Решение Коллегии - Страница 5

Оглавление

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе  Маркова Андрея Павловича, депутата Государственной думы Совета Федерации РФ, на серию публикаций на сайте газеты «Экономика Черноземья и жизнь регионов», а именно: «Депутат с инициативой: поправки Андрея Маркова выбросили в корзину его коллеги по Госдуме, намекнув на превращение этого деятеля в политического маргинала» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 27 .01.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/regionalnaya-vlast/deputat-s-initsiativoy-popravki-andreya-markova-vybrosili-v-korzinu-ego-kollegi-po-gosudume-nameknuv/?sphrase_id=20494); «Ишутина вытащили, а Ковалевского – раз плюнуть: воронежский решальщик из Госдумы А. Марков может надавить на следственные органы по делу растратчика?» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 13.04.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/konflikty/ishutina-vytashchili-a-kovalevskogo-raz-plyunut-voronezhskiy-reshalshchik-iz-gosdumy-a-markov-mozhet/?sphrase_id=20494); «Гранты «пилили» вместе? Симпатизант депутата Госдумы Маркова Виктор Ковалевский уволен с поста директора воронежского музея «Костенки» в связи с утратой доверия» (автор – Сергей Абросимов, дата публикации – 13.05.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/sotsiosfera/granty-pilili-vmeste-simpatizant-deputata-gosdumy-markova-viktor-kovalevskiy-uvolen-s-posta-direktor/?sphrase_id=21637); «Кулаков, Персиянов или Марков: кто из сотрудников воронежских спецслужб больше всего опозорил контору в глазах общественного мнения?» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 24.05.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/regionalnaya-vlast/kulakov-persiyanov-ili-markov-kto-iz-sotrudnikov-voronezhskikh-spetssluzhb-bolshe-vsego-opozoril-kon/?sphrase_id=21637); «Управление непуганых оптимистов: сказочники из управления региональной политики правительства Воронежской области корректируют правильную социологию» (автор – Виталий Жуков, дата публикации – 21.08.2019 г., адрес в сети интернет - http://www.eizh.ru/articles/sotsiosfera/upravlenie-nepuganykh-optimistov-skazochniki-iz-upravleniya-regionalnoy-politiki-pravitelstvo-vorone/).

 

 

г. Москва, 26 февраля 2020 г.                                                       № 206

 

 

На 206-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе Юрия Казакова (председательствующий, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу), членов Палаты медиасообщества  Галины Араповой, Леонида Никитинского, Виктора Юкечева, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Евгения Гонтмахера, Вадима Зиятдинова, Александра Макарова, Генри Резника, Владимира Ряховского, Аниты Соболевой, Григория Томчина рассмотрела обращение Маркова Андрея Павловича, депутата Государственной думы Совета Федерации РФ, на серию следующих публикаций на сайте газеты «Экономика Черноземья и жизнь регионов»: «Депутат с инициативой: поправки Андрея Маркова выбросили в корзину его коллеги по Госдуме, намекнув на превращение этого деятеля в политического маргинала» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 27 .01.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/regionalnaya-vlast/deputat-s-initsiativoy-popravki-andreya-markova-vybrosili-v-korzinu-ego-kollegi-po-gosudume-nameknuv/?sphrase_id=20494); «Ишутина вытащили, а Ковалевского – раз плюнуть: воронежский решальщик из Госдумы А. Марков может надавить на следственные органы по делу растратчика?» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 13.04.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/konflikty/ishutina-vytashchili-a-kovalevskogo-raz-plyunut-voronezhskiy-reshalshchik-iz-gosdumy-a-markov-mozhet/?sphrase_id=20494); «Гранты «пилили» вместе? Симпатизант депутата Госдумы Маркова Виктор Ковалевский уволен с поста директора воронежского музея «Костенки» в связи с утратой доверия» (автор – Сергей Абросимов, дата публикации – 13.05.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/sotsiosfera/granty-pilili-vmeste-simpatizant-deputata-gosdumy-markova-viktor-kovalevskiy-uvolen-s-posta-direktor/?sphrase_id=21637); «Кулаков, Персиянов или Марков: кто из сотрудников воронежских спецслужб больше всего опозорил контору в глазах общественного мнения?» (автор – Сергей Маркелов, дата публикации – 24.05.2019 г., адрес в сети интернет: http://www.eizh.ru/articles/regionalnaya-vlast/kulakov-persiyanov-ili-markov-kto-iz-sotrudnikov-voronezhskikh-spetssluzhb-bolshe-vsego-opozoril-kon/?sphrase_id=21637); «Управление непуганых оптимистов: сказочники из управления региональной политики правительства Воронежской области корректируют правильную социологию» (автор – Виталий Жуков, дата публикации – 21.08.2019 г., адрес в сети интернет - http://www.eizh.ru/articles/sotsiosfera/upravlenie-nepuganykh-optimistov-skazochniki-iz-upravleniya-regionalnoy-politiki-pravitelstvo-vorone/).

 

Вопросы процедуры. Заявитель Марков Андрей Павлович подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, редакция газеты «Экономика Черноземья и жизнь регионов» на информационное письмо Коллегии о принятии жалобы к рассмотрению ответило двумя письмами за подписью главного редактора А.Е. Волковой. В первом, от 11.02.2020 г., (бланк - «Экономика и жизнь. Региональное информационное агентство «Черноземье») Коллегия извещалась о том, что «редакция регионального делового издания, в том числе председатель редакционного совета, доктор политических наук Д.Н. Нечаев, внимательно следит за деятельностью всех депутатов, которые представляют интересы жителей Воронежской области в Государственной Думе. В том числе и за деятельностью А.П. Маркова. Кроме того, указанный депутат А.П. Марков не единожды приглашался на дебаты с председателем редакционного совета Д.П. Нечаевым, однако отказался от участия в них, несмотря на широкий общественный резонанс от возможного мероприятия и возможность высказать свою позицию по ключевым вопросам социально-политической жизни региона. В этой связи выражаем надежду на то, чтобы решить сложившуюся ситуацию внутри региона, поскольку открыты к диалогу».

Второе письмо (от 19.02.2020 г.) содержало обращения к статьям Конституции РФ, Закона РФ «О средствах массовой информации», ГК РФ, Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», а также упоминание практики Европейского суда по правам человека. Письмо завершалось напоминанием депутату А. Маркову о возможности обращения в суд, если он «полагает, что средством массовой информации «Экономика Черноземья и жизнь регионов» его честь, достоинство и деловая репутация были опорочены». К Коллегии при этом была обращена просьба «разъяснить Маркову А.П. его право обратиться в суд (…) за защитой прав, которые по его мнению нарушены, поскольку, исходя их текста его обращения» в Коллегию, «г-н Марков А.П. не совсем чётко понимает полномочия Вашей организации». (Стилистика и пунктуация писем сохранена, - Коллегия.)

Предложение подписать Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии  по жалобам на прессу редакцией было проигнорировано, отношение к существу обращения заявителя, к его обвинению редакции СМИ в нарушении норм и правил  профессиональной этики журналиста и медиаэтики не высказано. Предложенная  редакции возможность принять участие в рассмотрении информационного спора также не была использована.  

 

Позиция заявителя при обращении в Коллегию  была сформулирована следующим образом. «Считаю важным обратить внимание на бросающуюся в глаза системность негативных публикаций, посвященных мне и моей деятельности названным СМИ. (…) Всего на сайте данного издания с сентября 2013 года по настоящее время размещено 79 публикаций, в которых так или иначе упоминается мое имя. До октября 2018 года среди них были как содержащие упоминания в негативном контексте, так и сбалансированные информационные материалы, подписанные нередко настоящими фамилиями авторов. (…) Однако с октября 2018 года публикации выстроились в регулярную кампанию и увеличились в разы (31 из 79 опубликованы именно в этот период)». По утверждению заявителя, на сайте издания «Экономики Черноземья и жизни регионов» о нём систематически публикуются (в некоторых случаях дублируясь печатной версии) «предвзятые, тенденциозные и недостоверные материалы», в которых используется неуважительная лексика, обнаруживается манипулирование фактами, искажается информация о его деятельности. «По сути (…), ведется целенаправленное очернение моей персоны и формируется ложное представление у читателей обо мне и моей работе, основанное на непроверенных фактах или намеренно искаженных сведениях».

Заявитель, отобрав пять конкретных негативных публикаций, попросил  Коллегию «дать оценку действиям редакции СМИ с точки зрения профессиональной этики».

Не имея возможности воспроизводить в настоящем решении претензии и аргументы заявителя по каждой из пяти публикаций, Коллегия напоминает о том, что полный текст обращения А.П. Маркова размещен на её сайте. Учитывая сказанное, Коллегия приводит в настоящей части Решения только те основные позиции, которые заявитель относит к профессионально-этическим нарушениям, допущенным как авторами издания, так и редакцией СМИ в целом. Среди таких позиций заявителем выделены:

- «безосновательное употребление неуважительной лексики». (Отношение заявителя к  тому, что он считает профессиональным проступком: «Понимаю, что журналист имеет право на высказывание собственного мнения, но полагаю, что резкие критические высказывания должны иметь под собой убедительные основания. Без них экспрессивная или оскорбительная лексика, использованная журналистом, представляет собой необоснованный выпад против героев публикации, переходящий пределы допустимой критики»;

 -  «недобросовестный журналистский подход, когда недостоверные факты активно сдобрены унижающими (…) достоинство эпитетами, что в совокупности необоснованно формирует у читателей негативное отношение ко мне и вводит их в заблуждение относительно меня лично и моей профессиональной деятельности в частности»;

- тенденциозная, предвзятая подача информации, которая  представляет собой «нарушение со стороны редакции СМИ и автора как моего права на уважение достоинства, так и права граждан на получение достоверной, точной и полной информации о фактах»;

- бездоказательность и безосновательность утверждений о якобы совершаемых депутатом нарушениях закона, которая приобретает характер умышленного манипулирования информацией. (В конкретной публикации читателю давалась отсылка якобы к «факту того, как недавно депутат Госдумы поучаствовал в продавливании выделения из областного бюджета 350 млн рублей на компенсацию воронежскому предприятию по вывозу твердых бытовых отходов».);

- Использование  в текстах отсылок к неназванным источникам («известно из источников, близких к депутату Государственной Думы от Воронежской области Андрею Маркову») или даже к окружению самого депутата, подаваемых прямой речью («если Ишутина (бывший руководитель Воронежской коммунальной палаты, против которого также возбуждалось уголовное дело) вытащили, то Ковалевского – раз плюнуть»;

- выстраивание «вероятностных» конструкций, формально создающих у читателя ощущение возможности событий, хотя, по сути, это закамуфлированное утверждение о недостоверном факте («намерен использовать все свое влияние для возможного оказания влияния на следственные органы»), и т.д.

Приводя примеры фактических ошибок, ставших следствием недобросовестного подхода авторов текстов к осуждаемым темам, заявитель уточнил, что при подготовке указанных материалов его мнения или мнения других людей, «чьи интересы также затронуты в названных публикациях, ни разу не запрашивалось».

Заявитель отметил, что «для придания убедительности многие публикации данного издания» о нём «сопровождаются ссылками на ”независимых региональных экспертов”, исследования Института политического анализа и стратегий. Однако, данный институт трудно назвать независимой социологической службой, так как он по сути является клоном редакции данного СМИ, где одним из учредителей является супруга Дмитрия Нечаева, директором – Алина Волкова (она же главный редактор газеты “Экономика и жизнь Черноземья”), а сам политолог Дмитрий Нечаев является одновременно председателем редакционного совета газеты и председателем экспертного совета Института».

По мнению заявителя, «в названных и других публикациях редакцией СМИ, зарегистрированного в соответствии с Законом РФ “О СМИ”, и ее авторами грубо и систематически нарушаются профессионально-этические нормы и правила, в частности, о неучастии в информационных войнах и недопустимости манипулирования информацией, недобросовестное освещение событий, предвзятость и тенденциозность, собирании (можно сказать, фабриковании) информации нечестными методами. Такие публикации не только демонстрируют неуважение к достоинству героев публикаций, формируют искаженную, зачастую ложную картину действительности, но и используют недобросовестные методы работы – недостоверную информацию, выходящую за допустимую грань критики неуважительную лексику, манипулятивные приемы из другой профессиональной сферы (политтехнологий, PR), которые не должны появляться в качественной прессе и выдаваться за журналистику».

Заявитель попросил Коллегию «дать оценку публикациям в еженедельнике “Экономика Черноземья и жизнь регионов” с точки зрения профессиональных стандартов и норм журналистской этики».

 

Позиция адресатов жалобы, редакции еженедельника «Экономика Черноземья и жизнь регионов», по существу обвинений, содержавшихся в обращении заявителя, осталась не прояснённой: ни в письменном виде, ни публично.

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Излагая мотивы своего обращения в Коллегию, заявитель подчеркнул, что к свободе слова он относится уважительно («это моя гражданская позиция») и прекрасно понимает, что, учитывая свой статус депутата ГД, он «должен быть максимально открыт критике, обязан воспринимать её, рассматривая критику как обязательное условие депутатской деятельности».

Говоря о своих претензиях к пяти конкретным публикациям, А.П. Марков начал с того, что он именует «неуважительной лексикой». («Понимаю, что журналист имеет право на собственное мнение, но полагаю, что есть разница между критикой, пусть резкой, и попыткой унизить человеческое достоинство с помощью экспрессивной или оскорбительной лексики. Сдабривание недостоверных фактов оскорбительными, унижающими достоинство словами и эпитетами формирует у читателей соответствующее отношение и вводит их в заблуждение».

Далее. Материалы «Экономики Черноземья и жизни регионов» основывают свою критическую оценку на  недостоверной информации, выдаваемой за факты. Каких-либо источников, способных подтвердить достоверность сказанного, не приводится. Полагаю, что такие публикации нельзя назвать правомерной политической дискуссией на важные для общества, для избирателей темы. Это скорее покушение редакции на уважение моего достоинства, а также на право граждан получать достоверную, точную и полную информацию о фактах.

Третье. В этих публикациях обнаруживается манипулирование информацией, не подкрепляемой доказательствами. В результате чего создаётся мнение о нарушении мной закона, включая разного рода намёки на коррупцию. В тех публикациях, по поводу которых подано обращение, это проявляется не только в предположительном, но и в прямом ключе.

Особенно ярко манипулирование информацией проявилось в трёх последовательно вышедших материалах, в которых упоминается ещё не расследованное уголовное дело по музею «Костёнки». Дело по факту тянется уже год, никакой информации у общественности по нему нет. Более 2.000 подписей было собрано в защиту Виктора Ковалевского. Ну, это уже воронежские реалии, которых вы, наверное, не знаете.

Четвёртое. Я не выделял этого в жалобе, но сегодня отмечаю, что как в оспоренных публикациях, так и в ряде других  упоминаются с недостоверными предположениями и псевдофактами мои родственники: супруга, её брат, моя дочь, и т.д. Это далеко от стиля воспитанного человека вообще – и, полагаю, что далеко от норм профессиональной этики.

Пятое. Моего мнения, как и мнения других людей, затрагиваемых этими публикациями, ни разу не запрашивалось. Подчёркиваю это потому, что считаю и право на ответ, и вообще альтернативность позиции обязательным условием и журналистской, и информационной аналитической работы. Учитывая характер публикаций, я не считал целесообразным обращаться в редакцию с требованием о представлении права на ответ».

По словам заявителя, «эта редакция и её авторы грубо и систематически нарушают профессионально-этические нормы и правила, касающиеся,  в частности, неучастия в информационных войнах и недопустимости манипулировании информацией. Они допускают недобросовестное освещение событий, предвзятость, тенденциозность. Они используют недостоверную информацию, допускают фабрикование информации, формируют искажённую, зачастую ложную картину действительности, демонстрируют неуважение к достоинству героев публикаций, используют выходящую за грань допустимой критики неуважительную лексику. Распространяя такую информацию под видом журналистских материалов, редакция вводит читателей в заблуждение».

«Учитывая изложенное, я принял решение обратиться в Общественную коллегию, а не в суд, поскольку для меня важна именно этическая оценка оспоренных материалов. Не называю ни одной фамилии, потому что материалы выходят под псевдонимами. Мне важна оценка редакционной политики, потому что отношение к СМИ в нашем обществе (наверное, это хорошо) является доверительным».

Отвечая на вопросы членов ad hoc коллегии, А.П. Марков отметил, что в Воронеже, безусловно, есть издания, которые критически относятся к его персоне. «Но, во-первых, они всегда оставляют возможность выяснить моё мнение. И их критика не выходит за рамки этических норм.  Это нормально.

Ответ на вопрос: «Т.е. информационная кампания ведётся только в одном издании?» - «Да, безусловно».

Поясняя, почему обращение к Коллегии появилось только сейчас, если кампания эта велась годами, заявитель назвал две причины: «набралась критическая масса, перейдена какая-то грань». И «мой статус тогда не был публичным. Да, я занимался достаточно серьёзной работой, был как чиновник достаточно известен в регионе, но я не был публичным лицом. Теперь я лицо публичное, и для меня это очень важно».

Уточняя, почему он обращается в Коллегию, а не суд, заявитель сказал: «Я осознаю, как бы моё обращение в суд было воспринято, - по ответу редакции вы видите, как это всё представляется. Я должен помнить, что я старший офицер запаса органов госбезопасности, отработавший в сфере общественно-политического взаимодействия в регионе семь или восемь лет. Я депутат Государственной думы, т.е. тут приходится учитывать статус. Обраще6ние в суд переводит всё в область права, не акцентируя внимания на нормах этических. Для меня же важнее оценка со стороны гражданского общества, это действительно так.

Ответ на просьбу уточнить, действительно ли за всё время появления  публикаций определённого толка к нему ни разу не обращались с просьбой высказать какие-то соображения, дать интервью: «Редакция не обращалась ни разу».

На попытку выяснить, не лежали ли в основании информационной кампании его какие-то личные конфликты с г-ном Нечаевым, заявитель отреагировал следующим образом: «Мы  друг друга знаем, конечно же. Но мне бы не хотелось давать оценку этому человеку. Видимо, он выбрал меня целью. Не хочу видеть за его спиной каких-то тайных сил, которые ведут против меня кампанию, искать тайный смыслы: он человек: известный в Воронеже своими методами работы: и политологическими, и политтехнологическими, и другими. Поскольку никаких обращений ко мне от редакции не было, да и материалы подписаны не им, а другими именами, полагаю, псевдонимами, я не считаю возможным обсуждать эту персону».

Уточнение, последовавшее в ответ на вопрос: обращался ли к нему г-н Нечаев, когда заявитель  работал в областной администрации, с какими-то предложениями, проектами, с темой грантов? – «Нет. Тема грантов интересная, потому что мы создавали систему грантовой поддержки и общественных организаций, и СМИ, но не через административные механизмы, а через общественные структуры. Т.е.мы создавали Гильдию аналитических журналистов, а она у нас давала гранты СМИ. Общественная комиссия давала гранты социально-ориентированным общественным организациям, и т.д. Моего участия в этих грантах, моего влияния на их распределение никогда не было, - это юридически зафиксировано».

На вопрос о некоем гранте для профессора Глуховой, заявитель ответил: «По поводу публикации, касающейся Александры Викторовны Глуховой, уважаемой общественницы, могу сказать, что Глухова -  профессор Воронежского госуниверситета, доктор политологии, один из моих учителей (я у неё учился в университете). В публикации упоминается история некоего разговора, в котором якобы губернатор якобы сказал: идите к Маркову, он Вам даст грант. Но это было невозможно в принципе: у Александры Викторовны не было никакого юридического лица, способного поучаствовать в конкурсе на грант на социологические исследования. Т.е. это просто выдуманная история.

Ответ на просьбу прояснить сказанное в первом ответе редакции на извещение о принятии Коллегии его жалобы к рассмотрению: депутат Марков «не единожды приглашался на дебаты» с г-ном Нечаевым, «однако отказался от участия в них» (вопрос был сформулирован так: и всё же – приглашался или не приглашался? И если приглашался, но отказался, то почему именно?): «Если это можно назвать приглашением на дебаты… На мой взгляд, если человек хочет организовать «дуэль», он должен дружить, как минимум, с понятиями достоинство и честь, а не пытаться кого-то оскорбить. Если меня «на дебаты» зовут в какую-то лужу, то я туда идти не хочу. Первый раз это было приглашение в какую-то передачу, где всё в таком же стиле. Второй раз речь шла о телеграм-канале Нечаева. Это не было приглашением на политическую дискуссию и это не было приглашением от людей, которые признают какие-то правила. Поэтому принять этот псевдовызов я не посчитал возможным.  Редакция ко мне ни разу не обращалась».

 

Члены ad hoc коллегии на этапе подготовки заседания были ознакомлены с результатами исследования («мнением эксперта») эксперта Коллегии к.филол.н. Ольги Николаевны Матвеевой.

 

С учётом всего изложенного Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

  1. Коллегия, оставаясь в рамках своей уставной компетенции:

- не оценивает редакционную политику еженедельника «Экономика Черноземья и жизнь регионов» и его сайта;

- не исследует вопроса о характере и качестве научной, исследовательской и иной деятельности д.полит.н. проф. Д.Н. Нечаева;

- не ставит задачей установить авторство публикаций, оспоренных заявителем.

 

  1. Коллегия не рассматривает и не оценивает деятельность депутата Государственной думы А.П. Маркова.

 

  1. Коллегия принимает к сведению сказанное заявителем о необходимости для депутата быть открытым и терпимым к критике в средствах массовой информации: пусть острой, нелицеприятной, но при этом достаточно корректной; как минимум - принимающей во внимание такие факторы, как достоинство и репутация человека, подвергаемого публичной критике.

 

  1. Коллегия сожалеет о фактическом отказе редакции еженедельника «Экономика Черноземья и жизнь регионов» от участия в цивилизованном разрешении информационного спора, соответствующего её компетенции: по принадлежности к той категории дел, которые относятся к предполагаемым заявителем нарушениям профессиональной этики журналиста и медиаэтики.

Коллегия находит ненормальной, не отвечающей устоявшимся и в России, в том числе, представлениям о медиаэтике вообще и об этике делового издания, в частности, очевидное нежелание редакции еженедельника «Экономика Черноземья и жизнь регионов» публично обсуждать конкретные претензии заявителя, относящиеся именно к профессиональной этике авторов публикаций, размещаемых на сайте издания и воспринимающихся его читателями как публикации именно журналистские.

Коллегия напоминает редакции еженедельника и его главному редактору А.Е. Волковой, не имеющей, как можно предположить, профильного (журналистского) образования, о том, что информационные споры, связанные с нарушениями основ профессиональной этики журналиста, не разрешаются и не принимаются к рассмотрению судами, равно как и иными государственными органами.

 

  1. Признавая, что проблематика оспоренных публикаций однозначно входит в сферу общественного интереса, поскольку связана с деятельностью депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, т.е. лица, являющегося в соответствии с действующим законодательством избранным представителем народа, в компетенцию которого входит разработка и принятие законодательных актов, регулирующих все сферы жизни и деятельности страны, Коллегия  солидаризуется со всеми основными выводами исследования  эксперта О.Н. Матвеевой.

 

5.1. Обращаясь к вопросу о методах представления общественно значимой информации, Коллегия воспроизводит в резолютивной части настоящего решения следующие позиции и выводы своего эксперта:

а) источники информации:

«Приведенные ссылки на источники информации демонстрируют, что ни в одной из пяти исследуемых статей не названо какого-либо конкретного источника.

В представленных статьях отсутствует какая-либо документальная составляющая –  информация преподносится со ссылкой на неопределенные источники, а также как воспроизводящая намерения А.П. Маркова, сведения о которых также получены неизвестно откуда.

Информация с подобными ссылками на ее источники подпадает под определение манипулятивной.   

Обвинения в нарушении действующего законодательства, равно как и оценки, обнаруживаемые в исследуемых публикациях, могли бы (или даже должны были бы быть) обнародованы, когда бы журналист имел неопровержимые доказательства приводимых фактов. В рассматриваемой ситуации отсутствуют как сами факты, о чем будет сказано далее, так и ссылки на источники, из которых получена информация, попавшая в публичный доступ»;

б) Достоверность и полнота информации:

«В материалах нет журналистского расследования, нет даже попыток разобраться в распространяемых слухах, нет ответа фигуранта публикаций по поднимаемым вопросам или хотя бы упоминания о попытке их получить, - за исключением  комментария, данного другому изданию, который представлен с искажающей его смысл интерпретацией автора статьи. Отсутствуют  упоминания о журналистских запросах; не представлены мнения избирателей о депутатской деятельности А.П. Маркова; отсутствует официальная информация правоохранительных органов».

Как отмечает эксперт, при отсутствии фактологической составляющей обвинение А.П. Маркову представлено в оспоренных публикациях посредством:

- Вопросов и предположений о возможной незаконной деятельности А. Маркова, о возможных последствиях его действий, а также в версиях,  которые не основаны на каких-либо изложенных в статьях фактах и событиях;

- Прямых искажений, когда, например,  дословное высказывание А. Маркова интерпретируется некорректно и ему придается иной смысл, чем было сказано;

- Умолчания значимой фактологической информации, свидетельствующей об иной оценке деятельности А.П. Маркова, нежели представлено в исследуемых статьях;

- Повторов информации, когда из статьи в статью практически дословно воспроизводится одна и та же информация, что больше характерно для пропагандистского дискурса и различного рода PR-кампаний, нежели для журналистского текста.

в) Лексические средства, используемые в оценочных высказываениях:

«В спорных текстах используется такое количество экспрессивных, немотивированных негативно оценочных суждений, что это становится маркером коммуникативных целей автора, очевидно весьма далеких от собственно журналистских. Часть приведенных оценок, эвфемистически заменяют высказывания, имеющие неприличную форму (…), однако не становятся от этого более пристойными. Более того, журналист позволяет себе не только грубые, на грани приличия/неприличия, оценки в адрес А.П. Маркова, но и фамильярность в его отношении и отношении членов его семьи.

Анализ соотношения фактологической и субъективной информации об А.П. Маркове  в  спорных публикациях свидетельствует, что фактологическая составляющая сведена к минимуму, основная часть – это субъективная информация, заданная системой координат пиар-кампании. Экспрессивные оценки вкупе с отсутствием фактологической информации свидетельствуют о выполнении функции формирования отношения, а не об информировании адресата.

г). Манипулятивные приёмы подачи информации:

«Спорные тексты представляют собой манипулятивный продукт,  ставящий целью не информирование, а воздействие, формирование отношения с целью возможного последующего управления действиями (например, во время следующей избирательной кампании).

Манипулятивные приемы в спорных текстах:

- подача предположений и иных субъективных суждений под видом фактологической информации. Превалирующий информационный статус высказываний в спорных текстах – предположение, вопрос, субъективное суждение. Фактологическая информация сведена к минимуму; спорные тексты не отвечают на ключевые - необходимые и достаточные -  вопросы, когда речь идет об обвинении и оценке деятельности: «Что? Где? Когда? При каких обстоятельствах? Кто главные действующие лица? Как доказывается эта информация?»;

- неопределенность, нереферентность при обозначении актора, действия, источника; ссылки на источники, создающие иллюзию авторитетности, но содержащие объективных сведений о них;

- интерпретация упоминаемых высказываний в подкрепление исходных посылок автора, фабрикация достоверности;

- «замазывание», или  введение в отрицательно оцениваемый контекст/ряд. (Сущность данного приема состоит в том, что лицо упоминается в контексте отрицательно оцениваемых событий, действий);

- недосказанность как виновность: прием, введения в отрицательно оцениваемый контекст через утверждение о том, связь лица с отрицательно оцениваемым событием ещё не установлена, но…

-  противопоставление групп лиц, маркируемых как «свои» (те, кто против А. Маркова), получающие положительные характеристики автора,  и «чужие» (А. Марков и его друзья и коллеги), характеризуемые резко отрицательно;

- характеризация лица одним признаком, упрощение характеристики до схемы;

- использование приема концентрированного повторения информации, который является эффективным способом  воздействия и в том случае, «когда рациональных аргументов мало, их невозможно обнародовать или они отсутствуют вовсе (цит. по: Баранов, с. 223).

Все исследуемые статьи представляет собой вариативное повторение негативной информации об А.П.  Маркове без какой-либо фактологической аргументации;

         Выделенные приемы манипулятивного воздействия характерны для пропагандистских, PR- текстов и служат цели внедрения в картину мира нужных автору смыслов с целью  управления пониманием».

 

5.2. Говоря об  основной цели оспоренных публикаций, Коллегия соглашается с мнением эксперта о том, что целью такого рода обнаруживается дискредитация заявителя. Коллегия обращает внимание на следующие (критериальные по характеру) маркёры, предложенные экспертом:

- Выявленные характеристики спорного материала – недостоверность,  неполнота, непредоставление слова обвиняемой стороне (при имеющейся возможности осуществить верификацию и представить информацию объективно) - свидетельствует о том, что стремление разобраться в ситуации не было приоритетом  при написании спорных статей. Вместо объективного рассказа о депутатской деятельности А.П. Маркова адресат получает информационный суррогат – манипулятивный продукт, создание которого продиктовано отнюдь не интересами адресата, в том числе избирателя.

- Установленные признаки спорных материалов (отсутствие фактологической составляющей; резкие, на грани придичия/неприличия оценочные суждения; отсутствие указанных источников информации) свидетельствуют о манипулятивной подаче информации, направленной на формирование в общественном сознании представления о   А.П. Маркове как недостойном депутатского мандата, а также о его деятельности как противозаконной, неэффективной и направленной прежде всего на достижение собственных целей, а не для реализации потребностей избравших его людей».

 

5.3. Коллегия обращает внимание на следующие выводы эксперта:

- содержащаяся в жалобе заявителя информация о систематическом характере негативных публикаций нашла свое подтверждение;

- исследование спорных текстов и обнаружение в них грубых нарушений профессиональных этических стандартов (предвзятое освещение предлагаемых читателю тем, отсутствием фактологической составляющей,   манипулятивное изложении  информации – с фабрикацией достоверности, внедрение в общественное сознание искажённых  представлений о личности и деятельности депутата А.П. Маркова) позволяет установить в качестве основных коммуникативных  следующие цели спорных публикаций: а) формирование общественного мнения по поводу депутатской деятельности А.П. Маркова как не эффективной. И б) дискредитацию его как лица,  злоупотребляющего своими полномочиями  и даже нарушающего законодательство.

Сказанное позволяет констатировать, что к профессиональной,  социально ответственной журналистике, равно как к журналистике как таковой, рассмотренные материалы отношения не имеют. Обнаруженный дискурс имеет природу очевидно иную, не связанную с журналистикой.

 

5.4. Поддерживая сказанное О.Н. Матвеевой о том, что оспоренные публикации содержат нарушения большинства базовых принципов и норм журналистской этики, закрепленных в  Медиаэтическом стандарте, Коллегия выделяет из прочих как отдельный, особый по характеру и смыслу предостерегающий вывод  своего эксперта: «Эффективность манипуляции на фоне  громких коррупционных скандалов с учетом повторяемости публикаций, фабрикации достоверности может быть чрезвычайно высокой».

 

  1. Снимая вопрос о допустимости едва ли не любых допущений и предположений в той части текстов, которая может быть отнесена к оценочным суждениям, Коллегия напоминает о том, что Европейский суд по правам человека, проводя различие между утверждением о фактах и оценочными суждениями, последовательно отмечает в своих решениях, что любое оценочное суждение, чтобы находиться под защитой Европейской конвенции о правах человека, должно иметь под собой фактическую основу. Так, в деле Karsai v. Hungary ЕСПЧ в очередной раз подчеркнул, что хотя мнение и невозможно оценить на предмет его соответствия действительности, на распространение мнения в печати всё же могут накладываться ограничения в зависимости от того, «имеется ли достаточная фактическая основа для оспариваемого утверждения, поскольку даже оценочное суждение без какой-либо фактической основы в его поддержку может переходить допустимые пределы».

Пользуясь случаем, Коллегия уточняет, что в практике ЕСПЧ имеет значение и то, в какой именно словесной форме выражено оценочное суждение. Так, например, в постановлении по делу «Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства» Европейский Суд отметил право граждан не подвергаться оскорблениям «при помощи уничижительного, бранного, оскорбительного, грубого и нелепого тона, стиля и духа». (Постановление от 25 ноября 1996 года по делу «Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства», жалоба № 17419/90, § 48.)

Коллегия напоминает также о том, что под защитой Конвенции не находятся нападки на конкретную личность, которые не имеют  информационной ценности и преследуют исключительно цель доставить этой личности неприятности, опорочить, очернить, оскорбить. Именно на этом основании была признана неприемлемой жалоба по делу «Чернышева против России» (Решение от 10 июня 2004 года по вопросу приемлемости жалобы № 77062/01 по делу «Галина Ивановна Чернышева (Galina Ivanovna Chernysheva) против Российской Федерации»). В указанном деле ЕСПЧ не посчитал необходимым анализировать содержание публикации с точки зрения того, были ли изложены в ней факты или оценочные суждения, поскольку обвинения заявительницы носили голословный характер, и она не предприняла никаких попыток показать их обоснованность. Соответственно, их следует рассматривать не как обсуждение общественно важной проблемы, а как пристрастный личный выпад против профессиональной репутации прокурора.  ЕСПЧ признал в ее деле, что существовала “насущная социальная потребность” в том, чтобы предотвратить небрежное использование таких серьезных обвинений. В решении по жалобе “Шабанов и Трень против России” Европейский Суд аналогичным образом признал, что целью норм права о диффамации является защита личности от лжи, направленной на подрыв ее репутации. Ложь может быть распространена как через изложение фактов, не соответствующих действительности, так и посредством умалчивания существующих фактов, которые, если бы их изложили, могли бы существенно изменить восприятие материала. Журналисты должны представлять “надежную и точную информацию” в соответствии с принципами журналистской этики, а факты необходимо проверять.  Общая позиция ЕСПЧ состоит в том, что хотя мнения и суждения могут быть выражены не только в корректной и доброжелательной, но и в шокирующей, нелицеприятной, отталкивающей форме, они не должны, тем не менее, носить характера брани, оскорбления, унижения, которые не несут никакой информационной ценности и служат лишь желанию причинить боль, страдания, унижение или каким-то иным образом беспричинно и незаслуженно задеть человека. («Яновский против Польши». См. также постановление от 6 февраля 2001 года по делу «Таммер (Tammer) против Эстонии», жалоба № 41205/98.)

Как представляется Коллегии, все перечисленные выше позиции, которые могут быть охарактеризованы как неприемлемые, обнаруживаются в оспоренных заявителем публикациях на сайте еженедельника «Экономика Черноземья и жизнь регионов».

 

  1. Учитывая, что адресатом жалобы не подписано Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной Коллегии по жалобам на прессу, Коллегия освобождает заявителя от принятого им обязательства не использовать вынесенное решение Общественной коллегии для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

  1. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

 

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов