Решение Коллегии по жалобе Жанны Смаль на фильм РЕН ТВ о схимонахине опубликовано на сайте

Опубликовано решение Коллегии по жалобе адвоката Жанны Смаль на документальный фильм РЕН ТВ "Русская Ванга" с эпизодами о схимонахине Феодосии

 

Решение по жалобе адвоката Жанны Смаль, которая обращалась с заявлением о нарушении профессиональной этики авторов документального фильма "Русская Ванга" телеканала РЕН ТВ, было принято Коллегией на заседании 5 сентября. Жалоба касалась эпизодов со схимонахиней Феодосией.

По словам заявительницы, авторы нарушили профессиональную этику журналиста, так как съемки ведутся в келье жительницы города Скопин Натальи Косоротовой (в миру), сейчас схимонахине Феодосии, скрытой камерой, без разрешения, используется ее личное изображение с эффектом светящихся зрачков, а сам сюжет сделан разоблачающим наличие в ней "святой силы".

В состав ad-hoc коллегии вошли Юрий Казаков (председательствующий), член Палаты медиа-сообщества Евгений Абов, члены Палаты медиа-аудитории Евгений Гонтмахер, Григорий Томчин, Сергей Ениколопов, протоиерей Александр Макаров.

Жанна Смаль также приняла участие в заседании, где лично объяснила свою позицию по отношению к распространяемым материалам  и ответила на вопросы членов Коллегии.

Полный текст решения опубликован на странице жалобы. Ниже приводим извлечение из его результативной части.

...

1.1. Введение в заблуждение Коллегии (пусть невольное) заявителем в том, что касается даты выхода в эфир телесюжета, посвященного «матушке Феодосии» в фильме «Русская Ванга», привело к созданию досадного прецедента: отказавшись от рассмотрения текста программы, уже прекратившей существование на телеканале НТВ, Коллегия рассмотрела жалобу на эфир другой программы: как выяснилось, также прекратившей существование, но уже на телеканале РЕН ТВ, который выступил в роли ретранслятора телевизионного продукта, ставшего предметом информационного спора.

2. В ситуации выбора «меньшего из зол», проявившейся по факту, Коллегия принимает решение довести до конца рассмотрение жалобы Ж.А. Смаль по существу, хотя и с необходимой оговоркой: как ситуацию утратившую конкретного адресата, но при этом модельную, связанную с повторяющимся обращением ряда российских телекомпаний к «чуду» и «чудесному» как предмету заведомого интереса массового телезрителя и способу обеспечить телеканалу, включившему передачу такого рода в сетку, заведомо высокий зрительский спрос.

3. Оценивая сюжет, ставший предметом информационного спора, Коллегия поддерживает мнение эксперта о том, что фильм «Русская Ванга» выполнен в жанре «докудрамы». И что телезритель столкнулся в данном случае с распространенным, но при этом достаточно специфическим телевизионным продуктом, в основании которого «лежит некая идея, под которую “подстраиваются” “подтверждающие факты”, добытые журналистскими методами (интервью, наблюдение, репортажные картинки), что придает правдоподобность сконструированной концепции». Коллегия обращает особое внимание на следующее замечание эксперта: «Объективное освещение реальности не является целью этого рода телевизионного продукта. Его цель – привлечь массового зрителя, используя эффективные манипулятивные способы. Идея должна быть драматической, интригующей, домысел и вымысел подаются в тесной связке с документальным материалом, за счет которого достигается эффект правдоподобия. Возможно использование спецэффектов и постановочных кадров. Операторская съемка и монтаж активно работают на замысел. В жертву ему приносятся документальные герои, их реальные жизненные ситуации, обстоятельства, судьбы. Таким образом рейтинговый бизнес-продукт привлекает рекламодателя».

4. Коллегия полагает, что сказанное экспертом об «эффективных манипулятивных способах» и о «связке» правды, домысла и вымысла исключает оценку телевизионного продукта подобного рода как продукта собственно журналистского, т.е. такого, по отношению к которому могут и должны применяться критерии профессиональной этики журналиста в чистом виде. Речь в данном случае может и должна вестись, как представляется, в первую очередь о медиаэтике: как о системе нормативных требований и установлений, включая запреты и ограничения, предъявляемых к своему сотруднику и результату его труда конкретной медиакорпорацией (в данном случае – телекомпанией или телеканалом).

4.1. В том, что касается оценки характера и качества публичного образа конкретных людей, становящихся объектами внимания журналистов,

профессионально-этические представления и требования, предъявляемые к авторам текста, должны применяться, по мнению Коллегии, в возможно более полном объёме, но при этом с обязательным учетом документов конкретных медикорпораций, содержащих такие представления и требования и при этом доступных публичному обозрению, или же с позициями документов, принимаемых медиакорпорациями совместно, в порядке установления общеодобряемых правил поведения на определенной медийной территории.

5. Сказанное означает, что применительно к сюжету «Русская Ванга» позиции телеканалов, в эфир которых выпускался данный сюжет, должны оцениваться в соответствии с критериями, принципами, нормами, зафиксированными в Хартии телерадиовещателей (Хартия ТРВ, 1999), под которой стоят подписи телеканалов НТВ и РЕН ТВ, а позиции тележурналистов, готовивших сюжет к эфиру, - еще и в соответствии со стандартами профессиональной журналистской этики, корреспондирующимся с мировой журналистской практикой. (Последнее относится, прежде всего, к тем конфликтным – на перспективу - позициям или ситуациям, которые по каким-то причинам выпали из поля зрения создателей российского телевизионного медиаэтического документа.)

6. Коллегия напоминает, что Хартия телерадиовещателей содержит специальный раздел «Защита прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности», который открывается требованием «уважения и соблюдения неприкосновенности частной жизни». «Сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица, включая аудиозапись, фото- и видеосъемку на частной территории без его согласия не допускаются»: такова позиция Хартии, специально оговаривающей, что под частной территорией в ней понимаются «любое жилое помещение, домостроение, включая приусадебную территорию; номера в гостиницах, пансионатах, санаториях и т.п.; больничные палаты».

6.1. Допуская исключения из установленных ею правил о неприкосновенности частной жизни», обоснованные «необходимостью защиты общественных интересов или прав и свобод других лиц», Хартия ТРВ прочитывает общественные интересы предельно узко (как «необходимость защиты основ конституционного строя, предотвращение угрозы безопасности государства; обнаружение преступления; защита общественного здоровья и безопасности населения; предупреждение общества от введения в заблуждение какими-либо действиями, документами или сообщениями лица или организации»), - не давая определения или критериев ситуаций, относящихся к «правам и свободам других лиц».

6.2. Коллегия готова допустить, что журналисты, предпринявшие «исследование» случая «матушки Феодосии» в формате «докудрамы», полагали свою работу связанной с реализации функции «общественного интереса»: в значении и понимании близком обозначенному Хартией ТРВ. Коллегия находит, однако, что отмеченные экспертом нарушения ими профессиональных принципов, норм и правил (проявление неуважения к личности и частной жизни конкретного человека; использование средств и способов сбора информации, противоречащих букве и духу закона и профессиональной этики) не позволяют полагать этот мотив или это оправдание действующим.

Далее...

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов