Мнение эксперта - Страница 7

Оглавление

 

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой

о «Реакции» с Валерием Татаровым (т/к «Санкт-Петербург») «Тайная аудиенция у Теффта»

 

Мнение резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, д.филос.н.; к.филол. н. по специальности «журналистика»; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года.

Время и место проведения исследования: 10-22 августа 2015г., г.Казань.

Лицо, назначившее проведение исследования: Юрий Венедиктович Казаков, сопредседатель палаты медиа-аудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу (г.Москва).

Материалы, предоставленные эксперту:

- Жалоба в Общественную коллегию Передрука Александра Дмитриевича (правозащитник, юрист), Кретова Николая Андреевича (участник международного Молодёжного Правозащитного Движения), Лебедева Михаила Юрьевича (гражданский активист и волонтер), Друка Александра Григорьевича (со-координатор Объединенной Группы Общественного Наблюдения /ОГОН/, Россия), Мацкевича Михаила Николаевича, (сотрудник Центра правовой трансформации, г. Столбцы, Республика Беларусь) и других – всего 66 подписей.

- Видеозапись выступления журналиста Валерия Татарова «Тайная аудиенция у Теффта» под рубрикой «Реакция» на телеканале «Санкт-Петербург» (учредитель ОАО «Городское агентство по телевидению и радиовещанию»), вышедшей в эфир 15 июня 2015 года (http://topspb.tv/programs/v14086).

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержатся ли в «Реакции» с Валерием Татаровым «Тайная аудиенция у Теффта» сведения, которые нарушают нормы профессиональной этики журналиста, а именно: предстают сюжетом «предвзятым, тенденциозным, сформированным на основании предзаданной установки автора публикации (негативной, конфликтной, агрессивной, не диалогичной в основе), - и уже в силу сказанного расходящимся с традициями и нормами честной журналистики».

Если «да», то в каких фрагментах текста.

2. Содержатся ли в «Реакции» с Валерием Татаровым «Тайная аудиенция у Теффта» сведения, которые подрывают деловую репутацию Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге А.В. Шишлова, а также создают негативные стереотипы о его деятельности?

Если «да», то в каких фрагментах текста.

 

Методология исследования базируется на теории массовой коммуникации и теории социальной ответственности прессы [5, 8, 10]. Материал, ставший предметом жалобы, исследовался с помощью метода дискурс-анализа текстов СМК [9].

 

Характеристика объекта исследования

Видеозапись представляет собой выступление ведущего рубрики Валерия Татарова продолжительностью 6 минут 20 секунд с несколькими репортажными вставками, иллюстрирующими его высказывания.

 

Выводы исследования

Вывод 1

В «Реакции» с Валерием Татаровым «Тайная аудиенция у Теффта» содержатся сведения, которые нарушают нормы профессиональной этики журналиста. Эти сведения представлены в ходе всей презентации анализируемого текста (вербального и визуального). А именно: в виде заданной структуры авторской речи, способа сбора и подачи фактов, использованных языковых средств.

Пояснение

Телематериал под рубрикой «Реакция» предстает в формате, который принято считать журналистским. Формат определяется тем, что 1) площадка, через которую данный текст выходит на массовую аудиторию, являет собой общественно-политическое СМИ - телеканал «Санкт-Петербург» (учредитель ОАО «Городское агентство по телевидению и радиовещанию»); 2) жанр, организующий высказывание журналиста, может быть квалифицирован как телевизионный комментарий на злободневную тему.

Тема-проблема формулируется автором в связи с неким событием-фактом, который, с позиции автора, требует оценки. В соответствии с имеющимися профессиональными правилами организации массовой информации в различных жанрах, структура журналистского выступления в данном случае предполагает вначале изложение самого факта (или отсылку к публикациям в СМИ, в Интернете, где этот факт уже изложен). И уже потом следует собственно комментарий журналиста. То есть факт служит отправной точкой разговора с аудиторией [3, с. 151-153].

В основу высказывания Валерия Татарова положен факт встречи американского посла с определенным кругом лиц. Этот факт, как сказал Татаров, участниками встречи обнародован не был. Значит, начать надо было с его изложения. Однако сам по себе данный факт не представляет особого общественного интереса, не является событийным. Как заметил сам Татаров, «мало ли кто с кем чаи гоняет». Однако, судя по тексту, здесь была поставлена цель привлечь общественное внимание, и оно было привлечено искусственно, через конструирование из факта встречи с послом события под названием «тайная аудиенция». Таким образом был нарушен основополагающий принцип журналистики – принцип объективности. А именно: в «Реакции» с Валерием Татаровым фактологическим сведениям предшествует авторская оценка, которая к тому же является предвзятой.

Предвзятость журналиста обнаруживается в изначальном использовании таких лексических средств, которые свидетельствуют о неприязни Валерия Татарова к героям материала и их действиям. С первого абзаца они обозначены как «некие господа», гости, которые «крались» на встречу, «как на сходку», с «паролем-приглашением». Далее следует поименное перечисление участников и показ, как они подходят или подъезжают к месту встречи. Это оказываются известные общественные деятели Санкт-Петербурга – правозащитник, адвокат, социолог… При их перечислении комментатор обращает внимание на эпизоды из их профессиональной деятельности – кто кого защищал, где выступал – как если бы он инспектировал их личные дела за кабинетным столом, «разоблачая» в приглашенных либеральную оппозицию - «инаких». Интонации, слышимые при этом в комментарии, содержат иронические, иногда ехидные нотки, о чем свидетельствует, в частности, используемый для иллюстрации авторского отношения фрагмент из известного детского мультфильма (наивно разводящая руками фрекен Бок из «Карлсона, который живет на крыше»). Все вместе – интонации, лексика, заданные смыслы, - создают впечатление, что журналист куражится. Он уверенно внушает зрителям, что герои его выступления – люди «неправильные» и делают они сейчас нечто предосудительное.

Предзаданность установки автора проявляется не только в неуместном использовании экспрессивно окрашенных средств выразительности, но и в недопустимых для честной журналистики способах сбора информации. Корреспондент, который подходит с оператором к потенциальным интервьюируемым, не представляется (на это указывает один из участников встречи в ответ на намерение корреспондента добиться от него словесной реакции). Подставляя к лицу «жертвы» микрофон, корреспондент задает всем провокационный вопрос, который отсылает знающего историю российского человека ко временам охоты на «врагов народа»: «На кого работаете?». Естественным образом выраженная негативная реакция интервьюируемых на эти действия берется Валерием Татаровым за основу для вывода о том, что герои его выступления боятся гласности. Этот вывод сопровождается кадрами их съемки, которая осуществлялась зачастую в ракурсе «снизу вверх», как если бы их реально с помощью скрытой камеры уличали в каком-то тайном сговоре.

 

Вывод 2

Итогом тотального нарушения профессиональной этики журналиста сделалось замещение журналистского продукта продуктом идеологическим, целью которого является конструирование образа врага. «Реакция» с Валерием Татаровым обнаруживает идеологическую тенденциозность, представляющую мир в черно-белых красках, через «ненаших» и «наших». Таким образом усиливается противостояние либеральной оппозиции, с одной стороны, и «патриотического» «агрессивного большинства», - с другой.

Пояснение

Идеологическая тенденциозность [1] анализируемого телематериала проявляется в том, что структура выступления Валерия Татарова обнаруживает в своей основе манипулятивную схему. С самого начала автор завлекает внимание зрителей сконструированным событием: тайная аудиенция. Себя представляет как человек из «общественности», из «народа». Этому служит арсенал лексических оборотов, обеспечивающих эффект личностного обращения со зрителем, обыденную речь – «зубы сводит», «ба, а это кто тут,» и т.п. Далее транслируется смысловая оппозиция «мы-они», «наши-ненаши», на этой основе формируется настороженное отношение к обозначенному событию, инициатором которого выступает «недружественная страна». Затем в контексте оборота «В то время как…» (с перечислением того, как ведут себя Штаты по отношению к России), включается тема войны на Украине. Встречаясь с «идеологом оранжевых революций» в такой период эти люди, по мысли автора, «должны отдавать себе отчет, на кого они работают, едя российский хлеб».

Данная схема с конструированием события, с ярлыковой оценкой его участников, с подверсткой темы Украины прослеживается также в выпуске «Реакции» с Валерием Татаровым «Любовь Запада», ставшем объектом жалобы в конце 2014 года В том случае нами был сделан вывод о том, что Валерий Татаров прореагировал таким образом на идеологию, распространяемую через фестиваль сексуальных девиаций – Квирфест - определенный нами как современное новое медиа. Конкретные его участники, включая заявителей в Общественную коллегию, персонально затронуты в реплике Татарова не были. Поэтому возникший информационный конфликт был квалифицирован нами как идеологическое противостояние институциональных субъектов в условиях информационной войны [6]

Повторение той же схемы изложения материала в «Реакции» «Тайная аудиенция у Теффта» свидетельствует о профессиональной нечистоплотности журналиста. Поскольку в данном случае в выступлении Татарова речь не идет о целенаправленно продвигаемых идеологических установках, дискриминирующих права большинства российского населения. Его герои теперь - отдельные люди, каждый из которых имеет право на самостоятельную гражданскую позицию, возможно, не совпадающую с официальным курсом. Формировать из них «проамериканскую партию» - это значит способствовать проникновению опасного двуполярного идеологического дискурса внутрь общества.

Герои из выступления Татарова не являются для широкой общественности идеологическими противниками (об этом свидетельствует, в частности, количество подписантов под жалобой в Общественную коллегию). Если оппоненты у них и есть, то, скорее, среди пользователей сайта «Русская народная линия Православие. Самодержавие. Народность», который осуществил перепост данного видеоматериала [7]. Игнорирование профессиональным журналистом различия целевых аудиторий у городского общественно-массового телевидения и упомянутого ресурса, более того - идентификация этих аудиторий, - ведет к умышленной идеологизации сознания гражданского населения. Таким образом, с нашей точки зрения, формируется социальная база для радикальных настроений и выступлений. Весь опыт российской истории свидетельствует не в пользу такого сценария.

Поэтому в данном случае справедлив также вывод, сделанный нами по предыдущей жалобе на Татарова о том, что «динамика общественной стратификации, круг проблем, с которыми сталкиваются различные социальные группы – все это требует способности рядовых граждан к диалогу, к умению, если не выстраивать, то понимать, каковы должны быть приоритеты для сохранения баланса общественных интересов» [6]. Это сложная, часто неблагодарная работа, в которой роль общественно-политических СМИ трудно переоценить. Если же журналист преподносит заданную тему в духе «языка вражды» по отношению к внутренней оппозиции, по отношению к другим странам, то появляются основания квалифицировать его деятельность как поддерживающую социальную рознь.

 

Вывод 3

В реплике «Тайная аудиенция у Теффта» Валерием Татаровым нарушено право героев данного материала на доброе имя, распространены негативные стереотипы об их профессиональной деятельности

Пояснение

Мы исходим из того, что «деловая репутация» (вопрос о ней поднят заявителем) – это репутация субъектов предпринимательской деятельности.

Несмотря на то, что в судебной практике прослеживается тенденция к отождествлению деловой репутации с профессиональной и служебной репутацией, нами поддерживается позиция Высшего арбитражного суда России, подчеркивающего в своих постановлениях, что понятие деловой репутации в гражданско-правовом смысле применимо к лицам, участвующим в деловом обороте [2, с.201-203, 4]. Соответственно ущерб для деловой репутации может быть доказан с помощью конкретных фактов, указывающих на вызванные этим ущербом убытки.

Говоря о репутации общественных, политических деятелей правильнее, с нашей точки зрения, связывать ее с добрым именем. Исходя из сделанных нами Выводов 1 и 2, выступление Валерия Татарова нарушает право героев анализируемого текста, на доброе имя. Согласно Выводу 2, Валерий Татаров формирует негативные стереотипы об инакомыслящих, о правозащитниках, в том числе об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге А.В. Шишлове.

Стереотипы выстроены на создании оппозиции между «общественностью», «народом», «нашими», с одной стороны, и «правозащитниками», «не нашими», господами, которые «гоняют чаи» с американским послом, – с другой. Стереотипность насаждаемой оппозиции обнаруживает себя тем, что ее смысловым ресурсом является обыденное сознание: кто на какой машине приехал, «на чьи денежки» живет и т.п. Таким образом СМИ не только находят свою аудиторию, но и конструируют ее. Целевая аудитория выступлений Валерия Татарова - это не жители мегаполиса, настроенные в том числе средствами журналистики на дискуссию, как, к примеру, извлечь позитивный потенциал инакомыслящих и плодотворно его использовать для общественной пользы. Целевая аудитория Татарова - это агрессивный обыватель.

 

Краткий ответ на поставленные перед экспертом вопросы:

1. В «Реакции» с Валерием Татаровым «Тайная аудиенция у Теффта» содержатся сведения, которые нарушают нормы профессиональной этики журналиста. Эти сведения представлены в виде заданной структуры авторской речи, в виде способа сбора и подачи фактов, а также в виде использованных языковых средств.

2. В «Реакции» с Валерием Татаровым «Тайная аудиенция у Теффта» содержатся сведения, которые нарушают право представителей общественной оппозиции на доброе имя, распространяют негативные стереотипы о деятельности правозащитников. Эти сведения содержатся в концептуальной идее анализировавшегося выступления.

 

Литература и Интернет-источники:

1. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М., 1999. 114с.

2. Информационное право: Методические материалы к междисциплинарному курсу. М., 2002.240с.

3. Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для вузов / Ред.и сост. С.Г.Корконосенко. С-Пб., 2000. 272 с.

4. Понятия чести, достоинства и деловой репутации: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами / Под ред. А.К.Симонова и М.В. Горбаневского. М., 2004. 328 с.

5. Профессиональная этика журналиста. Документы и справочные материалы. Вып. 4. Составитель Ю.В. Казаков. М.: Издательство "Медея", 2004, 478 с 6. Решение Общественной коллегии по жалобам на прессу № 120 от 27 марта 2015 года: Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой о «Реакции» «Любовь Запада» журналиста Валерия Татарова // Режим доступа 20.08.2015: http://www.presscouncil.ru/index.php/praktika/rassmotrennye-zhaloby/4584-zhaloba-na-diskriminatsiyu-lgbt-grazhdan-na-telekanale-sankt-peterburg?showall=&start=4

7. Русская народная линия Информационно-аналитическая служба. Православие Самодержавие Народность: Интернет-ресурс // Режим доступа 20.08.2015: http://ruskline.ru/video/2015/06/17/tajnaya_audienciya_u_teffta/

8. Фомичева И.Д. Социология СМИ: Учеб.пособие для студентов вузов. М., 2007. 335 с.

9. Чепкина Э.В. Русский журналистский дискурс: Текстопорождающие практики и коды: Монография. Екатеринбург, 2000. 280с.

10. Шайхитдинова С.К. Медиаэтика: Учеб.пособие для студентов вузов. – Казань, 2007. – 78 с.

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов