Оглавление

 

 

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой.

Смерть в телевизионных новостях: границы допустимого

(по  материалам программы «Перехват» ТК «Эфир» - г.Казань)

 

Мнение сформировано на основе проведенного автором исследования.

 

Исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Казанского (Приволжского) Федерального университета, профессор, к.филол. н., д.филос.н., стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным публикациям по обращениям физических и юридических лиц – 16 лет.

Объект исследования: вышедшие в эфир сюжеты программы «Перехват» (г.Казань), случайная выборка за июнь 2010г., февраль, март 2011г., а также материалы дела: заявление в Коллегию по жалобам на прессу И.Г.Ясавеева о недопустимости регулярного показа мертвых тел, насилия в популярной новостной телепрограмме; ответ  директора телекомпании «Эфир»  Г.Ф. Яхиной; повторное письмо заявителя в Коллегию по жалобам на прессу, настаивающее на рассмотрении вопроса о  соответствии «натуралистических сюжетов» программы «Перехват» профессиональной  этике  журналиста.    

 

Цель исследования: рассмотреть вопрос о границах допустимости показа смерти, насилия, крови в контексте новостных телевизионных программ. Целью определены следующие задачи:

- охарактеризовать «натуралистические сюжеты»  криминальной хроники как информационный продукт массовой коммуникации;

- выявить риски, связанные с демонстрацией «натуралистических сюжетов» в контексте новостной телевизионной программы;  

- определить  соответствие такого рода  сюжетов нормам профессиональной  этики журналиста;

- рассмотреть возможные стратегии уменьшения  рисков, связанных с восприятием аудиторией  этих сюжетов.

 

Методология исследования базируется на междисциплинарном подходе (теория журналистики, социология массовых коммуникаций, визуальная антропология, дискурс-анализ). Мы исходим из того, что  авторы и исполнители данного рода  текстов (видеосюжетов) не являются носителями проявляемых в них смыслов. Это означает, что всю полноту ответственности за эффекты, которые имеет тот или иной информационный продукт, вброшенный в публичное пространство, не в состоянии нести отдельно взятые люди, исполняющие свои функциональные обязанности. Речь, с нашей точки зрения, должна идти о социальной ответственности представителей данной сферы деятельности (журналистики) в целом. 

 

«Натуралистические сюжеты» как продукт массовой коммуникации, 

их характеристика

 

• Сюжеты программы «Перехват» имеют вид оперативной съемки для правоохранительных органов. Упор делается на документальность видеоматериала.

 

Пояснение. 

Программа «Перехват» выделена отдельной строкой в телепрограмме местных передач: ежедневно с 19.35  до 19.45. Этим обусловлен производственный характер подготовки контента. Как правило, возможность сбора информации для подобного рода рубрик обеспечивается договоренностями с правоохранительными органами о возможности работать с ними на одной волне и таким образом одновременно слышать обращения граждан  в милицию. «Телевизионщики»   дежурят практически в том же режиме, что и люди в погонах; в их практике - выезд на место происшествия ночью и днем. Съемка происходит «по горячим следам» в стрессовых условиях.  Соответственно видеоряд в подготавливаемых сюжетах  носит сугубо репортажный характер, напоминает материал, отснятый для оперативно-розыскной работы. 

В связи с тем, что динамика  уровня преступности меняется в зависимости от дней недели, насыщенность сообщениями о происшествиях получается различной.  Другой источник  пополнения   видеоматериала для насыщения отведенного под программу эфирного времени - сюжеты, которые могут отснять сами граждане (принимается съемка происшествия  с мобильного телефона). С экрана о такой возможности им сообщают популярные ведущие программы. В ТК «Эфир» существуют расценки для самодеятельной  видеосъемки.

 

• Подаваемый в «Перехвате» материал журналистами никак не интерпретируется, они полностью занимают позицию правоохранительных органов. 

 

Пояснение. 

Напряженный ритм, в котором функционирует программа, исключает возможность аналитики, статистики, которые бы подняли тему бытового криминала, насилия на уровень общественно значимой проблемы. Тесная связка в работе с милицией исключает возможность  самостоятельной позиции корреспондентов. Ставка делается на «чистое» информирование. Подводки к видеоряду и текст за кадром носят констатирующий характер.  Соответственно и вопросы, которые  задают журналисты потенциальным героям сюжетов – жертвам преступлений, подозреваемым, очевидцам –  нацелены прежде всего на выяснение обстоятельств происшествия.

 

Предварительный вывод. По методам сбора и подачи материала сюжеты в программе «Перехват» носят характер служебной информации для правоохранительных органов, не дорабатываются до уровня, который бы позволил отнести их к текстам журналистики. 

 

• «Сырой» с точки зрения профессиональных журналистских стандартов контент программы «Перехват» подается в связке с новостями программы «Город» (продолжительность - 19.00-19.35, до программы «Перехват») и рубрикой «Актуальная тема» (начало интервью в студии примерно в 19.45, после программы «Перехват»). Ведущие сидят за одним и тем же столом, имеющим вид логотипа телекомпании «Эфир», передавая друг другу слово, как эстафетную палочку. В новостной программе «Город» анонсируются «Перехват» и «Актуальная тема».

 

Пояснение.   

Тенденция к слиянию (конвергенции) форматов и жанров в контексте журналистики является общемировой [4]. Она связана прежде всего с динамичным развитием синтетических форматов циркулирования массовой информации в Интернете, что не может не оказывать влияния на традиционные СМИ. Активное инкорпорирование «криминальной хроники» в отечественную журналистику – печатную и телевизионную – произошло в 90-е годы постсоветского периода и сегодня является обычной практикой российских газет и телевидения. В Казани подачу «натуралистических сюжетов» в контексте новостной программы практикует не только ТК «Эфир».

 

• Событийную основу «натуралистических сюжетов» составляет именно  происшествие – авария, несчастный случай, преступление. Создается ощущение, что эти события, выступая  своего рода «устрашающими историями», концептуально продолжают новостную программу «Город», ориентированную на «народные новости», на показ актуальной жизни через горожан, через их восприятие текущей действительности, через их биографии и судьбы.  

 

Пояснение.  

Исследователи отмечают устойчивый интерес людей к «устрашающим историям» во все времена  [2; с. 238-241]. Энергичное вбрасывание этих «историй» в публичное пространство началось с развитием     массовой литературы, кинематографа и телевидения. Распространение «жанра ужасов» в кино сформировало в обществе терпимое отношение к насилию на экране, чем отчасти объясняется толерантность работников СМИ к натурализму в подобных сюжетах, когда они становятся предметом телевизионной документалистики.  

 

Предварительный вывод. «Натуралистические сюжеты» криминальной хроники в том виде, в каком они подаются на экране, могут быть отнесены к жанру «устрашающих историй», основным предметом которых является «ужасное происшествие». «Ужасное происшествие», само по себе, не будучи поднято на уровень общественно значимой информации, не входит в предметную сферу журналистики. Однако в программе «Перехват» (и, согласно нашему предположению, во многих других российских телевизионных программах такого плана)  эти сюжеты подаются под эгидой журналистской новостной информации, что меняет их статус и определяет особые условия восприятия аудиторией. 

 

Риски, связанные с демонстрацией «натуралистических сюжетов» в контексте новостной программы

 

Событие смерти является  одним из наиболее мощных воздействий на психику любого человека. Эффект от этого воздействия может  им до конца не осознаваться. Документальный экран усиливает степень этого воздействия через привлечение власти изображения и  через ощущение  публичности этого изображения. Поэтому в таких гуманистически ориентированных сферах коммуникативной деятельности как журналистика к теме смерти обращаются тактично и осторожно и только тогда, когда этого требует отчетливо ощущаемая общественная значимость такого обращения. В противоположность этому, если речь идет о регулярной (в нашем случае – о ежедневной) организации криминальных новостей вокруг события смерти и пограничных с ней ситуаций, можно говорить о негативном воздействии СМИ на аудиторию, что выражается в нарушении  информационно-психологической безопасности индивида. Последнее  обозначает  «состояние защищенности психики человека от деструктивного информационного воздействия  - внедрения деструктивной информации в сознание и (или) подсознание человека, приводящее к неадекватному восприятию им действительности [5; с.99]. Согласно исследованиям отечественных и зарубежных специалистов влияния телевидения на аудиторию [2, 5], следствием этого могут выступать:

• нарушение базового доверия к миру со стороны детей: смотря телевизор, «они обучаются ожидать, что жестокость – это способ, которым с ними будут обращаться в мире» - [8; с.43-44];

• банализация смерти («обычное дело»), что способствует распространению моделей и образцов девиантного поведения,  прежде всего -  среди подростков и молодежи: документальные сюжеты  по телевидению завершают процесс, запущенный компьютерными играми, построенными на «подавлении и убийстве противника».

• дестабилизация эмоционального статуса личности, появление у нее страхов, тревожности. Согласно Дж.Кантор, в реальной жизни испуг вызывают три категории раздражителей, которые  отражаются в медиасодержании: 1) разного рода опасности и увечья; 2) искажение естественных форм; 3) восприятие опасности и страха через опыт других людей [2; с.244]. Все перечисленное  есть в телевизионных трансляциях   криминальной хроники. 

 

Особую значимость обретает демонстрация   «натуралистических сюжетов» в контексте новостной программы.  Западными исследователями выявлены три категории факторов, обуславливающих реакцию зрителей на устрашающие сцены [2; с.245-247]:

1) Реалистичность изображения. (Документальность новостей оставляет позади правдоподобие  ужасов кино);

2)  Мотивация зрителя. Исследования показали, что те зрители, которые смотрят телевизор для получения информации, более внимательны к передаче, поэтому испытывают большее эмоциональное возбуждение. (Слоган «Эфира», сопровождающий программу «Перехват», гласит: «Мы рассказываем вам об опасностях, чтобы с вами этого не случилось»);

3) Предварительный эмоциональный «подогрев» зрителя. (Почитатели программы «Город» эмоционально  включаются в контент в предшествующие полчаса эфирного времени). 

4)  В добавление к трем факторам необходимо обозначить четвертый – местный характер новостей:  зрители имеют шанс узнать место происшествия, а иногда они ждут выпуск  программы, чтобы увидеть показ ДТП с участниками, которых они знают лично.

 

Можно считать доказанным многочисленными исследованиями тот факт, что смерть и деструктивное поведение наших сограждан как основа ежедневных новостей  является источником  эмоциональной неустойчивости и депрессии в обществе. Известно, что преодоление послевоенной депрессии в сороковые годы ХХ-го столетия в европейских странах началось именно с переориентации национальных журналистик на жизнеутверждающие ценности. (Это время формирования интернациональной теории социальной ответственности прессы и распространения практики принятия редакционных кодексов профессиональной этики). 

 

«Натуралистические сюжеты» криминальной хроники и  профессиональная  этика журналиста

 

Со времени обращения И.Г.Ясавеева в Коллегию по жалобам на прессу (2010 г.) в программе «Перехват» произошли позитивные изменения: меньше стало крупных планов, высвечивающих шокирующие подробности происшествий, в т.ч. убийств,  не наблюдается акцентов на крови. Однако продолжительность сюжетов (до двух минут) все же оставляет ощущение смакования подробностей, вторжения в личную жизнь, умаления чести и достоинства  героев программы. Труп как «событие», как «новость» в такого рода программах оставляет зрителя с чувством, что он заглядывает с помощью телевидения на темную сторону человеческого существования. Это ощущение складывается не по вине самих корреспондентов и операторов «натуралистических сюжетов». Основная проблема, думается, связана здесь с тем, что сам формат подачи темы нарушает глубинное правило человеческой культуры и морали – уважение смерти.  Эта проблема стала особенно актуальна благодаря  бурному развитию изобразительных возможностей медиа, когда многое из того, что в традиционном обществе составляло сакральную сферу, сегодня порой получает статус «виртуального развлечения».  Поэтому вопрос о том, как относиться к включению в фото- или телевизионный репортаж мертвого человека – это всегда вопрос для профессионального журналиста вне зависимости от уровня развития его профессионально-этических привычек [7; c44-46]. Банализацию смерти в криминальных сюжетах – взгляд на нее через объектив камеры как на «всего лишь» безжизненное медицинское  тело – можно рассматривать  как отсутствие у общества готовности встречи с ней. Система, стремящаяся к совершенству, согласно Ж.Бодрийяру,    изначально боится смерти и пытается закрыться от нее с помощью «симулякров» [1]. 

 

Превращение смерти в «симулякр» имеет место  там, где  горе и страдания людей превращаются в телевизионные «страшилки», подаваемые в документальном формате, который усиливает их эффективност, где мы имеем дело со статьей медиабизнеса, эксплуатирующего непроизвольное внимание неискушенной массовой аудитории.  В этой связи сторонники «жанра»  для его утверждения сами используют понятия профессиональной этики, наполняя их отличным от принятого содержанием. Рассмотрим это на двух примерах. 

 

• Понятие объективности, правдивости. Аргумент с его использованием в защиту «натуралистических сюжетов» гласит: «Мы же показываем и говорим о том, что есть на самом деле. Разве не в этом – цель журналистики?»

 

Пояснение.

Представление о том, что объективная реальность является очевидной и что ее можно зафиксировать без каких-либо искажений телекамерой – известное заблуждение.  Те, кто его разделяет, считают, что «просто» изображение, «просто» видеоряд  обеспечит нас  безупречными свидетельствами  о действительности. Однако это положение давно оспорено современной мыслью [3]. Аудиовизуальные технологии не могут быть нейтральны, прозрачны и объективны – мы конструируем и воспринимаем реальность согласно нашим предпочтениям и  интересам. Криминальная сторона жизни, мера ее присутствия в ежедневных новостях утверждает определенное видение   человека,   «натурализует» его. Это положение отвечает идеологии позитивизма,   всегда сопровождающей  бизнес.

 

• Понятие общественной значимости данного рода информации. Аргумент с отсылкой к этому понятию в пользу «натуралистических сюжетов» гласит: «Люди  сами хотят это смотреть. У нашей программы очень  высокий рейтинг».

 

Пояснение.  

Рейтинг источника не может служить показателем социальной значимости той или иной информации. Высокие рейтинги отсылают к стоимости минуты рекламного времени. Социальная значимость  – сущностная характеристика информации, она не может быть определена «простым голосованием», не может зависеть ни  от коммерческих, ни от политических интересов. Представляется, что определение степени заинтересованности-незаинтересованности зрителя в той или иной программе, определение степени ее нужности социуму  должно опираться на качественно проведенные социологические исследования, результаты которого необходимо  открывать перед общественностью.  Прецеденты этих исследований уже существуют [5, с. 122-131], важно организовать их вокруг конкретных местных ситуаций.

 

Возможные стратегии уменьшения  рисков, связанных с восприятием аудиторией  «натуралистических  сюжетов»

 

Кардинальное решение проблемы  – убрать из российского телевидения «натуралистические сюжеты».

 

Некардинальное решение связано с мероприятиями по окультуриванию информационного рынка в направлении защиты прав потребителя. Медиаорганизации, лицензированные как СМИ, несут ответственность за распространение своей продукции не только посредством телевидения, но и через Интернет.  

 

Рекомендуется разработать и внедрить в практику формы общественного аудита информационного рынка и его отдельных – наиболее проблемных - сегментов.

 

Если «натуралистические сюжеты» превращены в продукт массового потребления, предлагается по аналогии с иного рода рыночной продукцией ввести соответствующие контрольные механизмы, которые уберегут цивилизованный прилавок от информационных «пирожков» с сомнительной начинкой. Речь может идти, к примеру,  о том, чтобы а) сопровождать показ этих сюжетов озвученным указанием на то, что они вредны для здоровья (по аналогии с «Минздрав предупреждает…»); б) осуществлять «контрольную закупку» - периодически оценивать телевизионный контент  группами независимых экспертов из числа телезрителей с целью сокращения доли таблоидных форматов; в) практиковать «круглые столы» с приглашением специалистов и представителей общественности по проблемам развития  местного телевещания;  г) проводить повышение квалификации корреспондентов, работающих в заданном направлении,  с целью уменьшения доли натурализма в криминальных видеосюжетах в пользу качественной  журналистики.    

 

 

Литература 

 

1. Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака. М., 2003

2. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ: Пер. с англ.  М., 2004  

3. Визуальная антропология: Новые взгляды на социальную реальность: Сб.науч.ст. / Под ред. Е.Р.Ярской-Смирновой, П.В.Романова, В.Л. Круткина. – Саратов, 2007

4. Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М., 2010  

5. Информационная и психологическая безопасность в СМИ: В 2-х т. Т.1: Телевизионные и рекламные коммуникации / Под ред. А.И. Донцова, Я.Н.Засурского, Л.В.Матвеевой, А.И.Подольского. М., 2002

6. Лэнгле А. Эмоции и экзистенция: Пер. с нем. Х., 2007

7. Мэйс И. Работа над ошибками: Опыт омбудсмена газеты «Гардиан». М., 2005

8. Снайдер М., Снайдер Р.,  Росс Снайдер-младший Ребенок как личность. СПб., 1995  

 

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов