпитализировали в больницу.

ребенок протягивает руки в ее сторону с визгом «Бабуля! ». Человек «при исполнении» останавливает мужчину и велит ему выпустить ребенка из объятий. Девочка бросается к бабушке, та падает в обморок. Теперь уже начинает кричать другая женщина: «Доченька!» Занавес.

Из Акта совершения Исполнительных действий: «Ребенок отказался идти к отцу. Фурсову м.г. У ребенка произошла истерика» Из справки детского врача Подгорной, присутствовавшей при этом - «При передаче ребенка Полины Фурсовой отцу Максиму г. Фурсову, у нее произошли аффективные реакции на стресс - резкий крик, плач, закатывание, тремор верхних и нижних конечностей. В интересах ребенка, ее здоровья и жизни ей лучше оставаться с бабушкой и дедушкой, к которым привыкла»

В комментариях к сюжету объясняется, что таким образом исполняется решение суда о возврате семилетней Полины единственному законному родителю - Максиму Фурсову. Право на родную дочь Максим добился с помощью Фемиды. Сначала полгода судился с родственниками по линии погибшей жены, потом еще год добивался исполнения решения. Долгие месяцы Максим не видел Полину и не знал ничего о ее судьбе. Но обо всем по порядку.

«ОТЕЦ-ПЕДОФИЛ!»

Родители Полины - Максим и Елена Фурсовы - развелись в 2010 году

(Максим ушел из семьи в марте 2008, когда Полине было 2 года .. Из заявления Умуновой н.э. в Следственный Комитет Российский Федерации, знакомой семьи Максима и Елены Фурсовых в г.Дзержинский: «В марте 2008 года Фурсов м.г. уехал в Воронеж, так как не желал решать семейные и не мог найти, как он говорил, работу в г.Москве. Фурсов м.г. безо всякой совести спокойно собрал вещи и уехал из семьи к маме» ).

Ребенка делить не стали. Полине в то время было четыре года. Девочка попеременно жила то у мамы в Москве, где Фурсовы жили до развода, то у папы в Воронеже. Иногда Полина гостила в Нововоронеже, у бабушки с дедушкой по материнской линии Шемерянкиных.

(место жительство Полины - с марта 2008 по декабрь 2010- 20 месяцев у Шемерянкиных, 13 месяцев с мамой в г. Дзержинский. С семьей отца и отцом никогда не жила. Есть официальные подтверждения - справки из детской поликлиники и детского сада. В заявлении самого Фурсова м.г. от 5 декабря 2011г. говорится, что еще «в период проживания в браке и рождения ребенка я был недостаточно внимателен к дочери и мало оказывал помощи жене в воспитании дочери.»)

В декабре 2010 года Елена Фурсова погибла в автокатастрофе. Безутешные тесть и теща попросили отпустить Полину пожить у них. Заботы о ребенке должны были помочь пережить горе от потери дочери. Максим не возражал. Однако шли месяцы, а родственники не спешили возвращать ребенка отцу. Встречи (исключительно на их территории и под их при смотром) становились все реже, а потом и вовсе прекратились.

(В апреле 2011г. Шемерянкины О.А. и н.и. сами возили Полину в Воронеж к отцу в выходные дни. 9 мая 2011г. Фурсов м.г. забралу них Полину, имеется расписка. Было подписано между ними соглашение о порядке общения, согласно которому мы должны общаться с внучкой в выходные дни. Однако Фурсов М.Г. отказался исполнять данное соглашение.

Единственный раз Полина проживала с отцом с 9 мая по 17 июня 2011 года. 17 июня отец сам вернул ее Шемерянкиным и оставил, вернуться Полина категорически отказалась - есть видео. Полина испуганным голосом просит бабушку и дедушку не отдавать ее отцу, вид запуганный. После возвращения она в течении 2-х месяцев ходила за бабушкой, не отпускала ее руку, и боялась, что ее отдадут снова.)

Предлог был веским: Шемерянкины объявили Фурсовых ... педофилами

(Об этом рассказывала родным Полина.

СЛЕДУЮЩИЕ ДВА ПРЕДЛОЖЕНИЯ ИСКЛЮЧЕНЫ КОЛЛЕГИЕЙ ИЗ ТЕКСТА «ВОЗРАЖЕНИЙ НА ПУБЛИКАЦИЮ», ПРЕДСТАВЛЕННОГО ЗАЯВИТЕЛЕМ, ПО МОРАЛЬНЫМ СООБРАЖЕНИЯМ, А ТАКЖЕ В ЦЕЛЯХ ЗАЩИТЫ  РЕБЕНКА.

ВАЖНО - Шемерянкины никогда не называли Максима педофилом, и в СМИ информации не давали - из-за страха испортить репутацию Полине и сделать ей плохо. Об этом говорят только Фурсовы, и данная статья КП. В настоящее время идет следственная проверка по этому делу в СК г. Воронежа).

Даже заявление в полицию написали, а в нем - душещипательная история о том, что Полина посторонней (!) тете

(двоюродной бабушке, тете, дяде, прабабушке, родной бабушке, психологу Наговицыну, психологам из института Сербского)

рассказала о домогательствах родственников.

Полиция идет по следу педофилов, вызывает их на допрос, но ... видит Максима, инженера-компьютерщика, его отца, изобретателя-предпринимателя, и мать-хирурга -

(Педофилами как раз и бывают компьютерщики, часто. Кстати, Чикотило тоже был nриличным человеком.).

 Полицейские в смущении быстро сворачивают дело.

(не в смущении, а поскольку Максим на правах законного представителя отказывает в проведении экспертизы Полины, других возможностей расследования не имеется И между прочим заметим, что мама Максима долгое время работала в поликлинике МВД урологом и лечила высший эшелон власти МВД. Она много раз говорила и писала, что в случае чего, она будет жаловаться ГЕНЕРАЛУ МВД, а также говорила, что по одному звонку из Воронежа она решит вопрос так, как ей надо. Кроме того, Фурсов Максим заявлял, что в решении их проблем помогает мэр города Воронежа Колиух. Есть записи).

А Фурсовы понимают: подобру договориться с родней не удастся. Тогда Максим обращается в суд с иском о возврате Полины. Разбирательство идет долгие пять месяцев, судья терпеливо слушает все доводы сторон

(на суд вопреки ходатайствам защиты не допущены - уполномоченный по правам ребенка в Воронежской обл. Попова, не были назначены экспертизы, не принято во внимание заключение органа опеки и попечительства г. Нововоронежа о целесообразности определения места жительства ребенка у Шемерянкиных. В суд было представлено заключение сnециалиста- психолога, проведенное по приказу органа опеки, в котором указано, что «перемена места жительства ( передача отцу ребенка) не будет соответствовать интересам ребенка, сохранению ее здоровья и жизни.» Судом не было учтено мнение самого ребенка о нежелании проживать с отцом, о чем она многократно говорила органам опеки, психологам, в детском саду и даже написала сама расписку своей детской рукой печатными буквами «я никогда не уйду от бабушки Оли и дедушки Коли».

- Перед судом прошли десятки свидетелей со стороны Шемерянкиных, - вспоминает Геннадий Фурсов, дедушка Полины. - Какие-то бабушки-богомолки,

С сайта http://www.anoshkino.ru/: «Полуразрушенный храм с уникальной архитектурой взялась восстановить жительница села Клавдия Рязанова. В 1992 г она поехала в Москву в приемную Ельцина на прием и с божьей помощью получила разрешение забрать храм у колхоза и восстанавливать его. В 1993 г она организовала верующих, они расчистили его от мусора и залежей прелого зерна высотой до полутора метров. На стенах церкви не было икон, и только на одной можно было увидеть какие-то неясные контуры. Однако уже через несколько месяцев во время молебна произошло чудо: на стенах церкви появились огромные, в рост человека иконы. Иконы в храме мироточат.»

соседи, воспитатели детского сада…

(Восnитатели и психологи подтверждали, что после приезда от отца Полина сильно изменилась, у нее стали проявляться невротические реакции в момент проговаривания о времени проживания с отцом). ДОКУМЕНТЫ ЕСТЬ

Совершенно незнакомые нам люди говорили, что общение с Максимом и нашей семьей травмирует психику ребенка, что мы ее развращаем, а Максим - вообще игроман и безработный!

(Это правда, подтверждение - трудовая книжка, справка из налоговой, показания свидетелей. Из постановления У МВД России по г Воронежу от 7 апреля 2012 г. со слов Фурсова Г.Я: «У Максима не было постоянного заработка и Фурсов г.я. давал ему деньги на жизнь». Фурсов м.г. сразу после гибели мамы Полины оформил пенсию по потери кормильца и использовал ее для своих нужд, денег для Полины никогда не давал, вещей не покупал)

Какой только гадости мы не выслушали за это время! Таким же образом, очевидно, и Полину настраивали против нас: она при встречах стала вести себя настороженно, но по-прежнему тянулась к отцу

(против отца ее никто и никогда не настраивал, поэтому Полина продолжала хорошо относится к папе, но ни за что не хотела ехать к нему, испытывая при этом панический страх. есть видео и заключения психологический экспертизы, назначенной опекой: «После проживания с отцом у девочки наблюдается психоэмоциональная неустойчивость. Девочка часто плачет, просит не отвозить ее к папе, боится встретить его на улице.» Самое тяжелое: Максим Фурсов однажды сказал Полине, желая ее хоть как-то привлечь к себе: «Если ты приедешь ко мне, то мы вместе с тобой поедем к маме» После этого, Полина, уже пережив смерть мамы и начав немного успокаиваться, снова стала просить поехать к маме, и ей пришлось пережить вторичную потерю матери.

Никаких «гадостей» семья Шемерянкиных не распространяла, напротив, семья Фурсовых за это время порочила имя Шемерякниных всеми способами: расклеивали листовки по г.Нововронежу, что Шемерянины находятся в секте (православная церковь!!!), что они привязывают внучку к батарее, что они не пускают отца видеться с дочкой. Причем обычно, эти листовки Максим расклеивал по городу после посещения дома Шемерянкиных, где они общались с Полиной. Весь город Нововоронеж был возмущен такой клеветой. Директор 000 «Благоустройство» г.Новоронежа, занимающийся коммунальным хозяйством города Баранов просил Прокуратуры Воронежа, Нововоронежа, Начальника Городского межрайонного отдела милиции общественной безопасности г.Воронежа: «Прошу пресечь распространение Фурсовым м.г. клеветнической порочашей семью Шемеряникных информации, не соответствующей действительности» ).

МАЛЕНЬКАЯ ЗАЛОЖНИЦА

В начале декабря 2011 года суд наконец вынес вердикт: вернуть дочь отцу. Фурсовы облегченно вздохнули - казалось, самое страшное позади. Но скоро стало ясно, что Шемерянкины не намерены сдаваться.

- 28 февраля 2012 года Полине исполнилось шесть лет, - рассказывает Геннадий Фурсов. - На день рождения мы пришли без приглашения.

(приглашали, назначали время)

В квартиру Шемерянкиных (в Нововоронеже) смогли попасть только вместе с другими гостями.

(Шемерянкины всегда принимали их, когда они изъявляли желание приехать.)

Там было уже несколько детей с родителями. Наверно, нам следовало забрать Полину и увезти ее. Но мы не стали делать этого в присутствии посторонних людей, не хотели портить праздничное настроение и травмировать ребенка. Внучка обрадовалась нам, а я отвел в сторону деда Шемерянкина, предложил ему еще раз по-хорошему вернуть ребенка. Тем более что теперь уже есть решение суда. Но все было напрасно ...

(Решение суда еще не вступило в силу, было приостановлено в связи с рассмотрением в областном суде.)

Фурсовы покинули праздник, твердо решив вернуться утром следующего дня и забрать Полину. Но 29 февраля девочка бесследно исчезла. Дверь была закрыта, на звонки никто не отвечал.

(Полина посещала сад в марте, 6 марта Полина была на празднике в саду. 7 марта Фурсов м.г. встретился мне у нашего подъезда, но он сделал вид, что это не он и прошел мимо, к нам домой не заходил, не звонил)

Целый месяц Фурсовы ездили в Нововоронеж, утром и вечером, пытаясь застать Шемерянкиных, но встречали одного только деда. Бабушка и Полина как в воду канули. Где они, Шемерянкин отказывался сообщать.

(Да, Шемерянкины видели, что они приезжали, видели их машину, но почему-то Фурсовы не приходили, не звонили по телефону. Это было непонятное поведение)

Стало ясно, что ребенка увезли и спрятали. В какой-то момент Фурсовы даже ужаснулись: жива ли Полина?' Начали обивать пороги службы судебных приставов, полиции,
следственного управления. Добились возбуждения уголовного дела по статье «убийство»

(Вопреки представлению в полицию видео и фото с живой Полиной! При этом Фурсовыми была организована травля Шемерянкина н.и. (листовки, слежка и проч.) Ложные обвинения Фурсовых довели Шемерянкина н.и. до больницы.)

Только когда к делу подключились следователи, удалось выйти на след похитителей.

(Мы не крали, даже правоохранительные органы говорили, что похишения нет и не было, так как Полина проживала с нами с 2-х летнего возраста)

В феврале Николай Шемерянкин заболел и вернулся в Нововоронеж.

(Он никуда не уезжал из Нововоронежа, иногда уезжал в командировку)

К нему пришли следователи и доходчиво объяснили, что дальнейшее удержание ребенка чревато уголовной статьей.

(в этот момент Николай Иванович уже находился в больнице).

Вскоре Ольга Шемерянкина с Полиной вернулись домой.

- Поначалу судебные при ставы убеждали их отдать Полину добровольно, - рассказала нам Елена Фурсова, бабушка (мать Максима). –

(Из акта совершения исполнительных действий:» Шемерянкина О.А. согласилась добровольно передать ребенка отцу Фурсову М.Г.)

Но Шемерянкины продолжали тянуть время, настаивали на том, что ребенку нужно освидетельствование психолога, что Полина не готова к встрече с отцом.

(По предписанию Следственного управления СК рф по Воронежской обл. было назначено посещение психологов в «Детском центре реабилитации» Фурсову М.Г., Шемерянкиной О.А. и Фурсовой Полине. Фурсов от общения с психологами отказался, его увел за руку Фурсов Г.Я.; рекомендации психологов по отношению к ребенку исполнять отказался. Видео от 5 марта в Центре)

ВОЙНА В СЕТИ

Приставы позвонили Максиму и рассказали, что Полина вернулась в Нововоронеж. Фурсовы срочно отправились к ней. О том, как возвращали ребенка, мы уже знаем из видеоролика. Кстати, этим фильмом Шемерянкины не ограничились, выбросили в Сеть целый сериал - фото счастливой Полины с бабушкой Олей и дедушкой Колей, спокойной мамой Еленой ... Все это щедро сдобрено фразами типа «безутешные бабушка и дедушка после отъезда Поли слегли», «девочку заперли в доме», «мы не знаем, где она и что с ней». Эту истерию подхватили и сердобольные воронежские СМИ, добавив от себя: «Мы пытались связаться с Фурсовыми, чтобы узнать о судьбе Полины, но они на звонки не отвечают)». Страшная картинка? А кто автор сценария, догадываетесь? Давайте не будем идти на поводу у «сетевых кинематографистов».

ДВА ГОДА ОЖИДАНИЯ

«Комсомолка» была единственным изданием, которое вело дело Фурсовых - Шемерянкиных на протяжении полутора лет. Общались с Максимом, Еленой и Геннадием Фурсовыми, ездили в Нововоронеж в попытке встретиться с Шемерянкиными и увидеть Полину, караулили у детского садика.

(КП снимали скрытой скрытой камерой в детском саду, однако не подошли к воспитателям и не поинтересовались жизнью Полины. Попыток побеседовать с Шемерянкинами, а также заведующей детского садика, соседями не было, не интересовались ребенком ни в музыкальной школе, доме творчества, танцевальном кружке, которые посещала Полина и отец об этом знал)

Безуспешно уговаривали дедушку Николая встретиться с нами (вранье), ответить на наши вопросы. Единственный скудный комментарий - все, чего мы добились от Шемерянкиных за это время (ложь). Писали о Полине, просили воронежцев помочь ее найти, но сами ни разу не видели героиню наших публикаций. Бабушку Олю слышали пару раз по телефону: она звонила к нам в редакцию с угрозами и требованием убрать статью как клевету.

статье был объявлен розыск, хотя Полина в это время ходила в садик, кружки, оснований для розыска не было, а такие заявления в газете могли негативно сказаться на ребенке, так как незнакомые люди могли обращать на нее внимание)

Но на наши просьбы дать свой комментарий, пойти с нами на контакт бросала трубку

(ложь! Мы не хотели афишировать и раскрывать тайны семейной жизни, тем более не хотели освящать в СМИ очень щекотливую тему о развратных действиях, чтобы не навредить Полине в будущем.

Кроме того, Фурсова Е. Ф. в коридоре суда заявляла, что в Комсомолке у них все схвачено, и напишут так, как она скажет, свидетелями данного разговора были воспитательницы Орлова Р.Е., Саввина Л.И, Донцева В.С., Чернышова Р.И. Об этом есть в материалах суда.)

Мы встретились с Полиной, только когда она вернулась к отцу. И (не поверите!) никто не препятствовал нам в этом. Счастливая семья. Ребенок, отец и родные светятся от счастья. Полина не слазит с рук Максима. И в объятиях родных людей мы не увидели и намека на педофилию - извратить при желании можно всё…

(крайне наивное заключение! Если бы у каждого педофила это было написано на лице, то проблем не было бы)

- Полина снова пошла в детский садик (место ей все это время держали по просьбе родных), в бассейн Максим занимается с Полиной английским языком, начали готовиться к школе, - взахлеб рассказывает Елена Фурсова. - Мы столько времени потеряли, что сейчас стараемся наверстать все упущенное. В сентябре Поля пойдет в первый класс ... Мы просто не нарадуемся на нее !

(После посещения психологов 5 марта 2013 года, когда Полину хотел забрать отец (как раз накануне силового отбора 7 марта), и там же присутствовала бабушка Елена Филипповна, Полина прыгнула к двоюродной бабушке Ангел с.А. на руки, крепко держалась за нее, и просила тихо: «Ты не отдашь им меня?» Полина очень ее боялась, так как Елена Филипповна во время проживания Полины у них в те полтора месяца в 2011 году ставила ее в угол, называла «дурой» и «змеей подколодной», не пускала на кухню за едой без ее разрешения, и т.д . Есть записи.)

Полина все время занималась подготовкой к школе, умеет хорошо читать, считать, посещала детский сад, бассейн, кружки, прекрасно катается на коньках, плавает, занималась танцами)

О времени, проведенном в разлуке, Фурсовы стараются скорее забыть. Но  иногда прорывается:

- Полина, как долго мы тебя искали!

- А я и не пряталась. Я просто все время переезжала из города в город.

Теперь Фурсовы мечтают только об одном:

- Чтобы нас наконец оставили в покое, - говорит Елена Фурсова. - Пусть не звонят нам Шемерянкины с угрозами, пусть не дежурят у нашего подъезда .

(возможности такой не было и нет, Шемерянкины находятся в больнице, другие родственники проживают в Москве).

Мы выстрадали свое счастье и теперь низа что не расстанемся с Полиной. –

(Из объяснений Умуловой н.э. в СК РФ и прокуратуру: «Родители Максима никогда не интересовались внучкой, Лену они просто ненавидели, их интересовал только Максим. Его мама писала письма, в которых она уговаривала его бросить семью и вернуться к ней в Воронеж.» Из объяснений Шишковой Е.В.: «Максим неприспособленный человек, ему нельзя доверять ребенка. Значит девочкой будет заниматься его мама, а она ведь ненавидела Лену и Полину).

всем, кто скажет, что мы не правы, я отвечу: чтобы снова обнять дочку, я пережил два года страданий и страха. Пройдите этот путь, и мы поговорим на равных, - добавляет Максим.

 

(С двухлетнего возраста Фурсов оставил ребенка. Полина проживала и воспитывалась Шемерянкиными и Фурсов М.Г. никогда не имел никаких возражении по этому поводу и не только не испытывал страха, но даже и не интересовался ее жизнью, не помогал материально и не занимался ребенком)

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов