Оглавление

 

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе членов РДП «Яблоко» Е.Диллендорф и Ю.Шейна

на радиостанцию «Эхо Москвы»

 

г. Москва,  8 июля 2008 г.                                                     № 20

    

Общественная коллегия по жалобам на прессу на заседании ad hoc коллегии в составе председателя Палаты медиа-сообщества М.А.Федотова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества  Е.В.Абова, В.А.Евстафьева, Б.Л.Резника, А.К.Симонова, С.И.Сорокиной, членов Палаты медиа-аудитории А.А.Кара-Мурзы, В.Н.Монахова, Г.М.Резника, Г.А.Сатарова, Г.А.Томчина, И.Е.Ясиной рассмотрела жалобу членов РДП «Яблоко» Е.Диллендорф и Ю.Шейна на радиостанцию «Эхо Москвы».

    

Вопросы процедуры. Обе стороны признали профессиональную и этическую юрисдикцию  Общественной коллегии в отношении, как данной конфликтной ситуации, так и иных спорных ситуаций, предусмотренных Уставом Общественной коллегии по жалобам на прессу. Заявители письменно подтвердили, что не намерены решать данный информационный спор в судебном или административном порядке.

    

С учетом изложенных выше обстоятельств дела и, руководствуясь п.п. 4.5. своего Устава, Общественная коллегия признает обе стороны информационного спора находящимися под ее защитой, а данную жалобу – подлежащей рассмотрению в соответствии с мандатом Общественной коллегии по жалобам на прессу.

    

Члены Общественной коллегии А.А.Кара-Мурза и Г.А.Сатаров заявили о наличии обстоятельств, способных поставить под сомнение их беспристрастность в отношении рассматриваемого информационного спора, и в соответствии с пунктом 5.3. Устава Общественной коллегии по жалобам на прессу отказались от участия в выработке решения и голосовании, выразив готовность присоединиться к консенсусу, если при принятии решения таковой будет достигнут.

    

Позиция заявителей сводится к тому, что радиостанция «Эхо Москвы» распространила ряд не соответствующих действительности сообщений, касающихся РОДП«Яблоко». В связи с этим заявители просят Общественную Коллегию пояснить, «в какой мере перечисленные ниже сообщения соответствуют нормам, принятым сегодня в российском журналистском сообществе, в частности, закону о СМИ и Кодексу профессиональной этики российского журналиста».

     

Заявители предполагают, что в данном случае налицо либо сознательная тенденциозность радиостанции, либо непрофессионализм сотрудников при попустительстве руководства «Эха Москвы».

    

В качестве конкретных примеров нарушения профессиональных правил журналистами радиостанции «Эхо Москвы» заявители приводят следующие прозвучавшие в эфире материалы.

      

1. 16 марта 2008 года член Бюро Петербургского «Яблока» Д.Коцюбинский опубликовал в интернете открытое письмо к членам партии, в котором обвинил Г.Явлинского в «тайных переговорах с Кремлем» и предложил ему уйти в отставку. «В течение следующего дня «Эхо Москвы» несколько раз сообщило об открытом письме одного из почти 60 тысяч членов «Яблока» к однопартийцам». Заявители подчеркивают, что «распространяя сообщения о, якобы, разгорающемся скандале в партии, радиостанция новой информации на эту тему не передавала: менялись только заголовки сообщений, базовый же текст оставался прежним». Когда несколькими днями позднее Бюро Петербургского «Яблока» официально выразило несогласие с позицией Д.Коцюбинского, слушатели «Эха Москвы» так и не узнали об этом. Заявители спрашивают, «не является ли это способом дезинформации слушателей, лишением их возможности получить всестороннюю информацию»?

     

2. 31 марта 2008 года «Эхо Москвы» сообщило о якобы «громком внутрипартийном конфликте, который назревает в партии «Яблоко» в связи с разногласиями, которые «возникли по поводу планируемой на ближайшую субботу конференции в Петербурге с участием представителей оппозиционных сил. В центральном руководстве «Яблока» считают недопустимым создание некоего общелиберального надпартийного явления. Пресс-секретарь «Яблока» Евгения Диллендорф предупредила, что организаторы и участники такой конференции могут быть исключены из рядов партии…» и т.д. Между тем, приведенные выше утверждения, как полагают заявители, «не соответствуют действительности. Вопреки утверждению «Эха Москвы», руководство партии не принимало решений о недопустимости создания «общелиберального надпартийного явления», отдельные представители партии не делали соответствующих заявлений». В то же время заявители отмечают, что еще в феврале 2008 г. Бюро партии действительно «сочло неприемлемым и наносящим политический ущерб партии участие членов РОДП «Яблоко» в создании надпартийных объединений до летнего съезда «Яблока». …Никаких новых решений в марте по этому поводу не принималось». Заявители подчеркивают, что «высказывание Е.Диллендорф радиостанция привела не точно и не полностью», что могло создать у радиослушателей «впечатление, что членов «Яблока» могут исключить из партии за сам факт участия в конференции, что не соответствует действительности». Заявители предполагают, что «поводом к появлению этого, на наш взгляд, тенденциозного и непрофессионально сделанного материала послужило заседание Бюро «Яблока», прошедшее 28 марта. Но, во-первых, никаких решений по поводу конференции в Санкт-Петербурге на нем не принималось. А, во-вторых, на заседании Бюро ни по одному из обсуждавшихся вопросов не было даже намека на подобие конфликта».

     

3. Как отмечают заявители, «31 марта, в программе «Эха Москвы» «Особое мнение» по теме «надпартийного явления» прошлись ведущий программы Матвей Ганапольский и гость программы Алексей Венедиктов». Заявители полагают, что «Эхо Москвы» само придумало непонятный термин, приписало его авторство «центральному руководству» «Яблока», а потом с удовольствием иронизирует и над термином и над руководством партии».

     

4. Как сообщают заявители, 31 марта в эфире «Эха Москвы» со своей «Репликой», озаглавленной «Эх, яблочко!», выступил обозреватель Антон Орехъ, который, в частности, сказал: «Шум поднялся невероятный, все демократы дружно принялись бить в набат, а руководство «Яблока» все никак не могло сформулировать некое официальное заявление по поводу задержания своего же собственного видного активиста!». Содержащееся в этой фразе утверждение, по мнению заявителей, не соответствует действительности, так как еще 4 и 5 марта Г.Явлинский выступил с двумя заявлениями, официально поручившись за М.Резника и предложив внести денежный залог, чтобы изменить меру пресечения. …К 31 марта, когда со своей «Репликой» выступил А.Орехъ, он легко мог узнать обо всем этом. Однако журналист предпочел распространить ложь».

     

5. Как сообщают заявители, 11 апреля 2008 года радиостанция «Эхо Москвы» сообщило о предстоящем в Саратове обсуждении последствий возможного вхождения Г.Явлинского в состав правительства. Однако на самом деле Саратовское региональное отделение «Яблока» ничего подобного обсуждать не планировало. Источником информации оказался местный журналист Ю.Чернышов, который был приглашен на заседание регионального отделения как журналист и не был извещен о повестке дня заседания. Заявители упрекают радиостанцию «Эхо Москвы» в том, что ее сотрудники «не позвонили ни в Саратовскую организацию, ни в пресс-службу партии. Радиостанция воспользовалась источником информации, который предупредил, что не находится в курсе дела». При этом «радиостанция не предполагала, а утверждала, что в «Яблоке» будут обсуждать именно эту тему».

     

6. Как сообщают заявители, 1 мая 2008 года в рамках программы «Особое мнение» главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» А.Венедиктов заявил: «…«Яблоко» практически партия фюрерского типа, вождистского типа. Это не плохо, не хорошо - это так». Заявители просят оценить «допустимость такого утверждения в эфире, учесть контекст слова «фюрерский» в  России».

     

7. Заявители упрекают радиостанцию «Эхо Москвы» в том, что в конце ноября 2007 г. в еженедельных авторских программах ее ведущих не нашлось места сообщению об убийстве Фарида Бабаева, правозащитника, руководителя Дагестанского отделения «Яблока», кандидата в депутаты Государственной Думы. «Есть ли основания считать, что, умолчав об этом убийстве, журналисты нарушили свой долг? Является ли умолчание в этом случае проявлением непрофессионализма упомянутых  журналистов?».

 

Позиция радиостанции «Эхо Москвы» не получила письменного изложения, но была подробно представлена в ходе заседания Общественной коллегии.

     

Обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения информационного спора.

 

Общественная коллегия заслушала мнения сторон конфликта:

И.о. пресс-секретаря РОДП «Яблоко» Е.А.Диллендорф высказала мнение, что ее обращение имеет целью защитить интересы не только РОДП «Яблоко», но и других политических партий, поскольку «факты свидетельствуют о крайне низком качестве работы радиостанции «Эхо Москвы» в политическом спектре. Это уже не журналистика, а пропаганда, травля и дезинформация. В свободной стране можно пойти на другую радиостанцию, но у нас это невозможно. Это сигнал о неблагополучии в политической журналистике в несвободной стране». В качестве примера она привела историю о том, как «Эхо» «выдумало термин «надпартийное явление» и далее глумилось над ним». Другой пример: Антон Орех привел недостоверные сведения, но редакция не сочла нужным их исправить.

     

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Е.А.Диллендорф отметила, что Юрий Шейн, подписавший вместе с ней жалобу в Общественную коллегию, не работает в пресс-службе РОДП «Яблоко», а является рядовым членом партии. Она не отрицала, что в 2007 году лидер «Яблока» Г.А.Явлинский больше, чем лидеры других оппозиционных партий приглашался в эфир «Эха Москвы», однако подчеркнула, что все это было оплачено из избирательного фонда партии. Она заявила, что по ее мнению радиостанция «Эхо Москвы» «целенаправленно порочит репутацию «Яблока». В то же время она признала, что пресс-служба партии не обращались к «Эху» с претензиями по поводу несбалансированного освещения истории с открытым письмом Коцюбинского, как и с другими претензиями.

     

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» А.А.Венедиктов пояснил, что не считает данное обращение жалобой частных граждан, членов РОДП «Яблоко». При этом он сослался на сообщение РИА «Новости», в котором данная жалоба интерпретировалась именно как  обращение от имени партии. Далее он признал, что в работе радиостанции, к сожалению, бывают ошибки и в подобных случаях редакция считает своим долгом исправлять их и извиняться. Он подчеркнул, что радиостанция за последний год осветила 643 события в РОДП «Яблоко» и только в отношении освещения 8 событий пресс-служба партии теперь высказывает свои претензии. Характерно, что в выборном 2007 году лидер «Яблока» чаще лидеров других оппозиционных партий выступал в эфире «Эха Москвы» (Г.А.Явлинский – 20, Н.В.Белых – 16, В.В.Жириновский – 14, Г.А.Зюганов – 11). «Мы считаем своим долгом представить радиослушателям лидеров всех значимых партий». Касаясь вопроса о несбалансированном освещении вопроса, связанного с открытым письмом Д.Коцюбинского, призвавшего Г.А.Явлинского покинуть пост председателя партии, он пояснил, что в этот день, 17 марта 2008 г., в информационных выпусках звучали высказывания не только Д.Коцюбинского, но и его оппонента М.Амосова. Он подчеркнул: «Обратив внимание на это открытое письмо, мы поймали тенденцию Явлинского к уходу задолго до его официального ухода на партийном съезде. Дальнейшие события показали, что мы были правы».

     

Что касается реплики Антона Ореха, то «в ней совершенно точно изложена последовательность выступлений оппозиционных политиков по поводу ареста лидера питерских «яблочников» М.Резника. Согласно информационной ленте Интерфакса, сначала прореагировали Н.Белых и Г.Каспаров, и лишь спустя несколько часов появилось заявление Г.Явлинского, причем выдержанное в значительно более мягкой форме. По-журналистски Орехъ был прав».

    

 Касаясь высказывания о «Яблоке» как партии «фюрерского типа, вождистского типа», он разъяснил, что это его субъективное мнение, которое учитывает реальную роль Г.Явлинского в создании партии и руководстве ею. Фактически не только «Яблоко», но и ряд других российских партий являются партиями того же вождистского, фюрерского типа. В политологии слово фюрерский тождественно вождистскому, лидерскому. Никакого иного смысла он в эти слова не вкладывал.

     

Что касается убийства Ф.Бабаева, то радиостанция об этом сообщала многократно. В авторской программе Ю.Латыниной, вышедшей в прямом эфире после кончины Ф.Бабаева, его гибель была одной из центральных тем. В более ранних авторских программах эта тема не обсуждалась. При этом следует учитывать, что ведущие таких программ свободны в выборе тем и сюжетов своих передач. 

     

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, А.А.Венедиктов пояснил, что даже в платном предвыборном эфире журналисты «Эха Москвы» свободны в своих вопросах и комментариях. «Радиостанция не была и не будет рупором какой-либо партии. Мы, как давали слово «Яблоку» прежде, так и будем давать в будущем».

     

Общественная коллегия изучила письмо члена Бюро РОДП «Яблоко», члена Общественной коллегии по жалобам на прессу Б.Л.Вишневского, приглашенного войти в состав ad hoc коллегии, но не сумевшего по семейным обстоятельствам принять участие в заседании. В письме излагается его позиция по поводу данной жалобы. В частности, Б.Л.Вишневский пишет, что его удивило освещение вопроса об открытом письме Д.Коцюбинского «в целом ряде СМИ, и в частности, и на уважаемой мной радиостанции  «Эхо Москвы». Из материалов, которые звучали в эфире и размещались на сайте радиостанции, складывалось впечатление, что имеет место грандиозный скандал в партии «Яблоко», и что требования к Григорию Явлинскому уйти в отставку носят массовый характер. Чего на самом деле не было. …Правда, сразу после обнародования письма Коцюбинского (и еще до заседания Бюро петербургского отделения партии) «Эхо Москвы» процитировало члена Бюро Михаила Амосова, выразившего несогласие с позицией Коцюбинского, но в целом применительно к этой ситуации наблюдалась явная несоразмерность представления разных точек зрения. И основанное лишь на предположениях (а не на фактах) заявление одного из членов «Яблока» представлялось слушателям радиостанции, как  «громкий  скандал» в партии. Что, на мой взгляд,  нельзя рассматривать, как объективное изложение ситуации.

     

Полагаю, что бесспорное право СМИ на свободную критику любых действий политической партии и свободное высказывание любых оценок ее деятельности никак не отменяет обязанности объективно информировать свою аудиторию о фактической стороне дела. В данном случае, на мой взгляд, уважаемое мной  «Эхо Москвы» отступило от этих требований. Что особенно огорчительно на фоне того, что ситуацию с арестом Максима Резника и борьбу за его освобождение радиостанция освещала подробно и объективно, как и многие другие действия «Яблока» и его представителей (например, действия Сергея Митрохина по защите прав москвичей)».

     

Б.Л.Вишневский указывает также, что его «огорчила «Реплика» обозревателя «Эха Москвы» Антона Ореха, которую цитируют Е.Диллендорф и Ю.Шейн. Утверждать 31 марта (через десять дней после освобождения Максима Резника по решению городского суда), что после ареста Резника «все демократы дружно принялись бить в набат, а руководство «Яблока» все никак не могло сформулировать некое официальное заявление по поводу задержания своего же собственного видного активиста», -  значит, грешить против истины. …Хотел бы верить, что это не более, чем случайная ошибка. Жаль, что она так и не была впоследствии исправлена  ни редакцией радиостанции, ни самим журналистом».

     

В письме Б.Л.Вишневского отмечается также: «Огорчителен и момент, касающийся убийства перед выборами Государственной Думы в ноябре 2007 года лидера Дагестанского отделения «Яблока», правозащитника и кандидата в депутаты Фарида Бабаева. Об этом убийстве многократно сообщалось в новостях на «Эхе Москвы» - то есть, слушатели радиостанции об этом знали. И мне трудно понять, почему  уважаемые мной и широко известные журналисты Евгений Киселев, Сергей Пархоменко, Виктор Шендерович и Евгения Альбац не сочли  возможным упомянуть об этом в своих еженедельных программах на радиостанции «Эхо Москвы»».

    

 Касаясь других моментов, указанных в данной жалобе, Б.Л.Вишневский придерживается следующей точки зрения: «Обсуждение на «Эхе Москвы» «общелиберального надпартийного явления» в «Яблоке» мне не представляется нарушением норм журналистской этики. Дискуссия, происходившая тогда в «Яблоке», была достаточно острой, члены партии обменивались заявлениями и комментариями, которые не всегда точно цитировали СМИ, и которые можно было интерпретировать различным образом.

 

 Высказывание Алексея Венедиктова о том, что «Яблоко» практически партия фюрерского типа, вождистского типа. Это не плохо, не хорошо - это так», на мой взгляд, относится к категории журналистских мнений и оценок, а не сведений о партии – при этом я с такой оценкой совершенно не согласен.

     

Наконец, сообщение «Эха Москвы» о якобы предстоящем обсуждении на конференции Саратовского отделения партии «Яблоко» 12 апреля 2008 года «последствий возможного возглавления лидером партии «Яблоко» Григорием Явлинским экономического блока правительства» я полагаю обычным недоразумением, основанным на непроверенной  и неточной информации».

     

Общественная коллегия изучила также письмо доктора филологических наук, профессора А.А.Кобринского, в котором автор по запросу Е.А.Диллендорф излагает «свое мнение относительно выражения «фюрерская партия», употребленного г-ном Венедиктовым в отношении партии «Яблоко».

    

В письме указывается: «Слово «фюрерский» происходит от слова «фюрер», являющегося фонетической калькой немецкого «furer» (вождь). Однако в русском языке ХХ-ХХI века слова «фюрер», «фюрерский» не могут употребляться в качестве эквивалентной замены словам «вождь», «вождистский», поскольку однозначно семантически связаны с Гитлером и возглавлявшейся им национал-социалистической немецкой рабочей партией. Это, в частности, объясняется и тем, что только во главе этой партии и - одновременно - во главе третьего Рейха стоял «фюрер». Производными от слова «фюрер» в нацистской Германии были и звания в CC (рейхсфюрер, штандартенфюрер, группенфюрер и т.п.).

   

Следует обратить внимание, что в современном русском языке слово «вождь» никогда не заменяется словом «фюрер» и употребляется в трех возможных смыслах, первый из которых, по Ожегову, - «общепризнанный идейный, политический руководитель» (С.Ожегов (под ред. Н.Шведовой). Словарь русского языка. М, 1990. С.94-95). Словам «фюрер», «фюрерский» указанный словарь Ожегова дает однозначное толкование: речь идет не о любом вожде, а только о фашистском: «В фашистских организациях: вождь. // прил. фюрерский» (с.857).

     

 Выражение «фюрерская партия» в современном русском языке означает прямое сравнение партии с НСДАП, а ее лидера - с Гитлером. Эпитет «фюрерский» может быть адекватно употреблен по отношению к партиям, которые адресантом высказывания считаются фашистскими».

     

Принимая во внимание мнение профессора А.А.Кобринского, Общественная коллегия констатирует, что в его письме анализируется выражение «фюрерская партия», тогда как предметом данного информационного спора является выражение «партия фюрерского типа, вождистского типа». Общественная коллегия усматривает существенное различие между этими двумя выражениями.

    

Общественная коллегия изучила также другие материалы, представленные сторонами информационного спора (таблицы, диаграммы, распечатки эфира и т.д.).

     

 С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

      1. Оценивая в целом передачи радиостанции «Эхо Москвы», имеющие отношение к  РОДП «Яблоко», в том числе те, которые стали предметом данного информационного спора, Общественная коллегия не усматривает в них каких-либо признаков непрофессионального освещения или спланированной информационной атаки, предвзятости и тенденциозности в отношении РОДП «Яблоко». В то же время Общественная коллегия отмечает в отдельных материалах, упоминаемых заявителями, некоторую недосказанность, которая, однако, не преследовала цель дезинформировать радиослушателей. В этой связи Общественная коллегия рекомендует руководству и коллективу радиостанции «Эхо Москвы» более самокритично относиться к качеству материалов своего эфира и сайта. При этом Общественная коллегия поддерживает редакционную линию радиостанции «Эхо Москвы» на равноудаленность от всех политических партий, как в наибольшей степени соответствующую общественной миссии и профессиональным стандартам СМИ.

 

   2. Общественная коллегия полагает, что претензии заявителей к авторским программам радиостанции «Эхо Москвы» неосновательны, поскольку неоправданно ограничивают свободу авторского выбора тем, героев и оценок.

 

    3. Общественная коллегия полагает, что высказывание А.А.Венедиктова в передаче «Особое мнение» «партия фюрерского типа, вождистского типа» применительно к РОДП «Яблоко» не может расцениваться как нацеленное на нанесение ущерба репутации политической партии, поскольку, во-первых, его негативное истолкование в плане сравнения с НСДАП никак не вытекает из контекста радиопередачи, а во-вторых, данный термин  широко используется в политологическом лексиконе для обозначения партий, в которых лидер организации играет доминирующую роль. Кроме того, данное высказывание носит характер субъективной оценки, а свобода мнений является одной из основ демократического общества. Следует принять во внимание и то, что данное высказывание было произнесено в прямом эфире, в формате устной речи и было дополнено уточняющими понятиями синонимического ряда, разъясняющими позицию говорящего.

 

   4. Общественная коллегия рекомендует работникам пресс-службы РОДП «Яблоко» проявлять больше профессионализма и понимания специфики работы СМИ по обеспечению прозрачности политического процесса.

 

   5. Общественная коллегия напоминает, что настоящее решение является обязательным – в моральном плане – для исполнения обеими сторонами данного информационного спора в силу подписания ими Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу. Неисполнение решения Общественной коллегии влечет публичное моральное осуждение.

 

      6. Общественная коллегия просит:

    радиостанцию «Эхо Москвы» обсудить в журналистском коллективе состоявшееся решение Общественной коллегии и проинформировать Общественную коллегию о результатах обсуждения;

     редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

     Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова - обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

     Федеральную службу по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии;

     Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

М.А. Федотов,

доктор юридических наук, профессор

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ