Оглавление

 

Источник: сайт ИА "Взгляд-Инфо"
Режим доступа: http://www.vzsar.ru/special/2016/11/05/oni-sami-spystilis.html
Дата снятия копии: 23 января 2017 года

Они сами спустились…

Допрос Алексея Колобродова в суде превратился в сеанс разоблачения "ОМ"

Материал подготовили Елена БАЛАЯН и Рамиль БАХТЕЕВ

 

Руководство пиар-агентства "Общественное мнение" занималось медийным обслуживанием коррумпированных чиновников администрации Саратова. С таким заявлением в минувший четверг в ходе судебного заседания в мировом участке Фрунзенского района выступил депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин. Парламентарий является потерпевшим в уголовном деле о клевете, "соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления". На скамье подсудимых - работник "ОМ" Сергей Вилков. 

Альфонсы и прозаики

На прошедшем в четверг судебном заседании не было Игоря Бирюкова, человека и "профсоюза". В курилке в перерыве на этот счет шутили, что известного саратовского альфонса, по совместительству председателя "профсоюза журналистов", не пустила в суд жена Екатерина Ариевна Бирюкова, руководитель саратовского отделения Центробанка, чьяшестимиллионная зарплатапозволяет супругу нигде официально не работать и ходить каждую неделю в суд в качестве вольного слушателя.

У многих сложилось впечатление, что единственной целью его еженедельного праздного присутствия в суде было дестабилизировать работу адвоката потерпевшего, известного правоведа и преподавателя СГЮА Валерия Холоденко, которого Бирюков на протяжении всех заседаний без устали фотографировал, задевал бесконечными придирками и отпускал в его адрес дурацкие шуточки детсадовского уровня. Часто Бирюкова волновали вопросы гомосексуального свойства...

До этого самопровозглашенный защитник журналистов (Бирюков ни дня не работал в журналистике) успел оскорбить и переругаться в соцсетях едва ли не со всеми саратовскими журналистами, показав таким образом истинное лицо "альтернативного" профсоюза и его идейных вдохновителей Алексея Колобродова, его сестры Ольги Чесаковой, их общего приятеля-субподрядчика Алексея Мурзова.

Но и без хама-альфонса собравшиеся в зале заседания журналисты не скучали. Процесс обещал быть жарким – допрашивать Алексея Колобродова в суд явился Сергей Курихин.

Парламентарию, которого на протяжении шести лет возглавляемое Колобродовым пиар-агентство поливало грязью, сочиняя о его деятельности небылицы, хотелось посмотреть прозаику в глаза и лично задать ему те вопросы, которые волновали его как потерпевшего. Но смотреть в глаза свидетелю Колобродову оказалось проблематично -  на потерпевшего он демонстративно не смотрел, глаза, по обыкновению, бегали и смотрели в разные стороны. Отвечал он, потупив взгляд в трибуну, лишь изредка обращая его в сторону гособвинителяАндрея Склемина. Иногда, обращаясь напрямую к Курихину, Колобродов смотрел на судью Артема Григорашкина, так что председательствующий даже задал ему вопрос: "Вы все время говорите – "Вы мастер психологического давления", "Вы прекрасно знаете", "Если вам интересно это знать…" и прочие фразы. Вы суд имеете в виду? К кому Вы обращаетесь?!"

Колобродов на допросе и правда говорил как прозаик, велеречиво и литературно, не ответив по сути ни на один конкретный вопрос. Его уклончивость, впрочем, не помешала общему эмоциональному накалу, поскольку сами вопросы были гораздо содержательнее ответов. Сам же допрос превратился в сеанс разоблачения, а в чем-то даже саморазоблачения, поскольку ответы Колобродова во многом противоречили и показаниям на эту тему других свидетелей, и его же собственным словам. Одним словом, про это говорят – поплыл. Что не удивляет, ведь прозаик старался возложить ответственность за чернуху на всех - от Алексея Голицына до Сергея Вилкова, но непременно отвести удар от себя. Как там у писателя Захара Прилепина, "... они врут - это полбеды, у них работа такая".

 

"Же не па си жур-налисты?"

В ходе судебного заседания Алексей Колобродов неожиданно для многих рассказал суду, адвокатам и присутствующим на процессе журналистам о своем трудном финансовом положении. "Сам живу трудно, на литературные заработки", - признался Колобродов в ходе допроса по уголовному делу своего подчиненного Сергея Вилкова, который официально тоже бедствует.   

 

Вместе со своей супругой Асей Сафиуллиной,которая тоже работает в ОМ, они "зарабатывают" по семь тысяч рублей, и живут на эти средства с учетом съема квартиры. Курихин выразил сомнения в достоверности данных сведений и предположил, что декларативный аскетизм подсудимого не соответствует действительности.

 

"Я знаю, что Вилков получает 60 тысяч рублей от моего политического и бизнес-оппонента господина Евстафьева только за то, чтобы регулярно очернять меня, писать обо мне на "ОМе" негативные публикации", - заявил парламентарий.

Миф о бессребренике-социалисте Вилкове, который по идейным соображениям разоблачает олигархов, был развенчан.

Хотя кому-то, возможно, и сейчас покажется справедливым утверждать, что "не корысти ради" пишет свои "разоблачительные" тексты работник "ОМ", "а токмо волею пославшего его" Аркадия Евстафьева. В отличие от своего коллеги Александра Крутова, завсегдатая мусорных баков и попирателя основ личной гигиены, Вилков успел исколесить вдоль и поперек всю Западную Европу.

Курихин предположил, что в редакции существует "черная касса", откуда оплачиваются медийные атаки, а также озвучил схему отмывания и обналичивания денежных средств через фирмы-однодневки, которая активно использовалась на протяжении ряда лет "Общественным мнением". Вообще, всю структуру данной организованной группы Курихин сравнил с отдельными элементами человеческого организма.

"Я хотел бы немного разъяснить структуру "ОМ": Чесакова – желудок, Колобродов – поджелудочная железа, Крутов – кишечник, а Вилков и остальные – мочевыделительная система", - заявил он.

 

"Рецепты" вдохновения

Одной из магистральных линий стороны потерпевшего было обрисовать суду так называемое "облико морале" подсудимого Вилкова, известного пристрастием к разным нетрадиционным методам поиска вдохновения. Антуан Касс, его родственник - свояк, тоже работник "ОМа", ныне ищущий пристанища в Москве, имеет богатый опыт "дружбы" с наркотиками - сидел в колонии по профильной статье Уголовного кодекса.   

Депутат Курихин задал вопрос относительно возможного употребления Вилковым наркотиков, в том числе на рабочем месте. В качестве доказательств он был готов представить суду соответствующие фотографии и распечатки сообщений, где говорится о способах приготовления блюд из марихуаны. Речь идет о просьбах шеф-редактора саратовской вкладки "Коммерсанта", еще одного птенца колобродовского гнезда  Сергея Петунина, просившего Вилкова написать рецепт приготовления манаги (молочный экстракт конопли).

По мнению парламентария, подобные вещи достаточно полно характеризуют личность подсудимого. Он не исключил, что ряд публикаций на сайте "ОМ" и в социальных сетях появились под воздействием наркотических веществ.

 

"Насилуют, или Я сама к вам спущусь"

В дальнейшем парламентарий спросил у свидетеля об угрозах, которые якобы шли с его стороны в адрес Колобродова. Внезапно для всех свидетель заявил, что, оказывается, все зависит от восприятия. Угроз, как выяснилось, не было, хотя сестра и верная соратница Коробродова Ольга Чесакова, будучи предупрежденной об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, убеждала суд в обратном. По личному мнению гендиректора "ОМ", "скорее, это было психологическое давление, а не угрозы".

Получалось, как в известном анекдоте о озабоченной преклонных лет даме, которая кричала из окна верхнего этажа "насилуют!" А на недоуменный вопрос прохожего, кто и где совершаетстоль кощунственное преступление, заявила, что сейчас сама к нему спустится…

Чтобы окончательно выяснить, имеет ли миф об угрозах под собой почву, Курихин предложил суду запросить информацию мобильного оператора о звонках на телефон свидетеля и выяснить, кто же ему звонил на самом деле. Однако Артем Григорашкин прохладно воспринял эту идею и никак не отреагировал.

Окончательно запутался Колобродов, говоря о роли игуменаНектария в отношениях с Сергеем Курихиным. В ходе процесса свидетель заявил, что именно он якобы намекал на необходимость уволить Сергея Вилкова и Александра Крутова и из его уст звучали какие-то угрозы.

"Я это связываю с Курихиным", - сказал Колобродов.

Курихин предложил допросить в процессе игумена Нектария, чтобы выяснить все обстоятельства происходивших событий.

По словам Колобродова, на заре существования "Взгляда" игумен Нектарий предложил ему возглавить объединенную редакцию "Общественного мнения" и медиахолдинга "Взгляд". Но Курихин это опроверг. Он сообщил, что предложение исходило от Колобродова; именно он первый пришел к нему с идеей возглавить объединенную редакцию двух изданий и, что называется, предложил свои услуги.

Депутат рассказал, что не стал принимать тогда решение единолично, а вынес этот вопрос на обсуждение коллектива "Взгляда", который высказался категорически против кандидатуры Колобродова.

 "Журналисты просто не хотели его видеть Они боялись, что в случае объединения, все финансовые ресурсы двух холдингов будут забирать Колобродов и Чесакова, а журналисты будут жить так, как живет Александр Крутов, который заявил во время допроса, что голодает", - сказал депутат.

 

Чувства добрые, или Злой Бармалей

Следующая легенда прозаика касалась стилистики публикаций Сергея Вилкова о Сергее Курихине. Один из текстов клеветнического характера в отношении парламентария Колобродов моментально причислил к жанру "фэнтези". По его словам, "это выстраивание некой версии, некоторого предположения". "Даже, может, конспирологической версии", - пытался отвести от себя подозрения свидетель.

Курихин поинтересовался совместимостью высокого статуса журналиста с публикациями Сергея Вилкова в социальных сетях сообщений антигосударственной направленности, оскорбительных коллажей с Богородицей и др. Колобродов выразил уверенность, что это именно Курихин "разрушает государственность". Тогда депутат вспомнил статью Колобродова от 2011 года, которую он опубликовал на сайте "Общественного мнения".  В ней Колобродов характеризовал Курихина с прямо противоположной стороны  - как истинного патриота Саратова. Текст содержал и много других более чем комплиментарных определений личности депутата. 

Цитаты из этой оды вызвали что-то вроде когнитивного диссонанса не только о слушателей, но и у судьи Григорашкина. Он, видимо, никак не ожидал, что "омовцы" могли петь такие дифирамбы человеку, которого они на протяжении всего процесса пытались представить суду как воплощение вселенского зла.

"Курихин, при всех его разнообразных бизнес-интересах, обладает редким для людей своего круга качеством – он не декларативный, а истинный патриот Саратова. Равно как щедрый благотворитель, собственным примером, и не только примером, пробуждающий в коллегах чувства добрые. История о том, что благодаря Сергею Георгиевичу в строительстве православных храмов участвует всяк – и мусульманин, и иудей, звучит как анекдот, однако – чистая правда. Есть у него и вовсе дорогое в наших условиях достоинство – умение сопереживать не столько чужой беде, сколько чужой борьбе. Даже если причины и следствия этой борьбы ему параллельны, СГК, проникнувшись, готов подставить плечо и предоставить печатные полосы. Сказать пару ободряющих слов, которые никогда не лишние, а от него – так особенно. Курихин – креативный издатель и вообще яркая личность – дефицит которых все острее ощущается и в губернии, и в стране..".

Слушать эту оду в зале суда, где слушается дело о клевете, было несколько неловко. Судья Артем Григорашкин, кажется, даже улыбался во время зачитывания.

Но тогда, в "конфетно-шоколадный период" заигрываний Колобродова с Курихиным, дело не ограничилось панегириками.  Депутат сообщил суду, что в свое время он стал членом Союза журналистов России именно по рекомендации и с подачи Алексея Колобродова.

"Если я такой ужасный, зачем Вы меня рекомендовали в Союз журналистов? Скажите, зачем?!"- спросил Колобродова Курихин, но суд отвел вопрос как не относящийся к делу.

"Учитывая, что вы сегодня обвинили меня в разрушении государства, а до этого публиковали комплиментарные вещи, в какой период вы поняли, что я негодяй?", - продолжил доискиваться правды Курихин. Суд вновь снял вопрос.

Курихин возразил и подчеркнул, что в данном случае идет речь о мотиве клеветнических публикаций и попытке свидетеля "вернуться в круг рукопожатных", с перспективой получить новое финансирование. Причем инструментом для этого позже стал журналист Сергей Вилков, который сейчас привыкает к скамье подсудимых.

 Курихин спросил о том, почему именно его считают организатором избиения подсудимого. Он напомнил, что ранее Вилков в своих публикациях утверждал, что у него много врагов, в т.ч. среди политических маргиналов - сторонников ультрарадикальных движений. Свидетель ответил, что это версия подсудимого, которая позже совпала с мнением медиагруппы.

 

Дело на 50 миллионов

В рамках процесса парламентарий подчеркнул, что причиной дискредитации его личности в СМИ, контролируемых Алексеем Колобродовым, стало прекращение финансирования в 2010 году. В качестве доказательства данного тезиса он сообщил, что к нему поступило предложение о покупке "Общественного мнения" за 50 миллионов рублей. Это предложение озвучил Курихину знакомый Колобродова Сергей Родионов.

"Я действительно говорил с ним на эту тему. Я его никуда не посылал. Мы вели переговоры с разными людьми. Он сказал, что будет предлагать кому-нибудь. Родионов сказал, что хочет продать "ОМ" Курихину, чтобы мы помирились. Я ему сказал, что это зря, потому что Курихин использует это против меня", - по-быстрому придумал новую легенду прозаик.

Сергей Курихин спросил Колобродова, признает ли он, что каждый месяц получал от Курихина деньги на содержание журнала "Общественное мнение" и создание одноименного сайта.

Колобродов сказал, что отрицает это и что помнит лишь один факт, когда Курихин помог ему и всей редакции "ОМ" тем, что выделил деньги на похороны Олега Котюхова, которого, по словам Колобродова, "даже не на что было хоронить". "Он дал нам денег, и мы на эти деньги его похоронили и помогли его семье. Я за этот эпизод Сергею Георгиевичу благодарен", - признался свидетель.

Тогда депутат сообщил суду, что в его распоряжении имеются видеозаписи передачи Колобродову денежных средств в размере от 3 до 5 тысяч долларов ежемесячно. Он обратился с ходатайством разрешить на следующем заседании продемонстрировать суду эти видеозаписи.

 Курихин рассказал суду о медийном обслуживании "ОМом" беглого экс-сити-менеджера Саратова, дважды судимого Алексея Прокопенко, которого Колобродов называет своим другом, и который сейчас находится в международном розыске, а также о неоднократных попытках Колобродова трудоустроить в муниципальную власть своих знакомых, в частности,Олега Сапожникова на пост генерального директора МУПП "Саратовводоканал".

 "Колобродов говорил, что в качестве благодарности этот человек будет подписывать самые разные документы сомнительного (с точки зрения закона) характера", - рассказал парламентарий.

Потерпевший подчеркнул, что иногда коррумпированные чиновники администрации Саратова в благодарность за негативные публикации о Курихине трудоустраивали родственников Колобродова в муниципальные структуры.

В качестве примера он привел супругу свидетеля Светлану Федорову, которая получила пост пресс-секретаря администрации Октябрьского района в канун выхода в декрет, хотя фактически не трудилась в муниципальной должности. А значит - получала из бюджета и пособие по уходу за ребенком.

 

Доказательства  - у покойников

В рамках процесса прозвучал вопрос о достоверности сведений, изложенных в сфальсифицированных "оперативных сводках" о Курихине. Депутат считает, что их мог принести в редакцию журналистАлександр Крутов, который известен своим умением "мониторить мусорные баки".

В ответ Алексей Колобродов лишь недобро косился на представителей государственного обвинения, потерпевшего и адвоката: то поочередно, то на всех одновременно.

На протяжении всего допроса Колобродов, как мог, отводил от себя подозрения и пытался снять ответственность за публикуемые на "ОМе" клеветнические (это подтверждено официальными экспертизами) материалы, перекладывая ее на своих же подчиненных, в частности, на Алексея Голицына, шеф-редактора сайта, который по странному совпадению в настоящее время официально в "ОМ" не работает. Якобы это он утверждал материал Вилкова, который стал впоследствии одним из эпизодов преступления. 

Сам же Колобродов его якобы даже не читал и прочитал, лишь когда он уже был опубликован. И вообще, как заметил Алексей Колобродов, он не считает публикации о Курихине негативными (все, видимо, опять зависит от восприятия, а у провинциального прозаика оно часто меняется), и уж тем более он не давал никаких указаний их писать. В общем, я не я и редакция не моя.

Впрочем, в своей тактике защиты Алексей Колобродов не оригинален. Его подчиненные – свидетели со стороны защиты - в подтверждение своих тезисов о Курихине и в качестве доказательства их достоверности и вовсе ссылаются на умерших – то на покойного владельца саратовского речвокзала Александра Тимошка, то на покойного журналиста Владимира Изосимова...

"Паровозом" же Колобродов, похоже, назначил того, кому нечего терять, кроме своих заблуждений и ненависти: специалиста по антисанитарии Крутова, а такжераспространителя экстремистской антисемитской литературы,любителя демонстрировать свастику и сторонника линчевания российских дипломатов Вилкова. В его биографии уже чуть не случилась судимость за незаконное ношение огнестрельного оружия, которой он избежал по нереабилитирующим обстоятельствам; так что,обвинения в клевете не страшны - тем более, что попадет под амнистию. Мучеников без совести и чести еще поискать надо, а тут есть готовые экземплярчики.

 

Продолжение следует…

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ