Антиармянские расследования на youtube-канале "Аналитика юга России" дезориентируют зрителя

Коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по жалобе на антиармянские расследования youtube-канала "Аналитика юга России".

На серию видеороликов жаловался музыкант, скрипичный мастер Андроник Ягубьянц. Он обратился в Коллегию с просьбой оценить этичность трех выпусков на видеоканале: "Они не кавказцы" (про армян - значит, что они не горцы с их высокими понятиями о родовой и личной чести), "Диаспора, Цапки и Логвиненко" (здесь армяне обвиняются в неуважительном отношении "К той стране, которая спасла армянский народ от уничтожения в прошлом столетии") и "Карабахские концепции преступного мира" (посвящён армянским этническим преступным группировкам на юге России).

Обращаясь к членам коллегии по скайпу, Ягубьянц пояснил, что за роликами автора youtube-канла Евгения Михайлова он увидел призыв к определённому виду национальной розни.

"Её сейчас достаточно и без него, а обобщения, которые он допускает в своих роликах, сильно притянуты за уши. Понятно, что в любом народе в любой национальности достаточно и  мерзавцев, и людей, более чем достойных. Но обобщения, которые делает Михайлов, не из этой оперы. Он позволяет себе такие высказывания, как «крышевание» каких-то армянских группировок никем иным, как главой армянской апостольской церкви. Я не знаю, как это можно комментировать, и нужно ли это комментировать, - это совсем ни в какие ворота не лезет. Если его послушать, создаётся ощущение, что весь юг России опутан щупальцами армянской мафии, которая не даёт развиваться бизнесу, не даёт жить и дышать простым гражданам", - сказал заявитель жалобы.

Рассмотрев материалы информационного спора и ознакомившись с мнением эксперта Галины Лазутиной, Коллегия пришла к выводу о том, что рассматриваемые видеосюжеты нельзя отнести к журналистским расследованиям.

По мнению эксперта, разделяемому Коллегией, в оспоренных видеороликах:

- нарушается право граждан на достоверную, непредвзято поданную  информацию;

- нарушается требование уважения к личности человека независимо от его национальной принадлежности;

-нарушается запрет дискриминации личности по национальному признаку;

- нарушается запрет дискредитации человека без свидетельств о его бесспорной вине. 

-нарушается запрет на использование угроз насильственными действиями, способными осложнить межнациональные отношения, усилить эскалацию напряженности в регионе.

 


РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯ

 

  1. Коллегия принимает к сведению информацию адресата о том, что по оспоренным выпускам программы «Журналистское расследование Евгения Михайлова» поступали обращения в правоохранительные органы («По этим фильмам уже отказано в уголовном преследовании»), равно как и переданные ей самим адресатам копии заключений специалиста, подготовленных в ООО «Республиканский центр судебной экспертизы» (г. Махачкала).

 

  1. Коллегия уточняет, что заявитель А.А. Ягубьянц не обращался по поводу оспоренных текстов в судебные, правоохранительные либо административные органы, и что предмет его обращения в Общественную коллегию по жалобам на прессу не имеет ничего общего с жалобой на нарушение адресатом обращения норм российского законодательства, включая и законодательство о СМИ.

 

  1. Коллегия обращает внимание на то, что 24 мая 2019 г. ею рассматривалась жалоба Закаряна С.Р. на аналогичные по тематике выпуски программы «Журналистские расследования Евгения Михайлова. Подготовленное тогда же Решение Коллегии № 197 содержало вывод о том, что «автор умышленно или по неосторожности пришёл к использованию языка вражды» и конкретную рекомендацию: «строго придерживаться Медиаэтического стандарта Коллегии» и соблюдать (в качестве члена Союза журналистов Санкт-Петербурга) Кодекс профессиональной этики российского журналиста.

 

  1. Стремясь проявить максимальную объективность по отношению к адресату, очевидно проигнорировавшему как сделанные ею выводы о характере достаточно специфического этноориентированного медийного продукта, систематически выкладываемого им на платформе YouTube, так и предложенные рекомендации, Коллегия пригласила к исследованию трёх выпусков программы «Журналистские расследования Евгения Михайлова», оспоренных заявителем А.А. Ягубьянцем, Галину Викторовну Лазутину: автора, в том числе, хорошо известного в российских вузах учебника «Профессиональная этика журналиста».

 

  1. Коллегия обращает внимание уже на самый первый вывод эксперта: «В результате исследования смысловой ткани видеофильмов, вызвавших жалобу, в речевых и визуальных элементах указанных материалов был обнаружен ряд отступлений и от общепринятых моральных норм, и от установленных профессионально-этических нормативов».

Учитывая, что автор сюжетов рассматривается  экспертом скорее как блогер, производитель гражданского контента, чем как профессиональный журналист, но при этом сам гражданский контент, предназначаемый массовой аудитории, относится Г.В. Лазутиной к современной разновидности массовой информации, Коллегия находит обоснованным и основной критерий, выбранный экспертом для оценки оспоренных выпусков «Журналистских расследований Евгения Михайлова» (отступления от этических норм, утвердившихся в   практике общественных отношений, в традициях и обычаях общества), и тот конкретный список отступлений от нравственных установок, принятых в профессиональной журналистике и распространяющихся на всю сферу массовой информации, как этические нарушения. По мнению эксперта, разделяемому Коллегией, в оспоренных видеороликах:

- нарушается право граждан на достоверную, непредвзято поданную  информацию;

- нарушается требование уважения к личности человека независимо от его национальной принадлежности;

-нарушается запрет дискриминации личности по национальному признаку;

- нарушается запрет дискредитации человека без свидетельств о его бесспорной вине;

-нарушается запрет на использование угроз насильственными действиями, способными осложнить межнациональные отношения, усилить эскалацию напряженности в регионе.

 

  1. Подчеркивая, что оспоренные видеосюжеты выполнены на достаточно высоком профессионально-техническом уровне (если говорить о подборе элементов видеоряда, о качестве используемой графической картинки, монтажа, озвучивания и проч.), что, безусловно, добавляет им внимания массовой аудитории, пользователей платформы YouTube, Коллегия, соглашается с экспертом в том, что системной особенностью сюжетов при этом является полное «отсутствие фактической базы, доказывающей правомерность высказываемых утверждений», хотя бы в какой-то мере подкрепляющий предположения, «догадки», «открытия» автора, определяющего жанр, в котором он работает, «журналистским расследованием». В «бесфактной» (если говорить о фактах, выявленных и исследованных самим автором публикаций) ситуации сказанное в критическом ключе, носящее негативную оценку однозначно приобретает характер домыслов  диффамационного, наветного характера.

 

  1. Отказывая оспоренным сюжетам Евгения Михайлова в праве быть отнесёнными к журналистским расследованиям по причине очевидного несоответствия каждого из них базовым профессиональным стандартам этого уважаемого жанра (расследование должно быть привязано к конкретным объектам и лицам, доказано ссылками на факты, проверенные журналистом лично в пределах его возможностей; публикации, подготовленные в жанре журналистского расследования или выходящие под такой рубрикой не могут основываться на единственном источнике информации, и т.д.), Коллегия обращает внимание на введённый экспертом термин «дезориентация зрителя». И выделяет из многих других следующий экспертный вывод: «Во всех случаях, когда дело касается криминальных ситуаций, жестко сформулированные мнения рядом с рубрикой “расследования” (“честные расследования”) и высокой аттестацией расследователя (“независимый журналист”) на деле нейтрализуют действие принципа презумпции невиновности. Даже если преступление только предполагается, контекст провоцирует на восприятие предположения как подтверждения вины человека. Так что приходится признать: (…) в видеосюжетах происходит нарушение этической установки, которая требует обязательно выделять “специальными профессиональными приёмами (соответствующей маркировкой)” достоверную информацию, отделяя ее от той, что автором не проверена».

 

  1. Осознанно отходя от теоретической в основе дискуссии: кем именно должен быть признан адресат жалобы: скорее блогером или скорее журналистом, Коллегия исходит из того, что Е.А. Михайлов может рассматриваться журналистом по публичному самопредставлению, по членству в Союзе журналистов Санкт-Петербурга, который входит в состав Союза журналистов России, и, наконец, по публично предъявляемому в каждом выпуске «Журналистских расследований Евгения Михайлова» признаку качества предлагаемого продукта («Лауреат премии Союза журналистов России»).

Все три указанных обстоятельства дают Коллегии основание напомнить заявителю начальный, первый пункт Кодекса профессиональной этики российского журналиста (КПЭРЖ): «Журналист всегда обязан действовать, исходя из принципов профессиональной этики, зафиксированных в настоящем кодексе, принятие, одобрение и соблюдение которого является непременным условием для его членства в Союзе журналистов России».

 

  1. Анализ оспоренных публикаций позволяет Коллегии выдвинуть предположение о том, что член Союза журналистов Санкт Петербурга Е.А. Михайлов пренебрегает ориентирами и прямыми предписаниями обязывающего профессионально-этического документа, как минимум, по следующим позициям:

- «Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений».

Коллегия обращает внимание на то, что дефицит фактов и отсутствие ссылок на открытые источники в оспоренных сюжетах не позволяют судить о том, в какой мере адресатом жалобы учитывается эта позиция Кодекса, принципиально важная для оценки характера предоставляемой гражданину информации.

- «Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным».

Коллегия говорит о неразличении автором сюжетов факта и комменгтария, информации о факте и «мнениями, версиями и предположениями», на которых строятся оспоренные сюжеты.

- «Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное».

Коллегия находит, что сказанное в одном из сюжетов о Вазгене I  снимает любые попытки оспорить прямое нарушение указанного принципа, особенно с учётом того, что автор делает своё «предположение» (решительно не оглядываясь на такие цивилизационные маркёры, как межэтнические, межнациональные или межрелигиозные отношения) касательно не просто  духовного лица, но высшего иерарха церкви, во-первых, и человека, уже ушедшего из жизни, т.е. не способного ответить на обвинение сугубо наветного характера, во-вторых.

 

  1. Учитывая специфику основной темы обращения к ней А.А. Ягубьянца, Коллегия выделяет из всех прочих пунктов Кодекса профессиональной этики российского журналиста (в качестве определённо нарушаемого адресатом жалобы) следующий: «Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки пола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения.

Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека. Он воздерживается от публикации таких сведений, за исключением случаев, когда эти обстоятельства напрямую связаны с содержанием публикующегося сообщения. Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей».

Маркируя следом за экспертом в оспоренных текстах ряд конкретных позиций, корреспондирующихся с представлением заявителя об «антиармянском» характере трёх оспоренных выпусков (от «формирования отрицательного этнического стереотипа армянской нации через  противопоставление облика и менталитета народов Кавказа и конкретного этноса из Закавказья («Они не кавказцы») до «переноса якобы выявленной автором  ответственности “карабахской преступной группы” на легальное армянское землячество  и армянскую Грегорианскую церковь» («Карабахские концепции преступного мира»), Коллегия соглашается с тезисом заявителя о том, что Е.А. Михайлов «манипулирует общественным мнением в таких чувствительных сферах общественной жизни, как межнациональные отношения». Коллегия, однако, определённо дистанцируется от утверждения заявителя о том что «журналист Михайлов сознательно стимулирует проявление ненависти и вражды по отношению к армянам».

10.1. Относя сам тезис о «сознательном стимулировании» к области, определённо выходящей за пределы её компетенции,  Коллегия полагает полезным воспроизвести в резолютивной части решения следующие слова Г.В. Лазутиной (обращая внимание на то, что реплика эта, относящаяся к одному из посылов автора текста «Они не кавказцы», не «генерализована» самим экспертом):  «Было бы опрометчиво делать вывод о том, что утверждения подобного рода могут рассматриваться как провоцирующее межэтнические конфликты; речь только о том, что человек, называющий себя российским журналистом, совсем не принимает в расчёт одно из ключевых положений Декларации принципов поведения журналиста Международной Федерации журналистов, которому он,  как член Союза Журналистов России, просто-напросто обязан следовать. Вот это положение: “7. Журналист должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит в себе призыв к дискриминации, распространенный через СМИ, и должен сделать все возможное для того, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального и социального происхождения”».

10.2. Не имея оснований поддержать предположение заявителя о том, что «антиармянские» (по оценке А.А. Ягубьянца) выпуски «Журналистских расследований Евгения Михайлова» выражают особую заинтересованность автора или же «каких-то  структур, которые его направляют», Коллегия, вместе с тем, обращает внимание на очевидную невосприимчивость автора публикаций к предупреждениям и предостережениям, сделанным не только её экспертами.

Никогда прежде не используя в текстах своих решений заключения представителей экспертных структур, рассматривающих обращения к государственным органам по поводу предполагаемого нарушения авторами публикаций российского законодательства, Коллегия в данном случае считает уместным и оправданным воспроизвести фрагмент «Заключения специалиста № 1077/19 от 10.12.2019 г.», подготовленного в Экспертном учреждении ООО «Республиканский центр судебной экспертизы» (г. Махачкала). Цитируя автора, специалиста Н.Ю. Силантьеву:

«По третьему вопросу - Имеются ли в представленном на исследование материале высказывания, содержащие негативную оценку или выражающие неприязненное, враждебное отношение к какой-либо национальной, религиозной или социальной группе? - проведённое исследование показало следующее.

В материале «Они не кавказцы»_Журналистские расследования Евгения Михайлова.mр4» есть высказывания, в которых содержится негативная оценка армян вообще.

Журналист Е. Михайлов сравнивает жителей Кавказа («кавказцев») и армян, прибегая к сопоставлению национальных костюмов этих народов. Ссылаясь на разницу в костюмах, Михайлов говорит о разнице и на ментальном уровне между ними. «Разница весьма заметна», иронично отмечает журналист. Далее он говорит: «И всё же не нужно валить в одну корзину гордых кавказцев и этих граждан [армян, совершивших преступление «толпой, не один на один, а толпой. И этим всё сказано...»], которые имеют свою страну с возможностью в ней спрятаться...». Получается, что Михайлов оценивает всех армян одинаково: армяне трусливые и подлые».

Коллегия обращает внимание на то, что специалист Н.Ю. Силантьева включила в своё исследование (не называя источник) фрагмент известных и не единожды воспроизводившихся самой Коллегией Рекомендаций НИИ Генпрокуратуры России, подготовленных экспертной группой под руководством известного психолога д.ю.н. А.Р. Ратинова. Вот основные позиции этого документа, позволяющего отнести к направленным на возбуждение ненависти и вражды высказывания, содержащие:

- перенос различного рода негативных характеристик и пороков отдельных представителей на всю группу;

- приписывание всем представителям группы стремления следовать тем древним обычаям, верованиям, традициям, которые негативно оцениваются современной культурой;

- утверждения о природном превосходстве одной группы и неполноценности или порочности других;

- приписывание враждебных действий и опасных намерений одной группы по отношению к другой;

- возложение вины и ответственности за деяния определенных представителей на всю группу;

- утверждение об изначальной враждебности определенной группы по отношению к другим;

- утверждения о полярной противоположности и несовместимости интересов одной группы с интересами других;

- утверждение о наличии тайных планов, заговоров одной группы против другой;

- объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных групп.

 

  1. Подчёркивая тот факт, что процитированный документ предоставлен Коллегии самим адресатом жалобы (в подкрепление сказанного о том, что через его, Е.А. Михайлова теперь через Коллегию пытаются «унизить и сделать виновным. Обычная практика диаспоры»), Общественная коллегия задаётся вопросами о способности и готовности автора публикаций, во-первых, адекватно оценивать последствия выхода к пользователям канала «Журналистские расследования Евгения Михайлова», как минимум, той части выпусков, которые связаны с межэтнической и межконфессиональной проблематикой. И, во-вторых, отделять профанный «блогерский» подход к избранной проблематике, реальными ограничениями в котором выступают только нормы законов, от подхода профессионального журналистского, обязывающего автора текстов, выходящих в масс-медийное пространство, ориентироваться на принципы и нормы профессиональной этики журналиста.

 

  1. С учётом того, что Коллегией по двум обращениям к ней рассмотрено в общей сложности пять выпусков «Журналистских расследований Евгения Михайлова», которые можно условно определить как «монотемные», Коллегия принимает решение направить настоящее Решение в Секретариат Союза журналистов России для рассмотрения сложившейся ситуации и для принятия мер в соответствии с Уставом СЖР.

 

  1. Учитывая, что адресатом жалобы не подписано Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной Коллегии по жалобам на прессу, Коллегия освобождает заявителя от принятого им обязательства не использовать вынесенное решение Общественной коллегии для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

Полный текст решения Коллегии

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов