Репортаж "Москвы 24" о создании в столице площадок для собак Коллегия оценила как непрофессиональный, недостоверный в деталях и дезинформирующий

Жалоба рассматривалась на заседании 14 ноября в Центральном доме журналиста. В состав ad-hoc коллегии вошли председательствующий на заседании Юрий Казаков, члены Палаты медиа-сообщества Александр Копейка и Виталий Абрамов и члены Палаты медиа-аудитории Сергей Есин и Александр Шершуков.

В результате рассмотрения всех обстоятельств спора члены Коллегии пришли к следующим выводам:

(Извлечение из полного текста решения)
...

5. Не получив возможности задать представителям телеканала «Москва-24» свои вопросы и получить на них содержательные ответы, Коллегия оценивает сюжет, ставший предметом информационного спора, как заведомо непрофессиональный, недостоверный в деталях и фактически дезинформирующий зрителя по такой социально значимой теме, как правила выгула собак в г. Москве. И по этой причине не просто затратный для репутации вещателя, но содержащий элемент реальной общественной опасности.

6. Коллегия находит PR-линию, выстраиваемую с помощью журналиста представителями местной власти, допустимой для власти (как форму подотчётности или её заменитель), затратной, хотя и неизбежной для бюджетного городского телеканала, заинтересованного в облегченном доступе к властным источникам местных новостей, но при этом определенно расходящейся с устоявшимися представлениями о профессиональной этике журналиста и не отвечающей традициям и подходам новостной, тем более - «проблемной» телевизионной журналистики.

6.1. Коллегия обращает внимание на то, что А. Королёв, предоставляя (трижды за сюжет) слово первому заместителю главы управы конкретного московского района, выводя на экран инфографику и комментарии к ней, свидетельствующую о росте числа дрессировочных площадок и площадок для выгула собак в городе, фактически «отключает» при этом обязательные для журналистской профессии контрольную и критическую функции. Приводя официальные данные как свидетельство серьезных достижений власти и не используя возможности задать её представителю вопросы о том, например, какова реальная потребность столицы в площадках одного и другого типов, или же: какова сравнительная статистика по зарубежным городам, сходным с Москвой по численности населения? - журналист по факту становится проводником и участником PR-компании: с неизбежным перенесением на своё средство массовой информации моральной ответственности за позицию, политику, результаты работы институтов, со СМИ и журналистикой никаким образом не связанных, но как бы выпадающих в силу его позиции из сферы контроля (от имени общества и по его доверенности) прессы.

6.2. Коллегия обращает внимание на предположение заявителя о том, что из комментариев депутата Мосгордумы (также три «блоковых» вывода в эфир) выпали очевидные логические фрагменты, - что, собственно, и дает основание для постановки вопросов о том, знакома ли депутат с документом «Временные правила содержания собак и кошек в г. Москве (с изменениями от 7 октября 2008 г.», и, если знакома, то почему воспроизводит его положения (с телеэкрана) в логике совсем другого «героя» сюжета и жалобы. (Для сравнения: «Вы должны одеть намордник на свою собаку, надеть поводок… Если Вы этого не сделаете, то наказание – 1-2 тысячи рублей», - депутат. «Должен быть намордник при выгуле собаки, и собака должна содержаться на ошейнике», - Г. Осовицкий; обращение к хозяйке лабрадора.)

6.3. Не имея возможности уточнить ситуацию с исходными записями сказанного на камеру, Коллегия обращает внимание на то, что ни один вопрос, связанный именно с правилами содержания собак в Москве, журналистом депутату (в сюжете, по крайней мере) не задавался. Анализ трех фрагментов включения её в сюжетную ткань позволяет говорить о том, что как «нарезка» из высказываний председателя Комиссии по экологической политике Мосгордумы, так и имя депутата были использованы сугубо инструментально, иллюстративно, манипулятивно: для «авторитетного» (именно властного, как достоверного, но еще и директивного по характеру) подтверждения той позиции, которая наиболее полно выражена в сюжете г-ном Осовицким. И это притом, что одна из трёх реплик г-жи Степаненко выражала отношение к догхантерам и догхантерству как к социальному злу, угрозе обществу и среде его обитания.

7. Коллегия полагает несовместимым с добрым именем журналиста и с репутацией уважающего себя телеканала привлечение в эфир в качестве одного из «профильных» экспертов и контролера за соблюдением общественного порядка персоны, устойчиво ассоциируемой в медийной среде, в том числе, с понятием «догхантерство» и «догхантер». Человек, публично предъявляющий в сюжете личную готовность убить собаку (пусть даже применительно к конкретной ситуации, в прошедшем времени и в сослагательном наклонении, - переходящем, впрочем, в определенное, лишенное временных ограничений признание: «В конце концов я могу и ножом зарезать»), должен, по мнению Коллегии, рассматриваться журналистом и редактором только и исключительно как социальное зло, носитель идеи насилия. Как прямая (пусть и латентная) угроза жизни и здоровью животных, для миллионов и миллионов людей, безусловно, ассоциируемых с домом, семьёй, особым родом личных, взаимно доверительных отношений.

7.1. Коллегия находит, что привлечением г-на Осовицкого в эфир в качестве человека с правом личного голоса, да еще и своего рода общественного «контролёра», присматривающего за поведением владельцев собак, подающего морально окрашенные реплики и дающего публичные уроки «правильного», социально ответственного поведения собаководам, сведена на нет значимая реплика той же г-жи Степаненко об угрозе, которую догхантеры представляют и для человека, в том числе.

7.2. Коллегия выражает обеспокоенность тем, что «образ» догхантера в сюжете не просто недопустимо смягчён (рассказом о нападении ротвейлера на его дочь, привнесением в сюжет сильной поведенческой мотивации, как бы объясняющей поводы и причины противозаконных действий какой-то части догхантеров), но наделен своеобразной «социализирующей» функцией. По замечанию одного из членов Коллегии, вырабатывавшей настоящее решение, в сюжете, по большому счету, присутствуют всего-то две формы разрешения проблем, о которых пытался сказать, объединяя заведомо не объединяемое, журналист: площадки – и догхантер.

7.3. Коллегия обращает внимание на то, что приём, которым достигнута подобная подстановка, прост и манипулятивен в основе: собака, живущая в доме, в семье, по сути, приравнена сюжетом к бродячей; бродячая же собака априори рассматривается (так выстроен сюжет) угрозой, с которой обществу и гражданину нужно бороться, чтобы не оказаться жертвой.

....

Полный текст решения Коллегии, видеозапись репортажа телеканала и другие сопроводительные материалы представлены на странице жалобы на нашем сайте.

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов