Публикация о понятиях "этика", "мораль", "профессиональная этика", "нравственность", "профессиональная нравственность".

Автор: Ольга Мамонтова


Данная статья является отрывком из книги: Мамонтова О. Совет по прессе как институт саморегулирования СМИ в России и за рубежом. – LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. 200 c.

Генезис и место профессиональной этики вызывают немало дискуссий в научной среде. Пожалуй, единственное, что не подвергается сомнению большинством исследователей, это тот факт, что профессиональная этика является частью этики общей.

Энциклопедические словари определяют общетеоретическую этику как научную дисциплину, объектом изучения которой является мораль, нравственность [1]. В свою очередь профессиональная этика определяется словарями как профессиональные кодексы поведения [2].

Интересно, что у многих авторов эти определения общего и частного не являются однопорядковыми: если общая этика – это научная дисциплина [3], то профессиональная этика – это кодексы поведения, нормы, стандарты профессии. Это онтологическое «неравенство» двух терминов отражает давний спор в научном сообществе – существует ли профессиональная этика вообще? Или же профессиональные нормы – это всего лишь нормы общей этики, механически перенесенные на почву той или иной профессии? Более того, в научной среде получило широкое распространение мнение, что в профессиональной этике нет ни одной нормы, которой бы не было в этике общей [4].

Действительно, моральные стандарты отдельно взятой профессии – это стандарты морали общей, преломленные через призму той или иной профессии и адаптированные к нуждам этой профессии. Например, согласно некоторым журналистским кодексам этики, существующим в мире, журналист не должен принимать подарки от заинтересованных в его профессиональной деятельности лиц (потенциальный или действительный рекламодатель, пиар-менеджер той или иной компании, политик) [5], тогда как среди стандартов общей морали такой нормы (не принимать подарки) не существует.

Тем не менее очевидно, что данная норма журналистской этики является переосмыслением и уточнением общепринятой нормы поведения, которая не позволяет индивиду использовать свое преимущественное положение (производственное, материальное, классовое, административное, гендерное и проч.) в целях обогащения и приобретения иных благ.

Еще одним аргументом против выделения профессиональной этики в отдельную научную дисциплину служит тот факт, что двух разных моралей – общей и профессиональной – быть не может по определению, а само допущение возможности существования двух параллельных реальностей с несколькими системами моральных ценностей может привести к хаосу.

Из сказанного можно сделать вывод, что понятия «этика» и «профессиональная этика» не могут занимать одну и ту же ступень в системе философских знаний.

Однако, на наш взгляд, аргументы, изложенные выше, не учитывают всех тонкостей профессиональной этики как знания и значительно упрощают ее онтологическую сущность. На наш взгляд, хотя нормы профессиональной этики и берут начало от норм общей морали, их перенесение на профессиональную почву далеко от механического, что мы видим на примере, приведенном выше: в рамках отдельных профессий общие этические нормы получают свое развитие и видоизменяются.

Что происходит с нормами общей морали, когда они трансформируются в нормы профессиональной этики? Основным методом трансформации можно считать конкретизацию норм общей морали. Она может происходить двумя способами: 1) изменением масштаба той или иной нормы (как правило, это сужение области ее применения) и 2) смещением смысловых акцентов (то, что было второстепенным в общих представлениях о морали, выходит в той или иной профессии на первый план). В результате такой трансформации меняется место тех или иных моральных норм в ценностной системе координат индивида.

Некоторые исследователи считают, что результатом трансформации также может стать появление новых профессиональных стандартов, аналогов которым в общей морали не существует [6]. Д.С. Авраамов считал вопрос, найдутся ли в профессиональной морали нормы, рожденные спецификой профессионального труда и не имеющие прямого аналога в общей нравственной системе, краеугольным камнем в определении права профессиональной этики существовать как науке. Исследователь был убежден, что такие нормы существуют, и приводил некоторые из них на примере работы журналиста [7].

Директор Института философии РАН, академик А.А. Гусейнов, в свою очередь, считает, что предмет профессиональной этики составляют собственно те самые нормы, не укладывающиеся в рамки общей нравственности: «профессиональная этика описывает те исключения (отступления) от общих моральных принципов, которые диктуются логикой профессии и в конкретном профессиональном контексте воспринимаются не как отступления, а как адекватное выражение духа самих этих принципов» [8].

Возникает важный вопрос: что является движущей силой таких трансформаций от норм общей морали к стандартам профессиональным? Где находится отправная точка данного процесса? Одним словом, чем обусловлено существование пласта профессиональных этических норм? Разумеется, ориентируясь на указания словарей, определяющих профессиональную этику только как профессиональный кодекс поведения, мы не сможем ответить на этот вопрос. На наш взгляд, их составители упускают из виду

фундаментальный пласт профессиональной этики, который собственно определяет существование профессиональных стандартов. На это указывают и современные исследователи этики. Например, заведующий сектором этики Института философии РАН, проф. Р.Г. Апресян приводит несколько значений понятия «профессиональная этика» [9]:

1) система моральных норм профессиональной деятельности, или кодекс,

2) специальная рефлексия относительно принципиальных и нормативных оснований профессиональной деятельности,

3) экспертное сопровождение нормотворчества и нормативной практики в сфере профессий (включая деятельность «этических комитетов»),

4) специальная рефлексия относительно институтов, возникающих для обеспечения действенности профессиональных моральных кодексов, и процедур, посредством которых институты выполняют свою задачу.

Нас заинтересовал пункт 2 данной классификации. Под «специальной рефлексией» понимается интеллектуальная деятельность профессионала, направленная на осмысление норм и стандартов его профессии, их места не только в его профессиональной, но и повседневной жизни. Более того, такая «специальная рефлексия» подводит профессионала к пониманию своего места в социуме как представителя той или иной профессии, а также помогает осознать соотношение ценностей профессиональных и общечеловеческих.

Исследователи этики В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов объясняют эту рефлексию наличием у профессиональной этики мировоззренческого, экзистенционального уровня, «задача которого заключается в обосновании и оправдании состава норм и определенной их иерархии» [10]. Именно этот мировоззренческий уровень профессиональной этики «отвечает» за появление профессиональных стандартов в профессии и определяет степень важности и порядок расстановки норм в профессиональных кодексах поведения (от рекомендаций до табу).

Именно этот пласт, считает известный исследователь журналистской этики, проф. Д.С. Авраамов, является предметом изучения профессиональной этики как научной дисциплины. В своих трудах он разделяет понятия профессионального этического знания и свода этических норм, предлагая во избежание путаницы обозначать эти явления «профессиональной этикой» и «профессиональной моралью» [11] соответственно [12].

Пункты 3 и 4 классификации Р.Г. Апресяна касаются практической деятельности по разработке профессиональных этических стандартов и их соблюдению («профессиональной морали», по Д.С. Авраамову). Очевидно, что для составления профессиональных кодексов этики, необходимы усилия по выявлению, отбору и классификации норм профессиональной морали. Также необходимо их обоснование – не только в рамках профессиональной практики, но и с культурно-исторической точки зрения. Более того, любой профессиональный социум, будучи частью человеческого сообщества, подвержен постоянным и зачастую кардинальным переменам, что, безусловно, должно периодически отражаться в кодексах поведения, поэтому постоянный анализ векторов развития профессионального сообщества также является одной из задач профессиональной этики.

Таким образом, мы можем заключить, что профессиональная этика состоит из трех принципиально разных составляющих:

- Мировоззренческий пласт, представляющий собой систему координат, в соответствии с которой выстраивается система профессиональных ценностей;

- Собственно нормы профессиональной этики, существующие в отдельно взятом профессиональном сообществе и, как правило, облеченные в форму этических кодексов;

- Научная, исследовательская и экспертная деятельность, касающаяся нормотворчества в сфере профессиональной этики.

В чем заключается смысл существования профессиональной этики? Каким образом она помогает профессиональному сообществу выполнять свою работу? Какова ее социальная функция, если таковая вообще имеется?

Нам видится, что различия в природе и изначальных интенциях вышеперечисленных пластов профессиональной этики определяют разноплановость их задач. С одной стороны, наличие профессиональных кодексов этики и следование им, а также все усилия по «обслуживанию» и выполнению таких кодексов, защищают интересы профессионалов, облегчают им существование внутри своего сообщества. С другой стороны, такой системой добровольного самоограничения профессиональные сообщества вызывают доверие гражданского общества, что повышает их авторитет и облегчает выполнение основных задач. Одним словом, она ориентирует «и на чистоту и возвышенность мотивов, но одновременно – на последствия: на эффективность профессиональной деятельности, успешность поступков. Кому, в самом деле, нужны провальная политика, обанкротившийся предприниматель, бестолковый инженер, бездарный менеджер, «бездетная» педагогика, лапутянская академия наук?» [13]

Мы видим, что функции профессиональной этики не ограничиваются рамками профессионального сообщества, что неудивительно, учитывая, что одной из первоочередных задач, стоящей перед любым профессиональным кругом, является налаживание взаимодействия с другими институтами общества и гражданским обществом в целом. Будучи частью общего этического сознания человека, профессиональная мораль повторяет его структуру. Она не только включает в себя индивидуальное самосознание человека как профессионала с его системой ценностей, относящихся к работе, но и сознание, объективизированное в поступках и социальных отношениях внутри цеха (нравы профессиональной среды и поведение индивидов во время трудовой деятельности), а также систему оценок поведения работника его коллегами и обществом [14].

Так, нравственный климат в обществе оказывает большое влияние на развитие профессиональной среды. В частности, «опыт согласования производственных задач с общими моральными требованиями и законными интересами тех, с кем им [профессионалам – О.М.] приходится иметь дело в процессе решения своих задач» [15], является ключевым в выработке норм профессионального поведения.

За систему координат «профессионал и общество» отвечает «мировоззренческий» пласт профессиональной этики, который определяет место профессионала в гражданском обществе и принципы его деятельности, очерчивает границы его сферы влияния, оправдывая его власть в данных пределах, и вместе с тем защищает общество от его власти, которую непременно получает адвокат над подзащитным, врач над больным, священник над исповедавшимся, журналист над аудиторией и т.д. «Тем самым профессиональная этика вносит существенные изменения в конфигурацию властных отношений современного общества и предназначена для уменьшения зависимости одного лица от другого, возникающей ввиду различий их общественных функций и профессиональных статусов, для преодоления влияния патерналистских моделей в отношениях между людьми» [16], - считают В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов. Другими словами, профессиональная этика помогает профессионалам привести принципы своей деятельности в соответствие с общественными представлениями о должном.

Итак, мы видим, что профессиональная этика выполняет разноуровневые задачи и ее влияние имеет разные, в том числе и противоположные векторы. Помогая профессионалам упорядочить внутреннюю жизнедеятельность, профессиональная этика тем самым защищает интересы тех, кто пользуется результатами их труда, так как следование нормам профессиональной морали ведет к повышению качества конечного продукта и доверия к нему потребителя. Оправдывая власть профессионала в его сфере деятельности, профессиональная этика тем не менее устанавливает жесткие границы такой власти, тем самым заставляя профессионала нести ответственность перед обществом за свою работу и защищая общество от потенциальных злоупотреблений в тех или иных профессиях. Обеспечивая следование профессионала стандартам поведения, принятым в сообществе, профессиональная этика повышает его престиж и уровень доверия к нему со стороны гражданского общества.

Мы приходим, возможно, к парадоксальному выводу, что этические основы поведения профессионалов определяет, вернее, диктует общество, а не сам профессионал или общность коллег по профессии. Объяснение этого парадокса лежит в истории возникновения профессиональной этики. Вот как описывают это явление в своем труде «Профессиональная этика: социологические ракурсы» В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов.

Зарождение и разделение профессий происходит в позднем Средневековье. В этот период происходят интенсивные сдвиги в жизни общества: размежевание сельского и городского образа жизни, четкое разграничение частного и публичного, деловой человек эпохи Просвещения теснит универсального человека эпохи Возрождения. Новые производственные возможности, открывшиеся благодаря техническому прогрессу, создают потребность в абсолютно новых кадрах, обученных грамоте и ремеслам, а значит, создается массовая школа, необходимая инфраструктура, которая должна обслуживаться, и в конце концов возникает новый класс общества – городской житель, за счет чего структура общественных отношений кардинально меняется. Это приводит к тому, что из традиционных форм труда начинают складываться полифункциональные сферы деятельности: из хозяйственной, домашней деятельности вырастает финансовая, экономическая сфера, из управленческой – сфера правовых отношений и организаций и т.д.

С делением общества по профессиональному признаку появляются зачатки профессиональной этики. Безусловно, профессиональной морали предстоит пройти большой путь, прежде чем она оформится в современные кодексы этики. В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов выделяют несколько этапов ее развития. К ряду профессий, особенностью которых было тесное взаимодействие с человеком, проникновение в его внутреннюю жизнь (адвокат, врач, учитель), возникают высокие требования со стороны общества, что ведет к появлению пласта устных нравственных норм, согласно которым складывается «обычай» ведения дел в профессии. Эти устные моральные правила профессии регулируют ситуации нравственно-этического толка, возникающие в повседневной практике ведения дел, которые административно-организационные регулятивы не в состоянии контролировать.

Каким образом происходило формирование этого пласта устных этических правил? По мнению Д.С. Авраамова, оно «начинается с частной производственной ситуации и идет от конкретного к абстрактному. Постепенно технологические операции приобретают все больший общий смысл, выходящий за пределы этой отдельной ситуации, а вместе с ним – и нравственное содержание» [17]. Что это означает на практике? Как профессионалы пришли к пониманию того, что они сами и вся их деятельность должны быть этичными?

Сложно представить, что в один прекрасный день профессионалы, привыкшие работать без специальных моральных ограничителей, собрались вместе и решили, что так более не может продолжаться и необходимо что-то менять. Конечно, это был длительный и постепенный процесс, в котором определяющим стало влияние извне, со стороны общества, ведь действие профессионала «одновременно выражает его отношение к обществу и к людям, с которыми он вступает в контакт в своей трудовой сфере» [18].

Другими словами, профессиональное сообщество вынуждено сверять свои представления о должном с общими взглядами на нравственность. Без этого оно не сможет успешно функционировать: «в современном обществе достоинство всякого конкретного вида труда, всякой профессии в конечном счете утверждается тем, насколько ее представители последовательно воплощают в своей деятельности общие, неспециализированные принципы и нормы социальной нравственности» [19].

Важным фактором влияния в этом процессе стала критика со стороны общества (в первую очередь потребителей производимых услуг и продукции). В XX веке это явление в журналистике получило название медиакритики [20]. Вот что пишет о роли медиакритики в формировании этических принципов профессии журналиста исследователь этого явления А.П. Короченский: «Массовая медиакритика влияет на внутренние взаимоотношения и настроения в профессиональных корпорациях журналистов и других создателей медиа-контента опосредованно, через общественное мнение. Влияние одобрения либо осуждения со стороны сограждан способно побудить профессионалов и медийные организации к корректировке своей деятельности в целях большего соответствия потребностям и ожиданиям общества <…> Выявляя и обозначая отклонения профессиональной практики и морали от нормативного (или общественно необходимого) состояния, критика побуждает журналистов и других творческих работников СМИ к внесению коррективов в свою практическую деятельность, в ее ценностно-нормативную основу» [21]. Думается, суть явления общественной критики за несколько столетий не претерпела кардинальных изменений и со дня своего зарождения механизм ее работы соответствовал тому, что описывает исследователь. Мы убеждены, что через этот процесс прошли все общественно значимые профессии Средневековья.

Еще одним существенным фактором в деле формирования профессиональных этических принципов, на наш взгляд, стала профессиональная конкуренция: те представители профессии, которые небрежно относились к пожеланиям потребителей своих услуг или нормам общей нравственности (например, врачи, раскрывавшие тайну болезни своих пациентов третьим лицам), достаточно быстро теряли клиентов, а значит, и часть дохода [22].

Однако, не стоит переоценивать вклад общества в формирование морали отдельных профессиональных сообществ. Общество давало толчок для инициации этого процесса, но дальнейшая выработка и кодификация профессиональных норм поведения лежали целиком и полностью на плечах профессиональных сообществ. В одном из исследований приводится описание данного процесса: «Поначалу она [внутрикорпоративная система регуляторов профессионального поведения – прим. О.М.] проявляет себя на обыденном уровне профессионального сознания и поведения как поощряемые или осуждаемые профессиональной общностью тенденции, то есть как формирующаяся профессиональная мораль. И нужен достаточно высокий уровень развития деятельности и ее самопознания, чтобы элементы этой системы стали отчетливо осознаваться, обретать словесную оболочку, передаваться в профессиональной среде не только по горизонтали (среди современников), но и по вертикали (от поколения к поколению), все более заметно выявляя свой надличностый характер. Начало процесса кодификации моральных норм профессии есть не что иное, как знак ее взросления, знак обретения ею устойчивого социального статуса, отмеченного самостоятельностью ее роли» [23]. Представляется, что в ходе этого процесса методом проб и ошибок вырабатывается свод устных правил поведения, касающихся нравственной стороны отношений внутри профессии, и позднее закрепляется в письменном виде.

Оформление моральных требований в письменном виде связывается с образованием профессиональных союзов. Профессиональные цехи, гильдии, коллегии оказывали большое влияние на жизнь общества в XIV-XV вв. Их уставы наряду с административно-организационными нормами содержали нравственные требования, которые стали прообразом норм современных кодексов этики.

К примеру, осуждались нечестность в отношении своих коллег, расточительство, воровство, хулиганство, пьянство, распущенность [24]. «Член коллегии должен был быть человеком религиозным, хорошим семьянином, примером для учеников и подмастерьев. Особенно строго регламентировались профессиональные обязанности и отношение к труду, контролировалось качество выпускаемых изделий, результаты труда» [25]. Несоблюдение этих требований строго наказывалось вплоть до исключения из профессионального цеха.

Следующим этапом развития профессиональной этики стало формирование ее научного фундамента. В XVIII веке в научной среде философов возникает интерес к моральным основам тех или иных профессий, к их описанию и интерпретации, а в середине XIX столетия появляются первые кодексы профессиональной этики в их современном виде. К концу XX века профессиональная этика представляет собой уже сложившуюся область научного знания с обширной теоретической базой, а профессиональные кодексы этики существуют в разных странах и охватывают целый ряд профессий.

Мы видим, что профессиональная этика зарождается в процессе профессионального труда и ее нормы складываются согласно практическому опыту, полученному в процессе выполнения трудовых обязанностей. Действенными механизмами этого процесса стали конкуренция и общественное мнение. Мы не разделяем распространенное убеждение, что этот процесс носил сколько-нибудь упорядоченный характер, и склонны полагать, что профессиональная мораль складывалась стихийно, в соответствии с доминирующими в тот или иной период общими представлениям о морали и нравственности.

1 - См., напр.: Этика // Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1989. 815 стр.; Этика // Новейший философский словарь / Сост. А.А. Грицанов. – М.: Книжный дом, 2003 г. 1280 стр.
2 - См., напр.: Словарь по этике. Под ред. И.С. Кона. - М.: Политиздат, 1981. 431 стр.
3 - В свою очередь этика стоит особняком в ряду научных дисциплин. Вот что пишет о ее специфике проф. А.А. Гусейнов: «Она имеет дело с практикой, является моментом последней, а именно, её содержанием является не то, что существует, а то, что может и должно существовать благодаря нам, нашим поступкам, поведению, нашим ответственным и сознательным усилиям. С этикой мы имеем дело не тогда, когда мы хотим что-то узнать, а тогда, когда мы хотим что-то сделать – хотим стать лучше. Этика сверх того, что она есть наука практическая, является также наукой философской, так как она рассматривает поступки, поведение человека с точки зрения их основополагающих принципов, общего смысла жизни. Наконец, она есть точка в которой философия соединяется с практикой. Её поэтому справедливо называют практической философией. Это значит, что философия свой взгляд на мир доводит до формулирования программы жизни и через них, через этико-нормативные программы и модели поведения непосредственно внедряется в практику, становится интересной и нужной людям». Цит. по: Гусейнов А.А. Размышления о прикладной этике // Ведомости Научно-исследовательского института прикладной этики. Вып. 25: Профессиональная этика / Под ред. В.И.Бакштановского и Н.Н.Карнаухова. Тюмень: НИИПЭ, 2004. С. 148-159. Источник: http://guseinov.ru/publ/Razmyshl.html
4 - См., напр.: Административная этика. М.: Изд-во РАГС, 1999. С. 49.
5 - См., напр.: «Как профессиональные журналисты мы не можем ожидать, желать или рассчитывать на получение денег, дополнительных привилегий, подарков, услуг от кого-либо. Мы больше не принимаем билетов, приглашений на ужин, не участвуем в развлекательных поездках и не принимаем любых подобных подношений». Из кодекса калифорнийской газеты «Сан-Бернардино сан» (США). Или: «Бесплатные билеты на кинопросмотры, в театр, балет на льду, другие платные мероприятия не могут приниматься сотрудниками и членами их семей в качестве подарков. Сотрудники, чье присутствие на мероприятии является необходимым, должны сами покупать себе билеты, а затем получить возмещение от «Инкуайер». Сотрудники, чья профессиональная деятельность не обязывает их бывать на кинопросмотрах или на спектаклях, не имеют права принимать бесплатные приглашения». Из кодекса газеты «Филадельфия инкуайер» (США).
6 - См., напр.: Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Профессиональная этика: социологические ракурсы // Социологические исследования. – 2005. № 8. С. 3-13. Источник: http://www.isras.ru/socis_2005_8.html
7 - Авраамов Д.С. Профессиональная этика журналиста. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003. С. 28-29.
8 - Гусейнов А.А. Размышления о прикладной этике.
9 - Апресян Р.Г. Вид на профессиональную этику // Ведомости Научно-исследовательского института прикладной этики. Вып. 25: Профессиональная этика / 
Под ред. В.И.Бакштановского и Н.Н.Карнаухова. 
Тюмень: НИИПЭ, 2004. С. 160–181. Источник: http://www.ethicscenter.ru/ed/apr.html
10 - Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Профессиональная этика: социологические ракурсы.
11 - Более развернуто о профессиональной морали пишет исследователь журналистской этики, проф. Г.В. Лазутина: «Профессиональная мораль рождается в рамках конкретной деятельности, образуя одну из сторон способа этой деятельности, ее «моральное измерение». Функция ее – обеспечить такое поведение членов профессиональной группы, при котором данная деятельность ведет к наилучшим результатам, оправдывая свое общественное предназначение и реализуя гуманистический смысл профессии. Поэтому профессиональная мораль непосредственно включена в процесс деятельности каждого члена трудовой группы, ориентируя его конкретные личностные проявления в ходе технологических операций через моральный выбор на выработанные стандарты поведения. <…> Она [профессиональная мораль – прим. О.М.] регламентирует поведение в процессе труда субъекта конкретной деятельности на основе представлений, сложившихся в профессиональном сознании конкретной группы. Тот факт, что эти представления могут основываться на постулатах нравственности, не отменяет их особого наполнения, особого значения в условиях, характерных для той или иной профессии». Цит. по: Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. – М.: Аспект Пресс, 2011. С. 39.
12 - Авраамов Д.С. Указ. соч. С. 6-7.
13 - Бакштановский В.И. Бремя и счастье моральной ответственности журналиста // Coциальная ответственность журналиста: опыт современного прочтения проблемы. В 2-х частях. Ч. 1. Межпрофессиональная экспертиза концепта и контекста. – М.: Стратегия, 2003. С. 98.
14 - Там же. С. 5.
15 - Там же. С. 19.
16 - Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Профессиональная этика: социологические ракурсы.
17 - Авраамов Д. С. Указ. соч. С. 48.

18 - Там же.
19 - Бакштановский В.И. Бремя и счастье моральной ответственности журналиста. С. 98.
20 - «Медиакритикой именуется новая, быстро развивающаяся область современной журналистики, осуществляющая критическое познание и оценку социально значимых, актуальных культурно-творческих, профессионально-этических, правовых, экономических и технологических аспектов информационного производства в средствах массовой информации с акцентом на творческую сторону создания медийного содержания. <…> Медиакритика может участвовать в пересмотре, трансформации, обновлении устоявшихся критериев нормы, этанлонности, результатом чего может быть социальная переоценка усилий и достижений как создателей медиасодержания, так и деятельности СМИ. В современных условиях, когда наука зачастую не поспевает за переменами в медийной сфере, именно медиакритика с ее нацеленностью на оперативное познание и оценку актуальных вопросов социального функционирования средств массовой информации обеспечивает осмысление новых явлений и тенденций, отделяя «зерна от плевел», помогая сориентироваться в нынешнем противоречивом развитии не только массовой аудитории, но и профессионалам печатной и электронной прессы». Цит. по: Короченский А.П. Регулятивная роль медиакритики // Саморегулирование журналистского сообщества. Опыт. Проблемы. Перспективы становления в России. – М.: Галерия, 2004. С. 210-211.
21 - Короченский А.П. Регулятивная роль медиакритики. С. 216.
22 - Подтверждение нашим выводам мы находим в трудах д. и. н. А. А. Сванидзе, который указывает, что социально-экономической основой появления профессиональных правил поведения стала «борьба мелкого самостоятельного товаропроизводителя за рынок, чему служили монопольные устремления цеха и необходимая для этого качественность труда, стремление к социальной избранности, замкнутости и корпоративной защите». Но несмотря на прагматичность предпосылок, как далее замечает исследователь, «политика цеха отражала и закрепляла также большую трудовую ответственность и вообще высокую трудовую мораль данной среды, воспитывала уважение к труду и статусу основного работника». Цит. по: Сванидзе А.А. Наемный труд и трудовая этика в ремесленных цехах Швеции: уставные принципы // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 2. Жизнь города и деятельность горожан. – М.: Наука, 1999. С. 173.

 

 

 

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ