Представлен перевод открытого письма главного редактора норвежской газеты Aftenposten к создателю Facebook

 Право редактора VS правила Facebook, или История с удалением канонического военного фото

Общественная коллегия по жалобам на прессу представляет полный перевод открытого письма главного редактора норвежской газеты Aftenposten Эспена Эджила Хансена к создателю социальной сети Facebook Марку Цукербергу.

Письмо было написано после удаления из профиля одного известного писателя и самой газеты канонической фотографии времен Вьетнамской войны "Напалмовая девочка". Изображение было удалено по признакам  сходства с порнографией, так как в его центре изображена обнаженная девочка, убегающая от бомб.

Такой тривиальный подход со стороны социальной сети к оценке фотографий, не проводящий разницы между детской порнографией и знаменитыми военными фотографиями, и последовавшее письмо редактора Aftenposten вызвали серьезный общественный резонанс.

Резкая критика со стороны общественности и премьер-министра Норвегии в последствии побудила Facebook отметить решение об удалении снимка и заявить, что они "пересмотрели принципы применения стандартов сообщества в данном случае" и признали "глобальное значение этого образа в документировании определенного исторического момента".

 

Уважаемый Марк. Пишу вам, чтобы сообщить, что не собираюсь выполнять ваше требование об удалении этой фотографии.

Эспен Эджил Хансен, Главный редактор

09.СЕНТЯБРЯ 2016 ГОДА

Уважаемый Марк Цукерберг,

Я подписываюсь на вас на Facebook, но вы меня не знаете. Я главный редактор норвежской ежедневной газеты Aftenposten. Пишу это письмо, чтобы сообщить вам, что не собираюсь выполнять ваше требование об удалении документальной фотографии, сделанной Ником Утом во время вьетнамской войны. Ни сегодня, ни в будущем.

Требование об удалении фотографии поступило в виде электронного сообщения из офиса Facebook в Гамбурге в среду утром. Меньше, чем через 24 часа после его отправки, и ещё до того, как у меня была возможность вам ответить, вы вмешались и удалили статью, а заодно и фотографии со страницы Aftenposten в Facebook.

Честно говоря, у меня нет особых иллюзий на счёт того, что вы прочтёте это письмо. Причина, по которой я всё же его пишу, заключается в том, что я расстроен, разочарован и даже напуган тем, что вы собираетесь сделать с основами демократического общества.

Немного предыстории. Несколько недель назад норвежский автор Том Эгеланд опубликовал в Facebook заметку о фотографиях, которые изменили военную историю. Вы удалили фотографию обнажённой Ким Фук, убегающей от напалмовых бомб – одну из самых известных в мире военных фотографий.

Тогда Том связался с Ким Фук, и она раскритиковала Facebook за запрет её фотографии. В ответ Facebook заблокировал Тома, лишив его возможности публиковать новые заметки.

Слушайте, Марк, это серьёзно. Сначала вы создаёте правила, не проводящие различия между детской порнографией и знаменитыми военными фотографиями. Затем применяете эти правила, не оставляя места для разумной оценки. Наконец, вы подвергаете цензуре критику вашего решения и наказываете человека, который посмел эту критику озвучить.

Facebook приносит радость и пользу всему миру, в том числе и мне, на самых разных уровнях. Я, например, поддерживаю связь со своими братьями через закрытую группу, посвящённую, в основном, нашему 89-летнему отцу. Там мы делимся повседневными радостями и проблемами.

Facebook стал ведущей в мире платформой распространения информации, форумом для дебатов и социальных контактов между людьми. Вы достигли этого положения, потому что его заслуживаете.

Но, уважаемый Марк, вы также стали самым влиятельным в мире редактором. Даже такому крупному игроку, как Aftenposten, трудно обойтись без Facebook. Да мы и не особо хотим без вас обходиться, потому что вы предлагаете отличный канал для распространения нашего контента. Мы хотим, чтобы наша журналистика была широко доступна.

И всё же, хотя я являюсь редактором самой крупной газеты в Норвегии, я должен признать, что вы ограничиваете мои полномочия по реализации редакционной ответственности. Именно этим вы и ваши подчинённые занимаетесь в данном случае. Я считаю, что вы злоупотребляете своей властью, и мне трудно поверить, что вы тщательно все это продумали.

Позвольте вернуться к упомянутой фотографии Ника Ута. Фотография убегающей от напалма девочки – бесспорно одна из самых канонических документальных фотографий с Вьетнамской войны. Медиа играли решающую роль в освещении событий того времени, готовя военные репортажи, которые ответственные за них люди были готовы публиковать. Это изменило отношение общества, что сыграло важную роль в прекращении войны. Медиа способствовали более открытым, более острым дебатам. Именно так должна функционировать демократия.

Свободные независимые медиа выполняют важную задачу донесения информации, в том числе в виде фотографий, которые иногда могут быть неприятными, и которые правящая элита и, возможно, даже обычные граждане могут не хотеть видеть или слышать, но которая именно поэтому так важна.

Как писал в предисловии к повести «Скотный двор» британец Джордж Оруэлл, «Свобода - это право говорить людям то, чего они не хотят слышать».

Медиа отвечают за то, чтобы в абсолютно каждом случае рассматривать уместность публикации. Это может быть очень тяжёлым бременем. Каждый редактор должен взвешивать все «за» и «против». Эти право и обязанность, которыми наделены все редакторы мира, не должны подрываться алгоритмами, составленными в вашем калифорнийском офисе.

Марк, пожалуйста, попробуйте представить себе, что в мире может начаться новая война, где дети станут жертвами бочковых бомб и паралитического газа. Станете ли вы вновь пресекать документацию зверств, только потому что крохотное меньшинство может быть оскорблено изображениями обнажённых детей, или потому, что какой-то педофил где-то вдруг станет рассматривать это как порнографию?

В заявлении Facebook о своей миссии говорится, что ваша цель – «сделать мир более открытым и связанным». В действительности, вы делаете это исключительно поверхностно. Если вы не сможете проводить различие между детской порнографией и документальными фотографиями войны, то просто будете поощрять тупость и не достигнете цели сближения людей.

Полагать, что можно создавать универсальные глобальные правила в отношении того, что можно и нельзя публиковать – пускать пыль людям в глаза. Прошедшее десятилетие показало, насколько непредсказуемые и разрушительные вещи могут происходить, если не учитывать контекст.

Скандал вокруг карикатур с изображением Мухаммеда, разгоревшийся в конце 2005 года и по-прежнему вызывающий горячие споры, имел непредсказуемые последствия просто потому, что контекст и изначальная мотивация для их публикации были проигнорированы. Рисунки вставлялись в совершенно иные контексты, подвергались цензуре и осуждались, исходя из неких всеобщих религиозных правил. Это спровоцировало крупные демонстрации, насилие и убийства – а также подставило под реальную угрозу свободу слова. Некоторые из причастных к этой истории лиц до сих пор живут под полицейской защитой.

Facebook обрёл глобальные масштабы уже после того, как этот скандал пошёл на спад. Что бы вы сделали, Марк? Запретили бы публиковать рисунки Мухаммеда? Если да, то Facebook стереотипным образом встал бы на сторону религиозных экстремистов, выступив против свободы слова. Вы отменили бы решение конкретного редактора. Те из нас, кто был в центре событий того времени, должны были каждый день взвешивать «за» и «против», принимая решения, исходя из окружающей нас реальности.

Эта реальность была – и остаётся – совершенно разной в Осло и Карачи.

Скандал по поводу карикатур демонстрирует, насколько невозможно и нелогично пытаться жить с универсальными правилами публикации в мульти-религиозные, мульти-культурные и мульти-всё-остальное времена. Практика людей кардинально отличается в зависимости от их географических, политических, социальных и экономических условий.

Меньшее, что Facebook мог бы сделать, чтобы найти гармонию с нынешним временем, это ввести географически дифференцированные правила для публикаций. Более того, следовало бы проводить различие между редакторами и прочими пользователями Facebook. Редактора не могут работать в условиях, когда вы, Марк, выступаете в качестве супер-редактора.

Но даже эти меры только смягчат проблемы. Если цели Facebook не ограничиваются тем, чтобы стать как можно больше и заработать максимальное количество денег – а я всё ещё убеждён, что не ограничиваются – вам следует серьёзно переосмыслить то, как вы функционируете.

Вы очень милый канал для тех, кто хочет делиться музыкальными клипами, фотографиями с семейных обедов и другим опытом. На этом уровне вы действительно сближаете людей. Но если вы хотите способствовать большему взаимопониманию между людьми, вы должны предоставлять им больше свободы во всём спектре форм культурного самовыражения и в обсуждении важных вопросов.

Кроме того, вы должны быть более доступны. Сегодня, если вообще получается связаться с представителем Facebook, максимум, на что можно рассчитывать, это короткие, формалистические ответы с заученными ссылками на универсальные правила и положения. Если кто-то осмеливается поставить правила Facebook под сомнение, то сталкивается – как вы видели – с цензурой. А если кто-то хочет выразить протест против цензуры, его наказывают, как Тома Эгеленда.

Я мог бы продолжать, Марк, но закончу на этом. Я написал вам это письмо, потому что меня беспокоит то, что самое важное медиа мира ограничивает свободу вместо того, чтобы её расширять, и что иногда это ограничение принимает авторитарный характер. Но я также пишу вам – и надеюсь, что вы это поймёте – потому что позитивно оцениваю те возможности, которые открыл Facebook. Надеюсь только, что вы будете реализовывать их лучшим способом.

С уважением, Эспен Эджил Хансен Главный редактор и генеральный директор Aftenposten

PS. Прилагаю комментарий 73-летнего карикатуриста Aftenposten Инге Гродума по поводу цензуры, практикуемой Facebook. Что говорит алгоритм? Он что, внутри?

Оригинал: www.aftenposten.no

 

 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов