Вмешательство акционеров и владельцев в редакционную политику и попытки цензуры – это вопиющее нарушение свободы слова, закона и основополагающих принципов журналистской этики. В издательском доме "КоммерсантЪ" несколько дней назад произошли скандальные увольнения. Сначала «Ъ» покинули спецкор Иван Сафронов и зам редактора отдела политики Максим Иванов. Причиной якобы стала статья о Валентине Матвиенко «Спикеров делать из этих людей», которая, по словам журналистов, не понравилась акционеру издания Алишеру Усманову. Как сообщил гендиректор «Ъ» Владимир Желонкин, с журналистами расстались по причине нарушения редакционных стандартов издания, а каких именно – он не уточнил. Вмешательство акционеров и лично Усманова также не прокомментировали. Чуть позже стало известно, что вслед за Сафроновым и Ивановым уходит весь отдел политики «Ъ», включая заместителя главного редактора Глеба Черкасова.

 

 

Что говорят члены Коллегии и журналисты

Многие медийные люди и журналисты осудили решение руководства ИД «Коммерсант».

«Я склонен доверять журналистам, если у них действительно был источник этой информации, который они не раскрывают в соответствии с законом о печати, то их нельзя увольнять, они ничего не нарушили. Как я понимаю, их обвиняют в том, что это либо заказ, либо они должны сообщить руководству, кто источник. На самом деле они могут сообщить только в суде», — прокомментировал ситуацию Владимир Познер, журналист и член Коллегии по жалобам на прессу.

Также с критикой выступил сопредседатель Коллегии по жалобам на прессу, Глава Совета по правам человека при Президенте РФ Михаил Федотов.

Он выразил глубокую обеспокоенность и призвал руководство ИД соблюдать закон о СМИ:

«Мы призываем руководство издательского дома вспомнить закон о СМИ, в котором ясно прописаны права и обязанности журналистов, гарантии их независимости и ответственности перед своей аудиторией. Одновременно мы обращаемся к владельцам издания: воздержание от вмешательства в дела редакции - это хороший тон и залог успеха», – заявил Федотов.

Несмотря на масштабы произошедшего и шквал критики, многие уже не удивляются. Так, например, бывший издатель «Медузы» Илья Красильщик написал на своей странице в Фейсбуке:

«Самое обидное в сегодняшней адской истории увольнений в «Коммерсанте» — что про нее даже нечего сказать. Ну да, уволили. Ну да, за то, что делали свою работу. Не первый раз, прямо скажем, и явно не последний — удивительно, наверное, только то, что по-прежнему еще есть кого и откуда увольнять за то, что они делают свою работу».

 

 

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов считает, что Валентина Матвиенко в этой ситуации обязана встать на защиту журналистов:

 

 

Прецеденты

К сожалению, таких случаев история российской журналистики и правда знает не мало. Сравнительно недавно схожий инцидент произошел в российском отделении Forbes, где в июле прошлого года с сайта пропала статья о бизнесе братьев Магомедовых.

Самый, пожалуй, известный случай массового увольнения журналистов в знак несогласия с действиями руководства произошел в 2014 в Ленте.ру. Глава медиахолдинга в обход генерального директора издания и закона о СМИ уволил главного редактора «Ленты» Галину Тимченко. Сотрудники назвали это актом цензуры и на следующий день 39 заявлений об увольнении уже лежало на столе.

Вскоре родилась «Медуза», где и собрались многие люди из бывшего состава издания.

Собственно, случай с «Коммерсантом» многие комментируют схожим образом:

 

Но есть и хорошие новости

Если их можно так назвать: журналистская солидарность жива.

Это доказали не только сотрудники отдела политики «Ъ», но и еще 120 журналистов издательского дома. Все они, в знак профессиональной солидарности, подписали коллективное письмо, в котором предупредили читателей, что в ближайшее время «Коммерсант» не будет освещать внутриполитические новости.

 

По ссылке вы можете больше прочитать о случаях журналистской солидарности в России: https://presscouncil.ru/novosti/5936-zhurnalistskaya-solidarnost-sushchestvuet-li-ona-v-rossii

 

Можно ли заставить журналиста раскрыть свой источник?

Этот вопрос звучит чаще всего в связи с увольнениями в «Коммерсанте», потому что одним из официальных доводов руководства издания является отказ от раскрытия источника.

С точки зрения закона о СМИ, журналист обязан (именно в принудительном порядке) раскрывать свой источник только по требованию суда. Это является частью профессиональной тайны журналиста и защищается статьей 41 Закона РФ о СМИ, в которой говорится:

«Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.

Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом».

Разницу между редакцией и отдельным журналистом можно трактовать в этом законе по-разному. Однако, например, в уставе «Эха Москвы» прописано четко – журналист не обязан раскрывать источник даже своему руководителю или главному редактору.

 

 

 

 Данная публикация подготовлена в рамках проекта, финансируемого  за счет гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов Автор текста: Алена Болдырева

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов