27.07.2017 14:34
Рассмотренные жалобы

Жалоба Вадима Слуцкого на цензуру в блогах "Эха Москвы" - Решение Коллегии

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе В.А. Слуцкого на «цензурные ограничения» со стороны сотрудников сайта радиостанции «Эхо Москвы» по отношению к текстам, предназначенным для его блога (на примере текста «Феномен Майдана» от 26.02.2014 г.)»

 

г. Москва, 27 марта 2014г. №100

 

На 97-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Михаила Бергера, Даниила Дондурея, Владимира Евстафьева, Алексея Симонова, членов Палаты медиааудитории Виктора Монахова, Александра Шершукова, Григория Томчина рассмотрела жалобу Слуцкого Вадима Ильича на «цензурные ограничения» со стороны сотрудников сайта радиостанции «Эхо Москвы» по отношению к текстам, предназначенным для его блога (на примере текста «Феномен Майдана» от 26.02.2014 г.)

Вопросы процедуры. Заявитель, В.А. Слуцкий, подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу.

Редакция Радиостанции «Эхо Москвы» в лице Главного редактора Радиостанции А.А. Венедиктова, принявшего участие в рассмотрении жалобы, также подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу.

К заседанию по данной жалобе было подготовлено «экспертное мнение» К.А. Назаретян, исследователя проблем профессиональной этики журналиста.

Открытая часть заседания Коллегии, начатая в режиме интернет-связи (skype) с заявителем, В.А. Слуцким, в силу как технических затруднений (качество связи), так и лимита времени заявителя на участие в заседании, была завершена в его отсутствие.

Позиция заявителя, В. А. Слуцкого, в обращении в Коллегию были выражены следующим образом (сохранено написание оригинала): «У меня есть блог на сайте "Эха Москвы" (http://www.echo.msk.ru/blog/vadimslutsky/). Опубликовать текст в блоге можно, только пройдя цензуру. Текст прямо не сохраняется на сайте – что является обычной практикой, и тут вопросов к сотрудникам сайта (глав.редактор – Виталий Рувинский) нет. Однако само поведение цензоров (они на сайте условно именуются "редакторами", хотя редактированием не занимаются, а занимаются только цензурой) вызывает вопросы. Так, 26.02.14, в первой половине дня, я отправил текст "Феномен Майдана", получил отказ от цензора, который написал: "Необходимо убрать ГосДурищу, а также эти отрывки: Я родился и прожил всю жизнь в Российской империи (раньше она называлась «СССР») и привык, что «люди» (условное название, фактически – нелюди) объединяются только для того, чтобы кого-то травить. Я не знал, не видел коллектива – а только стадо. Я знаю, что в моей стране – в России – этого не будет никогда, потому что русские обожают быть рабами и никогда добровольно не променяют своё сладостное рабство на труд и испытание Свободы" Я предложил объяснить, ПОЧЕМУ это "необходимо", обосновать эти требования. Письмо отправил в том числе В.Рувинскому. Однако никакого обоснования не получил. Тогда я выполнил эти требования, но своеобразно: на месте отцензурованных отрывков поставил множество точек и написал <пропущено по требованию цензуры сайта>, а под текстом, в комментариях, сохранил изначальный вариант текста, без купюр. Текст всё-таки был опубликован, но провисел "в подвале" (т.е. в нижней части сайта) только примерно полчаса (собрав за это время 1500 читателей), после чего его убрали. Интересно, что ответ цензора НЕ ПОДПИСАН: там много "редакторов", но ни один из них, кроме В. Рувинского, не называет своего имени и не подписывается. Очевидно, что требование цензора не основано на законе: никаких оснований требовать этого нет - это чисто субъективные проблемы самих "редакторов", которым не нравится, когда об их стране говорят правду. Т.е. – это чистый произвол. То же самое происходило с моими текстами на сайте неоднократно. Так, мой предыдущий текст (см.: http://www.echo.msk.ru/blog/vadimslutsky/1265242-echo/) также не был сначала опубликован, "редактор" обосновал свой отказ тем, что я недостаточно почтительно пишу О ВИКТОРЕ ЯНУКОВИЧЕ: по мнению редактора, нельзя так говорить О ГЛАВЕ ГОСУДАРСТВА. Это было уже после расстрела людей на Майдане, после бегства Януковича, после импичмента и в тот самый день, когда он был объявлен в розыск. Сегодня я получил письмо от В.Рувинского о том, что он решил прекратить сотрудничество со мной, так как ему неприятно читать мои возмущённые письма. Это письмо сохраняется в моём почтовом ящике. Напомню, блогеры сайта не получают никакой платы: эти люди пишут бескорыстно. Мои тексты пользовались популярностью, у меня есть постоянные читатели. Прошу оценить поведение В.Рувинского и его сотрудников с точки зрения журналистской этики».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Общественной коллегии. А.А. Венедиктов, Главный редактор ЗАО «Радиостанция «Эхо Москвы», отметил, выступая на заседании, что сам предмет рассмотрения распадается на две части: сущностную (проблему взаимоотношений СМИ и блогера) – и конкретную, связанную с жалобой блогера, В.А. Слуцкого.

Что касается части сущностной: важно понять, что за жалобой стоит не конфликт сотрудника с редакцией, а конфликт некоего субъекта, создающего контент, и средства массовой информации. Сайт радиостанции «Эхо Москвы» является отдельным СМИ, зарегистрированным и действующим по Закону РФ «О средствах массовой информации». «Сайт – не стена, на которой каждый может написать, что ему захочется, а СМИ, несущее ответственность за тот контент, который распространяет».

Поясняя Коллегии, как строятся взаимоотношения радиостанции «Эхо Москвы» с блогерами, А.А. Венедиктов обозначил следующие позиции как системные для редакции:

– блогеры не являются журналистами и не рассматриваются редакцией в этом качестве. Они не являются сотрудниками СМИ, с ними не заключаются трудовые договора, им не выплачиваются зарплата или гонорары. Редакция рассматривает тексты блогеров как своего рода письма читателей, которые редакция может публиковать, но может и отказать в их публикации;

– правила ведения блогов (начиная от того как, от кого, в какой форме принимаются заявки на блоги, каких именно блогеров ищет радиостанция, по каким критериям их отбирает, каковы требования к содержанию текстов в блогах, и пр.) размещены на сайте «Эха Москвы» и доступны всем заходящим на сайт;

– отношения с блогерами редакция устанавливает опытным путём. Она ищет или блогеров-экспертов (именно как учитель, квалифицированный эксперт в области образования и воспитания был приглашён в блогеры Вадим Слуцкий; с ним списались, пригласив вести блог по теме образования), или т.н. народных блогеров, следящих за событиями в своём городе или регионе и предлагающих информацию о лично ими увиденном, услышанном, снятом;

– устойчивый блог на сайте «Эха Москвы» образуется в том случае, если счетчики посещения показывают, что конкретный блогер и его тексты вызывают достаточный интерес читателей (посетителей); ровно так обстояло дело с появлением на сайте блога г-на Слуцкого: люди вступали с ним в разговор по поводу проблем образования;

– редакция оставляет за собой право в любой момент прекратить отношения с конкретным блогером, - если сочтет, например, что тот нарушает нигде не прописанное, но известное обеим сторонам условие быть именно «экспертным» блогером, - начиная писать про космос, про политику государства и пр. Тут, правда, решение, остающееся целиком на усмотрение редакции сайта;

– не неся правовых обязательств перед блогерами, редакция «Эха Москвы» видит свою моральную ответственность перед ними в том, прежде всего, чтобы объяснить, почему, по каким причинам на сайт не ставится (не может быть поставлен) тот или иной материал; в чем заключается, с точки зрения редакции, противоречие текста либо закону, либо правилам сайта;

– поскольку российское законодательство, в том числе, медийное, блогера пока не видит и взаимоотношений между СМИ и блогером не регулирует, редакция «Эха Москвы» в своих взаимоотношениях с блогерами опирается на постановление Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», в котором блог как комментарий читателей приравнивается к тексту, идущему в прямом эфире без предварительной записи. («В прямом эфире, если человек начинает хамить, нормальный ведущий обязан его оборвать».)

Что касается методологии и технологии работы с блогерами, то зарегистрированный в качестве СМИ – в соответствии с Законом РФ «О СМИ» – сайт радиостанции «Эхо Москвы» требует от блогера, во-первых, соответствия текстов этому и другим законам. (В силу обязанности редакции соблюдать их.) И, во-вторых, исполнения редакционных правил, связанных с ведением блогов.

Отклонив обвинение в «цензурировании» текстов блогеров, содержащееся в жалобе («Слов “цензура” и “цензор” я не приемлю; в стране, где цензура запрещена, это обвинение в уголовном преступлении»), А.А. Венедиктов пояснил: редактор сайта, получая тот или иной блог, не оглядывается на имя автора, но смотрит на соответствие текста российскому закону и редакционным правилам ведения блогов. Обнаруживая то, что предполагается нарушением того или другого, редактор направляет просьбу (именно просьбу) автору изменить блог, указывая на необходимость правки. После чего блогер либо соглашается с высказанным пожеланием, редактирует текст, либо остается при своём мнении. Автор, категорически не согласный с отказом или предложенными редактором правками, имеет право апеллировать к главному редактору сайта. Если решение главного редактора сайта блогера также не устраивает, он имеет право апеллировать к главному редактору радиостанции “Эхо Москвы”». (Главный редактор сайта является заместителем главного редактора Радиостанции по Уставу ЗАО «Радиостанция “Эхо Москвы”.) По словам А.А. Венедиктова, случаев, когда редактор вступает в связь с блогером, «пять-шесть на день; так идёт работа».

«Чтобы правильно понимать масштаб «блогирования», извините за этот термин: в феврале месяце на сайт «Эха» было 130 миллионов заходов, по 4,5 млн. заходов в день. Из них 42 млн., т.е. 33%, были заходами на блоги. Это огромный массив. Вы представляете, сколько различных ситуаций возникает, – и все они регулируются редакторами. У меня за последний месяц была всего одна апелляция, от блогера Немцова. Ни одной апелляции г-на Слуцкого я не получал, о споре его с «Эхом» узнал от Коллегии».

«Что касается самой жалобы. Информирую вас, что редакция сайта продолжала публиковать г-на Слуцкого и после подачи жалобы в Коллегию. С 27.02 по 27.03 редакция опубликовала 21 блог г-на Слуцкого: именно потому, что его блоги соответствовали правилам редакции. Т.е. никакого разрыва отношений, запрета, как написано в жалобе, не было и нет.

Всего г-н Слуцкий опубликовал на нашем сайте 74 блога. Из них всего 1 (один) был отклонён, поскольку г-н Слуцкий отказался изменить позиции, которые мы сочли недостойными сайта «Эха Москвы».

Мы были терпеливы и были бы готовы работать с ним дальше, понимая, что его блоги имеют некую значимость. То, что г-н Слуцкий называет «цензорами» наших редакторов, к этому можно было бы отнестись с иронией. Человек полагает, что любое изменение им сказанного – это «цензура», что делать. Ну, не ставит он это слово в кавычки; я готов был бы и это пропустить.

Но вот он пишет 26 февраля: «гнусная цензура осуществляется по указанию Венедиктова – или это личная инициатива Рувинского? Ответ на второй вопрос мне интереснее, потому, что Алексей Венедиктов-старший постоянно врёт, что на «Эхе» нет цензуры». Слуцкий (терминология): «гнусная цензура», «позор на веки вечные», «рабы», «рабство», – это всё о редакторах сайта.

Я бы на месте Рувинского просто прекратил с ним переписку. Но Рувинский отвечает: «Вадим, я готов обсуждать с Вами формулировки конкретных отказов, но не более того. С разговорами о гнусной цензуре и позоре на веки вечные – не ко мне, пожалуйста».

Обратите внимание: после этого Рувинский публикует ещё 21 пост.

Сожалею, что г-н Слуцкий меня уже не слышит, но с сегодняшнего дня он не будет публиковаться на сайте «ЭМ»: до формальных, принесённых в письменном виде извинений главному редактору сайта.

Конечно, мы не стали бы отказываться от него как от блогера, который является специалистом и пишет по делу. Но если человек относится к редакции как к стенке, как к забору, на котором можно написать всё, что угодно, включая оскорбления тех, кто предоставляет ему такую возможность, то совершенно не обязательно поддерживать с ним отношения.

Если г-н Слуцкий захочет продолжать публиковаться у нас, мы будем готовы продолжить сотрудничество с ним, но повторю: только в случае письменных извинений, принесенных главному редактору сайта, поскольку оскорбления были письменными. Тут – выбор самого г-на Слуцкого».

Отвечая на вопросы членов Коллегии, А.А. Венедиктов пояснил, что редактуру на сайте проходят все блоги, включая и его собственный, и что блогеры, ознакомившись с правилами ведения блогов на сайте «Эха», своё согласие следовать этим правилам никаким формальным образом (вроде проставления «галочки» в определенном окне, как это бывает при скачивании лицензионной программы) не обозначают.

Детализуя подход к блогам как к письмам читателей («мы и работаем с ними как с письмами в редакцию: если письмо интересно - мы его публикуем. Если не интересно – мы его не публикуем, не вступаем в переписку») главный редактор «Эха Москвы» выступил против даже и невольного отождествления блогера с журналистом. «Блогер – не журналист; к читателю, который хочет высказать мнение, нельзя применять такие же требования, как к журналисту. У нас есть блогеры анонимные, мы сами не знаем, кто они такие. Мы публикуем блоги Пескова, Немцова, Якунина, сенатора Маккейна, президента Обамы: всех их никак нельзя назвать журналистами – и все они точно не должны соблюдать правила журналистской этики. Они - читатели, готовые высказать на сайте своё мнение, которое нам понравилось нетривиальностью или экспертной глубиной, поэтому мы его и публикуем».

«Блогер, в отличие от журналиста, не обязан соблюдать Устав редакции, Устав на него не распространяется. Блогер, далее, не обязан проверять факты. (Мы не можем потребовать от г-на Обамы или г-на Якунина проверять факты. Г-н Якунин в своём блоге утверждает что-то как эксперт, не как журналист. Если бы это был журналист, я бы потребовал ссылку на источник. Но блогер Якунин сам является источником информации. Дальше мы уже ссылаемся на него.) На блогера не распространяется требование представления мнения второй стороны, когда речь идёт о конфликтной ситуации. Блогера вообще нельзя обязать соблюдать стандарт работы журналиста. В отличие от журналиста и СМИ, у блогера принципе нет ответственности перед аудиторией, - в этом и состоит главный конфликт новой ситуации».

Говоря о проблеме наступления ответственности СМИ за мнение блогера, А.А. Венедиктов упомянул недавнюю ситуацию, связанную с последствиями публикации блога А. Навального. «У г-на Навального не наступила дополнительная ответственность. При этом сайт «Эха Москвы» был отключён (мы считаем – незаконно; опять готовим обращение в суд) в соответствии с распоряжением Генпрокуратуры и Роскомнадзора. Т.е. ответственность за сам факт публикации текста блога (в распоряжении не было указано, за что конкретно) легла на СМИ, которое протерпело материально и морально, поскольку была задета его деловая репутация.

Это как раз и есть первая тема, нуждающаяся в специальном анализе, если говорить о взаимоотношениях СМИ и блогера. Когда блогер публикуется в ресурсе, зарегистрированном как СМИ, он, с одной стороны, попадает под защиту свободы массовой информации (для блогера это дополнительная защита свободы его слова). С другой же, как видим, он снижает степень свободы СМИ, которое может быть призвано к ответу за его публикацию».

«Я благодарен г-ну Слуцкому за повод начать очень важный и для блогеров, и для главных редакторов зарегистрированных СМИ, и для общества разговор о взаимоотношениях СМИ с гражданами, создающими контент. Заранее признавая решение Коллегии, мы выражаем надежду, что в нем будет содержаться, как минимум, постановка проблем, по поводу которых должна будет продолжиться дискуссия о взаимоотношениях блогеров и именно традиционных СМИ».

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия выражает признательность В.А. Слуцкому за постановку ряда конкретных вопросов, касающихся взаимоотношений заявителя, блогера, с конкретным СМИ, в данном случае, сайтом радиостанции «Эхо Москвы».

1.1. Коллегия поддерживает мнение главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» А.А. Венедиктова о том, что настоящая жалоба даёт основание как для ответа на вопросы, содержащиеся в заявлении В.А. Слуцкого, так и для выявления новой для СМИ и для общества проблемы взаимоотношений редакций средств массовой информации с блогерами как важной частью новой медийной среды, существенным элементом становления современной медийной экосистемы.

1.2. Коллегия полагает полезным открыть резолютивную часть решения не с конкретной, а именно с общей, постановочной части.

2. Цифры, приведенные главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» (130 миллионов заходов на сайт радиостанции за месяц, треть из которых представляют собой заходы именно на блоги; по самым скромным подсчетам, сказанное означает, что количество посещений именно блогов одного только сайта «Эхо Москвы» должно составить до полумиллиарда в год) позволяют оценить характер, масштаб и специфику одной из тех важных культурных революций, связанных с самодеятельным творчеством, которая неотделима от процессов интернетизации современного мира, и которая, естественным образом, не обошла Россию.

Становление гражданского общества и становление нового медийного пространства идут рука об руку, проявляя одновременно как колоссальный потенциал свободного развития отдельной личности, групп по интересам, социальных слоёв, вовлеченных в формирование новых смыслов и осваивающих эти новые смыслы (а не просто новые источники информации или новые способы доставки сообщений), так и серьёзные риски, связанные, в частности, с постановкой под вопрос характера и качества профессионализма и востребованности профессионала; меры ответственности профессионала в мире, где всё большая часть информации создаётся и распространяется как собственно гражданский контент; четкости разделения профессионального начала и начала самодеятельного (как непрофессионального).

2.1. Коллегия полагает, что заметно обновившиеся традиционные СМИ, обеспечивая право граждан на поиск и получение достоверной, надёжной информации, продолжая обеспечивать пространство для общественных обсуждений и стимулировать сами обсуждения, способствуя формированию политической, культурной, социальной повестки дня демократического общества, поддерживая ценности, существенно важные для самоопределения и гражданина, и общества, получают благодаря блогам и блогерству качественно новую обратную связь со своей аудиторией и качественно новую по характеру, а не только по масштабу аудиторию.

2.2. Находя сам этот постоянно развивающийся процесс безусловно благотворным, крайне важным как для СМИ, так и для их пользователей, Коллегия обращает внимание на то, что вопрос о взаимоотношениях СМИ и гражданина, производящего и размещающего в нем самодеятельный, гражданский контент, журналиста и блогера запаздывает в России не с решением даже, которое заведомо не может и не должно носить генерального характера, но с постановкой.

2.3. Напоминая о том, что речь идёт о выражении и защите интересов общества, Коллегия полагает крайне важным, чтобы вопрос о взаимоотношениях «профессионального» и «самодеятельного» в российском масс-медийном пространстве начал обсуждаться системно и последовательно: с обязательным участием главных редакторов новых традиционных СМИ и журналистов, с участием самих блогеров и заинтересованных граждан, пользующихся как профессиональной журналистской, так и блогерской информацией.

3. Рассматривая настоящее решение в качестве «ядерного», призванного инициировать такой процесс, Коллегия считает крайне важным обратить внимание на конкретный сайт радиостанции «Эхо Москвы» (отдельное, зарегистрированное СМИ) как на модель, позволяющую увидеть взаимоотношения СМИ и блогера не просто как проблемное поле, но как достаточно целостную систему, полезную к предъявлению и дискуссии в качестве задающей параметры обсуждения.

3.1. Коллегия обращает внимание, прежде всего на сам факт четкого разделения в этой модели профессионального (журналистского) и самодеятельного (блогерского) начал: с внятным доминированием именно профессионального начала. В основании естественного «неравенства» - формула ответственности перед пользователем. Приоритет профессионального начала (с формализованной ответственностью СМИ и журналиста, в основании которой лежат право средств массовой информации и медиаэтика, в том числе, профессиональная этика журналиста) перед началом самодеятельным (с характерным для него отсутствием формализованной ответственности перед пользователем конкретного СМИ) представляется Коллегии неоспоримым, разумным, подкреплённым, в том числе, конкретной позицией Приложения «Критерии для идентификации СМИ…» Рекомендации CM/Rec(2011)7 Комитета министров государствам-членам о новом понятии СМИ. Утверждение о том, что «редакционная свобода или независимость являются важнейшим требованием для СМИ и напрямую связаны со свободой выражения мнения и правом на то, чтобы придерживаться своих взглядов и получать и распространять информацию, как это гарантировано на основании статьи 10 Европейской конвенции о защите прав человека», подкреплено в этом документе следующей позицией: «Обратной стороной медали является собственный редакционный контроль в отношении СМИ или надзор за содержанием и ответственностью за редакционные решения». И далее: «Редакционный контроль проявляется в собственных решениях участников о своей политики в отношении контента, который будет готовиться или распространяться, а также о том, как его представлять или обрабатывать. Существующие СМИ иногда публикуют изложенную в письменном виде редакционную политику, но это может быть также выявлено и во внутренних инструкциях или критериях отбора или обработки (например, проверки или утверждения) контента».

3.2. Коллегия отмечает, что на сайте «Эха Москвы» размещены внятные редакционные правила ведения блогов на «Эхе», состоящие из шести конкретных разделов («Каких авторов мы ищем», «Что такое пробный пост? Каковы требования к постам?», «Какие тексты публикуются в проекте “Блоги на Эхе”?», «Требования к содержанию», «Требования к оформлению», «Также»). Сказанное означает, что принцип редакционной политики и редакционного контроля в том, что касается блогов, не просто обнародован, но четко проартикулирован редакцией по ряду ключевых, ориентирующих в главном позиций.

Коллегия отмечает, далее, что на сайте сформирована и работает достаточно эффективная, но и достаточно «мягкая», оберегающая свободу выражения мнений, технология обратной связи с блогером - как часть редакционного контроля. Коллегия обращает особое внимание на двухступенчатую систему защиты от блогера от ошибки или произвола редактора сайта (апелляция сначала к главному редактору сайта, а в случае необходимости – к главному редактору радиостанции как к последней инстанции с правом последнего слова в конфликтной ситуации).

3.3. Коллегия безусловно поддерживает подход, согласно которому СМИ не может рассматриваться простым «перевозчиком» гражданского контента. Принимая предложение о ведении блога на «своем» СМИ, «журналиствующий гражданин» (одно из определений сущности блогерства) отдаёт себе отчет в том, что получает тем самым доступ к серьёзному ресурсу: дорогому, с большими вложениями в запуск и поддержание жизнедеятельности, с широким кругом пользователей, с определенной репутацией (не только в кругу т.н. «рядовых пользователей»), с определенной культурой взаимоотношений с окружающей средой. С ответственностью за сохранение редакционной свободы и редакционной независимости, наконец, без которых не поддерживается и не накапливается капитал доверия. В известном смысле блогера, получающего доступ к популярному СМИ как ресурсу, можно назвать благоприобретателем.

3.3.1. Коллегия напоминает, вместе с тем, что и СМИ, через которое получает доступ к аудитории сильный, интересный многим блогер. обнаруживается благоприобретателем: и не обязательно в сугубо философском понимании блага. Памятуя о том, что журналист не может руководствоваться принципом выгоды, Коллегия не склонна недооценивать позицию выгоды для СМИ как организации, хозяйствующего субъекта, связанную с появлением сильной блогерской «линейки».

3.3.2. Коллегия считает принципиально важным подчеркнуть, что в ситуации успешного взаимодействия сильного СМИ и сильного блогера настоящим, основным благоприобретателем, однако, оказывается само гражданское общество, получившее искомое уплотнение или расширение пространства в конкретном пользовательском сегменте.

3.4. Коллегия полагает, что взгляд на текст блогера как на «письмо читателя», выбранный для себя редакцией Радиостанции и редакцией сайта «Эхо Москвы», во многом предопределяется исходной установкой руководства данного СМИ: не вступать с блогером в правовые отношения - и предельно минимизировать моральные обязательства перед ним: сводя последние, как стало понятно из сказанного А.А. Венедиктовым, к поддержанию той самой «мягкой», минимизирующей угрозу редакторского произвола, системы редакционного контроля.

3.4.1. Не располагая пока что даже и критериями надежной, тем более – сравнительной оценки качества такого подхода к «продукции» блогера, Коллегия не может судить о том, является ли указанный подход - принятый, что важно, той массой очень различающихся блогеров, с которыми работает «Эхо Москвы» (исключения вроде рассматриваемой жалобы – из разряда подтверждающих правило), - действительно оптимальным.

Принимая этот подход как профессиональную данность: работающую, выдерживающую испытание повседневной практикой конкретного, «штучного» СМИ, Коллегия готова допустить, что могут существовать (и наверняка существуют) и другие подходы, достоинства и недостатки которых смогут обсуждаться только в том случае, когда различные опыты работы различных СМИ с блогерами начнут где-либо проявляться, накапливаться, сравниваться, исследоваться профессионалами.

3.4.2. Коллегия, уставной целью которой является восстановление и укрепление доверия к средствам массовой информации, выражает готовность выступить в роли такого рода «накопителя» опытов (как совокупного опыта), предоставив в качестве «площадки» для сбора его элементов собственный сайт.

Коллегия, далее, выражает готовность рассматривать информационные конфликты блогеров со СМИ с обязательством проведения их через институт коллегиальной экспертизы.

Как представляется, идеальной формой соединения теории с практикой могло бы стать в данном случае объединение усилий Коллегии (объединяющей представителей медийных сообществ и гражданского общества) с усилиями одной из организаций, представляющей редакторов новых традиционных СМИ.

3.5. Коллегия выражает уверенность, что «модель» взаимодействия редакции сайта «Эха Москвы» с блогерами заслуживает внимания всех, кто определяется в вопросе о выстраивании надежной системы взаимоотношений СМИ и блогера, и обращения к ней (как минимум, в порядке ознакомления с живым опытом) редакций как электронных, так и печатных СМИ.

3.5.1. С целью поддержания и распространения данного «модельного» опыта Коллегия принимает решение разместить на своём сайте Правила ведения блогов на «Эхе Москвы».

4. Коллегия обращает внимание на известную неточность редакции в толковании руководством редакции п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. (в изложении А.А. Венедиктова на заседании Коллегии, по крайней мере) и настоятельно просит сверить представление о сказанном по памяти с текстом документа.

5. Коллегия рекомендует сайту «Эха Москвы» принять и формализовать техническими средствами позицию «правила приняты» или же «правила прочтены» конкретным блогером, получающим место на редакционном сайте. Как представляется, это простое условие, никоим образом не изменяя характера взаимоотношений редакции с конкретным «журналиствующим гражданином», автоматически предотвратит или снизит уровень возможных конфликтов с блогерами (подобных тому, который рассматривается на данном заседании, в том числе) на перспективу: по принятию блогерами на себя определенных моральных обязательств (в первом случае) или же просто по ознакомлению их с правилами, которые на сайте предполагаются соблюдаемыми.

5.1. Коллегия допускает, что какая-то часть блогеров не захочет принять версии «правила приняты», усмотрев в ней ущемление свободы выражения мнений. Не вмешиваясь в редакционную политику сайта «Эха Москвы», Коллегия отмечает, однако, что сам момент ситуации морального выбора, связанный с реакцией на «Правила», является самоценным: и для конкретного блогера, и для редакции, с ним работающей.

6. Коллегия безусловно поддерживает редакцию сайта «Эхо Москвы» в конкретном конфликте с блогером В.А. Слуцким.

6.1. Речь идёт как о поддержке самого подхода («сайт – не стена, на которой можно писать, что вздумается»), так и об оценке стиля взаимоотношений блогера с редакцией СМИ, предоставляющего ему возможность выходить со своими мнениями на большую, не им созданную, но передаваемую ему к доступу по доверенности аудиторию СМИ. Представление аудитории о субъекте, именуемом Радиостанция «Эхо Москвы», определенно подвергается эрозии при появлении в роли блогера гражданина, «размашистость» реакций которого определенно переходит границы, определяемые нормами приличия. (Речь – именно и только о приличиях, о корректности оценок личностных. Никак не о требованиях профессионально-этических, действительно не применимых к блогеру - за исключением, уточним, тех случаев, когда в роли блогера выступает профессиональный журналист.)

6.2. Коллегия принципиально не оценивает акта приостановления блогерства В.А. Слуцкого главным редактором «Эха Москвы» непосредственно на её заседании, обращая внимание на сам акт приостановления и на его мотивацию.

Коллегия убеждена, что пренебрежение к уважению личности, позиции, чувств собеседника, продемонстрированное заявителем в переписке с главным редактором сайта В. Рувинским, является прямым и достаточным поводом для такой реакции редакции.

6.3. Коллегия обращает внимание также и на внятность условия возвращения к сотрудничеству с заявителем. Сама по себе возможность такого возвращения представляется Коллегии обстоятельством, заслуживающим самого серьёзного внимания. Готовность руководства редакции к преодолению личной обиды в интересах пользователя сайта – в случае, если заявитель выполнит единственное, но обязательное условие возвращения к рукопожатности, - вызывает уважение и может рассматриваться примером профессионального подхода к делу.

6.4. Коллегия не оценивает специально текста «Феномен Майдана», затруднения с прохождением которого и вызвали к жизни настоящую жалобу, присоединяясь к сказанному об этом тексте во «мнении эксперта» К.А. Назаретян. (С единственной, но необходимой оговоркой: как и А.А. Венедиктов, Коллегия не считает возможным в принципе оценивать текст блогера по мерка профессиональной этики журналиста.)

6.5. Определенно не разделяя монополии узкого, правового взгляда на цензуру («по букве» Закона РФ «О средствах массовой информации», исходя из содержания ч. 1 ст. 3 Закона «О СМИ» понимающего под цензурой именно и только «требование от редакции средства массовой информации или от ее представителей со стороны должностных лиц, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (…), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей», Коллегия, как минимум, в двух своих решениях использовала термин «косвенная цензура».

Ровно по этой причине Коллегия специально уточняет, что не находит признаков «косвенной цензуры», в том числе, в попытке редакторов сайта привести текст «Феномен Майдана» к форме приемлемой, - исключающей то, что эксперт определила «оскорблением» и «дискриминированием» двух категорий граждан.

6.5.1. Выражая убеждение в том, что речь в данном случае шла о законных и закономерных редакторских требованиях, Коллегия полагает полезным привести к сведению заявителя, но не только, следующую выдержку из текста Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»: «14.(…) Требование обязательного предварительного согласования материалов или сообщений может быть законным, если оно исходит от главного редактора как от лица, несущего ответственность за соответствие требованиям закона содержания распространенных материалов и сообщений».

6.6. Коллегия считает рассмотренную жалобу необоснованной, а представления заявителя, проявившиеся в ней, несостоятельными.

6.7. Коллегия предлагает Радиостанции «Эхо Москвы» опубликовать настоящее решение на сайте радиостанции.

7. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику журналиста и медиаэтику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по поддержке средств массовой информации как основы гражданского общества, обеспечению свободы слова и доступу к информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу