А как у них? Борьба за опеку над детьми и социальное обеспечение детей

Мы продолжаем нашу традиционную рубрику «А как у них?» и в этом материале рассмотрим кейсы разных стран мира по освещению темы детей в разрезе судебных разбирательств разного рода. Довольно серьезная тема была поднята представителями  Совета по прессе Эстонии в переписке Альянса независимых советов по прессе Европы (AIPCE).

Проблема:

Все чаще журналистам приходится освещать случаи борьбы за опеку над детьми и случаи халатного поведения должностных лиц по защите детей. Вероятные случаи сексуального насилия над детьми или борьбы за опеку между сторонами – вполне типичные, и бывает, что 1) личность ребенка можно установить по материалу или 2) действия сотрудников по защите прав детей и соцработников не получают должного освещения в силу их нежелания или невозможности говорить о конкретном случае. В итоге, чиновники отказывайся говорить о вполне серьезном и наболевшем вопросе благополучия детей, прячась за ширмой «защиты конфиденциальности ребенка».

Вопросы:

  • Существуют ли в вашем Кодексе этики положения или особые рекомендации относительно освещения данной темы?
  • Есть ли недавние решения, которые могут дать представление и понимание, как освещать подобные деликатные и вероятно болезненные вопросы?

Ответы

Эстония, Общественное телерадиовещание Эстонии (Estonian Public Broadcasting):

Есть несколько норм относительного того, как следует общаться с несовершеннолетними и освещать случаи, связанные с передачей ребенка в органы опеки или с действиями иных социальных служб, а также сами битвы за опеку над ребенком.

Положение 3.6 Кодекса этики Эстонии: «Общение и интервью с несовершеннолетними проводится, как правило, только в присутствии или с согласия родителя или опекуна. Из этого правила могут быть сделаны исключения, если интервью имеет целью защиту интересов ребенка и/или ребенок уже находится под пристальным вниманием общественности».

Положение 4.7 того же Кодекса: «Споры об опеке над детьми не должны освещаться».

 

Каталония, Совет по прессе Каталонии (Fundació Consell de la Informació de Catalunya):

В документах Совета по прессе Каталонии закреплено несколько норм относительно защиты прав несовершеннолетних.

Положение 11 Этического кодека: «Следует избегать раскрытия личности несовершеннолетнего, если он стал жертвой (за исключением случаев убийства, похищений или исчезновений), а также в случаях, если они выступают в роли свидетелей или подозреваемых. Это правило особенно актуально при повышенной общественной значимости – например, в случае совершения сексуального насилия, самоубийства, а также в вопросах усыновления или детей, чьи родители оказались под арестом. Кроме того, журналисты должны избегать идентификации невиновных родственников или иных близких к осужденному или обвиняемому лиц против их воли. Детей нельзя интервьюировать или фотографировать без четкого согласия их родителей, законных опекунов, учителей или педагогов. Также нельзя оправдывать вторжение в частную жизнь ребенка и использовать его изображения общественным интересом, который связан с родственниками или близкими этого ребенка».

 

Бельгия, Совет по прессе (Raad voor de Journalistiek):

В руководстве Совета есть несколько пунктов, которые также связаны с законодательными аспектами освещения событий, связанных с несовершеннолетними. Они разделяются на две группы: (1) идентификация несовершеннолетних, которым были назначены меры наказания судом и (2) идентификация несовершеннолетних, которые иным образом участвуют в судебных разбирательствах.

Идентификация несовершеннолетних. Ювенальный суд

Любая идентификация несовершеннолетнего, в отношении которого судом по делам несовершеннолетних были приняты меры, запрещена законом и наказуема. Неважно, идет ли речь о подростке, совершившем преступление, или о подростке, находящемся в тревожной обстановке.

С профессиональной этической точки зрения идентификация может быть оправдана в ряде случаев:

  1. Когда в сообщении вообще не говорится о деле и не упоминается мера наказания, назначенная судом.
  2. Если данные были обнародованы министерством юстиции, полицией или социальные службы в рамках поисковых мероприятий. Если в дальнейшем появляется необходимость прекратить распространение этих фактов, журналист должен следовать этой необходимости.
  3. В исключительных случаях, представляющих очевидный общественный интерес. Например, чтобы несовершеннолетний мог рассказать о ситуации самостоятельно и донести суть. Решающим фактором становится интерес самого несовершеннолетнего.

Судебный контекст вне суда по делам несовершеннолетних

Несовершеннолетние потерпевшие, свидетели и иные лица, вовлеченные в судебный процесс, не должны быть идентифицированы.

Когда судью по делам несовершеннолетних передает несовершеннолетнего в обычный суд, применяются вышеупомянутые принципы в отношении подозреваемых и осужденных.

Кроме того, в руководстве есть и положения относительно жертв сексуального насилия. В соответствии с ними, любая идентификация в подобных случаях запрещена законом за исключением случаев, когда сами жертвы или судью дают письменное согласие.

 

Ирландия, совет по прессе Ирландии (Press Council of Ireland):

Руководства Совета по прессе Ирландии очень схожи с вышеописанными в Бельгии. Закон также запрещает идентифицировать детей в судебных разбирательствах. Любое нарушение со стороны СМИ расценивается как неуважение к закону и может повлечь за собой наказание. С точки зрения Этического кодекса есть только общее положение, но никакой конкретики.

Принцип 9 содержит несколько положений:

9.1. Средства массовой информации должны проявлять особую осторожность в поиске и распространении информации о лицах, не достигших 18 лет.

9.2. Редакторы и журналисты должны иметь в виду факт уязвимости детей, а также возраст ребенка, вне зависимости от того, получено ли согласие родителей или иных уполномоченных лиц на освещение истории и подробностей. Известность или социальное положение родителей или близких ребенка не должны служить оправданием для публикации подробностей личной жизни ребенка.

 

Материал подготовлен Алёной Болдыревой.

Фото на обложке: Michał Parzuchowski, Unsplash

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов