Коллегия признала недостоверными сведения про "Десяткино 2.0" в статьях "Онлайн47.ру" и ivbg.ru

Коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по жалобе дольщиков "Десяткино 2.0" на статьи в "Онлайн47.ру" и  ivbg.ru. 

Речь идет о публикациях под заголовками «Десяткино 2.0”» достроят не скоро, но обязательно и по закону. Дольщики хотят наоборот» и «”Десяткино 2.0”: объект будет достроен по закону, даже если дольщиков закон не интересует» (перепечатка первого материала). В них от лица обманутых дольщиков перечислены требования "буквально ложные" - о том, что нужно подвинуть другие долгострои, пропустив вперед "Десяткино", максимально урезать все социальные статьи расходов регионального бюджета и на эти деньги за счет всех жителей Ленинградской области в максимально короткие сроки достроить их ЖК.

 

По итогам рассмотрения жалобы Коллегия сочла установленными следующие обстоятельства:

- Оспоренные публикации содержат не соответствующие действительности утверждения.

- Оспоренные публикации являются диффамационными по характеру и способствующими нарушению гражданского мира, поскольку представляют определенную группу граждан (обманутых дольщиков) людьми, готовыми нарушать принцип социальной справедливости и требующими нарушения закона в целях достижения своих, узко групповых интересов.

- Оспоренные публикации превращают уже заведомо поражённую в правах, глубоко задетую группу граждан, уже пострадавших от недобросовестного застройщика, в заложники ситуации социального противостояния, делая их еще и жертвой общества.

Коллегия отмечает, что лица, готовившие оспоренные публикации, пренебрегли возможностью ознакомиться с мнением самих дольщиков. То есть простое, но одно из самых важных профессиональных правил – дать слово другой стороне, совершенно обязательное, когда речь идёт о подготовке материала критического, - было в данном случае нарушено как авторами публикаций, так и теми, кто размещал указанные материалы на сайте.

Коллегия обращает внимание на то, что читатели оспоренных публикаций имели дело с продуктом, создатели которого не просто грубо нарушили такой стандарт журналистской профессии, как предоставление слова подвергающимся публичной критике, но применили приёмы  манипулирования сознанием пользователя СМИ. Добросовестная информация оказалась в итоге заменена фальсификатом, подменой мнения обманутых дольщиков «мнением», которое им было приписано.

Решение Коллегии вырабатывалось на заседании 29 апреля 2020 года. В рассмотрении жалобы участвовали Юрий Казаков (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), члены Палаты медиасообщества: Ольга Кравцова, Владимир Познер,  Виктор Юкечев, члены Палаты медиааудитории Алексей Автономов, Татьяна Андреева, Евгений Гонтмахер, Виктор Монахов, Генри Резник, Владимир Ряховский, Анита Соболева, Григорий Томчин. Решение было принято консенсусом. С особым мнением выступил член Палаты медиасообщества Владимир Познер.

 



РЕШЕНИЕ

 

  1. Коллегия сожалеет, что редакции сетевых изданий «Онлайн-47» и IVBG.RU уклонились от приглашения к участию в рассмотрении настоящей жалобы, лишив себя тем самым возможности ответить на обвинения в нарушении норм и правил профессиональной этики журналиста.

Коллегия подчёркивает, что невозможность выполнения уставной максимы - проведения заседания в режиме «конструктивного диалога между участниками конфликта» и «в обстановке состязательности, открытости и равноправия сторон» - не является препятствием к рассмотрению жалобы, но лишает её адресата сразу двух уровней защиты, поскольку оставляет без реакции адресата жалобы  слова заявителя, с одной стороны. И открывает заявителю дорогу к продолжению рассмотрения настоящего информационного спора  «в судебном, ином правовом или административном порядке».

 

  1. В отсутствие другой стороны информационного спора, представителей адресата жалобы, Коллегия не имеет возможности с необходимой точностью установить обстоятельства, при которых, как утверждает заявитель, публикация, подписанная конкретным именем журналиста, оказалась в итоге безымянной, т.е. по факту редакционной. Не имея возможности перепроверить эту информацию, Коллегия принимает в сведению сказанное заявителем о том, что журналист, «чье имя было указано в качестве автора этих материалов», будучи разысканной через контакты в конкретной социальной сети, «поспешила откреститься от авторства, заявив, что текст не ее, а только подписан ее именем», что «обманутыми дольщиками она не занимается и вообще в издании не работает».

 

  1. По той же причине отсутствия другой стороны Коллегия не имеет возможности установить имя и должность сотрудника редакции сайта online47.ru, с которым заявитель разговаривала по телефону после появления первой и трёх оспоренных публикаций, а также с необходимой достоверностью восстановить содержание этого разговора.

 

  1. Не ставя под сомнение факт самого разговора заявителя с неким представителем редакции сайта, который был условно, по номеру телефона, идентифицирован заявителем как главный редактор сайта А.А. Телегин, Коллегия принимает к сведению информацию, доведённую по телефону до заявителя (данная публикация выражает позицию редакции) и расценивает указанную публикацию именно под таким углом зрения.

 

  1. Не имея возможности ни подтвердить, ни опровергнуть в отсутствие адресата жалобы сказанное заявителем на заседании, Коллегия принимает к сведению его сообщение о том, что представителя обманутых дольщиков в упомянутом телефонном разговоре «пытались припугнуть преследованием по закону о СМИ» за якобы «терроризирование» в интернете журналиста, чья подпись, как утверждает заявитель, первоначально стояла под публикацией.

 

  1. Традиционно избегая заходов в правовое поле, Коллегия в данном случае обращает внимание на то, что ст. 58 «Ответственность за ущемление свободы массовой информации» Закона РФ «О средствах массовой информации» содержит четкие, однозначно прочитываемые признаки «ущемления свободы массовой информации, т.е. воспрепятствования в какой бы то ни было форме со стороны граждан, должностных лиц государственных органов и организаций, общественных объединений законной деятельности учредителей, редакций, издателей и распространителей продукции средств массовой информации». И при этом не содержит, на взгляд Коллеги, признака, позволяющего отнести описанную заявителем ситуацию прояснения гражданами обстоятельств исчезновения подписи журналиста под задевшим их материалом к подпадающим под действие указанной статьи Закона РФ «О средствах массовой информации».

6.1. Коллегия находит, вместе с тем, что фрагменты публикации «Десяткино 2.0 достроят не скоро, но обязательно и по закону. Дольщики хотя наоборот», расценённые заявителем как содержащие заведомо ложную информацию и диффамационные («Что не нравится дольщикам» и «Что нравится дольщикам») имеют все основания быть проверенными на соответствие ст. 51 «Недопустимость злоупотребления правами журналиста» Закона РФ «О средствах массовой информации» как пример «распространения слухов под видом достоверных сообщений».   

 

  1. Возвращаясь в привычное для себя профессионально-этическое поле, Коллегия считает установленными следующие обстоятельства:

- Оспоренные публикации содержат не соответствующие действительности утверждения.

- Оспоренные публикации являются диффамационными по характеру и способствующими – независимо от того, вызван ли такой эффект умыслом, намерением или недомыслием авторов публикаций - нарушению гражданского мира, поскольку представляют определенную группу граждан (обманутых дольщиков) людьми, готовыми нарушать принцип социальной справедливости и требующими нарушения закона в целях достижения своих, узко групповых интересов.

- Оспоренные публикации превращают уже заведомо поражённую в правах, глубоко задетую сложившейся не по их вине ситуацией группу граждан, уже пострадавших от недобросовестного застройщика, в заложники ситуации социального противостояния, конструируемой авторами публикаций, т.е. в возможные жертвы общества, находящегося в определённо неравновесной социальной и психологической ситуации.

 

  1. Коллегия отмечает, что лица, готовившие оспоренные публикации, пренебрегли возможностью ознакомиться с мнением тех, кто в каждой из публикаций выставлен в негативном свете именно как представитель выделенной, особой группы (обманутые дольщики).

Простое, но важное профессиональное правило – дать слово другой стороне, совершенно обязательное, когда речь идёт о подготовке материала критического, - было в данном случае безусловно нарушено как авторами публикаций, так и теми, кто размещал указанные материалы на сайте.

 

  1. Коллегия обращает внимание на то, что читатели оспоренных публикаций имели дело с продуктом, создатели которого не просто грубо нарушили такой стандарт журналистской профессии, как предоставление слова подвергающимся публичной критике, но применили приёмы  манипулирования сознанием пользователя СМИ. Добросовестная информация оказалась в итоге заменена фальсификатом, подменой мнения обманутых дольщиков «мнением», которое им было приписано.

9.1. Если бы под публикацией «Десяткино 2.0 достроят не скоро…» стояли подпись или псевдоним автора, у Коллегии были бы основания предположить, что до журналиста, совершающего такую подмену вообще и применительно к ситуации выраженного общественного интереса, к чрезвычайно чувствительной теме обманутых дольщиков, в частности, будет доведён внятный сигнал (профессионального сообщества, редакции, работодателя) о недопустимости базовых принципов и правил профессиональной этики журналиста. Пользуясь случаем, Коллегия напоминает основное положение принципа «Добросовестное освещение событий – долг журналиста» своего Медиаэтического стандарта: «Журналист отвечает собственным именем за точность  и полноту информации о фактах, а также за честное, добросовестное, непредвзятое освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом. Журналист и редакция средства массовой информации обязаны заботиться  о том, чтобы не публиковались неточные, вводящие в заблуждение или искажённые информационные материалы: как текстовые, так и выполняющие роль информации к тексту».

9.2. Учитывая, что речь идёт о публикации редакционной, всё, что может сделать Коллегия, это порекомендовать лицам, ответственным за формирование и осуществление  редакционной политики сайта online47.ru, проверить оспоренную публикацию на соответствие букве и духу редакционной политики сайта, если она каким-то образом прописана, и нормативным представлениям о профессиональной этике журналиста и медиаэтике.

 

  1. Обращая внимание на изначальную безнравственность подхода, при котором однозначное «у них украли» превращается в неопределённое «то ли у них, то ли они», Коллегия признаёт, что члены ad hoc коллегии, как обнаружилось, по-разному прочитывают ситуацию так и не состоявшейся моральной сатисфакции, возможность которой открывалась в телефонном разговоре заявителя с предполагаемым главным редактором сайта.

10.1. Напоминая, что при рассмотрении конкретного прецедента она имеет дело с описанием деталей именно телефонного (т.е. без свидетелей) разговора одной стороной, Коллегия отмечает что ни в обращении к ней заявителя, ни в сказанном Е.В. Воронцовой на заседании не возникало речи об обращении сторон информационного спора к таким  правовым конструкциям, как  «Право на опровержение» или «Право на ответ» (ст. 43-45 и ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации», соответственно.)

10.2. Признавая, что речь, таким образом, могла идти исключительно о возможном проявлении доброй воли редакцией сайта (если заявитель говорила именно с А. Телегиным, а не с сотрудником редакции, не имевшим для обсуждения темы необходимых полномочий), члены ad hoc коллегии разделились в оценке характера шагов, которые так и не были предприняты сторонами. Одни выразили мнение, что необходимые усилия для переведения импульса доброй воли в конкретную публикацию или серию публикаций не были выполнены самими заявителями, которые были заинтересованы в восстановлении справедливости, полагая, что редакция сайта могла  ожидать получения каких-то материалов от заявителя, и что осуждать её действия в конечном итоге можно было бы только в том случае, если бы полученные материалы не были опубликованы. (Конкретное проявление позиции такого рода: «Очень жаль, что заявитель не воспользовалась согласием, которое, по её же словам, было дано от имени редакции. Публикация с изложением позиции заявителя в отношении проблемы дольщиков и возможных путей её решения, если бы она состоялась, позволила бы и представить позицию дольщиков, и защитить их доброе имя».) Другие сочли не проделавшей необходимую работу по прояснению и точному донесению до читателей позиции самих дольщиков – ни при подготовке оспоренной публикации, ни после телефонного разговора, о котором говорил заявитель, - саму редакцию сайта, которая, могла бы в итоге инициативно обратиться к заявителю и с его помощью подготовить новую публикацию.

10.3. Полагая имеющими право на жизнь обе точки зрения, но сразу же и возвращаясь к сказанному о том, что оспоренные публикации содержат не соответствующие действительности утверждения, Коллегия полагает полезным напомнить подход, заложенный в принцип «Профессиональная честность журналиста» своего Медиаэтического стандарта. «Профессиональная честность проявляется в готовности признать и исправить допущенную ошибку. (…) В случае обнаружения в публикации ошибок или существенных неточностей, ложных или искажённых данных профессионально правильной реакцией редакции на ситуации считается незамедлительное исправление ошибки журналиста или редакции способом, соответствующим представлениям о честной журналистике, и образом, понятным задетому лицу». И далее: «Решение о принесении редакционных извинений является прерогативой редакции».

         

  1. Коллегия полагала бы профессионально правильным инициативное возвращение редакции сайта к ситуации с обманутыми дольщиками ЖК «Десяткино 2.0», восстанавливающее доверие наиболее задетой категории дольщиков как к конкретным СМИ, упоминаемым в обращении заявителя Е.В. Воронцовой, так и к российской журналистике в целом.

Решение о принесении извинений или же о попытке уладить конфликтную ситуацию в рабочем порядке может быть принято только руководством сайта online47.ru.

 

  1. Учитывая, что адресатом жалобы не подписано Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной Коллегии по жалобам на прессу, Коллегия освобождает заявителя от принятого им обязательства не использовать вынесенное решение Общественной коллегии для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

  1. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

 
ПОЛНЫЙ ТЕКСТ РЕШЕНИЯ



ОСОБОЕ  МНЕНИЕ

Члена Палаты Медиасообщества

Владимира Познера.

 

Проект Решения №211 по жалобе Воронцовой Е.В. является, на мой взгляд, безупречным. Я всецело его поддерживаю.

Однако остаюсь при своём мнении, которое заключается в следующем: по непонятной мне причине заявитель не направил опровержение в сетевое издание «Онлайн-47.ру», хотя человек, представившийся главным редактором в телефонном разговоре, выразил готовность разместить в своём издании мнение заявителя. Как сказала сама заявитель, если бы такой материал был размещён, вопрос был бы снят.

Почему заявитель решила подождать, пока само издание разместит эту точку зрения, я не понимаю.

Получается так: Коллегия в своём большинстве решила, что неиспользование заявителем возможности разместить опровержение не имеет значения, важно то, что был опубликован материал, содержащий неправду.

Я же считаю, что если бы заявитель подготовил опровержение, направил бы его по адресу, и если оно было бы опубликовано, Коллегия не получила бы никакой жалобы. Если же опровержение не было бы опубликовано, это бы совершенно изменило положение дел.

С моей точки зрения, заявитель не довёл дело до конца. По какой причине - не знаю.

 

 

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов