Стоит ли журналистам использовать слова "секта" и "сектанты" в масс-медиа? Исследование гильдии экспертов по религии и праву

Вопрос религии – достаточно деликатный, особенно, когда дело касается его освещения в средствах массовой информации во избежание оскорбления чувств верующих и разжигания межрелигиозной розни и вражды. Стоит помнить, что помимо традиционных конфессий существуют и новые религиозные объединения и движения, по отношению к которым также могут применяться нормы этики, морали и даже права. К подобным объединениям можно причислить, например, Саентологическую церковь, жалобы от представителей которой уже не раз рассматривались Коллегией.

Часто журналисты не разбираются в религиозном многообразии России, в разных направлениях, в том, как живут верующие в разных общинах, во что и как они верят.

Недавно сетевое издание «Религия и право» опубликовало экспертное исследование по одной из проблем в освещении религиозных тематик – употребления понятий «секта» и «сектант» в отношении верующих и их объединений.

Само слово «секта» имеет греческие корни и изначально не имело отрицательной коннотации, означало оно «школа», «учение». Однако уже в словаре Даля (19 век) можно найти иное значение, а именно: братство, согласие, толк, раскол или ересь. То есть, во втором варианте слово определенно имеет негативный оттенок, поэтому многие люди воспринимают его соответствующе.

По данным опроса Левада-Центра, у 40.2% опрошенных (всего в опросе участвовало 1602 человека) слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у них с мошенничеством, 31% сказали, что слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у них с безумием и гипнозом. Были проведены и другие опросы, результаты которых также говорят о негативном отношении людей к словам «секта» и «сектант» и даже страхе и ненависти в некоторых случаях. Интересно, что по результатам опроса того же Левада-Центра, только 13 % опрошенных признались в том, что эти негативные образы и ассоциации созданы средствами массовой информации, хотя, очевидно, что абсолютное большинство подобных характеристик заимствованы из прессы и телевидения. В рамках столь враждебной атмосферы лишь 7 % считают, что употребление этих понятий неприемлемо.

В исследовании приводятся комментарии ученых и экспертов. Например, Екатерина Элбакян, религиовед, доктор философских наук, профессор кафедры социологии и управления социальными процессами Академии труда и социальных отношений, эксперт в сфере государственно-конфессиональных отношений говорит: «Мое восприятие как гражданина, живущего в стране, где преследуются религиозные меньшинства, именуемые сектами, исключительно негативное. Считаю, что жонглирование данным термином, вне контекста типологизации религиозных организации, всегда несет в себе негативный смысл, является уничижительным для верующих и зачастую используется в отношении организаций, не являющихся, с точки зрения религиоведения, сектами, не отвечающими признакам секты. Население, власть и общество, находящееся под влиянием непрофессиональных СМИ, воспринимают секту и сектантов однозначно негативно».

Очевидно, что употребление этих слов в средствах массовой информации влечет за собой враждебное отношение не только к самим понятиям, но и к людям/организациям, по отношению к которым они используются. Поэтому издание «Религия и право» советует воздержаться от использования слов «секта» и «сектант» в СМИ.

В законодательстве России и стран СНГ понятия «секта» не существует вовсе, но в виду сложившего представления, его употребление может оскорбить чувства верующих. В тексте исследования говорится также и о том, что Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ и Большое жюри Союза журналистов РФ не раз отмечали, что неоправданное использование данного термина в отношении конкретной религиозной организации противоречит нормам морали и этики (Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации № 4 (138) от 12 февраля 1998 г., Решение Общественной коллегии по жалобам на прессу от 27 ноября 2006 г., Решение Большого жюри Союза журналистов России от 18 ноября 2004 г. № 42).

Коллегия по жалобам на прессу несколько раз сталкивалась с жалобами от представителей Саентологической Церкви Москвы и Санкт-Петербурга. В числе прочих нарушений этики Коллегия также отмечала и использование понятий «секта» в отношении данного религиозного движения. В одном из своих Решений («О жалобе НО НП «Центр Управления Деятельностью по распространению Дианетики и Саентологии» на сюжет «Хаббард вместо азбуки: саентологи «учат» детей с полутора лет», вышедший в эфир в программе «Вести-Москва. Неделя в городе» (телеканал «Россия 1») 24.11.2013 г.») она написала:

«Коллегия не считает себя достаточно компетентной для того, чтобы устанавливать собственные признаки понятия «секта», вокруг и по поводу которого ведутся давние споры. Коллегия, вместе с тем, полагает уместным привести здесь примечание редакции к Х главе известного специалистам сборника «Свобода религии и убеждений: основные принципы (философия, законодательство, защита свободы совести)», изданного в России в 2012 г. «Гильдией экспертов по религии и праву». Вот выдержки из примечания к написанной Эйлин Бейкер главе «Почему культы? Новые религиозные движения и свобода религии и убеждений»: «Термин “секта” и производные от него термины имеют, как правило, презрительный и уничижительный оттенок и употребляются обычно в бытовой, а иногда и политической полемике, в рамках журналистских публикаций, в том числе, специально создающих устрашающий образ “сект”, рода дискриминации». Коллегия полагает приведённое высказывание достаточным для самоопредления профессионала в вопросе о том, употреблять или нет понятие «секта» в журналистской публикации.» 

На основании всех проведенных опросов и мнений ученых и экспертов, в исследовании делаются выводы о понятиях «секта» и «сектант» и их использовании в средствах массовой информации. В частности, вновь говорится о явно негативном оттенке этих слов, чаще всего они ассоциируются с чем-то аморальным и преступным, используются для создания отрицательного и отталкивающего образа того или иного объединения граждан или организации. Также делаются выводы о том, что употребление понятий «секта» и «сектанты» в масс-медиа, в публичном пространстве, вне научного контекста, применительно к существующим религиозным объединениям является разжиганием межрелигиозной вражды, поводом для агрессии и разрушения гражданского мира и согласия в обществе. По оценке религиоведческого сообщества, правоведов, социологов, историков и лингвистов употребление слов «секта» и «сектанты», как правило, сопряжено с клеветой и унижением чести и достоинства, поскольку оценочно«сектантами» с соответствующей отрицательной коннотацией называют законопослушных граждан и существующие согласно законодательству РФ религиозные группы и религиозные организации.

Сектофобия как явление, выраженное в употреблении понятий «секта» и «сектанты» по отношению к законопослушным верующим и зарегистрированным религиозным объединением, является явным нарушением свободы совести и вероисповедания в России.


 

ЦЕНТР ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОБЛЕМ РЕЛИГИИ И ОБЩЕСТВА ИЕ РАН

ГИЛЬДИЯ ЭКСПЕРТОВ ПО РЕЛИГИИ И ПРАВУ

г. Москва                                                                                                   9 января  2017 г.

 

РЕЛИГИОВЕДЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Данные о специалисте:

Религиоведческое исследование специалиста

Исследование проведено Лункиным Романом Николаевичем, имеющим высшее образование (диплом об окончании исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова № ABC 0076275 от 20.06.1998), ученую степень – кандидата философских наук (диплом KT № 167756 от 25.11.2005), специальность 09.00.13 «Религиоведение, философская антропология, философия культуры». Автор и соавтор более 200 научных публикаций по религиоведению и социологии религии, в том числе по исследуемой тематике – современной религиозной жизни, социальной работе религиозных объединений, межконфессиональным отношениям, государственно-церковным отношениям в современной России, новым религиозным движениям. Общий стаж научно-исследовательской и преподавательской работы 15 лет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ, МЕТОДЫ АНАЛИЗА, ИСТОЧНИКИ

На исследование были представлены следующие материалы:

Объектом исследования являются итоги комплексного социологического опроса, проведенного весной-летом 2016 года и посвященного реакции российского общества на повсеместное употребление понятий «секта» и «сектанты» в средствах массовой информации и в целом в публичном пространстве. Результаты исследования включают в себя: опрос АНО «Левада-центр» (Опрос по репрезентативной выборке населения России, 1602 человека в возрасте 18 лет и старше, проведен весной 2016 года), экспертный опрос ведущих российских ученых-религиоведов и социологов, интернет-опрос на заданную тематику, проведенный порталом «Религия и право» среди интернет-аудитории.

ПЕРЕД СПЕЦИАЛИСТАМИ БЫЛИ ПОСТАВЛЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ВОПРОСЫ:

1.Как можно оценить употребление понятий «секта» и «сектанты» с научной точки зрения (религиоведения, социологии), и как это отражено в исследовании?

2.Какое воздействие на общественное мнение, на отдельных граждан, на общество в целом, оказывает употребление понятий «секта» или «сектанты» в публичном пространстве (в основном, в масс-медиа) по отношению к каким-либо религиозным объединениям?

Использованные материалы, источники, методы анализа:

При производстве заключения были использованы методы социологического и религиоведческого  анализа, общепринятые в рамках светской науки, как отечественной, так и зарубежной. Методология позволяет рассмотреть религиозное направление, религиозное мировоззрение в соответствующем социальном контексте в рамках светской научной парадигмы, как систему взглядов и социальный феномен.

ИССЛЕДОВАНИЕ: 

1.Как можно оценить определение и употребление понятий «секта» и «сектанты» с научной точки зрения (религиоведения, социологии), и нашло ли это отражение в экспертно опросе исследователей-специалистов в области религиоведения и социологии? 

Понятия «секта», «сектантство» и «сектанты» не имеют четкого научного определения, которое бы жестко обозначало содержание и смысл этих понятий и было бы общепринятым в светской науке. Однако в социологических, философских, религиоведческих исследованиях применяется термин «секта» в научном контексте, как правило, для обозначения небольшого недавно возникшего движения или группы, отколовшейся от более масштабного движения или организации.

Поскольку эти понятия не имеют жесткого научного определения, то они отсутствуют как в международном, так и в российском законодательстве и в законодательстве стран СНГ. По этой же причине они не называются и не раскрываются в фундаментальном светском научном словаре «Христианство», изданном под общей редакцией известного религиоведа академика РАН Л.Н. Митрохина в 1994 году. Абсолютное большинство отечественных религиоведов использует лингвистически нейтральные термины, которые определены в законодательстве, — «религиозное объединение», «религиозная организация», «религиозная группа», либо «новое религиозное движение», «культ».

Термин «секта» и производные от него термины имеют, как правило, презрительный и уничижительный оттенок и употребляются обычно в бытовой, а иногда в политической полемике.

В законодательстве стран СНГ также не существует такого понятия как «секта». В то же время данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет, безусловно, негативную смысловую нагрузку, а его употребление может оскорбить чувства верующих. Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ и Большое жюри Союза журналистов РФ не раз отмечали, что неоправданное использование данного термина в отношении конкретной религиозной организации противоречит нормам морали и этики (Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации № 4 (138) от 12 февраля 1998 г., Решение общественной коллегии по жалобам на прессу от 27 ноября 2006 г., Решение Большого жюри Союза журналистов России от 18 ноября 2004 г. № 42).

Также  следует относиться и к терминам «тоталитарный культ», «тоталитарная секта». Так, по мнению член-корреспондента РАН, профессора МГУ и главного редактора журнала «Филологические науки» А.А. Николаева, изначально слово «секта» имело отрицательную коннотацию, в том числе по отношению к религиозным движениям, религиозным меньшинствам. В связи с этим понятие «секта», «сектант» может восприниматься как оскорбительное членами религиозных организаций. В официальной лексике предпочтительно и правильно употреблять понятие «религиозная организация», «религиозное объединение» и «член религиозной организации» как имеющее нейтральное смысловое значение (Николаев А.А. О понятии «секта» // «Религия и право», 1999. № 2. С. 23).

На основании практики исследования медийного пространства и жалоб различных объединений на СМИ понятие «секта» и производные от него слова создают негативную смысловую нагрузку, его употребление по отношению к конкретной религиозной организации автоматически порождает целый ряд негативных ассоциаций в восприятии религиозного учения, богослужения, здоровья и профессиональных навыков членов данной религиозной организации.

Как показывает практика, употребление понятия «секта» создает впечатление о неполноценности самой религиозной организации, уничижает ее по сравнению с остальными религиозными организациями, навыками и здоровьем членов других религиозных организаций, которых не называют «сектами».

В восприятии религиозной организации, ее богослужебных и миссионерских особенностей сразу возникает целый ряд мифов, не подкрепленных фактами и не связанных с реальным вероучением и практикой конкретной религиозной организации. Само распространение сведений о том, что данная религиозная организация является «сектой» порождает образ неполноценного сообщества людей, куда привлечены психически неполноценные граждане. Исходя из того, что «секта» подразумевает автоматически «преступное», «асоциальное» учение и «преступные» способы привлечения  («заманивания») последователей, уничижаются сами граждане, члены данной религиозной организации.

Поскольку негативная смысловая нагрузка, связанная с употреблением слова «секта» и производных от него слов, создает представление о психической и религиозной неполноценности, профессиональной несостоятельности и ущербности граждан, последователей конкретной религиозной организации, то она формирует представление о религиозном превосходстве иных религий над данной религиозной организацией.

Чаще всего, это выражается в противопоставлении религиозной организации «традиционным религиям», что также ведет к разжиганию межрелигиозной розни вражды.

Создание негативного образа и уничижение какой-либо общины перед другими религиозными организациями происходит без указания на то, что это законопослушное религиозное объединение, вероучение, богословие и практика которой соответствует законодательству РФ и тому или иному религиозному направлению, имеющему мировое распространение и признанного в странах СНГ и во всем мире. Вместо этого создается впечатление о том, что иные религии, помимо объединения, называемое «сектой», обладают превосходством, и по крайней мере данная конкретная религиозная организация, как «секта» подозрительна и опасна для общества. В результате употребления понятия «секта» и производных от него общество и граждане настраиваются против самой религиозной организации и ее членов, уничижают верующих данной религиозной организации. То есть пропагандируется религиозное превосходство над данной религиозной организацией. Данные выводы также основаны на экспертном опросе религиоведов, философов, культурологов, историков и социологов. 

В апреле-мае 2016 года на эту же тему был проведен опрос, в котором приняли участие несколько десятков специалистов в области религии. Большинство ученых, которые ответили на вопросы в рамках экспертного опроса портала «Религия и право», заявили, что в настоящее время использование понятий «секта» и «сектанты» в масс-медиа неприемлемо. Однако часть исследователей отметила, что отношение Русской Православной церкви к данному термину вряд ли изменится. Среди утверждений, предложенных на выбор, большая часть опрошенных выбрала следующее: «Слова «секта» и «сектанты» являются оскорбительными определениями для верующих нетрадиционных религий и их употребление неприемлемо». Наряду с этим, значительная часть ученых, принявших участие в опросе, отметило также утверждение: «Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с обычными религиозными объединениями и законопослушными гражданами». 

Экспертные мнения ученых по поводу употребления понятий «секта» и «сектанты» (опубликованы на портале «Религия и право», www.sclj.ru) в рамках экспертного опроса. Вот наиболее характерные мнения ведущих ученых. 

Александр Залужный, профессор Кафедры национальной безопасности факультета национальной безопасности РАНХиГС: 

«Слово «секта» - греческого происхождения. Означает "школа", "учение" и никакого отрицательного смысла оно изначально не имело. В словаре Даля находим уже несколько иное значение, а именно: братство, принявшее свое, отдельное учение о вере; согласие, толк, раскол или ересь. То есть, он во втором варианте уже вкладывает в это слово определенный отрицательный смысл. При этом полагает, что слово это французское. Понятие «секта» широко использовалось в атеистической литературе по отношению к протестантским объединениям, религиозным движениям российского и иного происхождения. 

Поскольку в обществе сложилось отрицательное и даже оскорбительное отношение к пониманию смысла этого слова, полагаю, что в профессиональном сообществе из уважения к свободе совести и свободе вероисповедания оно употребляться не должно». 

Оксана Куропаткина, кандидат культурологии, старший научный сотрудник Центра изучения и развития межкультурных отношений. Преподаватель Библейско-богословского института св. Андрея, Российской академии народного хозяйства и государственной службы: 

«Секта – религиозная община, исповедующая непривычные для населения взгляды и требующая резкого разрыва с привычным для человека миром. Влияют на общество и как очередной взрыв религиозного творчества, и как зеркало – в сектах и особенно в их восприятии отражаются самые глубинные страхи общества. Могут быть и асоциальными, и социальными – последнее происходит, когда секта переживает социальную адаптацию. Население в основном считает секты не религиозной, а обычной коммерческой мошеннической структурой, верующие – заблуждающимися маргиналами. Власть с подозрением смотрит на любые непривычные организованные группы и предпочитает их на всякий случай запретить». 

Екатерина Элбакян, религиовед, доктор философских наук, профессор кафедры социологии и управления социальными процессами Академии труда и социальных отношений, эксперт в сфере государственно-конфессиональных отношений: 

«Мое восприятие, как религиоведа, секта - это тип религиозной организации, а сектанты - сторонники этой организации - абсолютно без каких-то эмоций и негативных оценок. Мое восприятие как гражданина, живущего в стране, где преследуются религиозные меньшинства, именуемые сектами, исключительно негативное. Считаю, что жонглирование данным термином, вне контекста типологизации религиозных организации, всегда несет в себе негативный смысл, является уничижительным для верующих и зачастую используется в отношении организаций, не являющихся, с точки зрения религиоведения, сектами, не отвечающими признакам секты. Население, власть и общество, находящееся под влиянием непрофессиональных СМИ, воспринимают секту и сектантов однозначно негативно. 

Собственно, большинство из тех, кого именуют сектантами, социально весьма активны (а один из признаков секты, как известно, «уход от мира», то есть асоциальность)». 

Сергей Иваненко, религиовед, доктор философских наук: 

«В современных условиях сектой называют религиозную организацию, не имеющую достаточно прочных связей с элитой общества. Я не употребляю этот термин по отношению к современным сообществам, так как он имеет оскорбительный характер». 

Анатолий Лещинский, доктор философских наук, профессор Казанского федерального университета: 

«Восприятие упомянутых понятий и действий, выражающихся в них, зависит от многих факторов - пропаганды в негативистской коннотации, рецидивов асоциальности, влияния и понимания на индивидуальном уровне и т.д. Однако самое важное в деятельности последователей так называемых сект - нарушают они гражданский закон или нет. С этого надо начинать, их восприятие». 

Сергей Трофимов, кандидат социологических наук, заместитель декана социологического факультета МГУ: 

«В дихотомии Церковь-Секта (кстати, явно неполной) Э.Трёльчем и М.Вебером были выделены идеальные типы религиозных организаций. Реальные организации оказываются где-то между этими рамками. Но и рамки – отношение к миру, систему членства и система управления - не характеризуют однозначно социальности или асоциальности этих групп. Реальные примеры конкретных организаций – экуменических общин, братств, монастырей и т.д. – показывают, что нельзя пользоваться «в лоб» критерием Вебера-Трёльча для определения «секта-несекта». 

Идущее из глубины истории противопоставление секты традиционной религии оказывается неправомерным в современном обществе. Вместе с тем, возникает закономерный вопрос, все ли религиозные движения «безопасны» для здоровья, психики и материального благополучия индивидов. Примеры различного рода манипуляторов и мошенников стали привычны в прессе, но явно не отражают полноты истинного положения всего религиозного поля. 

Прескорбны излишне резкие действия административных органов, пытающихся «урегулировать религиозный вопрос» запретами, обысками или преследованиями «сект», однако это не разрешает самой социальной потребности, но переносит конфликт в глубоко духовные сферы и насыщает его интенсивностью. Верующие не потеряют своих убеждений, но даже укрепятся в них под действием преследований, к которым они готовы. 

Возникает вопрос очень подробного научного изучения всего многообразия религиозных организаций».

Сергей Лебедев, социолог, религиовед, профессор НИУ «Белгородский государственный университет»: 

«Секта воспринимается мной как специфический тип религиозного объединения, для которого характерны: преобладающая закрытость (искусственные барьеры на границах с внешним миром и высокий «порог» включения новых членов извне); высокая степень притязаний – комплекс исключительности (избранная часть человечества, «святые», «соль земли»); высокая степень вмешательства коллектива / лидеров в личный жизненный мир рядовых членов объединения; соответствующие психологические особенности вовлечённых в объединение людей (т.н. «сектантская психология»). 

Степень социальности – асоциальности секты и вовлечённых в неё лиц может варьироваться в довольно широких пределах: от сильной десоциализации в отношении «большого общества» до высокой степени социализированности в нём, с определёнными существенными ограничениями, вытекающими из учения и жизненных практик данного религиозного объединения; напротив, внутренняя (внутри объединения) социализированность вовлечённых лиц – сектантов стабильно очень высока. Представители «большого общества» в связи с этим испытывают в отношении секты закономерную напряжённость и недоверие, которые при соответствующих условиях легко перерастают в негативное отношение. Думаю, что до известной степени отношение к верующим в светском обществе определяется тем, насколько они воспринимаются в свете стереотипа «секты» или вне его. Если они достаточно активно и зримо проявляют свою религиозность, такой стереотип, как правило, «включается», даже когда соответствующее религиозное объединение не называется «сектой». 

В России сегодня бОльшая часть населения воспринимает понятия «секты» и «сектанты» негативно, различие этого восприятия только в степени и оттенках. То же самое можно сказать и об органах власти. Влияние стереотипов, берущих начало ещё в советской атеистической пропаганде (а возможно – и в дореволюционных официально-церковных установках) и активно используемых в современном дискурсе СМК (средств массовой коммуникаций) и неформальных коммуникациях, очень сильно, а в религиоведческих тонкостях мало кто может и желает разбираться». 

Таким образом, большинство ученых, специализирующихся на исследовании религиозной сферы и государственно-церковных отношений, отмечают, что вне научного контекста, в медийной среде, в СМИ, понятия «секта» и «сектанты» приобретают негативный оттенок, оскорбительный для верующих. 

2.Какое воздействие на общественное мнение, на отдельных граждан, на общество в целом, оказывает употребление понятий «секта» или «сектанты» в публичном пространстве (в основном, в масс-медиа) по отношению к каким-либо религиозным объединениям?

 

Для того, чтобы проанализировать восприятие гражданами понятий «секта» или «сектанты» в публичном пространстве и последствия употребления этих слов по  отношению к верующим и общинам обратимся к репрезентативному общероссийскому исследованию.

Всероссийский опрос Левада-Центра, проведенный в 2016 году, свидетельствует о том, что понятия «секта» и «сектанты» воспринимаются резко негативно в общественном сознании. Более того, они формируют враждебное отношение ко всем, к кому этот термин применяется. 

На первом месте среди характеристик сектантства респонденты поставили мошенничество (40%), второе и третье места (по 30%) поделили такие качества как безумие и создание преступного сообщества. Почти 12%, естественным образом, после такого рода ассоциаций ощущают ненависть и вражду, а почти 22% хотят исключить их из общества. Только 13 % признались в том, что эти образы и ассоциации созданы средствами массовой информации, хотя, очевидно, что абсолютное большинство подобных характеристик заимствованы из прессы и телевидения. В рамках столь враждебной атмосферы лишь 7 % считают, что употребление этих понятий неприемлемо. Тогда как 6% готовы, несмотря ни на что, называть «сектантами» неправославных христиан.

При этом, стоит отметить ряд интересных фактов:

11% предпринимателей считают, что неприемлемо употребление понятий «секта» и «сектанты». Предприниматели меньше всего выступают за запрет деятельности сект (15%).

Меньше всего за запрет деятельности сект и сектантов выступают в группе от 18 до 24 лет, люди с образованием ниже среднего и те, кто живет на селе.

Самый высокий уровень враждебности и ненависти по отношению к сектам и сектантам – в Москве (19%).

Самый высокий уровень враждебности и ненависти по отношению к сектам и сектантам – среди домохозяек и учащихся (18% и 17%).

Самый низкий уровень враждебности и ненависти по отношению к сектам и сектантам – среди предпринимателей (7 %)

Руководители чаще всего отмечают, что их образ сект сформирован, главным образом, телевидением и прессой (18%) 

Опрос по репрезентативной выборке населения России, 1602 человека в возрасте 18 лет и старше, проведен весной 2016 года Левада-Центром. 

Всего Число опрошенных 1602

1, КАКОЕ ИЗ СЛЕДУЮЩИХ СУЖДЕНИЙ БОЛЬШЕ ВСЕГО ВАМ ПОДХОДИТ?

1, Я считаю себя верующим 60,4

2, Я считаю себя колеблющимся 16,1

3, Я считаю себя неверующим 9,9

4, Я считаю себя атеистом 7,7

5, другое 0,3

9, затрудняюсь ответить 5,5

нет ответа: 0

2, ВЫБЕРИТЕ ИЗ ЭТОГО СПИСКА УТВЕРЖДЕНИЙ ВСЕ, С КОТОРЫМИ ВЫ СОГЛАСНЫ

1, Слова "секта" и "сектанты" являются оскорбительными определениями для верующих нетрадиционных религий и их употребление неприемлемо

6,8

2, Слова "секта" и "сектанты" употребляются православными в отношении неправославных христиан, а поэтому это приемлемо для всех

6,1

3, Слова "секта" и "сектанты" ассоциируются у меня с преступным сообществом

31

4, Слова "секта" и "сектанты" ассоциируются у меня с мошенничеством

40,2

5, Слова "секта" и "сектанты" ассоциируются у меня с безумием и гипнозом

31,1

6, Слова "секта" и "сектанты" вызывают у меня чувство ненависти и враждебности по отношению к тем, кого называют "сектой" и "сектантами"

11,6

7, Слова "секта" и "сектанты" ассоциируются у меня с их образами в телевизионных программах и публикациях в газетах и журналах

13,1

8, Считаю, что секты и сектанты не должны иметь права проповедовать свою веру, обучать последователей и собирать пожертвования на религиозные нужды

21,8

9, Слова "секта" и "сектанты" ассоциируются у меня с обычными религиозными объединениями и законопослушными гражданами

3,6

10, затрудняюсь ответить 10,1

Порталом «Религия и право» в мае-июне 2016 года был также проведен интернет-опрос «Образ сект и сектантства в России», где задавались такие же вопросы. В рамках опроса на портале и в социальных сетях приняло участие 900 респондентов, было получено 1558 ответов (каждый респондент мог выбрать несколько ответов). Большинство опрошенных проголосовали за утверждения о том, что понятия «секта» и «сектанты» являются неприемлемыми и оскорбительными. При этом, 14 % высказались за то, что «Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с обычными религиозными объединениями и законопослушными гражданами». Исходя из 29% ответов употребление понятия «секты» является не только оскорблением, но и прямым обвинением в противоправной деятельности – мошенничестве, гипнозе, создании преступного сообщества в целом. В целом более половины данных ответов 64% и более половины опрошенных резко отрицательно настроены в отношении понятий «секты» и «сектанты». У 4% опрошенных антисектантские кампании вызывают чувство ненависти и вражды, 3% готовы запретить «секты».

 

Образ сект и сектантства в России (интернет-опрос, май-июнь 2016 года)

35%

Слова «секта» и «сектанты» являются оскорбительными определениями для верующих нетрадиционных религий и их употребление неприемлемо

14%

Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с обычными религиозными объединениями и законопослушными гражданами

11%

Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с мошенничеством

11%

Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с безумием и гипнозом

8%

Слова «секта» и «сектанты» употребляются православными в отношении неправославных христиан, а поэтому это приемлемо для всех

7%

Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с преступным сообществом

6%

Слова «секта» и «сектанты» ассоциируются у меня с их образами в телевизионных программах и публикациях в газетах и журналах

4%

Слова «секта» и «сектанты» вызывают у меня чувство ненависти и враждебности по отношению к тем, кого называют «сектой» и «сектантами»

3%

«Секты» и «сектанты» не должны иметь права проповедовать свою веру, обучать последователей и собирать пожертвования на религиозные нужды

1%

затрудняюсь ответить

 

Комплексный социологический опрос (общероссийская выборка Левада-центра, экспертов, интернет-аудитории) выявил атмосферу страха и невежества, которую создает постоянное употребление слов «секта» и «сектанты» в СМИ по поводу и без повода. В массовом сознании, во-первых, отсутствует представление о том, кого считать «сектами», а кого нет. Сектантство стало именем нарицательным для преступной деятельности и какого-либо рода сумасшествия. Кроме того, готовность отнести к сектам всех подряд говорит о том, что обычный гражданин даже не знает, могут ли обладать правами другие христиане, кроме представителей Русской православной церкви, и другие религиозные объединения, кроме «традиционных религий». Лишь 3,6% в рамках опроса «Левада-Центра» считают, что «сектанты» - это обычные законопослушные граждане. На фоне общей враждебности и ненависти данная характеристика означает осознание частью граждан того, что во многих случаях СМИ целенаправленно очерняют именно законопослушных верующих и их объединения.

Анализ воздействия повсеместного употребления понятий «секта» и «сектанты» по отношению к верующим и отдельным религиозным объединениям стало символом нетерпимости. Практика антисектантских статей, кампаний в прессе, навешивания ярлыков разрушительна для мира и согласия в обществе и не учитывает религиозного многообразия, сложившегося в России. 

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ: 

1. На основании выводов экспертного опроса авторитетных ученых  можно сказать, что применение слова «секта» и «сектанты» по отношению к какой-либо организации или ее членам неизбежно порочит деловую репутацию организации, честь и достоинство отдельных граждан. Понятие «секта» носит негативный оттенок, ассоциируется с чем-то аморальным, «преступным», является, безусловно, уничижительным и унижающим по отношению, как к организации, так и  к личности. Производные от слова «секта» слова «сектант», «сектантство» и «сектантский» вызывают негативные ассоциации и используются для создания отрицательного и отталкивающего образа того или иного объединения граждан или организации, а также для того, чтобы скомпрометировать и бросить тень на деятельность религиозного объединения.

Применение негативных ассоциаций неизбежно ведет к неоправданному уничижению и оскорблению организаций и граждан, а в конечном счете и к возбуждению вражды и разжиганию розни по признаку идеологического превосходства, связанного с религиозным или каким-либо иным мировоззрением. По отношению к религиозной организации применение понятия «секта» вместе с недостоверными фактами, уничижающими любое религиозное объединение или движение, создающими образ антисоциальной, преступной организации, делают оценочные суждения обвинительными. На практике уничижительные высказывания ведут к провокациям, к акциям, сеющим межрелигиозную рознь. 

2. Всероссийский опрос Левада-Центра, проведенный в 2016 году, свидетельствует о том, что понятия «секта» и «сектанты» воспринимаются резко негативно в общественном сознании. Более того, они формируют враждебное отношение ко всем религиозным объединениям и гражданам, к кому этот термин применяется. Социологический, экспертный и интернет опросы показали, что употребление понятий «секта» и «сектанты» безлично и относительно к какому-либо религиозному объединению больше не может рассматриваться, как оценочное суждение. Употребление понятий «секта» и «сектанты» в масс-медиа, в целом в публичном пространстве, вне научного контекста, применительно к существующим религиозным объединениям является разжиганием межрелигиозной вражды, поводом для агрессии и разрушения гражданского мира и согласия в обществе. По оценке религиоведческого сообщества, правоведов, социологов, историков и лингвистов употребление слов «секта» и «сектанты», как правило, сопряжено с клеветой и унижением чести и достоинства, поскольку «оценочно» «сектантами» с соответствующей отрицательной коннотацией называют законопослушных граждан и существующие согласно законодательству РФ религиозные группы и религиозные организации. 

Сектофобия как явление, выраженная в употреблении понятий «секта» и «сектанты» по отношению к законопослушным верующим и  зарегистрированным религиозным объедиениям, является явным нарушением свободы совести и вероисповедания в России. 

Ведущий научный сотрудник Федерального

государственного бюджетного учреждения

науки Института Европы РАН, кандидат философских наук,

руководитель Центра по изучению проблем религии и общества

Института Европы РАН, президент Гильдии экспертов

по религии и праву                                                                                   Р. Н. Лункин

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов