Общественная коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по жалобе активистов челябинского общественного движения "Стоп-ГОК" на ведущего Владимира Соловьева и радиопрограмму "Полный контакт" на "Вести ФМ", выпуск под названием "У псевдоэкологов “уши торчат”". В эфире программы Соловьев назвал гражданских активистов "псевдоэкологи", "псевдошушера", "пробы ставить негде", "проплаченные". 

Коллегия получила более 130 жалоб челябинцев, оскорбленных словами радиоведущего, и выслушала доводы их представителей на заседании в Центральном доме журналиста 11 мая. Ad hoc коллегия работала в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества Ольги Кравцовой, Владимира Познера, Алексея Симонова, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Евгения Гонтмахера, Дмитрия Орешкина, Владимира Ряховского, Ильи Шаблинского. 

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобах Московца Василия Викторовича, Беловой Натальи Борисовны и ещё 177 жителей города Челябинска на выпуск «У псевдоэкологов “уши торчат”» (название на сайте - «Челябинск опасен для жизни») программы «Полный контакт» с Владимиром Соловьёвым». (Дата выхода выпуска в эфир – 21.03.2018 г.; адрес материала в интернете https://radiovesti.ru/brand/60948/episode/1728108/)

 

г. Москва, 11 мая 2018 г. № 182

 

На 182-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества Ольги Кравцовой, Владимира Познера, Алексея Симонова, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Евгения Гонтмахера, Дмитрия Орешкина, Владимира Ряховского, Ильи Шаблинского рассмотрела обращения Московца Василия Викторовича, Беловой Натальи Борисовны и ещё 177 жителей города Челябинска на выпуск «У псевдоэкологов “уши торчат”» (название на сайте – «Челябинск опасен для жизни») программы «Полный контакт с Владимиром Соловьёвым». (Дата выхода выпуска в эфир – 21.03.2018 г.; адрес материала в интернете https://radiovesti.ru/brand/60948/episode/1728108/)

 

Вопросы процедуры. Член Палаты медиасообщества Владимир Познер в начале заседания проинформировал присутствующих о своих «мягко говоря, сложных» отношениях с В.Р. Соловьёвым и поставил вопрос о доверии к себе как к члену ad hoc коллегии, рассматривающей конкретную жалобу.

На вопрос «не опасаются ли» члены ad hoc коллегии того, что его личная неприязнь к Соловьёву может повлиять на его объективность, ответ был дан определенный; позицию коллег при этом точнее всего выразил член Палаты медиасообщества Алексей Симонов: «Мы пытаемся разобраться в сущности имеющейся перед нами продукции. А кто ее произвел – это вопрос второй. Что касается авторитета Владимира Владимировича в области журналистики, то он, я думаю, не подлежит сомнению. Считаю, что он имеет полное право участвовать в заседании».

 

Заявители, Наталья Борисовна Белова, Василий Викторович Московец, и ещё 177 жителей г. Челябинска подписали Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресаты жалобы, Дирекция информационных и общественно-политических программ радиостанции «Вести FM» и Дирекция филиала ФГУП ВГТРК ГРК «Радио России», на информационное письмо Коллегии не ответили, соответствующих Соглашений с Коллегией не подписали, в рассмотрении жалобы участия не приняли.

 

Позиция заявителей при обращении в Коллегию была сформулирована следующим образом. В.В. Московец: «Я, Василий Московец, участник Движения “СТОП-ГОК” с первых дней его существования, возмущен комментариями, “рассуждениями” В.Р. Соловьева (ложь про заказ, про налоги, про финансирование через американский фонд, фразами “пробы ставить негде”, “пытается ввести в заблуждение Президента”, “псевдоэкологи”) и проч.

На основании ст. 46 Закона о СМИ, я в тот же день потребовал предоставить возможность ответить, также в эфире радио "Вести ФМ", на эти высказывания. Однако до настоящего времени никакой реакции не последовало. Считаю, что в данном случае нарушено моё право на ответ, закрепленное в федеральном законе о СМИ».

Н.Б. Белова: «Я, простая жительница Челябинска, как и многие жители нашего города, посмотревшие и послушавшие эфир передачи «Полный контакт с Владимиром Соловьевым» (выпуск от 21.03.2018 г. «У псевдоэкологов «уши торчат»») на радио «Вести FM», до глубину души возмущена и считаю себя оскорбленной ведущим передачи Владимиром Соловьевым, который назвал нас, движение СТОП-ГОК, такими оскорбительными эпитетами, как «псевдоэкологи», «псевдополитическая шушера», «пробы ставить негде», «проплаченные» и т.д.

Так назвал он людей, отстаивающих свое конституционное право на жизнь в нормальных экологических условиях, и вообще свое право на жизнь, а не смерть от губительного проекта Томинского ГОКа – объекта 1 класса опасности, который пытаются впихнуть под бок миллионного города вдобавок к уже имеющимся промышленным гигантам, отравляющим экологию города.

Этот журналист позволил себе такие высказывания после интервью с представителем Русской медной компании Натальей Гончар и депутатом Коркинского совета депутатов Натальей Лощининой, которая также активно продвигает интересы ОАО «РМК». Их позиция давно ясна: ГОК экологически безопасен, экономически выгоден и является манной небесной для региона.

Почему журналист взял на себя ответственность судить население города, заявив, что он глубоко разобрался в проблеме, но при этом предоставив слово только одной стороне - представителям РМК? Как можно разобраться в проблеме не вникнув в дело, выслушав только одну сторону? В судах в обязательном порядке предоставляется возможность отстаивать свою позицию обеим сторонам. Но господин Соловьев устраивает свое судилище, в котором нет места для защиты тем, кого он оскорбляет.

По его мнению, СТОП-ГОК, а это 73% челябинцев согласно опросу ВЦИОМ, проплачены. Т.е. проплачены 730 тысяч человек, которые выступают против строительства ГОКа. Кто проплатил - Навальный? «Яблоко»? Другие заинтересованные лица? По его мнению, в СТОП-ГОКе нет экспертов, а есть только те, «на ком пробу негде ставить». Что именно СТОП-ГОК-то, оказывается, и тормозит движение России вперед. Почему он заявляет о проплаченности, не предоставив никаких доказательств этого: кто заплатил, кому, сколько, кто является свидетелем данного факта.

Какое право имеет журналист оскорблять население города? какое право он имеет оскорблять наших специалистов-экологов (не будучи знаком с ними, не зная о них ничего, заочно), которые расчетами доказали катастрофический, фатальный вред от строительства ГОКа и рекультивации Коркинского угольного разреза «хвостами» (закладочным материалом) ГОКа»?

Перечислив ряд имён «настоящих ученых, болеющих душой за наш город» и дав справку об экспертом потенциале каждого из названных, заявитель уточнила: «это далеко не все наши ученые - эксперты, обладающие достаточными знаниями и опытом, чтобы иметь свое, отличное от заинтересованных в проекте лиц, мнение».

«Президенту Путину были переданы 167 тысяч подписей с просьбой рассмотреть вопрос о закрытии проекта Томинского ГОКа, поскольку введение в эксплуатацию этого монстра станет началом конца города-миллионника. И борьба с существующими загрязнителями экологии Челябинска, за которую так ратует господин Соловьев, потеряет свою актуальность со строительством ГОКа, т.к. Челябинск станет непригоден для проживания. ГОК - это отравленный воздух, земля, единственный питьевой источник миллионного города – Шершневское водохранилище, подземные воды. Это экологический геноцид населения. Таково мнение наших экспертов и нашего движения, которое господин Соловьев не предоставил возможности донести до слушателей.

Очень странной является такая, резко односторонняя, позиция ведущего, заявившего, что он «разобрался в теме» и не давшего слово противоположной стороне. Господин Соловьев считает свое мнение, свои домыслы истиной в последней инстанции? Кто дал ему право судить людей, которые поставлены на грань вымирания? Где его журналистская этика? Он считает себя вершителем судеб? У Соловьева есть достоверные факты, что мы проплачены кем-то? Или все-таки у Соловьева есть какая-то личная заинтересованность?

В своем звонке лидеру движения Василию Московцу наш Президент Владимир Владимирович Путин выразил свою поддержку нашего движения СТОП-ГОК. Но господин Соловьев, видимо, посчитал мнение Президента ничего не значащим, а свое мнение единственно верным.

Этот эфир является оскорблением чести и достоинства жителей города.

Передача представляет население Челябинска врагами России, тормозящими прогресс, создает у слушателей негативное отношение к экологам нашего города, усиливает негативные настроения в городе, расшатывает и без того нестабильную обстановку в Челябинске, оскорбляет чувства людей, которые переживают за будущее города, будущее себя и своих детей».

Заявитель обратилась к Коллегии со следующими просьбами:

- дать оценку программе «У псевдоэкологов “уши торчат”» «на предмет того, содержит ли данная программа признаки манипулирования сознанием и вводит ли в заблуждение аудиторию, подрывает ли она нашу репутацию, доверие к нашему общественному движению «СТОП-ГОК», сообщает ли она недостоверные факты в отношении нас?»;

- «указать (так у заявителя, - Коллегия) господину Соловьеву, что он обязан соблюдать правила профессии и нормы журналистской этики»;

- выяснить: «на основании чего он назвал нас проплаченными, обладает ли он точными данными о факте подкупа наших участников экологического движения»;

- обязать г-на Соловьёва, если у него нет подтверждения факта такого подкупа, «принести публичные извинения оскорбленным жителям города, являющимся участниками экологического движения».

 

Коллегия отмечает, что большинство из 177 полученных ею индивидуальных обращений, подкреплённых Соглашениями о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, дословно воспроизводят текст обращения к Коллегии Н.Б. Беловой, в силу чего могут рассматриваться в качестве групповой жалобы.

 

Позиции адресатов жалобы, Дирекции информационных и общественно политических программ радиостанции «Вести FM» и Дирекции филиала ФГУП ВГТРК ГРК «Радио России» остались неизвестной Коллегии по причине уклонения руководства редакции от контактов с Общественной коллегией по жалобам на прессу.

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Заявитель Белова Наталья Борисовна, обращаясь к членам Коллегии, уточнила: челябинцы, «авторизовавшие» её жалобу в Коллегию, поддержали её мнение о том, что выпуск «У псевдоэкологов “уши торчат”» программы Владимира Соловьёва содержит признаки манипулирования сознанием и вводят в заблуждение аудиторию, подрывают репутацию общественного движения «СТОП-ГОК» и доверие к нему, содержат недостоверную информацию.

«Наше общественное движение «СТОП-ГОК» зародилось в 2012 году, когда стали известны планы Русской медной компании, РМК, о строительстве практически в черте города Томинского горно-обогатительного комбината. Я хочу пояснить, почему эта передача вызвала шквал, бурю возмущения. Первое обвинение в том, что наше общественное движение «проплаченное». Это полная ерунда: мы отстаиваем свои конституционные права на жизнь, здоровье и благоприятную окружающую среду абсолютно бесплатно. У господина Соловьёва, который сто раз повторяет, что мы проплачены, нет никаких доказательств сказанного, он просто вводит слушателей в заблуждение, выставляя нас врагами, иностранными агентами, экстремистами, которые нацелены на разрушение экономики нашей страны. У каждого участника нашего общественного движения могут быть свои политические пристрастия, и это не преступление, как господин Соловьев пытается это преподнести. Но большинству участников нашего движения до политики вообще нет никакого дела, нам бы просто выжить. Движение СТОП-ГОК - не про политику, оно про ГОК.

Для того, чтобы понимать, что Томинской горно-обогатительный комбинат отравит почву, воду, воздух и будет медленно нас убивать, не надо быть профессиональным экологом. Соловьев, заявляющий, что Коркинский угольный разрез может ликвидировать только Русская медная компания, говорит в своей передаче: я потратил день вчера и эфир сегодня, чтобы глубоко изучить проблему Коркинского разреза. И при этом на голубом глазу спрашивает Наталью Гончар: «Где он находится, этот ТОминский или ТомИнский ГОК, как он правильно называется?». Он так глубоко вник в проблему, что не знает ни точного места, ни правильного названия. Я же считаю, что, например Мильман Эдуард Натанович, горный инженер, бывший главный технолог шахты № 29 «Капитальная» Коркинского угольного разреза, с 1970 года заведующий сектором разработки мощных пологих пластов и профилактики эндогенных пожаров ВНИИ Открытых горных разработок, проработавший всю жизнь на этом карьере и считающий его живым организмом, разбирается в этой проблеме лучше господина Соловьева. Да и кроме Мильмана у нас есть много других специалистов: химиков, геологов, гидрогеологов, которых господин Соловьев назвал и «псевдополитической шушерой» и «профессиональными бузотерами», - там куча эпитетов всяких. Мы считаем, что оскорблены почтенные ученые, специалисты, граждане нашего города, которые совершенно бесплатно тратят свое время на борьбу с этой катастрофой, можно сказать. Я выражаю им огромную благодарность за то, что они с нами, от всего Челябинска.

Дальше - хуже: господин Соловьев заявляет, что СТОП-ГОК отвлекает внимание от реальных загрязнителей, металлургических предприятий, потому что боится по шапке от них получить. Но тут опять неправда: мы боремся, мы пишем жалобы. И вообще этот вопрос должен быть не в наш адрес, а в адрес контролирующих органов и властей: Министерства экологии и Росприроднадзора, это первое. Второе: Соловьёв опять манипулирует сознанием граждан, подменяя понятие борьбы за соблюдение крупными промышленными предприятиями норм экологического законодательства понятием борьбы с самими этими предприятиями. Считает ли он, что их надо закрыть – не знаю, но по шапке пока мы получаем только от РМК. То, что население нашего города и поселков находится под постоянным психологическим давлением, и то, что у нас просто какая-то безысходность и страх перед будущим, – это все заслуга РМК. И об этом, о том, что их просто терроризирует частное охранное предприятие «РМК Безопасность», жители поселков просто кричат на митингах. Именно эти факты нарушения гражданских прав должен был бы освещать журналист. Но господин Соловьев занимается только рекламой РМК и ничем другим.

В настоящее время наше движение подвергается травле, она выражается просто дичайшим образом. Недавно по всему городу были расклеены листовки про Сергея Белогорохова. Содержание отвратительное, призыв один: в милицию не сообщать, расправиться на месте. Пишут про Василия Викторовича Московца, про его жену, которая осмелилась выйти в одиночный пикет в Томино, - теперь ей постоянно поступают угрозы поджечь жилье. Таких фактов у нас много.

Что касается обвинения в том, что мы пытаемся ввести в заблуждение Президента: мы знаем, что Президент у нас умный и образованный человек, что он достаточно профессионален для того, чтобы его можно было бы ввести в заблуждение. Когда Президент позвонил Василию Викторовичу Московцу с поддержкой нашего движения, это был просто общегородской праздник. Такого ощущения веры в справедливость, в то. что наша проблема, наша беда будет решена, мы давно не испытывали. Но, к сожалению, пока ситуация не меняется. Несмотря на то, что ГОК еще не построен, уже вырублено 240 гектаров защитного леса, а планируется около 3.000 гектаров: это легкие нашего города. Нам очень больно, когда в этот наш город люди со стороны врываются как враги и уничтожают все, что нам так дорого.

Может быть, господин Соловьев - в подтверждение своих слов об экологической безопасности ГОКа – приедет к нам пожить в Карабаше, где текут красные реки, а от кислотных дождей постоянно у людей сгорает урожай, где деревья в июле уже желтеют. И где летом 2014-го года был прорыв дамбы хвостохранилища - и вся эта ядовитая жижа хлынула по реке в Аргазинское водохранилище, а оттуда в наше Шершневское? Или, может, он поживёт рядом с Михеевским ГОКом, где в августе 2013 года при прорыве дамбы просто снесло несколько жилых домов и затопило огромное количество подворьев девяти населенных пунктов? Об этом господин Соловьев умалчивает. Приглашаем его лет пять пожить у нас, прикупив домик в Томино или Первомайке: выйдет недорого, потому что цены на жилье там обнулились».

Передача г-на Соловьева «вызывает гнев и раздражение, подрывает уважение и к журналистам, и к журналистике как к профессии».

«Что касается наших специалистов, которых господин Соловьев обозвал, хотелось бы, чтобы он перед ними просто извинился»

Заявитель Мостовой Валерий Викторович начал с истории взаимоотношений Владимира Соловьева и челябинского движения СТОП-ГОК. «15 апреля 2016 года в городе Челябинске проходила творческая встреча Владимира Рудольфовича Соловьева с челябинцами. Вы знаете этот формат: он выступает, потом ему начинают задавать вопросы. Так вот первый же вопрос был по проблеме Томинского ГОКа: насущной, существенной, беспокоящей всех челябинцев. Тогда Владимир Рудольфович сказал: «Я вам помогу. Вас никто не слышит, поэтому вам кажется, что до вас дела никому нет. Это потому, что вы не знаете, кому что говорить. Вначале повозмущаетесь, а потом принюхаетесь. (…) Я Вам помогу». И действительно: в тот момент он помог нам информационно. 19 апреля 2016 года на том же радио «Вести ФМ» вышла замечательная передача, где Владимир Рудольфович Соловьев зачитал в прямом эфире письмо участников движения Людмилы Бочкаревой и Марии Берстеневой. И прокомментировал его полностью, от первой строчки до последней. Это очень важно для того, чтобы оценить произошедшую затем метаморфозу. Для нас передача 19 апреля 2016 года была настоящим информационным прорывом. Дело в том. что Русская медная компания, заключив так называемые «договоры на информационное обслуживание» со всеми ведущими СМИ Челябинской области (и вообще уральского региона), нас полностью заблокировала. Мы не могли выйти ни на федеральный уровень, ни на областной. Суть информационных контрактов вы, конечно, прекрасно знаете: мы платим вам деньги, а вы о нас ничего не пишете (это пожалуйста). Но когда мы вам даем пресс-релиз, вы его публикуете, не меняя ни строчки - и отключая возможность его комментировать. Такова практика в Челябинской области.

Тем не менее, Владимир Рудольфович Соловьев 19 апреля 2016 года полностью, от строчки до строчки, зачитал наше обращение. А в своём комментарии после этого сказал дословно следующее: «Я бы посоветовал обратиться к партиям, которые идут на выборы»; «надо людей слушать», «я передаю боль этих людей»; «не услышанные справедливые вопросы людей приводят сначала к развешиванию политических ярлыков, а потом подтягиваются всякие… и начинается»; «если суд постановил, что медная компания должна выдать документы, то всё». Соловьёв тогда задавал и совсем не риторический вопрос: «А если дамба прорвется?».

На следующий день Владимир Рудольфович Соловьев зачитал ответ Русской медной компании на наше обращение. И это было абсолютно нормально воспринято: при посредничестве журналиста государственное СМИ дословно представило две точки зрения: общества - и крупного бизнеса.

Ещё раз подчеркну: для нас было очень важно, что и наша позиция представлена.

А дальше произошло вот что. 21 марта 2018 года я был в командировке в городе Москве. И мне позвонил старейшина нашего движения, кандидат технических наук Эдуард Натанович Мильман: «Соловьев такие вещи говорит, ужас». Мы добежали до интернета, прослушали эту передачу. Сказать, что мы были удивлены – ничего не сказать. Прошелся Владимир Рудольфович и по челябинцам, и по движению СТОП-ГОК, и конкретно по мне. Поскольку я был в Москве, сразу поехал на ВГТРК. Там заняли круговую оборону, дальше поста охраны не пройти. Телефон главной редакции не дали, дали адрес электронной почты. Я написал на электронную почту, написал личное сообщение Владимиру Рудольфовичу Соловьеву в Фейсбук. На сайте был указан еще один адрес и дана контактная информация: «если Вы хотите публично задать вопрос и вынести его на обсуждение в эфире радиостанции «Вести ФМ», подпишитесь на твиттер или напишите письмо лично Соловьеву по форме, размещенной ниже». Я отправил письмо по этой форме на ВГТРК, разместил открытое обращение в социальных сетях: Вконтакте, Фейсбуке и т.д. Это моё открытое обращение к Соловьеву набрало 7800 просмотров, что для Челябинска очень много. Я сказал: хорошо, это Ваше мнение, Вы имеете право его высказывать, но дайте и мне возможность ответить. Вы задели конкретно меня, моих товарищей, моих покойных родителей, - дайте мне возможность ответить. Ни ответа, ни привета не последовало до сегодняшнего дня. К сожалению, сейчас здесь нет ни представителя ВГТРК, ни Соловьева. А ведь была возможность урегулировать этот информационный спор мировым соглашением. Если бы нам дали возможность ответить, мы бы не стали Ваше внимание занимать, мы бы ответили в прямом эфире. (…)

По моему мнению, Владимир Соловьев откровенно передернул, умело, где нужно, умолчал, где нужно сказал неправду – в общем и целом, по моему мнению, занимался не журналистикой, а самой настоящей пропагандой, как это трактуется в решениях Коллегии.

Обратите внимание: передача, о которой идет речь, состоит из трех частей. Первая – это интервью вице-президента Русской медной компании по экологии Наталии Гончар, вторая - интервью председателя Коркинского районного собрания депутатов Натальи Лощининой, третья – комментарии ведущего. По части интервью у нас никаких вопросов нет, люди высказывают свое мнение, - тем более, что они осторожно высказывались. Если Вы обратили внимание, в ответ на прямой вопрос Владимира Рудольфовича: а кто им платит? - ни Гончар, ни Лощинина не стали делать каких-то лихих заявлений. А в третьей части Владимир Рудольфович сразу взял, что называется, с места в карьер: назвал нас, протестующих против проекта Томинского ГОКа, «псевдоразнообразной политической шушерой, которая на самом деле решает свои задачи». И добавил: «если посмотреть личные дела многих этих так называемых, экологов, то там все видно - пробы ставить негде». Вопрос: а какие, чьи дела-то он посмотрел? Эдуарда Натановича Мильмана, доктора технических наук? Профессора Сергея Егоровича Денисова? (Заявитель перечисляет ряд имён, - Коллегия.) Или он посмотрел дела тех 163 000 челябинцев, которые в администрацию Президента направили подписи под требованием запретить реализацию этого проекта? Ни одной фамилии он в этой части не назвал, но ярлык повесил: «шушера». По словарю Ожегова - «дрянные, ничтожные люди».

По нашему мнению, это чистая пропаганда, а не журналистика.

Кстати, «профессиональные экологи», на которых Владимир Рудольфович Соловьев всегда ссылался (видимо он имел ввиду Гончар и экологов РМК), как раз и хотели построить у нас дамбу высотой 96,5 метров в непосредственной близости от жилых домов, от железной дороги, от двух федеральных трасс и т.д. Соловьев умолчал о так называемом «независимом экоаудите», о котором он упоминал в передаче 2016 года. Они с Гончар обсуждали его, но мимоходом; в своем комментарии он не сказал о нём ни слова.

Даже якобы независимый экологический аудит, проведенный Уральским государственным горным университетом («золотой спонсор» которого, как оказалось, РМК, - и это называется «независимый аудит»), показал, что от гидрометаллургии обустройства наземного хвостохранилища необходимо отказываться. Если бы мы, кого Соловьев назвал «псевдоэкологами», промолчали в 2014-м- 2015-м годах и до середины 2016-го года, то этот проект был бы реализован. РМК всех убеждала, что первоначальный проект полностью безопасен и соответствует всем нормативам; сейчас это утверждает по якобы измененному проекту. Так что это было: некомпетентность или обман челябинцев?

В оспоренной передаче особый акцент Соловьевым был сделан на Коркинском разрезе. Было создано впечатление, что без РМК эту проблему никогда не решить. Дословно он сказал следующее: «Ну, если серьезно, то вообще кроме РМК никто этого решать не будет» - это несколько раз звучало рефреном. (…) Но ведь не обязательно для того, чтобы одну яму засыпать, вырывать две другие. В документах по ликвидации Коркинского разреза сказано, что для того, чтобы затушить пожар, нужно 32 человека, 12 единиц основного оборудования и 5 вспомогательного: всего-навсего. А преподнесено это так, что если РМК не будет, то впереди - крах, апокалипсис. Наша позиция заключается в том, что, конечно, разрез нужно обязательно рекультивировать, но наилучшими доступными технологиями - и в строгом соответствии с действующим законодательством РФ.

Владимир Рудольфович вводит в заблуждение слушателей, заявляя: «постоянно идет диалог, но в этом диалоге, как выясняется, не хотят участвовать несколько людей». Имелись в виду, конечно, мы, но это ложь. Это я, Московец Василий Викторович 18 ноября 2013 года отвез гендиректору АО «Томинский ГОК» письмо с предложением прийти на слушания и объяснить людям все преимущества и риски указанного проекта. Ответа не последовало. На публичные слушанья, проходившие в Томинском и Первомайском в сентябре и октябре 2016 г. (заявитель называл конкретные даты, - Коллегия), а в июне 2017 года в Вознесенке и Первомайском, людей просто не пускали, что нашло отражение в Рекомендациях Совета по правам человека при Президенте от 5 сентября 2017 года. Там было прямо сказано: людей не пускают на общественные слушания. Президент Путин в телефонном разговоре со мной прямо сказал: вы абсолютно правильно делаете, что боретесь, такие проекты должны обязательно проходить общественные обсуждения. Это цитата, она у нас есть в видеоролике. А Соловьев говорит: «не хотят участвовать несколько человек». Это ложь и введение в заблуждение. После звонка мне Президента на площадке Общественной палаты Челябинской области прошло три заседания с участием представителей ГОКа, РМК и представителей других общественных объединений. На всех мы свою позицию заявляли открыто и честно. Так кто не хочет участвовать в диалоге?

Соловьев, говоря про РМК, сказал дословно: «это не иностранцы, не надо, все местные ребята». Но единственный акционер РМК – Кипрская компания «Тилиа Холдингс Лимитед», это общеизвестный факт. Головной офис РМК - в Екатеринбурге, Наталия Гончар, у которой Соловьев брал интервью, жительница Екатеринбурга; челябинцев там вообще нет.

О том, что касается лично меня. Соловьев сказал: «юристы есть, встреча с американцами (не сказал с кем) есть, получение денег от Национального фонда в поддержку демократии – все это есть». И далее: «обучение методам подготовки протестных акций на территории Челябинской области проходили, выезжал в Москву Московец, с Чириковой встречался, (…), кричал всякие гадости». Соловьёва здесь нет, поэтому вопросы риторические: а что это такое - обучение методам протестных акций? Какие это школы я проходил в Москве? И что за деньги, от кого, - назовите хоть одну фамилию? Поскольку сказанное касается меня, я возмутился и потребовал, чтобы мне была предоставлено право на ответ, закреплённое законом и предписанное нормами журналистской этики. Мне его не предоставили».

Отвечая на вопросы членов Коллегии, В.В. Московец уточнил, что на эту передачу представители движения СТОП-ГОК не приглашались. Что с Евгенией Чириковой он действительно встречался, но в Челябинске и в 2011 году. Что ни он, ни кто-либо из движения, которое он представляет, не получал денег от Национального фонда поддержки демократии. (National Endowment for Democracy, NED - американская некоммерческая организация. Учреждена конгрессом США в 1983 г. Предоставляет гранты на исследования в области развития демократии и прав человека в зарубежных странах. 29 июля 2015 г. включена Минюстом России в перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации, - Коллегия.) Что Движение СТОП-ГОК в принципе не может получать никаких грантов, поскольку оно не зарегистрировано.

На ряд проясняющих вопросов, касающихся самого Движения СТОП-ГОК, заявитель ответил так. «Журналисты “Новой газеты” направили запрос в главное управление ГУВД по Челябинской области: расскажите, пожалуйста, про СТОП-ГОК. И генерал, начальник ГУВД им ответил: “Движение СТОП-ГОК является крупнейшим в Челябинской области, насчитывает более 5000 активных участников, провело десятки митингов, более тысячи пикетов”. Мы этой информацией очень гордимся, я теперь ее всегда произношу. На деле СТОП-ГОК - незарегистрированное общественное движение, что допускается действующим российским законодательством. Принятый движением устав изложен в группе ВКонтакте. Участники движения - активные и неравнодушные граждане, депутаты нескольких органов власти, и т.д. Мы объединились потому, что понимаем: строительство горно-обогатительного комбината в зеленой зоне Челябинска (это юридический статус, который был присвоен нашему Томинскому лесу в 1957 году) предусматривает вырубку 3000 гектаров защитного леса Челябинска, Мы понимаем, что для нас это будет катастрофой, потому протестуем».

Проясняя вопрос об экспертизах, связанных со строительством Томинского ГОКа, В.В. Московец уточнил: проектной экспертизы участники движения не видели, Русская медная компания скрывает документы. «С государственной экологической экспертизой мы только в суде смогли ознакомиться, и то там только особое мнение. На общественную экологическую мы подали заявление. Нам не предоставили документы, мы пошли в суд. Арбитражный суд Челябинской области 28 декабря 2015 года вынес решение: обязать предоставить документы. Но и по сей день ни одного документа не представлено.

Это при том, что в Рекомендациях Совета по правам человека (5.09.17 г.) было прямо сказано: «обязать РМК предоставить документы на проведение общественной экологической экспертизы»

Ответ заявителя на вопрос о том, что именно произошло после появления этих Рекомендаций (в частности, по конкретному пункту, адресованному Росприроднадзору и губернатору Челябинской области: «В связи с тем, что проект доработан или переработан, рекомендуется приостановить любые работы по строительству ГОКа до новой экспертизы и обсуждения этих проблем, связанного уже с новыми экологическими заключениями, в обязательном порядке включить, в том числе, представителей СТОП-ГОК»): работы приостановлены не были. «Сейчас они вообще идут ускоренными темпами. Только что стало известно, что Газпромбанк выделил 54 миллиарда государственных рублей на реализацию этого проекта. То есть работы по факту не приостанавливались, это первое. Второе, по общественным обсуждениям этого проекта. 9 ноября 2017 года в Челябинске прошли массовые задержания активистов. Потом был звонок Президента участнику СТОП-ГОК - в моем лице. Через два дня после него губернатор Челябинской области пригласил нас на встречу, на которой оказалась и РМК. Губернатор нас спросил: «Вы готовы принять участие в обсуждении?» - «Да, готовы». Прошло три общественных обсуждения, последнее, с участием двух членов СПЧ, прошло 21 февраля 2018 г. После этого мы потребовали рассмотреть на открытом заседании Общественной палаты Челябинской области экономические аспекты Томинского ГОКа. Результат: ни ответа ни привета.

 

Члены ad hoc Коллегии были ознакомлены с результатом исследования («мнением эксперта») д. филос.н. проф. Светланы Каимовны Шайхитдиновой.

 

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

1. Коллегия сожалеет об уклонении от участия в рассмотрении информационного спора представителей Дирекции информационных и общественно-политических программ радиостанции «Вести FM», Дирекции филиала ФГУП ВГТРК ГРК «Радио России» и радиоведущего В.Р. Соловьёва.

2. Коллегия принимает к сведению информацию заявителей по ситуации со строительством Томинского ГОКа, но, исходя из своей уставной компетенции, рассматривает только и исключительно профессионально-этические аспекты обращений, связанных с оспоренной публикацией.

3. Коллегия соглашается с основным выводом своего эксперта проф. С.К. Шайхитдиновой о том, что оспоренное заявителями интервью В.Р. Соловьёва не является журналистским, соглашаясь с экспертом также и в том, что данный медийный продукт имеет признаки «работы политтехнолога, использующего в своих целях журналистский формат подачи нужной информации».

4. Коллегия не вполне соглашается с выводом эксперта о том, что интервьюером продвигаются интересы «большой экономики» в целом. Коллегия полагает, что говорить приходится скорее о «продвижении» ведущим проекта строительства конкретного Томинского ГОКа и интересов конкретного бизнес-субъекта, АО «Русская медная компания» (РМК). В свете сказанного, к скрытой, не выраженной функции политтехнолога, говоря о ролевом поведении интервьюера, логично добавить функцию, характерную для PR, «связей с общественностью»: специальностью, также не имеющей ничего общего с журналистской профессией.

5. Исходя из содержания конкретного выпуска известной программы и оглядываясь на обсуждение этого выпуска по ходу своего заседания, Коллегия считает установленным нарушение ведущим программы следующих норм и правил журналистской профессии:

А. Адресаты выпуска определенно не получили достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации по проблеме, представляющей выраженный общественный интерес.

Коллегия обращает внимание на безусловную предвзятость, тенденциозность ведущего, на выстроенную им, говоря словами эксперта, «приоритетность персонажей, в пользу которых ведётся диалог», а также на четко идентифицируемую установку, определённую экспертом «второй целью»: дискредитировать «политического противника».

Средства, с помощью которых реализуется эта определенно не журналистская цель, также не являются журналистскими:

- отказ представителям СТОП-ГОК в праве голоса по вопросам, напрямую связанным с безопасностью, здоровьем, жизнью, будущим населения города-миллионника, уже перегруженного экологическими проблемами, на том основании, что они-де не являются «специалистами в области экологии»,

- прикрепление к активистам социального общественного движения ярлыка «политических активистов оппозиционного толка»,

- обвинение этих активистов в «проплаченности» иностранными фондами, и т.д.

Коллегия находит, что обвинения подобного рода в данном материале либо носят очевидно одиозный голословный характер, либо используют в качестве весомого аргумента конкретный криминальный случай, вроде упоминаемого поджога штабелей леса на территории Томинского ГОК, придавая ему характер выявленной тенденции, скрытой социальной и политической угрозы.

Б. Адресаты оспоренного выпуска имели дело с актом манипулирования информацией, недопустимым в журналистике.

Коллегия обращает внимание на то, что ни в какой части материала - ни в интервью, ни в заключительном монологе ведущего - не был поставлен и даже затронут (не говоря об обсуждении) вопрос о реальных проблемах и возможных угрозах, связанных с Томинским ГОК, само строительство которого в оспоренном выпуске объявлялось едва ли не панацеей от известных и ещё не известных челябинцам экологических проблем.

При этом социальное общественное движение, требующее общественной экспертизы проекта и приостановления строительства ГОКа, в том числе, за её отсутствием, объявляется вредящей интересам горожан («нечего будет есть и нечем будет заниматься») и направленной против интересов страны («это действует похуже санкций»).

Коллегия напоминает, что несовместимость журналистской деятельности с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ – норма, поддерживающая профессиональную и социальную ответственность журналиста.

Коллегия обращает особое внимание на то, что в оспоренном выпуске программы, говоря словами эксперта, «осуществлено конструирование образа врага в лице политической оппозиции. Манипулятивными способами осуществлена попытка произвести раскол среди городской общественности города Челябинска».

В. Заявители, затронутые в выпуске, в том числе, персонально, сначала не получили возможности выразить свою позицию, другую точку зрения в самом выпуске, а затем оказались лишены возможности выразить отношение к сказанному в эфире в порядке реализации права на ответ.

Коллегия напоминает, что «предоставление права на ответ» - одна из ключевых позиций для журналистской профессии в целом, норма Закона РФ «О средствах массовой информации» - имеет чёткий, не вчера устоявшийся аналог в профессиональной этике журналиста и в медиаэтике.

Говоря о том, что «Журналист и редакция средства массовой информации обязаны заботиться о том, чтобы не публиковались неточные, вводящие в заблуждение или искажённые информационные материалы», Медиаэтический стандарт исходит из того, что «редакция, дорожащая добрым именем и профессиональной репутацией своих журналистов, должна удовлетворять убедительные требования лиц и организаций о предоставлении им возможности ответа на неточные публикации». При этом «профессиональная честность проявляется в готовности признать и исправить допущенную ошибку».

Г. И заявители, и радиослушатели, основные адресаты выпуска программы, и посетители сайта радиовещателя по факту столкнулись с нарушением такого важного профессионального принципа, как «уважение человеческого достоинства».

Напоминая о том, что «уважение человеческого достоинства находит выражение в профессиональной корректности в отношении репутации граждан, становящихся объектами внимания журналиста, в отказе от использования клеветы, оскорбления, диффамации», Коллегия безусловно признаёт не соответствующими нормам цивилизованной журналистики ни саму диффамационную и дискредитационную установку ведущего передачи по отношению к активистам и членам движения СТОП-ГОК, ни язык, использованный при этом.

6. Оглядываясь на хорошо известное журналистам правило: не выполнять, в том числе, невольно, роли полицейского, прокурора, судьи, представителя спецслужб, Коллегия обращает внимание на расходящуюся с нормами именно журналистской профессии «алармистскую» составляющую публикации, на попытку ведущего если и не заявиться на все запретные для журналиста роли, то выступить с позиции публично призывающего к наведению некоего ведомого ему порядка: в том числе, фактическим обращением к ведомству, представители которого «должны смотреть». («Но, видимо, они заняты, у них, конечно, есть и другие вопросы»).

7. Коллегия обращает особое внимание на следующий вывод эксперта С.К. Шайхитдиновой: «Интервью Владимира Соловьева «У псевдоэкологов “уши торчат”» переводит социальную проблему государственного уровня («Челябинск – город экологического бедствия») в «черно-белый» политический дискурс «наших» и «ненаших». Продвигается идеология унитарного авторитаризма, которая исключает любые гражданские инициативы людей».

Коллегия подчеркивает, что подобным отношением к социальным движения пресса (в данном случае – её конкретные представители, если говорить не только о ведущем, но и о редакции, выпустившей материал в эфир), создают дополнительное и заметное социальное напряжение в российском обществе, т.е. выполняют функцию, очевидно идущую вразрез даже и с благими (когда они благие) намерениями.

8. Не получив возможности задать ведущему выпуска именно ему адресованные вопросы, Коллегия не может определить, чем именно было вызвано радикальное изменение позиции В.Р. Соловьёва как по отношению к проекту строительства Томинского ГОКа, так и в отношении к общественному движению СТОП-ГОК. Коллегия обращает внимание на сам факт такого изменения, «смены полюсов» без публичного объяснения публичной персоной причин произошедшего, находя его, как минимум, не характерным для журналистской профессии, настораживающим, заслуживающим внимания и требующим объяснения.

9. У Коллегии нет достаточных оснований утверждать, что ведущий программы В.Р. Соловьёв недостаточно знаком с нормами и правилами журналистской профессии. Тот факт, что им, по сути, демонстративно нарушаются базовые профессионально-этические принципы честности, правдивости, непредвзятости, уважения к людям говорит скорее об интенциях и установках, сознательно заложенных в оспоренную публикацию и последовательно реализованных.

10. Отклоняя, по совокупности отступлений от основных профессиональных принципов, норм, правил, обязательных для журналистики, саму возможность отнести оспоренный выпуск программы к «чистой» радиожурналистике (при журналистском статусе ведущего программы), Коллегия находит в этом выпуске следующие принципы политической пропаганды с элементами «языка вражды»:

- целенаправленное сведение многомерного к двумерному, цветного к черно-белому; сужение поля личного морального выбора и ответственности за выбор;

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением «наведенного» убеждения в поступок и образ действий;

- последовательная реализация комплекса задач, каждая из которых не имеет отношения к задачам и базовым функциям журналистики (информировать, просвещать, развлекать);

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется «непроходной»;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.;

- присутствие «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» (правильные, с истинными ценностями, с настоящей правдой) и «они»: с отрицательным набором по тем же позициям.

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не разуму.

11. Подводя итог сказанному: Коллегия определенно не может «указать» автору оспоренного материала на необходимость «соблюдать правила профессии и нормы журналистской этики»; журналистика и политическая пропаганда с признаками «языка вражды», пользуясь известным определением, «несовместны».

12. Коллегия, в силу своей компетенции, а также своих статуса и мандата, в принципе не может никому и ни на что «указывать», кого-то к чему-то «обязывать». Коллегия исходит из того, что журналистская профессия и повседневная журналистская практика неотделимы от профессиональной этики журналиста, от норм, правил и определенных самообязательств, добровольно, в силу принадлежности именно к этой профессии, принимаемых на себя журналистом и поддерживаемых усилиями редакции, в которой он работает.

Подобных самообязательств и усилий по их выполнению определенно не приходится ожидать от политического пропагандиста: даже и в том случае, если оправданием его присутствия на территории, привычно относимой читателями, зрителями, слушателями к собственно журналистской, служат редакционное удостоверение или популярное имя. Но это уже вопрос, в том числе, о медиаграмотности тех же читателей, слушателей, зрителей.

13. Учитывая отказ адресатов жалобы от подписания Соглашения с Коллегией и от участия в заседании, Коллегия освобождает Белову Наталью Борисовну, Московца Василия Викторовича, а также всех других заявителей, оспоривших данный выпуск программы «Полный контакт с Владимиром Соловьёвым» и подписавших с Коллегией Соглашения о признании её профессионаьно-этической юрисдикции, от принятого на себя обязательства не использовать решение, вынесенное Общественной коллегией по жалобам на прессу, для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

14. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

  

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

 

 

 

 

 Данная публикация подготовлена в рамках проекта, финансируемого  за счет гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов