23 Июнь 2017
Решения Большого жюри Союза журналистов России

Решение № 44 Большого жюри Союза журналистов России

Обращение обозревателя «Новой газеты» Л.В.Никитинского по поводу авторской телепрограммы А.В.Караулова "Момент истины" с участием журналиста А.Е.Хинштейна
Дата принятия: 30 мая 2005 года


РЕШЕНИЕ

БОЛЬШОГО ЖЮРИ

Союза журналистов России

«Об обращении обозревателя «Новой газеты» Л.В.Никитинского

по поводу авторской телепрограммы А.В.Караулова «Момент истины»

с участием журналиста А.Е.Хинштейна»

 

г. Москва, 30 мая 2005 г. № 44

 

Большое Жюри Союза журналистов России на заседании коллегии в составе сопредседателей Большого Жюри М.Ф.Ненашева и М.А.Федотова (председательствующий), членов Большого Жюри Д.С.Авраамова, Ю.В.Казакова, В.С.Кожемяко, А.К.Копейки, О.А.Кучкиной, Д.Ф.Мамлеева, В.Н.Монахова, Ю.В.Феофанова, В.А.Челышева,

рассмотрело обращение обозревателя «Новой газеты» журналиста Л.В.Никитинского по поводу авторской программы журналиста А.В.Караулова «Момент истины» на телеканале ТВЦ 27 марта 2005 г. с участием журналиста А.Е.Хинштейна.

Заявитель сообщает следующее: «27 марта 2005 года в передаче Андрея Караулова «Момент Истины» ведущий вместе с журналистом «Московского комсомольца» Александром Хинштейном обсуждали вопросы моей журналистской квалификации и соответствия моего поведения профессиональной этике журналиста в связи с серией статей о присяжных, ранее опубликованных в «Новой газете». При этом Караулов и Хинштейн, панибратски называя меня «Лёней», демонстрировали мои фотографии и обсуждали вопрос, «не идиот ли Никитинский», правда пришли к выводу, что нет, не идиот. Это стало ответом на мою заметку, в которой я подверг сомнению те журналистские методы, которые были использованы Карауловым в передаче от 13 марта и в заметке Хинштейна в «МК» от 4 марта при освещении истории с двумя составами коллегии присяжных в Мосгорсуде и проблемы суда присяжных в целом, до которого, по их мнению «Россия еще не доросла»».

Как следует из обращения журналиста Л.В.Никитинского, он стал заниматься темой суда присяжных после того, как в редакцию «Новой газеты» явились 12 присяжных и рассказали под видео- и аудиозапись о попытках их подкупа. «Материал об этом был опубликован в №№ 82 и 92 «Новой газеты» за 2004 год. Материалы видеозаписи, на которой присяжные рассказывают, в частности, о попытке их подкупа со стороны обвинения, переданы в Прокуратуру г. Москвы». После роспуска первой коллегии присяжных была сформирована новая коллегия. Заявитель сообщает, что он заинтересовался данным уголовным делом, общался с адвокатом одного из подсудимых, «несколько раз посещал судебные заседания, присутствовал и при оглашении вердикта второй коллегии присяжных, который неожиданно для всех, в том числе для защиты и, видимо, для обвинения, оказался оправдательным и принятым единогласно». «После оглашения вердикта, - пишет заявитель, - я познакомился с присяжными второй коллегии, поскольку мне был интересен их взгляд на рассматривавшееся уголовное дело. О вынесении оправдательного приговора второй коллегией присяжных я написал в №№ 9 и 11 «Новой газеты» за текущий год. Спустя семь дней после вынесения вердикта мне позвонил адвокат Паршуткин и сообщил о том, что присяжные обеих коллегий хотят собраться в ресторане, чтобы пообщаться друг с другом. На эту встречу они хотели бы пригласить и меня. Я с готовностью согласился, так как понимал настроение этих уважаемых мною людей, которых объединил процесс отправления правосудия и которые хотели еще раз осмыслить его вместе с адвокатом и со мной. К сожалению, на этой встрече в ресторане я был недолго. …Как мне стало известно позднее, после моего ухода из ресторана туда под видом «дизайнеров» проникла некая, как можно догадаться,

оперативная группа, которая произвела съемку встречи в ресторане бывших присяжных, сложивших свои полномочия. После этого со слов присяжных я узнал, что их по выходным дням вызывают в Прокуратуру Москвы, где задают вопросы, нарушающие тайну совещательной комнаты, и пытаются инкриминировать совместный поход в ресторан как «взятку». Возмущенный этим фактом, я опубликовал заметку в № 15 «Новой газеты», выразив мнение, что допросы бывших судей в прокуратуре нарушают базовые принципы правосудия, а оперативная съемка, произведенная в ресторане (как я предполагаю, без санкции суда) является вторжением в частную жизнь граждан, что противоречит статьям 23 и 24 Конституции РФ».

Как следует из обращения журналиста Л.В.Никитинского, посвященные данному уголовному делу статья журналиста А.Е.Хинштейна «Правосудие вприсядку» («Московский комсомолец», 4.03.2005) и авторская телепрограмма журналиста А.В.Караулова «Момент истины» (канал ТВЦ 13.03.2005 и 27.03.2005) «порочили честь и достоинство присяжных первой и второй коллегии. Караулов и Хинштейн не только назвали их никчемными, ничего не понимающими людьми, люмпенами, но и обвинили во взяточничестве, имея в виду их совместный поход в ресторан: «Купленные присяжные за небольшие деньги готовы оправдать кого угодно», – сказал Караулов».

Говоря о телепрограмме «Момент истины», показанной по каналу ТВЦ 27 марта 2005 года, заявитель указывает, что в ней «опять были повторены кадры записи в ресторане, фактические обвинения присяжных во взяточничестве, текст прокурора Семененко. Кроме того, Караулов и Хинштейн спрашивали друг у друга, почему я, «Лёня Никитинский», не сообщил, что был в ресторане с присяжными. Я не был приглашен участвовать в этой дискуссии, хотя мог бы ответить как на этот вопрос, так и на многие другие, связанные с этим делом.

В своем обращении заявитель также ставит перед Большим Жюри вопросы о том, «допустимо ли с точки зрения журналистской этики демонстрировать пленку частной встречи сложивших с себя полномочия присяжных», «называть лиц, только что оправданных судом, «преступниками» и «контрабандистами», «употреблять применительно к присяжным судьям такие выражения как «внутренние террористы» (Караулов), «повара и монтеры – люди не балованные» (Хинштейн)», «запугивать собеседника по телефону под запись, представляясь под маркой правоохранительных органов» и т.д.

БОЛЬШОЕ ЖЮРИ

приняло к сведению согласие журналистов А.В.Караулова, А.Е.Хинштейна и Л.В.Никитинского признать юрисдикцию Большого Жюри в отношении, как данной конфликтной ситуации, так и иных конфликтных ситуаций, предусмотренных мандатом Большого Жюри;

приняло к сведению заявление журналиста Л.В.Никитинского, что его обращение в Большое Жюри не связано с подачей искового заявления в суд и вне зависимости от выводов Большого Жюри он обязуется не использовать его решение в каких-либо юридических процедурах;

приняло к сведению также заявление члена Большого Жюри Л.В.Никитинского, что, в соответствии с пунктом 2.6. Положения о Большом Жюри он отказывается от вхождения в состав коллегии, рассматривающей данный конфликт, поскольку он является одной из сторон конфликта, а значит, имеются обстоятельства, способные поставить под сомнение его беспристрастность;

приняло к сведению также заявление члена Большого Жюри В.Г.Лошака, что, в соответствии с пунктом 2.6. Положения о Большом Жюри он отказывается от вхождения в состав коллегии, рассматривающей данный конфликт, поскольку имеются обстоятельства, способные поставить под сомнение его беспристрастность, а именно: «Известно, что Леонид Никитинский долгое время работал у меня в МН и у нас с ним были и остаются добрые деловые отношения. В то же время, как главный редактор "Огонька" я судился с

Карауловым (дело мы выиграли), в нескольких публикациях я оценивал Караулова и карауловщину. Считаю, что рассматривать спор Караулова с любым нормальным журналистом смешно, потому что это конфликт не разных принципов в одной профессии, а просто разных профессий»;

приняло к сведению также письмо ОАО «ТВ Центр» от 04.05.2005 № 10/110/2020, согласно которому «цикловая телепрограмма «Момент истины» производится по заказу ТВЦ ООО «Стратегия века» на основании соответствующего договора. Автор и ведущий программы А.В.Караулов в трудовых либо гражданско-правовых отношениях с ТВЦ не состоит. …Вопросы соблюдения норм профессиональной журналистской этики данным договором не охватываются. …ОАО «ТВ Центр» не может выступать стороной данного спора. Очевидно, претензии Л.В.Никитинского должны быть обращены лично журналисту А.В.Караулову»;

выразило сожаление по поводу того, что представители Прокуратуры г. Москвы не сочли возможным принять участие в данном заседании Большого Жюри несмотря на заблаговременно направленное приглашение;

заслушало мнение обозревателя «Новой газеты» Л.В.Никитинского, подтвердившего свои претензии к журналистам А.В.Караулову и А.Е.Хинштейну, изложенные в его обращении в Большое Жюри. Он также пояснил, что спорные публикация и телепрограмма «незаслуженно обидели бывших присяжных» и что он стремится своим обращением в Большое Жюри «защитить их доброе имя». Он заявил, что посчитал бы себя плохим журналистом, «если бы не пошел в ресторан на встречу с присяжными»;

заслушало мнение журналиста А.Е.Хинштейна, пояснившего, что именно он передал журналисту А.В.Караулову кассету с видеозаписью встречи бывших присяжных в ресторане. Он, однако, отказался сообщить Большому Жюри, от кого он эту кассету получил, сославшись на гарантированную Законом о СМИ тайну источника информации. Он, в частности, пояснил: «Я старался уйти от оценки действий суда, так как считаю, что журналист не вправе подменять суд. Я не вдавался в детали судебного процесса. Меня возмутило то, что после вынесения присяжными вердикта три члена коллегии присяжных отпраздновали победу в ресторане вместе с адвокатом. Позднее адвокат, его подзащитный и члены коллегии присяжных гуляли в ресторане. В публикации рассказано, как была сделана эта видеозапись. Я не стал писать в статье, что Никитинский был на этой пьянке, как и о том, что он дружит с адвокатом Паршуткиным. Не написал об этом по соображениям корпоративной солидарности. Не сказал об этом в первой телепередаче (13.03.2005) и Караулов. У Никитинского, конечно, нет никакого корыстного интереса в данном деле. При подготовке статьи я не смог дозвониться до адвоката Паршуткина, а встречаться с присяжными не стал, так как их адреса являются тайной. Статья не носила характер пересмотра решения присяжных по конкретному делу: для меня важнее было поднять проблему суда присяжных в целом. Я убежден, что нравственно все, что отвечает общественным интересам»;

заслушало мнение автора и ведущего телепрограммы «Момент истины» А.В.Караулова, пояснившего, в частности, следующее: «Я не очень понимаю, что мы здесь обсуждаем. Каждому ясно, что преступники должны сидеть в тюрьме и получать по заслугам. Это факт, что через суд присяжных на свободу выходят убийцы и террористы. Мы действительно пожалели Никитинского, так как для нас с Хинштейном было важнее призвать все журналистское сообщество сказать правду о том, что через присяжных любой гад может освободиться. Это нам надо было обращаться в Большое Жюри с жалобой на оскорбительную публикацию в «Новой газете» по поводу суда присяжных, в которой были названы наши с Хинштейном фамилии. Это была пятая публикация о том, что присяжные – святые, а сейчас уже есть уголовное дело против этой коллегии присяжных. Но у нас нет времени заниматься сутяжничеством. И я задаю вопрос, на котором настаиваю. Наши коллеги не идиоты и не сволочи, чтобы спорить с фактами. И

наши коллеги имеют совесть, чтобы сказать: да, это мои друзья, я этого адвоката знаю всю жизнь, я с ними пью и пить буду, и заказывать ресторан за неделю до вынесения приговора. Я приму любое решение Большого Жюри, но извиняться за то, что в России есть люди, которые не пишут правду о суде присяжных, я не буду никогда. Я не знаю, как прокуратура поступит с присяжными, которые вынесли оправдательный вердикт, но мы будет продолжать писать о проблеме суда присяжных, иначе вся работа следственных органов пойдет насмарку. У меня нет юридического образования, но моя точка зрения, что по всем делам, о которых рассказывается в телепередаче, прокуратура все доказала»;

заслушало также экспертное мнение судьи Конституционного Суда РФ в отставке, доктора юридических наук Т.Г.Морщаковой, пояснившей, что «журналисту требуется заключение специалиста, когда он пишет о специальных юридических вопросах». Она также пояснила: «В правовом смысле принципиально неправильно утверждать, что нравственно все, что соответствует общественным интересам. Такая позиция противоречит Конституции РФ, где записано, что высшей целью является личность, ее права и свободы. В спорных выступлениях, на мой взгляд, отсутствует именно уважение к человеческой личности. Нельзя дискриминировать присяжных на том основании, что кто-то из них имеет недостаточное образование. Содержащееся в спорных выступлениях утверждение о том, что суды присяжных выносят исключительно оправдательные приговоры, совершенно не соответствует действительности, хотя процент оправдательных приговоров здесь действительно несколько выше. Не присяжные виноваты в том, что вина подсудимых оказывается не доказана, а некачественная работа следственных органов. Очень опасно раздувать общественные страсти, когда нет доказательств»;

заслушало также свидетельское мнение старшины первой коллегии присяжных Л.М.Барабановой, пояснившей, что присяжные «в ресторане гуляли за свой счет; за чужой счет гулял только один малоимущий присяжный, который даже не знал, кто за него заплатил». Она пояснила также: «Мы общались с адвокатом Паршуткиным только после роспуска коллегии. Нам действительно предлагали взятки лица, выступавшие на стороне обвинения, о чем мы сообщили в редакцию «Новой газеты» и в городскую прокуратуру, однако никакой реакции не последовало». Она присоединилась к обращению журналиста Л.В.Никитинского в той части, что спорные выступления обидели ее и других присяжных;

заслушало также свидетельское мнение старшины второй коллегии присяжных Е.А.Данилова, пояснившего, что в составе коллегии было много людей с высшим и средним специальным образованием. Он пояснил также: «Вердикт присяжных был вынесен единогласно. На следующий день был оглашен приговор в окончательной форме. Уже после этого мы с адвокатом Паршуткиным пошли в кафе, где заметили прокурора, которая была государственным обвинителем по данному делу. Никитинского в ресторан пригласил я, объяснив, что теперь мы обычные люди. Во время процесса мы ни с кем не общались и статей об этом деле не читали. Нас обидели и тем, что нас все время прослушивали». Он также присоединился к обращению журналиста Л.В.Никитинского в той части, что спорные выступления обидели его и других присяжных;

изучило представленные участниками заседания видеозапись телепередачи, документы и материалы;

признало рассмотрение данной конфликтной ситуации соответствующим мандату Большого Жюри

И ПРИНЯЛО СЛЕДУЮЩЕЕ РЕШЕНИЕ:

 

1. Выразить удовлетворение тем, что обе стороны конфликта проявили готовность к сотрудничеству и активно сотрудничали с Большим Жюри в разрешении данного информационного спора. В то же время, Большое Жюри констатирует, что сторонам конфликта не удалось достичь взаимопонимания по обсуждавшимся вопросам.

2. Констатировать, что тема суда присяжных объективно находится в сфере общественного внимания, вызывая разные, порой полярные, трактовки. Неудивительно, что журналисты Л.В.Никитинский, с одной стороны, и А.В.Караулов и А.Е.Хинштейн, с другой стороны, в своих материалах на эту тему заняли противоположные позиции. Согласно позиции Л.В.Никитинского, суд присяжных является одним из важнейших демократических завоеваний. Согласно другой позиции «Россия не доросла до суда присяжных».

Однако право журналиста на свободу выражения мнений не означает свободу тенденциозного использования фактов в угоду занятой позиции. В частности, проявившееся в статье А.В.Хинштейна «Правосудие вприсядку» уничижительное отношение к присяжным, как людям ущербным, неуспешным, не самодостаточным, с низким образовательным и социальным уровнем дискриминирует эту категорию людей, исполняющих свой гражданский долг. Такой же упрек Большое Жюри адресует авторской телепрограмме журналиста А.В.Караулова «Момент истины», в которой прозвучали слова о «купленных присяжных заседателях», что не отвечает требованиям Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части «обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия» (п. 2. ст. 10).

В этой связи Большое Жюри напоминает: «Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей» (п. 5 Кодекса профессиональной этики российского журналиста, утвержденного 23 июня 1994 г.).

3. Констатировать, что непосредственным поводом для статьи журналиста А.Е.Хинштейна, как и центральным эпизодом в телепрограмме журналиста А.В.Караулова стал факт встречи бывших присяжных в ресторане после оглашения оправдательного приговора – вместе с адвокатом и его подзащитным. Этот факт был зафиксирован на видеозаписи, изготовленной, как сказано в статье журналиста А.Е.Хинштейна, «знакомым» государственного обвинителя по данному делу. Большое Жюри воздерживается от оценки поступка присяжных, поскольку это выходит за рамки компетенции Большого Жюри, как органа саморегуляции исключительно журналистского сообщества.

Что же касается участия журналиста Л.В.Никитинского в вышеупомянутой встрече, то Большое Жюри считает необходимым подчеркнуть, что журналист, глубоко вовлеченный в конфликт в качестве автора публикаций, обязан тщательно заботиться о том, чтобы его профессиональное поведение не могло быть истолковано как свидетельство конфликта интересов.

4. Большое Жюри полагает, что журналист вправе вторгаться в сферу частной жизни людей только в том случае, если он действует в защиту общественных интересов, при том понимании что высшей ценностью, согласно статье 2 Конституции Российской Федерации, являются человек, его права и свободы. В связи с этим Большое Жюри выражает сомнение в правомерности показа видеозаписи и стоп-кадров встречи бывших присяжных в ресторане, поскольку попавшие в кадр граждане уже не выполняли на тот момент каких-либо публичных функций.

5. Большое Жюри напоминает также, что принцип презумпции невиновности не позволяет журналисту называть преступниками людей, которые еще не были судом в соответствующем порядке осуждены либо были судом оправданы.

6. Просить редакции газет «Московский комсомолец» и «Новая газета», а также редакцию авторской телепрограммы «Момент истины» ознакомить аудиторию с настоящим решением.

7. Просить редакцию журнала «Журналист» опубликовать настоящее решение.

 

М.А.ФЕДОТОВ,

председательствующий,

Сопредседатель Большого Жюри

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу