Что такое «новая этика» и как она влияет на медиа

Собирательное понятие «новая этика» в словарях не найти, но в последние годы оно все чаще звучит в общественных дискуссиях.

Что это такое?

«Новой» этика является не для всех: на Западе такого понятия нет, ведь соответствующие нормы и принципы вошли в практику уже много лет назад. Как следует из дискуссии с профессором философии Рассом Шафер-Ландау, феномены, которые объединяет в себе новая этика, в западном дискурсе обычно рассматривают индивидуально.

Под «новой этикой» подразумевают этические нормы поведения и практики, направленные на то, чтобы преодолеть социальное неравенство и дискриминацию. Массовые движения #MeToo и Black Lives Matter, публичное обсуждение проблем насилия и домогательств, а также различных форм сексуальности и психических проблем только появляются в российском медиапространстве. Также в это определение часто включают нормы цифрового этикета.

Общего этического кодекса, с которым можно было бы свериться, не существует. Некоторые медиа пробуют составлять свои списки рекомендаций с опорой на мнения авторитетных в соответствующей сфере людей: как писать о людях с инвалидностью, как вести себя в соцсетях. Пока такие рекомендации не распространены широко, и большинство авторов опираются на свое ощущение этичности.

Откуда взялось само сочетание слов «новая этика» отследить сейчас тяжело. Сделать это//syg.ma/@ella-rossman/kak-pridumali-novuiu-etiku-fraghmient-iz-istorii-poniatii?fbclid=IwAR0w-YnO6VpEtUVe8WtefPsFDF2hmCua5J0v-nJnCXNZ9HHuxhIAgQ3uhUA"> попробовала историк и активистка феминистского движения Элла Россман. Резюмируя статью, можно прийти к выводу, что активное обсуждение новой этики в ее нынешнем понимании началось только к началу 2020 года.

Как новую этику освещают в медиа?

С того момента, как новая этика стала активной частью медиадискуссии, мнения разделились примерно на три категории.

  1. Новая этика есть, и обсуждать ее нужно.
  2. Новая этика есть, но это плохо и новая форма тоталитаризма.
  3. «Новая» этика не нова — это просто следующий этап развития этики в целом и более открытое обсуждение того, что уже существовало.

Теме новой этики посвящают огромное количество статей в различных медиа: от государственных до оппозиционных. Некоторые издания, например, научно-популярное развлекательное N+1, запускают отдельные платформы для освещения и обсуждения проблем, связанных с этой темой.

В чем она проявляется?

В дискуссиях о новой этике обязательно упоминают движение Me Too (в переводе «Я тоже»), набравшее огромную известность в 2017 году в связи с делом Харви Вайнштейна. И хотя сам Харви уже отбывает свой 23-летний срок в тюрьме, его история запустила так называемый эффект Вайнштейна.

Флешмоб #MeToo объединяет истории женщин и мужчин, ставших жертвами сексуального насилия и домогательств. Харассмент был преступлением и до #MeToo, но массовая огласка способствовала тому, что прежде замалчиваемые истории стали известны широкой публике.

В результате в США из-за обвинений в домогательствах были уволены телевизионные журналисты Билл О’Райли и Чарли Роуз, продюсер и режиссер Бретт Раснер, на пенсию ушел генеральный директор Fox News Channel Роджер Айлз, перестали приглашать на съемки Кевина Спейси, чуть не лишился карьеры комик Луи Си Кейс и многие другие.

В России в насилии и домогательствах обвиняли SMM-менеджера Сбербанка Руслана Гафарова, руководителя проектов Сбербанка Сергея Миненко. На время разбирательств обоих отстранили от работы. В харассменте обвинили и шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова, который вскоре уволился, а также ведущего «Дождя» Павла Лобкова. Последний, кстати, оправдал свое поведение тем, что еще не успел перенять правила новой этики.

Проблема в том, что не все обвинения были обоснованными и доказанными. К примеру, в сентябре 2018 года обвинения в сексуальном насилии 30-летней давности едва не помешали Бретту Кавано стать членом Верховного суда США. Расследование ФБР показало, что Кавано невиновен.

Некоторые россияне опасаются, что в таких условиях легко оказаться жертвой необоснованных обвинений и лишиться карьеры или даже свободы. На почве этих опасения Госдума приняла закон об уголовной ответственности за клевету о сексуальном насилии. В свою очередь, правозащитники и участники движения #MeToo видят в этом проявление культуры замалчивания, когда жертвам насилия не дают возможности открыто говорить о том, что с ними произошло.

Среди общественных движений, которые приводят в пример как проявление новой этики, часто называют Black Lives Matter. Хотя США уже много лет борется с расовой дискриминацией, общественность считает предпринимаемые меры недостаточными. В разгар пандемии коронавируса в 2020 году после смерти афроамериканца Джорджа Флойда во многих городах Штатов гремели протестные акции.

Культура и искусство сейчас стремятся к инклюзивности — репрезентации как можно более разнообразных людей. И если раньше широко распространен был whitewashing (буквально «отбеливание», когда на роль персонажей других рас берут европейцев и американцев), то сейчас корпорация Дисней представляет миру темнокожую Русалочку.

Одним из основных инструментов воздействия в условиях новой этики является не уголовное наказание, а «культура отмены». Человека, чьи поступки признают аморальными, пытаются «отменить», то есть исключить из публичной сферы.

Работает это не со всеми. Джоан Роулинг обвинили в трансфобии из-за ее твита, в котором она в юмористической форме выступила против того, чтобы называть женщин «людьми, которые менструируют». После этого ее книги сжигали, авторство пытались приписать Дэниэлу Рэдклиффу (актеру, который исполнил роль Гарри Поттера в фильмах), бойкотировали произведения по вселенной «Гарри Поттера», обращались к Warner Bros. с требованиями перестать работать с писательницей. Но пока что Джоан Роулинг продолжает открыто высказывать свое мнение.

Словом, независимо от отношения к новой этике, она уже здесь и активно влияет на медиа и бизнес. Для компаний организовывают дискуссии, чтобы бизнес успевал подстроиться под пока что новые для российского медиапространства правила и не терял прибыль.

Каковы принципы новой этичности?

Как уже было упомянуто, единого кодекса новой этики не существует. Но основные принципы проследить можно.

Преподаватель Института групповой и системной психологии и психотерапии Мария Травкина отметила, что новая этика связана с переходом от культуры чести к культуре достоинства. На смену жесткой иерархии и потребности защищать свое место в ней приходят равенство и уважение личности и чувств каждого. Харассмент на рабочем месте — это проявление власти и неуважение к границам подчиненного, соответственно, это непозволительно.

Чтобы проверить свое поведение на этичность, феминистки предлагают «метод Скалы». Представьте, что общаетесь не с женщиной-коллегой, а с Дуэйном Скалой Джонсоном. Если с ним вы не можете вести себя так же, как собираетесь поступить по отношению к женщине, значит, ваше поведение неподобающе.

Вместо культуры замалчивания общественность предпочитает гласность и открытое обсуждение проблем. Некоторым это кажется чрезмерной эмоциональностью, и молодое поколение нередко обвиняют в мягкотелости: «Вот в наше время ни о какой депрессии не знали, и все нормально жили».

Вместо выводов

Новая этика неоднозначна, но в современном медиапространстве, особенно зарубежном, считаться с ней необходимо. Чтобы не задеть чужие границы, достаточно помнить, что в основе этичного поведения — открытость и уважение индивидуального достоинства каждого.

 

Автор: Алина Чебыкина

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов