Мнение эксперта - Страница 6

Оглавление

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой

по жалобе на публикацию «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» (Общественно-политическая газета «Кимры сегодня»)

 

Мнение сформировано на основе проведенного автором исследования.

Исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Казанского (Приволжского) Федерального университета, профессор, к.филол. н., д.филос.н., стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным публикациям по обращениям физических и юридических лиц – с 1997 года.

Время и место проведения исследования: 2 – 10 февраля 2018г.; Высшая школа журналистики и медиакоммуникаций ИСФН КФУ, г.Казань, ул. Профессора Нужина, д.1/37.

Лицо, назначившее проведение исследования: Казаков Юрий Венедиктович, заместитель председателя Общественной коллегии по жалобам на прессу.

Материалы, предоставленные исследователю:

1. Жалоба в Общественную коллегию по жалобам на прессу Янкевич Виктории Валерьевны

2. Спорная публикация от 22.01.2018 Дмитрия Ступина «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» На сайте «Популярная Общественно-политическая газета “Кимры сегодня”» ( URL: http://kimrypress.ru/news/zhili-v-kimrah-dva-brata-odin-umer-drugoy-sgorel.html (Дата обращения: 2.02.2018).

 

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержатся ли в публикации Дмитрия Ступина «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» нарушения профессиональной этики журналиста?

2. Если содержатся, то в каких фрагментах текста?

 

Методология исследования базируется на теории и практике социально ответственной прессы, на теории массовой коммуникации, медиапсихологии (см.список литературы).

Учтено Решение Общественной коллегии по жалобам на прессу № 66 от 11 марта 2011 года «О жалобе И.Г. Ясавеева на программу “Перехват” телекомпании «Эфир», а также выводы и определения подготовленного нами экспертного мнения по этой жалобе «Смерть в телевизионных новостях: границы допустимого» [см.: Настольная книга по медийному саморегулированию. Выпуск 3. Под ред. Ю.В.Казакова и М.А.Федотова. – М.: Творческий центр ЮНЕСКО, 2013. С. 103-121]. Формат публикаций, в которых событийную основу составляет происшествие – авария, несчастный случай, преступление, определяется нами как «натуралистический сюжет». Натуралистические сюжеты криминальной хроники в том виде, в каком они подаются на экране, мы относим к жанру «устрашающих историй», основным предметом которых является «ужасное происшествие». «Ужасное происшествие», не будучи поднято на уровень общественно значимой информации, не входит в предметную сферу журналистики. Однако эти сюжеты подаются под эгидой журналистской новостной информации, что меняет их статус и определяет особые условия восприятия аудиторией [7, с.114-121].

 

Характеристика объекта исследования:

Публикация «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» выполнена в жанре заметки. Описываемое событие связано с пожаром в продуктовом магазине. Об этом сообщает подзаголовок: «В крещенскую ночь в городе Кимры сгорела “Пятёрочка”, на пожаре погиб один человек». Общий объем вербального текста – 190 слов. Заметку сопровождают три больших фотоснимка одного размера. Первый снимок с изображением пожарной машины в ночное время помещен над заголовком. Второй – в середине текста. Под ним подпись: Остатки оборудования торгового зала популярного универмага «Пятёрочка» на ул. Володарского, 10 в городе Кимры. Третий – завершает публикацию. Под ним подпись: Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре.

 

Выводы исследования

 

Вывод 1

В материале «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» нарушением профессиональной этики является публикация снимка с подписью Так выглядят останки человека, погибшего на пожаре.

Обугленный череп крупным планом на фотоснимке представляет собой

-шок-контент для интернет-аудитории, эффект медианасилия над ней;

-нарушение прав родственников погибшего, которые получат такого рода известие о смерти близкого человека;

-умаление чести и достоинства погибшего, смерть которого содержанием данной публикации сведена к банальному «происшествию».

 

Пояснение

Нами уже указывалось, что событие смерти является одним из наиболее мощных воздействий на психику любого человека, эффект от которого может до конца не осознаваться. Документальность усиливает степень этого воздействия. Мощным фактором выступает визуализация факта смерти. Таким образом происходит прямое проникновение в подсознание аудитории. Такое проникновение является деструктивным. Его последствия определены нами в экспертном мнении в 2011 году в ходе изучения влияния шок-контента, распространяемого через телевидение. Это же относится к устрашающим фотоизображениям, распространяемым через интернет:

- нарушение базового доверия к миру со стороны детей: «они обучаются ожидать, что жестокость – это способ, которым с ними будут обращаться в мире» - [5; с.43-44];

- банализация смерти («обычное дело»), что способствует распространению моделей и образцов девиантного поведения, прежде всего - среди подростков и молодежи: документальные сюжеты по телевидению завершают процесс, запущенный компьютерными играми, построенными на «подавлении и убийстве противника»;

- дестабилизация эмоционального статуса личности, появление у нее страхов, тревожности. Согласно Дж.Кантор, в реальной жизни испуг вызывают три категории раздражителей, которые отражаются в медиасодержании: 1) разного рода опасности и увечья; 2) искажение естественных форм; 3) восприятие опасности и страха через опыт других людей [1; с.244].

С учетом этого в цивилизованных обществах к теме смерти обращаются тактично и осторожно и только тогда, когда этого требует отчетливо ощущаемая общественная значимость такого обращения.

Не лишним является повторение, что труп как «событие», как «новость» нарушает глубинное правило человеческой культуры и морали – уважение смерти. Усиление визуализации восприятия окружающего мира у новых поколений потребителей информации делает актуальной тему границ допустимого в визуальных медиатекстах. Поэтому вопрос о том, как относиться к включению в фото- или телевизионный репортаж мертвого человека – это всегда вопрос для профессионального журналиста вне зависимости от уровня развития его профессионально-этических привычек [5; c44-46].

Когда смерть, горе и страдания людей превращаются специалистами в «страшилки», подаваемые в документальном формате, который усиливает их эффект воздействия на психику, можно констатировать факты медианасилия.

В текущем году готовится к защите выполняемая под нашим руководством кандидатская диссертация М.А. Марзан по проблеме медианасилия в текстах СМИ [6]. Проведенный ею мониторинг разного рода медиаресурсов свидетельствует о высокой распространенности контента, «продающего» аудитории страх, смерть, тревоги. Эта ситуация, по наблюдениям диссертанта, не воспринимается в обществе как социальная проблема. Различные медийные площадки, которые ценой медианасилия поднимают свои рейтинги, повышают прибыльные статьи медиабизнеса, заинтересованы в том, чтобы общественное мнение относилось к этой проблеме лояльно.

В этой связи сторонники «натуралистических сюжетов» для его утверждения сами используют понятия профессиональной этики, наполняя их отличным от принятого содержанием. В частности, наблюдается стремление подвести фотоизображения с шок-контентом, так же, как видеоряд криминального репортажа, под ложное представление об объективности: «Мы же показываем и говорим о том, что есть на самом деле. Разве не в этом – цель журналистики?», Нами уже указывалось, что представление о том, что объективная реальность является очевидной и что ее можно зафиксировать без каких-либо искажений теле- или фотокамерой – известное заблуждение. Те, кто его разделяет, считают, что «просто» изображение, «просто» видеоряд обеспечит нас безупречными свидетельствами о действительности. Однако это положение давно оспорено современной мыслью [2]. Аудиовизуальные технологии не могут быть нейтральны, прозрачны и объективны – мы конструируем и воспринимаем реальность согласно нашим предпочтениям и интересам. Устрашающая сторона жизни, сводящая человека к его «медицинскому телу», мера присутствия этой стороны в новостях утверждает определенное видение человека, «натурализует» его. Это положение отвечает идеологии позитивизма, всегда сопровождающей бизнес [7, с.114-121].

Журналистам, пишущим на темы криминальной хроники и происшествий рекомендуется:

- уходить от соблазна выносить на экран, в фотоизображение не отредактированный материал оперативной съемки, уменьшать долю натурализма в кадре и в сюжете в пользу журналистского, авторского формата;

- делать акцент не на самом несчастном случае и т.п. как таковом, а на том, какие меры принимаются, какова работа правоохранительных ведомств и т.п.;

- не драматизировать с помощью спецэффектов, слов ведущего, ее интонации и другими способами криминальные события;

- не делать к натуралистическим сюжетам «подогоревающей» подводки;

- избегать визуальных подробностей аварии, несчастного случая, преступления;

- избегать крупных планов жертв происшествий, телесных повреждений, смерти;

- не детализировать, не «смаковать» в репортажной речи за кадром те же подробности;

- не показывать «устрашающие истории» в прайм-тайм.

- проводить повышение квалификации корреспондентов, работающих в заданном направлении, с целью уменьшения доли натурализма в шоковых видео- и фотосюжетах в пользу качественной журналистики.

 

 

Краткий ответ на поставленные вопросы:

В публикации Дмитрия Ступина «Жили в Кимрах два брата: один умер, другой сгорел» содержатся нарушения профессиональной этики журналиста. Эти нарушения определяются публикацией шок-контента в виде фотоснимка обугленных останков человека.

 

 

Литература

1. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ: Пер. с англ. М., 2004

2. Визуальная антропология: Новые взгляды на социальную реальность: Сб.науч.ст. / Под ред. Е.Р.Ярской-Смирновой, П.В.Романова, В.Л. Круткина. – Саратов, 2007

3. Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. М., 2010

4. Информационная и психологическая безопасность в СМИ: В 2-х т. Т.1: Телевизионные и рекламные коммуникации / Под ред. А.И. Донцова, Я.Н.Засурского, Л.В.Матвеевой, А.И.Подольского. М., 2002

5. Лэнгле А. Эмоции и экзистенция: Пер. с нем. Х., 2007

6. Марзан М.А. Проблема медианасилия как предмет теории массовых коммуникаций // URL: < http://journal.mrsu.ru/wp-content/uploads/2015/07/marzan_statya.pdf>

7. Настольная книга по медийному саморегулированию. Выпуск 3. Под ред. Ю.В.Казакова и М.А.Федотова. – М.: Творческий центр ЮНЕСКО, 2013. – 580 с.

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов