Warning: file_put_contents(/home/h901100214/presscouncil.ru/docs/images/remote/park72.ru/wp-content/uploads/2016/01/В-пожаре-погибли-все-документы-на-дом-и-теперь-чиновники-издеваются-над-людьми-отправляя-их-в-недельные-очереди-за-справками.jpg_da39a3ee5e6b4b0d3255bfef95601890afd80709.info): failed to open stream: Слишком длинное имя файла in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/src/Filesystem/File.php on line 450

Warning: file_put_contents(/home/h901100214/presscouncil.ru/docs/images/remote/park72.ru/wp-content/uploads/2016/01/В-пожаре-погибли-все-документы-на-дом-и-теперь-чиновники-издеваются-над-людьми-отправляя-их-в-недельные-очереди-за-справками.jpg_da39a3ee5e6b4b0d3255bfef95601890afd80709.info): failed to open stream: Слишком длинное имя файла in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/src/Filesystem/File.php on line 450

Оглавление

 

 

Мнение эксперта,

кандидата философских наук Карины Назаретян, о трех материалах на портале park72.ru: «Администрация Тюмени решила сэкономить на горе людей? Погорельцев с маленькими детьми оставили в мороз на улице. “Забыли оплатить договор”» (http://park72.ru/incident/83586/, 21.01.16), «Забота о тюменцах, лишившихся крова, превратилась в высокодоходный бизнес» (http://park72.ru/socium/58755/, 04.04.15) и «Депутатам — по квартире, многодетным семьям — по миру» (http://park72.ru/socium/74994/, 26.10.15)

 

Жалоба тюменской гостиницы «Колос» на интернет-издание Park72.ru поднимает важный вопрос о том, каких правил следует придерживаться журналистам, пишущим на социально важные темы, то есть темы, представляющие общественный интерес (в том числе — для локального сообщества).

 

Существо жалобы

Генеральный директор гостиницы «Колос» В.С. Бакланова обратилась в Общественную коллегию по жалобам на прессу (ОКЖП) с жалобой на материал «Администрация Тюмени решила сэкономить на горе людей? Погорельцев с маленькими детьми оставили в мороз на улице. “Забыли оплатить договор”». В тексте обращения она цитирует и еще две статьи интернет-издания Park72.ru, в которых также были упоминания об отеле. Исходя из этого, я буду рассматривать в своем анализе все три статьи в тех их частях, где они затрагивают интересы тюменской гостиницы.

Претензии администрации «Колоса», как можно понять из текста жалобы, сводятся к трем основным пунктам.

Во-первых, часть представленных в трех статьях сведений неверна — особенно это касается финансовой информации и данных о связях руководства гостиницы с администрацией города Тюмени: «В статье содержится бездоказательная и оскорбительная информация. Откуда взяты суммы и факты?».

Во-вторых, журналисты безосновательно используют эмоционально окрашенные негативные эпитеты: «На каком основании журналистам позволено использовать такую лексику, как “клоповник”, “гадюшник”?».

В-третьих, журналисты подошли к описанию ситуации предвзято, не осветив проблемы, с которыми сталкивается руководство гостиницы, и не рассказав об усилиях, которые оно предпринимает ради размещения погорельцев: «Корреспонденты … однобоко освещают вопросы размещения людей, пострадавших в чрезвычайных ситуациях, не вникая в нюансы».

Всё это, по словам заявителя, «ущемляет права и законные интересы Гостиницы», очерняют ее деловую репутацию и порочат «не только Гостиницу, но и Администрацию города Тюмени» (орфография и пунктуация как заявителя жалобы, так и журналистов здесь и далее в цитатах сохранена).

 

Некоторые уточнения по жалобе

При анализе жалобы обращает на себя внимание то, что финансовую информацию заявитель хотя и опровергает, но не полностью и непоследовательно. Так, В.С. Бакланова пишет: «Изложенная в указанных выше статьях информация ущемляет права и законные интересы Гостиницы, так как содержит утверждение, что Гостиница получает от Администрации по договору услуг очень крупную сумму: “В принципе, за 1 млн рублей в месяц можно было арендовать несколько коттеджей с приличной обстановкой и даже нанять персонал... Можно в службе “домашних гостиниц” несколько трехкомнатных квартир арендовать <...>”. Но автор статьи не указывает, сколько человек прожило в гостинице за месяц на 1 миллион рублей, а это важно. И для сравнения не изучил условия и стоимость проживания в службе “домашних гостиниц” ». То есть, как можно понять, заявитель не опровергает самого утверждения, что гостиница получила от города за месяц миллион рублей, а выражает недовольство только тем, что журналист не написал, сколько за эти деньги в течение месяца там было размещено человек. Однако эту информацию любой читатель может получить с помощью простой арифметики. Если верны указанные в этой же статье («Забота о тюменцах, лишившихся крова, превратилась в высокодоходный бизнес») данные о том, что за каждого погорельца администрация города платит гостинице по 600 рублей в день, то 1 000 000 рублей / 30 дней / 600 рублей в день » 55 человек в месяц. Примерно это же число приводится и в комментарии представителя службы размещения гостиницы: «Их [пострадавших во время ЧП тюменцев. — К.Н.] сейчас проживает около 50 человек». О том, верна ли информация о 600 рублях в день за каждого погорельца, заявитель, к сожалению, ничего не говорит, так же как и не предоставляет взамен той информации, которая была бы правдива.

Не до конца понятно, что имеется в виду и в следующем абзаце в тексте жалобы: «Данные сведения не достоверны и очерняют деловую репутацию Гостиницы, так как содержат утверждения что: “Это заведение с большой натяжкой можно назвать гостиницей, скорее это “клоповник” с обшарпанными стенами, но с “золотым” ценником. Так, в прошлые годы администрации города она обходилась в миллионы рублей”». Использование слов «клоповник» и др. будет обсуждено ниже, однако опровергает ли заявитель саму информацию о плохом состоянии ремонта в гостинице? Что именно в процитированных двух предложениях не достоверно? В зависимости от этого можно было бы дать ту или иную оценку действиям журналистов. Однако, так как состояние ремонта подтверждено фотографиями, подлинность которых заявитель не обсуждает, я в своем анализе буду исходить из того, что эта информация достоверна.

 

Материал от 04.04.15

Хронологически первой из трех упомянутых в жалобе публикаций была статья «Забота о тюменцах, лишившихся крова, превратилась в высокодоходный бизнес» (автор — Никита Смирнов), опубликованная на сайте 4 апреля 2015 года. Определить жанр этого материала трудно. В нем перемешаны элементы репортажа и авторской колонки: беспристрастное описание обстановки в гостинице («со стен осыпается штукатурка, с перил — слезает краска») соседствует личными предположениями, домыслами и оценками («в учреждении, похоже, расслабились от отсутствия конкуренции…», «представители мэрии, судя по всему, в той части “Колоса”, куда определяют “социально незащищенных”, никогда не бывали», «брать за это по 18–20 тысяч с человека в месяц по-моему — перебор» и т.д.). Это существенно затрудняет этическую оценку журналистского текста: то, что уместно в авторской колонке, часто не приветствуется или недопустимо в репортаже. Однако обсуждаемый текст не маркирован как «мнение» или «колонка», а опубликован вместе со всеми другими материалами в разделе «Общество». Это позволяет нам оценивать его по меркам информационного журналистского материала, в данном случае репортажа.

В первом же абзаце статьи приводится финансовая информация, с которой, как можно понять, не согласен или не полностью согласен заявитель: «Минимальная цена за койко-место — 600 рублей в сутки». Этические нормы требуют того, чтобы журналист по возможности везде указывал источники информации, о чем будет подробнее сказано ниже. Но это чаще всего не относится к случаям, когда информация открыта и легко доступна. Здесь же ситуация обстоит следующим образом. На главной странице официального сайта гостиницы «Колос» (http://www.kolos72.ru) написано: «Стоимость проживания 1 человека составляет от 600 до 3400 рублей. Для групповых заездов специальные цены». Но это — информация для внешних клиентов, обычных людей, которые хотят остановиться в отеле. Существуют ли специальные цены для социально незащищенных групп граждан, за которых платит государство, отсюда непонятно. К сожалению, не проясняет этого и заявитель: из текста жалобы неясно, сколько в действительности стоит проживание одного погорельца в гостинице «Колос». И, наконец, самое главное, что остается для нас непрояснённым: опирался ли журналист при написании материала на эту открытую информацию или использовал, в том числе, другие источники информации — свидетельства погорельцев, данные администрации гостиницы или администрации города Тюмени? В рамках этого исследования у меня, к сожалению, нет возможности всё это выяснить, но я надеюсь, что члены и председатель ad hoc коллегии смогут прояснить возникшие вопросы во время заседания по жалобе, если заявитель и журналисты смогут и захотят принять в нем участие. На данном этапе можно лишь сказать, что ссылка на источник информации была здесь как минимум не лишней: таким образом журналист проявил бы уважение к читателю, который мог бы сам решать, насколько эти данные заслуживают доверия.

Если первый абзац статьи написан в жанре репортажа, то на втором абзаце жанр резко сбивается на «колонку», или «мнение», или «комментарий». «В учреждении, похоже, расслабились от отсутствия конкуренции и давно отлаженных дружеских отношений с городской администрацией, которая оплачивает проживание пострадавших во время ЧП тюменцев», — пишет автор. Из этого предложения непонятно, делает ли он такой вывод просто на основании того, что в гостинице плохие условия и администрация города продолжает заключать с ней договоры на проживание людей, или у него есть какая-то дополнительная информация об отсутствии конкуренции и дружеских связях отеля с городской администрацией. «Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения», — написано в Кодексе профессиональной этики российского журналиста [1]. Хотя в анализируемом отрывке и присутствует слово «похоже», которое однозначно маркирует высказывание как мнение, не до конца ясно, к чему оно относится: только к слову «расслабились» или ко всему, о чём говорится дальше. В любом случае, желательно, чтобы подобное предположение, особенно в репортаже, основывалось на каких-то более серьезных основаниях, чем просто факт заключения договора, или, по меньшей мере, было более подробно объяснено. Два последующих предложения и вовсе представляют собой «гадание на кофейной гуще», которое никакой значимой информации в текст не добавляет: «Причем представители мэрии, судя по всему, в той части “Колоса”, куда определяют “социально незащищенных”, давно не бывали. Иначе, я уверен, не стали бы попустительствовать столь неприкрытому пренебрежению к людям, оказавшимся в беде».

Вместе с тем, если принять, что сумма в 600 рублей за человека в день соответствует действительности, то калькуляции автора кажутся вполне правильными и уместными. Действительно, получается, что расходы на человека в месяц равны примерно 18 тысячам рублей, а при загруженности в 50 человек (число взято из процитированных слов представителя гостиницы) получается около миллиона рублей в месяц. Сложно также не согласиться, что это достаточно большие деньги для тех скромных условий, в которых, судя по всему, живут в «Колосе» социально незащищенные семьи. Беглый поиск предложений жилья в Тюмени также подтверждает, что за схожие деньги можно найти более приемлемые условия размещения. Остается только снова посетовать, что заявитель жалобы не уточнила, какие именно цифры в рассматриваемых материалах неверны.

 

Материал от 26.10.15

Хронологически второй из трех публикаций была статья «Депутатам — по квартире, многодетным семьям — по миру» (автор — Владимир Гвардеев), опубликованная на сайте 26 октября 2015 года. Она полностью посвящена истории многодетной семьи, у которой сгорел дом, и гостиница «Колос» там упоминается только в одном абзаце: «Кстати, удивил и тот факт, что ОАО “Гостиница Колос” по договору администрации города Тюмени за месячное проживание двух семей получила компенсацию в размере 225 тысяч рублей. Этот факт вызывает недоумение и подозрение на аффилированность: за эти немалые средства можно было заключить договор с любым агентством недвижимости. По скромным подсчетам этих денег хватило бы на съем двух полноценных квартир на полгода и семьям не пришлось бы впопыхах выселяться фактически на улицу».

Здесь мы снова сталкиваемся с той же проблемой: из текста жалобы непонятно, какие именно цифры неправильны и насколько они неправильны. Однако, даже если от этого абстрагироваться, относительно этого абзаца можно высказать одно важное замечание.

В Кодексе профессиональной этики российского журналиста есть положение: «Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен». Во многих других этических кодексах журналиста указывается, что достоверной можно считать информацию, подтвержденную из двух или более источников. Эти источники в любом случае желательно указывать. Такое положение есть и в проекте Медиаэтического стандарта ОКЖП: «…добросовестный журналист … везде, где это представляется возможным, указывает источники информации» [2]. Особенно это уместно в тех случаях, когда происхождение информации неочевидно.

Представляется, что здесь как раз такой случай. Отсутствие ссылки на источник в процитированном абзаце вызывает недоумение: откуда журналист узнал, что компенсация составила именно 225 тысяч рублей? Предварительно прочитав статью Никиты Смирнова, мы можем предположить, что эта информация взята из нее и Владимир Гвардеев просто умножил количество людей в семье (12) на 31 день и ориентировочные 600 рублей в день. Однако в статье нет ссылки на тот, более ранний материал, поэтому обычный читатель, который читает о гостинице в первый раз, никак не может об этом догадаться. Про 600 рублей в день Владимир Гвардеев нигде в тексте не упоминает. Поэтому фраза «Кстати, удивил и тот факт…» выглядит немотивированной, так как непонятно: при каких условиях этот факт удивил журналиста? насколько он точно установлен? видел ли журналист платежный документ? почему читатель должен верить этой информации? Простая ссылка на источник, указание на то, как образом были получены эти сведения, помогли бы сделать утверждение гораздо более убедительным и избавили бы редакцию от справедливых вопросов заявителя и возможных недоумений читателя. Это было бы, несомненно, уместно и с практической, и с нормативно-этической точек зрения.

 

Материал от 21.01.16

Наконец, последний по времени материал, который и послужил основным поводом обращения заявителя в Коллегию, — это статья «Администрация Тюмени решила сэкономить на горе людей? Погорельцев с маленькими детьми оставили в мороз на улице. “Забыли оплатить договор”» (автор — Ростислав Журавлев), опубликованная на сайте 21 января 2016 года. Здесь в большем объеме, чем в других статьях, используется эмоционально окрашенная лексика. И, действительно, бросаются в глаза два слова, которые отметила заявитель: «гадюшник» и «клоповник».

Несомненно, использование такой лексики гораздо более уместно в колонке, чем в репортаже. Однако в Кодексе профессиональной этики российского журналиста специально отмечается, что в своей профессиональной деятельности журналист не обязан быть нейтральным. Слово «клоповник» не добавляет новой информации к фотографиям с облупленными стенами, но и не противоречит тому, что изображено на этих фотографиях. В какой-то степени его использование можно счесть навязыванием читателю своей точки зрения, но можно — и «заострением» внимания на общественно важной проблеме. В той мере, в которой эмоционально окрашенные слова отражают действительность, их, вероятно, можно считать допустимыми. Что не отменяет, однако, того факта, что это «низкий стиль» в журналистике.

Как и в предыдущих двух материалах, в этой статье снова возникает проблема достоверности финансовой информации. «Например, за месячное размещение многодетной семьи с восемью несовершеннолетними детьми, у которой также осенью прошлого года сгорел частный дом, чиновники выложили 225 тысяч рублей», — пишет автор, на этот раз дав гиперссылку на материал «Депутатам — по квартире, многодетным семьям — по миру». Но, как мы уже обсуждали выше, непонятно, как именно эта информация оказалась в том материале: ссылки на источник там нет, а логика автора неочевидна. Поэтому и в данном случае можно считать, что ссылки на источник на самом деле нет: ведь линк ведет на материал того же издания, происхождение информации в котором неизвестно.

Третий пункт жалобы В.С. Баклановой, к которому до сих пор не обратились, заключается в том, что издание, по ее мнению, однобоко и предвзято освещает ситуацию с размещением в гостинице социально незащищенных граждан. В пример она приводит сложности, с которыми приходится сталкиваться администрации отеля и про которые не пишут журналисты: «Почему-то авторами статей не затронут тот факт, что наша Гостиница вынуждена принимать не только не благополучные семьи, но и все, сопутствующие им “прелести”, например, насекомых, в последствии справляясь с результатами такой благотворительности собственными силами, за свой счет проводя санитарную обработку занимаемых “пострадавшими в чрезвычайных ситуациях” номеров»; «Многие приводят с собой домашних животных (собак и кошек), тогда как проживание в гостинице с животными запрещено» и т.д. Однако не до конца понятно, как эта информация относится к сути дела — речь в статьях в основном идет о том, что пострадавшие содержатся в гостинице в плохих условиях, и о том, что им не дают заселиться (хотя вторая претензия — скорее к властям, чем к гостинице). Если заявитель имела в виду, что санитарная обработка и другие специальные мероприятия оправдывают высокую стоимость номеров, то было бы гораздо убедительнее, если бы она продемонстрировала это на цифрах. В отсутствие конкретных цифр снова остается непроясненным, до какой степени журналисты, на ее взгляд, исказили действительность. Писать же без особенного повода про те проблемы, которые приносят отелю попавшие в беду постояльцы, большого смысла не имеет: заявитель сама отмечает, что гостиница не является социальной, а следовательно, для руководства это бизнес и оно знает, на что идет.

При этом нельзя не признать, что комментария администрации гостиницы в текстах, действительно, не хватает. Хотя в статье «Забота о тюменцах, лишившихся крова, превратилась в высокодоходный бизнес» и приводятся слова представителя службы размещения, имя этого человека не указывается, и непонятно, знал ли он или она, что разговаривает с журналистом, и представлял ли он или она позицию руководства гостиницы. Комментарий же руководства относительно того, почему в корпусе для социально незащищенных граждан не делают ремонт, помог бы сделать картину более полной и, возможно, снял бы подозрения в предвзятости журналистов. Если такой комментарий получить не удалось, это следовало тоже отдельно указать. В любом случае, сама попытка получить такой комментарий свидетельствовала бы о том, что издание придерживается важнейшего для профессии принципа предоставления слова всем сторонам конфликта / главным заинтересованным лицам в сложной ситуации.

 

Выводы

В проекте Медиаэтического стандарта ОКЖП есть важное для рассматриваемого нами спора положение: «Редакция СМИ и конкретный журналист не обязаны при обращении к конфликтной ситуации быть нейтральными; как редакция, так и отдельный журналист вольны занимать ту позицию, которая представляется им правильной, справедливой, соответствующей личным предпочтениям и/или общественному запросу. При этом предполагается, что журналист именем и репутацией отвечает за точность в отборе и подаче фактов, за достоверность передаваемых мнений, за четкость разграничения факта, комментария и предположения. Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики; любые проявления такого подхода должны исключаться совместными усилиями журналиста и редактора».

В данной ситуации я не вижу веских поводов считать, что журналисты были предвзяты или тенденциозны. Поднимать вопрос о том, почему в гостинице, где на государственные деньги размещают попавших в беду граждан, плохие условия проживания, — это, несомненно, важная и правильно поставленная задача регионального общественно-политического СМИ. Естественно при этом, что журналисты занимают критическую по отношению к власти позицию и представляют, в первую очередь, точку зрения социально незащищенных граждан. Это вполне соответствует принятым в мире представлениям об этической журналистике: «Журналисты должны зорко следить за действиями властей и смело призывать их к ответу. Журналисты должны давать возможность высказаться тем, у кого обычно такой возможности нет», — гласит один из наиболее старых и уважаемых журналистских этических кодексов, кодекс американского Общества профессиональных журналистов (SPJ) [3].

При этом крайне досадно, что при выполнении этой важной задачи журналисты издания Park72.ru не всегда придерживаются профессионально-этических принципов в деталях. Так, отсутствие ссылок на источники информации там, где они необходимы (при указании финансовой информации, информации о связях руководства гостиницы с администрацией города и т.д.), снижает уровень доверия к материалу и журналисту, оставляет место для вопросов и жалоб — в частности, со стороны заинтересованных лиц и организаций. Как я уже упоминала выше, отсутствие ссылок — это еще и неуважение к читателю, который лишается возможности самостоятельно решить, насколько достоверны приведенные данные.

Вызывает сожаление и тот факт, что журналисты издания не придерживаются строго информационного стиля подачи материала и, таким образом, нечетко разделяют факты и мнения. Идеальный и наиболее понятный способ их разделения — давать только информацию в новостных и репортажных материалах и только мнения в разделе «Мнения». В статьях на Park72.ru объективная (или претендующая на объективность) информация и мнения перемешаны, из-за чего одно иногда трудно отделить от другого. Это также снижает доверие к материалам, является неуважением к читателю, который вынужден во многих случаях слепо верить (или не верить, но именно слепо, огульно) журналисту, и не способствует построению устойчивых связей между СМИ и обществом. Те же самые слова «гадюшник» и «клоповник», которые не вызывали бы вопросов в авторской колонке, где каждый волен выражать собственное мнение, смотрятся совершенно инородными в информационном материале. Их использование вызывает диссонанс и порождает массу дополнительных вопросов.

Наконец, жаль, что в статьях не было приведено полноценного комментария руководства гостиницы или не было указано, что такой комментарий получить не удалось (если попытка предпринималась). Хотя журналисты и выполнили свою основную задачу — дали возможность высказаться тем, у кого обычно такой возможности нет, они всё же должны были выполнить и другое, не менее важное для СМИ правило: давать возможность высказаться другой стороне.

 

Специальный комментарий

Этические нормы в журналистике исторически возникали и развивались потому, что необходимо было защищать свободу слова: вводя самоограничения, журналисты стремились обезопасить себя от претензий к своей работе со стороны государства или общества и, соответственно, от вмешательства в свою деятельность, так как оно могло бы поставить под угрозу их независимость. Ту же самую функцию журналистские этические нормы продолжают выполнять и сегодня. Аккуратное их соблюдение призвано не только избавить редакции от угрозы репутационных и юридических издержек, но и помочь построить более устойчивое общество со свободными и независимыми СМИ.

Пренебрегая десятилетиями развивавшимися этическими нормами профессии, журналисты ставят под угрозу собственную свободу, потому что просчеты в деталях могут обернуться судебными исками или другим давлением со стороны власти, бизнеса или даже общества. В отсутствие свободных СМИ некому будет рассказывать о судьбах обездоленных людей, с которыми несправедливо поступила городская администрация, распространять информацию о возможности им помочь и поднимать совершенно справедливый вопрос о том, что для поиска оптимальных вариантов расселения погорельцев необходимо ежегодно проводить тендеры. Всё это — крайне важные общественные функции, которые могут выполнять только свободные СМИ - и которые пытается выполнять портал Park72.ru, за что ему надо отдать должное. Но ради того, чтобы успешно продолжать эту деятельность, необходимо постоянно и добросовестно следовать принципам этической журналистики: уважать своих читателей, давая им разностороннюю информацию, предоставляя право самим решать, насколько авторитетен тот или иной источник и насколько они готовы ему верить, и четко отделяя факты, проверенные по нескольким источникам, от собственных мнений и домыслов. Опыт многих стран показывает, что последовательное претворение в жизнь этих принципов помогает построить устойчивые и доверительные отношения между СМИ, обществом и властью, где медиа выступают важным звеном в системе сдержек и противовесов, при этом имея надежные позиции для отстаивания свободы слова. Получится ли это сделать в нашей стране, зависит от каждого конкретного СМИ.

Литература

1. Кодекс профессиональной этики российского журналиста. http://www.ruj.ru/_about/code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php (дата обращения: 20.03.2016).

2. Проект Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу. http://presscouncil.ru/images/docs/STANDART/Standart_Kollegii.pdf (дата обращения: 20.03.2016). 3. SPJ Code of Ethics. http://www.spj.org/ethicscode.asp (дата обращения: 20.03.2016).

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов