25 Июнь 2017
Документы

Рекомендации по защите частной жизни в СМИ

Приняты 1 ноября 2012 года. Подготовлены журналистами, представителями профессиональных медийных объединений и ассоциаций, других неправительственных организаций, национальными экспертами Украины и экспертами Совета Европы

Введение

 

 

1. Свобода прессы закреплена правом на свободу выражения мнений, которое гарантируется статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Оно является одним из гарантов демократического общества и необходимым условием для прогресса общества и развития каждого человека.

2. Цель данных рекомендаций – содействовать справедливому освещению частной жизни в СМИ: в печатных изданиях, на телевидении, радио и в новых медиа (особенно в блогах). Справедливость заключается в соблюдении баланса между правом общества получать полную и достоверную информацию о жизни  публичных лиц и, в исключительных случаях, обычных граждан и правом человека на защиту частной жизни.

Рекомендации основаны на аналогичных резолюциях Парламентской Ассамблеи Совета Европы[1], которые признают, что ни право неприкосновенности частной жизни, ни право на свободу выражения мнений не являются абсолютными и превалирующими. Они также не только усиливают необходимость достижения подобного баланса, но и стимулируют СМИ развивать свои собственные принципы.

3. Освещение в СМИ должно соответствовать главным стандартам защиты права на неприкосновенность частной жизни, таким как принципы справедливости, точности, пропорциональности, прозрачности и обеспечения безопасной обработки персональных данных (см. ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Конвенцию о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных Совета Европы).

4. Рекомендации рассматривают освещение частной жизни в СМИ; они также отражают стадии сбора информации СМИ, определенные в частные руководства по использованию скрытых устройств и тайных методов получения сведений о частных лицах.

5. Рекомендации состоят из двух частей. Первая часть определяет главные принципы защиты частной жизни публичных лиц, обычных граждан и детей; вторая часть описывает стандарты, применяемые в отдельных случаях, связанных  с фото- и видеосъемкой, журналистским расследованием, новыми медиа, освещением выборов, судебным репортажем и безопасностью хранения данных. В процессе применения этих стандартов следует принимать во внимание общие положения, касающиеся защиты частной жизни человека, особенно в случаях, когда информация носит общественный интерес. Общие положения также должны служить руководством при отсутствии конкретных рекомендаций в некоторых специфических случаях.

6. Право на ответ, закрепленное в Рекомендациях (2004) 16 Кабинета министров Совета Европы по вопросам права на ответ в новых условиях работы СМИ, полностью соответствуют контексту защиты частной жизни, так как оно позволяет быстро опубликовать заявление против оспариваемого факта.

7. Данные рекомендации не ущемляют Кодекс профессиональной журналистской этики Украины, принятый 16 сентября 2001 года, а также являются другим саморегулирующим инструментом в сфере журналистской этики. И наоборот: они дополняют его текст для специфических случаев освещения частной жизни. Следовательно, правоприменительные механизмы при условии нарушения этических стандартов полностью применимы при нарушениях этих рекомендаций.

 

 

Рекомендации:

 

I. Общие положения

 

1. Публичные лица

1.1. Публичным лицом является человек, занимающий государственную должность  и/или использующий государственные ресурсы и, в более широком смысле, лицо, которое играет роль в общественной жизни, в политике, экономике, искусстве, социальной сфере, спорте или в других отраслях.

1.2. СМИ могут собирать и распространять информацию о частной жизни публичных лиц с их согласия, которое не должно быть получено обманным путем.

1.3. СМИ могут вмешиваться в частную жизнь публичных лиц только в том случае, если общественный интерес к доступу к этой информации является превалирующим и оправдывающим.  Такое вмешательство должно быть пропорционально и не должно выходить за рамки необходимого. Исходя из судебной практики Европейского суда по правам человека, политики должны ожидать более низкую степень защиты их частной жизни. Так Суд постановил: «если государственные деятели смогут осуществлять цензуру прессы и контролировать общественные дискуссии под предлогом своих личных прав, утверждая, что их мнения по государственным вопросам связаны с их личностью и поэтому являются личными данными, которые не могут быть раскрыты без их согласия, это будет иметь роковые последствия для свободы выражения мнений в области политики»[2].

Однако простое любопытство или жажда сенсации никогда не может оправдать  нарушение права на уважение частной жизни.  Оценка степени общественного интереса, оправдывающая вмешательство в частную жизнь, установлена Европейским судом по правам человека: «публикация должна быть в интересах общества, а не общество заинтересовано в ней»[3].

1.4. СМИ могут без согласия публичных лиц переопубликовывать персональные данные, размещенные ими в общедоступных источниках. Это включает информацию, представленную ранее в других медиа, и конфиденциальных данных или фотографий, открыто опубликованных в их блогах и социальных сетях. Может быть оправдана публикация сведений из личных профилей с ограниченным доступом, если персона использует данный профиль в общественных целях. Если информация размещена в интернет-аккаунтах с закрытым доступом, то СМИ должны ограничить публикацию необходимой степенью общественного интереса.

1.5. Совершенные ранее незначительные правонарушения, до того, как человек стал известным, не следует упоминать, если эта информация не является общественно значимой.

1.6. Чтобы избежать преследований или возможных личных угроз, не следует раскрывать информацию о точном местонахождении или проживании публичных лиц или их родственников, если на то нет их согласия. Тоже самое касается регистрационных номеров транспортных средств и номеров телефонов. Такие данные могут быть обнародованы в СМИ только в том случае, если они откровенно демонстрируются персоной или если они используются в качестве доказательства правонарушения, совершенного публичным лицом,  но только в той мере, что необходима для подтверждения его причастности.

1.7. Фотографии места проживания (постоянного или временного) публичного лица могут публиковаться без его согласия только если они взяты из общедоступного источника и не подрывают безопасности и мер защиты помещения.

1.8. Информация о религиозных убеждениях публичного лица не должна публиковаться без его разрешения, если она явно не демонстрируются им самим или не касается запрещенных религиозных практик или приверженности незаконным движениям.

1.9. Информация об образе жизни публичного лица может быть опубликована только в том случае, если она доказывает, что его реальное поведение не соответствует представляемому имиджу. Это может быть в следующих случаях:

- публичные заявления лица не соответствуют его поведению в обществе;

- поведение публичного лица в личной или семейной жизни противоречит его статусу (роли, которую он играет в обществе), заявлениям или другим действиям;

- образ жизни лица не соответствует уровню его официального дохода или достатка, который он может объяснить.

1.10. Демократические журналисты имеют важное обязательство распространять информацию о коррупции, как среди политических и общественных деятелей, так и среди менеджеров крупных компаний. Обнародование информации о финансовом и имущественном состоянии человека допустимо для доказательства обвинения в коррупции и может представлять законный случай преобладания общественной значимости над защитой частной жизни. 

1.11. Неприличное поведение родственников, близких друзей или коллег публичного лица не должно относиться к нему или ей, кроме случаев, когда персона способствовала таким действиям, явно или тайно поддерживает такое поведение, или пыталась его скрыть. Кроме того, эти люди сами не являются публичными лицами, а значит, информация о них требует более строгой конфиденциальности.

1.12. Сведения о значимом движимом (транспортные средства или акции крупных компаний) и недвижимом (дома и земельные участки) имуществе близких родственников или друзей публичных лиц могут быть обнародованы только в том случае, если доказывается, что оно приобретено за счет преимуществ публичной фигуры.

1.13. В соответствии с принципом справедливости СМИ должны оперативно предоставить возможность публичному лицу (или лицу, связанному с ним) противодействовать обвинению в правонарушении или халатности. Когда возможно и если это не подвергнет опасности будущую публикацию, журналисты должны связаться и выслушать данного человека, вторая сторона должна быть представлена в материале соответственно. В конечном счете, обязанность редактора (шеф-редактора, редактора выпуска или главного редактора) издания - принимать решение о публикации материала без предоставления позиции второй стороны.

 

2. Обычные граждане

2.1. Не играя ответственной роли в обществе, обычные граждане должны в максимальной степени быть защищенными от освещения их частной жизни. Основополагающий принцип - их персональные данные не должны быть опубликованы без их согласия. В процессе получения такого согласия журналист обязан объяснить, какие данные будут опубликованы, для чего и в какой форме.

Тот факт, что персональные данные ранее уже были опубликования, не оправдывает их появление в другом СМИ. Распространение сведений о частном лице без его согласия может быть оправдано только преобладанием общественного значения такой информации.

2.2. Специальные меры предосторожности должны быть приняты, чтобы защитить людей, находящихся в горе, трауре, шоке из-за происшествия с ними, с их близкими или родственниками.

2.3. Обычно интервью с пациентами больниц или других лечебных учреждений могут проводиться только с разрешения руководства клиники. Исключения допустимы в случаях расследования медицинской халатности, причинения вреда по небрежности врачей, коррупции или другой проверки жалоб на персонал лечебных учреждений или других случаях по инициативе пациентов. В любом случае СМИ должны воздерживаться от интервьюирования лиц, лишенных достаточного понимания или серьезно пострадавших.

 

3. Дети

3.1. Сведения о детях, не достигших 18 лет, могут собираться и распространяться только с разрешения их родителей или законных представителей. Исключения могут быть, только если ребенок - публичное лицо, например, спортсмен, и информация собирается о его публичной активности, или если она представляет общественный интерес.

Особое внимание должно быть уделено возрасту ребенка при его цитировании и комментировании. Ребенок может не быть достаточно убежден в правильности используемых слов и СМИ несут этическую ответственность за то, чтобы ему не навредить.

3.2. Когда ребенок находится в стрессовой ситуации, например, после происшествия и/или в  больнице, подход к нему может не оправдать цели журналистов, даже если на это есть согласие родителей или его законных представителей. Вред, который может нанести ребенку распространение информации о нем, и наличие общественного интереса должны быть тщательно взвешены в таких ситуациях.

3.3. Особое внимание должно быть уделено случаям, когда родители или законные представители дают негативные, острые или несоответствующие действительности комментарии о детях, находящихся под их опекой. В интересах частной жизни ребенка такие высказывания не должны быть опубликованы. Тем не менее, если информация представляет общественный интерес, то она может появиться в СМИ без указания имени ребенка, чтобы в течение всей жизни не возникало негативных ассоциаций с ним. Если ребенок достаточно взрослый и готов обеспечить ответный комментарий о себе, то такой ответ должен быть представлен альтернативой.

3.4. Сбор и публикация сведений о частной жизни ребенка не должны быть оправданы занимаемым в обществе положением родителей или его законных представителей. В тоже время такая информация может собираться и публиковаться, если это необходимо для того, чтобы продемонстрировать проступки родителей (законных представителей) или совершенные ими преступления, или другие действия, которые не согласуются с их общественным статусом. Сфера разглашаемых сведений не должна выходить за рамки необходимого и имеющего отношение к делу.

 

 

 II. Особые положения

 

Применяя данные особые положения, следует учитывать общие положения, касающиеся защиты частной жизни публичных и простых людей - в частности, касающиеся преобладания общественного интереса.

 

4. Фото- и видеосъемка


4.1. Аудиовизуальные средства массовой информации должны помнить, что зачастую оказывают гораздо более непосредственное и мощное воздействие на аудиторию, нежели печатные СМИ. Публикация фотографий в целом должна рассматриваться как более значительное вторжение в частную жизнь, чем простое раскрытие имени человека[4].

4.2. Фото- и видеосъемка людей в частных владениях/заведениях без их согласия запрещена.

4.3. В общественных местах (например, на улице, в общественном транспорте) людей можно фотографировать и снимать на видео без их согласия, если они являются частью толпы, и если на них не делается особого акцента. В то же время, разрешается производить фото- и видеосъемку людей, намеренно привлекающих к себе внимание действиями, внешностью или иным образом, а также тех, кто участвует в публичных мероприятиях (конференции, протесты и пр.), а также распространять такие фото- и видеоматериалы.

Для съемки в потенциально неоднозначных местах - например, машинах скорой помощи, больницах, школах и тюрьмах, необходимо получить согласие соответствующего руководства. Независимо от наличия такого согласия, СМИ не должны фотографировать или записывать на видео людей, которые не в состоянии осознанно согласиться с проведением свободной  съемки, например, присутствующих в пунктах неотложной помощи или находящихся в состоянии стресса.

4.4. Фото- и видеоматериалы, призванные проиллюстрировать какую-либо тему, но изображающие людей или ситуации, не имеющие непосредственного отношения к людям, о которых рассказывается в статье или программе, должны быть обозначены как таковые. Такие кадры нужно четко отделять от фото- и видеоматериалов информационного или документального характера, напрямую относящихся к фактам репортажа.

4.5. Фото- и видеомонтаж может быть оправданным, только если он освещает событие, иллюстрирует предположение, предлагает критическую точку зрения или содержит сатирический элемент. Монтаж должен быть очень четко обозначен, чтобы не вводить читателей или зрителей в заблуждение.

4.6. Разрешается производить фото- и видеосъемку представителей государственной власти (например, полицейских, сотрудников государственной службы охраны, прокуроров) при исполнении служебных обязанностей.

5. Журналистские расследования

5.1. СМИ должны собирать информацию о частной жизни открытыми и честными методами. Скрытая запись или проведение тайных расследований, как самими СМИ, так и с привлечением других лиц, допустимы только при отсутствии других разумных и менее интрузивных способов получения доказательств о серьезных нарушениях.

5.2. Использование длиннофокусных объективов для фотосъемки с большого расстояния является вторжением в частную жизнь, если изображение раскрывает частную информацию, которая была бы в противном случае скрыта от внешнего мира. Тот факт, что технологии позволяют «приближать» изображения людей, их одежды, частного жилища и вещей, которые они держат в руках (бумажные папки, сумки с личными вещами, телефоны, интернет/аудио/видео-устройства и пр.), не делает законным их использование для вторжения в частную жизнь.

Длиннофокусные объективы допустимо использовать только в общественных местах во время присутствия или действия публичных лиц при условии, что они могут видеть факт осуществления фото- или видеосъемки. Изображения, полученные таким способом, могут распространяться только при наличии преобладающего общественного интереса.

5.3. Скрытая запись (с использованием скрытых камер или микрофонов, внедренного аудио-видео оборудования) или проведение тайных расследований могут использоваться только после тщательной оценки обстоятельств дела, в частности, его общественной значимости, а также наличия менее интрузивных способов получения необходимой информации. Решения об использовании скрытых методов журналистского расследования принимаются на уровне высшего руководства СМИ.

5.4. Средства массовой информации обязаны строго соблюдать тайну коммуникаций, воздерживаться от незаконного взлома или перехвата телефонных или текстовых сообщений, независимо от того, действуют они самостоятельно и по собственной инициативе или с привлечением других лиц. Те же строгие правила распространяются на содержание украденных или утерянных телефонов и других коммуникационных устройств.

Содержание частных коммуникаций политиков, захваченное с экранов устройств с помощью длиннофокусных объективов, а также содержание разговоров, услышанных с большого расстояния с помощью усиливающих микрофонов, может использоваться только в исключительных случаях при наличии преобладающего общественного интереса (например, в случаях коррупции или присвоения средств высокопоставленными политическими деятелями), и только если полученная таким образом информация не может быть получена каким-либо иным менее интрузивным способом. Даже в этих условиях решения о фиксировании и/или публикации полученной таким нечестным способом информации принимаются на уровне высшего руководства СМИ.

5.5. Неприкосновенность частной собственности должна соблюдаться в любых обстоятельствах. Представители СМИ должны немедленно покинуть частную собственность, если этого требует владелец, а также воздерживаться от несанкционированного проникновения в помещения.

Информация, полученная в таких условиях, может использоваться и публиковаться, только если она однозначно демонстрирует правонарушение или ненадлежащее поведение публичного лица и только в строго необходимых для этого пределах.

5.6. Подсиживание[5] допускается только если объект неоднократно и безосновательно отказывался дать интервью, запрещал видеосъемку или запись и только если информация имеет общественное значение.

6. Новые медиа

6.1. СМИ, допускающие публикацию комментариев пользователей в онлайновом режиме, должны проверять (по собственной инициативе или по требованию уполномоченного лица), оправдана ли публикация персональных данных в таких комментариях преобладанием общественного интереса. Если сведения не имеют право быть разглашенными, то комментарий должен быть безотлагательно удален. В то же время, медиа должны предусмотреть простой и доступный способ подачи жалоб.

6.2. Важным элементом права на свободу слова является право на свободный поиск информации. В этом контексте уважение приватности онлайновых читателей имеет ключевое значение. Использование новых медиа, таких как интернет-сайты, блоги, приложения и электронные ридеры, позволяет гораздо более детально анализировать привычки и предпочтения индивидуальных пользователей, и такой анализ может стать серьезным посягательством на их право на поиск информации. Медиа должны уважать право читателей не предоставлять о себе никакой информации, прямо или косвенно. Медиа могут предлагать регистрацию с (подтвержденными) контактными данными пользователям, желающим публиковать общедоступные комментарии, однако при этом должны разрешать использование псевдонимов. Медиа должны запрашивать согласие пользователей (как подписчиков, оформивших платный доступ, так и бесплатных посетителей), прежде, чем отслеживать их поведение – например, при помощи постоянных куки или «отпечатков пальцев» (устройств).  Это также касается куки, используемых рекламными сетями. Для защиты неприкосновенности частной жизни пользователей лог-файлы с информацией о поведении посетителей, такой как IP-адреса и логины, должны безотлагательно анонимизироваться.

7. Освещение выборов[6]

7.1. Учитывая важность выборов для демократической системы государственного управления, СМИ имеют право и несут обязанность по предоставлению избирателям обширной и сбалансированной информации о кандидатах (будущих кандидатах), представителях избирательных органов и других лиц, связанных с организацией и проведением выборов, таких как наблюдатели, участники политических кампаний и лица, присутствующие на избирательных участках.

7.2. Взвешивая аргументы в пользу и против раскрытия частной информации, следует учитывать право избирателей быть полностью информированными о поведении кандидата, а также о любых возможных нарушениях кем бы то ни было избирательного законодательства.

7.3. В периоды избирательных кампаний преобладающие общественные интересы оправдывают повышенное внимание к следующей информации о кандидатах:

- незаконные действия, в частности, нарушения, связанные с добросовестным государственным управлением, такие как коррупция и присвоение средств,

- мошенничество на выборах, фальсификация данных о голосовании и любые другие нарушения выборного процесса,

- профессиональная некомпетентность или халатность,

- конфликты между политическими заявлениями и личным поведением.

Применительно к представителям избирательных органов и другим лицам, имеющим отношение к выборам, преобладающие общественные интересы оправдывают повышенное внимание к следующим нарушениям:

- нарушение избирательного законодательства,

- политическая предвзятость, противоречащая обязанности сохранять беспристрастность (например, представителей избирательных комиссий, полицейских) или профессиональной этике (журналисты),

- любое иное поведение, способное оказывать ненадлежащее влияние на результаты голосования или препятствовать свободному и информированному волеизъявлению.

7.4. Хотя при обычных обстоятельствах публикация таких данных считается крайне нежелательной, в исключительных случаях данные о здоровье или лечении кандидатов могут быть опубликованы, если они демонстрируют их физическую или умственную неспособность занимать соответствующий пост.

8. Освещение преступлений и судебных процессов

8.1. Общество имеет право на получение информации о совершенных преступлениях, а также расследованиях, преследовании и судебных процессах по уголовным делам. Тем не менее, СМИ должны оставаться беспристрастными, непредвзятыми, быть лишены предубеждений и воздерживаться от публикации необоснованных и неподтвержденных обвинений.

Соответственно, средства массовой информации не должны представлять кого-либо виновным до тех пор, пока виновность не будет признана судом. В частности, в репортажах необходимо указывать, признал обвиняемый свою вину, или нет. Признание вины никогда не должно подаваться как доказательство вины.

8.2. Надлежащая журналистская практика предписывает не называть полные имена подозреваемых или обвиняемых, используя вместо этого псевдонимы или инициалы, если только соответствующие лица явным образом не сделали свою причастность к соответствующему делу достоянием общественности – например, отвергнув все обвинения.

Имена и/или фотографии подозреваемых или обвиняемых (или любые другие детали, позволяющие их идентифицировать лицам, не относящимся к их родственникам или близким друзьям) могут быть опубликованы только при наличии преобладающего общественного интереса в такой идентификации. Такой преобладающий общественный интерес может существовать, если подозреваемый или обвиняемый:

- имеет политический мандат или занимает высокую государственную должность в случае официального преследования за совершение преступлений, несовместимых с такой должностью; или

- хорошо известен в конкретной сфере, если обвинения в совершенных преступлениях связаны с репутацией в соответствующей сфере.

Публикация также допускается в случаях, когда:

- совершенное преступление носит крайне серьезный характер и вызывает страх и тревогу среди населения, или

- публикация абсолютно необходима, чтобы исключить сомнения, способные нанести ущерб третьему лицу – когда, например, за преступника могут принять другое лицо, работающее в том же районе или сфере деятельности.

8.3. Персональные данные лиц, совершивших мелкие преступления или правонарушения, как правило, не должны публиковаться, если только такая публикация не оправдана наличием преобладающего общественного интереса – в частности, в случаях коррупционных преступлений.

Публикация персональных данных подозреваемых, обвиняемых или осужденных несовершеннолетних лиц может быть оправдана только в исключительных обстоятельствах в случае крайней значимости такой информации для общества.

СМИ должны избегать публикации имен родственников или друзей подозреваемых, обвиняемых или осужденных несовершеннолетних лиц, за исключением случаев, когда такая публикация абсолютно необходима для полноты и достоверности репортажа о совершенных преступлениях или судебных процессах.

8.4. За исключением публичных лиц, публикация персональных данных жертв недопустима, за исключением случаев, когда на это получено согласие жертвы или, в случае убийства, родственников жертвы.

8.5. Недопустима публикация персональных данных свидетелей уголовных преступлений.

8.6. Если СМИ освещало судебный процесс, оно также обязано сообщить о вынесении оправдательного приговора. Это требование касается также отложенных расследований. Сообщение об отложенном расследовании или оправдании обвиняемого должно быть пропорционально предшествующим сообщениям о подозреваемом или обвиняемом лице.

8.7. Чтобы не препятствовать ре-социализации, СМИ не должны напоминать о прежних преступлениях, совершенных лицом, отбывшим срок тюремного наказания. Эта рекомендация неприменима, если такое лицо вновь совершит серьезное преступление или будет претендовать на высокое положение в обществе.

9. Защита файлов с журналистскими данными

9.1. Журналисты могут хранить файлы с персональными данными для использования в будущих расследованиях. При этом они должны определить и принимать разумные организационные и технические меры безопасности для предотвращения перехвата или любого иного несанкционированного доступа к таким данным.

 

 


[1] В частности, Резолюция 428 (1970) Парламентской Ассамблеи Совета Европы относительно Декларации о средствах массовой информации и правах человека, Резолюция 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность личной жизни, Резолюция 1636 (2008) Парламентской Ассамблеи Совета Европы «Индикаторы СМИ в демократическом обществе»

[2] Társaság a Szabadságjogokért против Венгрии. Решение Европейского суда по правам человека от 14 апреля 2009 года, § 37.  

[3] Мосли против Великобритании. Решение Европейского суда по правам человека от 10 мая 2011 года, § 144.

[4] Ээриклайнен и Орс против Финляндии, решение Европейского суда по правам человека от 10 февраля 2009 года

[5] Практика, когда журналист задает вопросы и записывает или пытается записать интервью для обнародования в СМИ, или во время телефонного разговора заявляет о том, что сказанное собеседником будет транслироваться в эфире, в то время как человек не ожидал этого и заранее не готовился (см. «Редакционные правила ВВС» 7.4.30)

[6] См «Рекомендации по освещению выборов в СМИ в контексте защиты неприкосновенности частной жизни», 4 июля 2012 г. Источник: coe.kiev.ua/projects/media/Publication/RecElectENGFinal.pdf

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу