Warning: getimagesize(https://pimg.mycdn.me/getImage?url=http://img2.ntv.ru/home/promo/20170324/0179465_snvo.jpg&type=WIDE_FEED_PANORAMA&signatureToken=i0DJB9gNRcW2fidsyoJePw): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 400 Bad Request in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/generator.php on line 339

Warning: getimagesize(https://pimg.mycdn.me/getImage?url=http://img2.ntv.ru/home/promo/20170324/0179465_snvo.jpg&type=WIDE_FEED_PANORAMA&signatureToken=i0DJB9gNRcW2fidsyoJePw): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 400 Bad Request in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/generator.php on line 339

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 28

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 29

Warning: getimagesize(https://pimg.mycdn.me/getImage?url=http://img2.ntv.ru/home/promo/20170324/0179465_snvo.jpg&type=WIDE_FEED_PANORAMA&signatureToken=i0DJB9gNRcW2fidsyoJePw): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 400 Bad Request in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/generator.php on line 339

Warning: getimagesize(https://pimg.mycdn.me/getImage?url=http://img2.ntv.ru/home/promo/20170324/0179465_snvo.jpg&type=WIDE_FEED_PANORAMA&signatureToken=i0DJB9gNRcW2fidsyoJePw): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 400 Bad Request in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/generator.php on line 339

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 28

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 29

Оглавление

Мнение эксперта

кандидата филологических наук Ольги Матвеевой о сюжете телекомпании НТВ

«ЧП. Расследование: «Евроколлекторы» в связи с жалобами Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал» и Автономной некоммерческой организации «Институт права и публичной политики»

 

Сюжет телекомпании НТВ «ЧП. Расследование: Евроколлекторы», представляющий собой объект исследования, был показан 24 марта 2017 года в 18 час. 35 мин. (мск). В настоящее время сюжет размещен на официальном сайте телекомпании НТВ по адресу: http://www.ntv.ru/video/1411469/, а также на сайте YouTube по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=-KO5qL2WIE

Длительность сюжета составляет 20 мин. 29 с. Ведущий сюжета - Роман Игонин.

Анонсирование программы на сайте НТВ представлено следующим образом: «Чрезвычайное происшествие. Расследование» — это эксклюзивная информация из надежных источников. Документальные расследования, проводимые программой, затрагивают самые актуальные темы: организованную преступность и коррупцию, экономические преступления и терроризм. Зрителей ждут мнения участников событий, комментарии экспертов и версии правоохранительных органов. [http://www.ntv.ru/peredacha/proisschestvie/about/11180/].

Анонс передачи обозначает исходные данные – систему координат – для зрителя: сюжеты в рамках данной программы выполнены с помощью метода журналистского расследования, целью которого является поиск ответов на злободневные вопросы современного общественного бытия, связанные со злоупотреблениями во власти, коррупционными и иными преступлениями, политическими разоблачениями, фальсификациями во время выборных кампаний и иными имеющими общественный интерес событиями.

«Почему это произошло?», «Каковы истинные причины происходящего?», «Что стоит за этим событием?» - на эти и подобные вопросы глубинного характера пытается ответить журналист в ходе проводимого расследования.

Документально-аналитический характер анонсируемого жанра означает строгое соблюдение базовых профессиональных этических стандартов, касающихся защиты всех участников медиакоммуникации, - прав граждан в медиасфере, права общества на информацию, профессиональных прав и свобод журналиста.

Однако уже первое знакомство со спорным сюжетом позволяет констатировать, что при его создании соблюдение прав хотя бы одной из сторон медиакоммуникации не было журналистским приоритетом.

Сюжет представляет собой нарезку сменяющих друг друга голоса за кадром, мнений «экспертов», кадров заседаний Конституционного суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека и пр., которые поверхностно объединены коммуникативной задачей ответить на вопрос «Почему фигурирующие в сюжете организации и лица выступают в Европейском Суде по правам человека в исках к Российской Федерации?», однако на деле автор сюжета не озадачен поиском ответа – он известен ему заранее, и этот ответ пропагандируется.

Исследование спорного сюжета дает возможность квалифицировать в нем наличие грубых нарушений профессиональных этических стандартов, к основным из которых относится пропаганда вражды и игнорирование возможных социальных последствий, ангажированность и предвзятое освещение темы, заведомо ложное, манипулятивное изложение информации с фабрикацией достоверности, внедрение в общественное сознание искаженной картины мира.

 

 

1. Откровенная манипуляция: ложь и полуправда

 

Одним из основных аргументов в жалобах, поступивших в Общественную коллегию по жалобам на прессу в отношении рассматриваемого сюжета, указывается заведомо недостоверная информация относительно заявителей.

Верификация оспариваемой информации осуществлялась исключительно путем обращения к открытым источникам, что позволило установить либо ее очевидную недостоверность, либо манипулятивное использование с имитацией правды, что подтвердило безусловную справедливость аргументов, изложенных в жалобах Автономной некоммерческой организации «Институт права и публичной политики» и Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал».

 

 

1.1. Институт права и публичной политики

 

 

В спорном сюжете Институт права и публичной политики представлен как организация, ведущая антироссийскую деятельность: «Как ни странно, «Правовая инициатива», как впрочем и Институт права и публичной политики, несмотря на свою антироссийскую деятельность, иностранным агентом не считаются, хотя на самом деле корни у этой организации вполне себе заграничные».

Примером антироссийской деятельности, по мнению автора сюжета, следует считать как в целом представление интересов доверителей, в том числе граждан Российской Федерации, в Европейском суде по правам человека, так и участие организации в рассмотрении так называемого «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде Российской Федерации.

Между тем автор умалчивает как минимум о двух принципиально важных для понимания данной ситуации вещах. Во-первых, о том, что, согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы России. В соответствии с Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» Россия присоединилась к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколам к ней и признала обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека. В связи с этим утверждение о том, что представительство в Европейском суде по правам человека есть антироссийская деятельность, не соответствует действительности, является средством введения в заблуждение адресата сюжета и представляет собой манипулятивный способ внедрения искаженной картины мира в сознание адресата. Во-вторых, в спорном сюжете участие организации в «деле ЮКОСа» подано как ее инициативная, активная деятельность по представлению интересов фигуранта, однако, как следует из документов, на официальных сайтах Конституционного Суда Российской Федерации и Института права и публичной политики, Институт участвовал в рассмотрении дела о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации Постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО “Нефтяная компания «ЮКОС»” против России» (жалоба No 14902/04), при этом участвовал по инициативе Конституционного Суда – на основании запроса судьи Конституционного Суда Л.М. Жарковой от 11 ноября 2016 года No1347.

В указанном запросе содержится адресованная Институту просьба дать правовую оценку содержащимся в заявлении Министерства юстиции доводам, ответив на следующие вопросы:

«1) Возможно ли на основании установленных положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод условий приемлемости индивидуальных жалоб, в том числе с учетом их истолкования Европейским Судом по правам человека, обращение в ЕСПЧ с индивидуальной жалобой акционера (бывшего акционера юридического лица, в случае если оно ликвидировано к моменту обращения): – в защиту прав указанного юридического лица; – в защиту своих прав. Если да, обусловлено ли такое право участием непосредственно этого акционера в разбирательствах на национальном уровне и исчерпанием им внутригосударственных средств защиты. Должно ли нарушение конвенционных прав акционера быть предметом отдельного установления со стороны ЕСПЧ при признании нарушения прав акционерного общества.

2) Имеются ли в практике Европейского Суда по права человека иные, помимо дела «ОАО “Нефтяная компания “Юкос”», постановления: – о присуждении подобных компенсаций лицам, которые не были заявителями в рассмотренном деле; – о признании нарушением прав компании-заявителя взыскание с нее установленных внутренним правом налоговых санкций и административных платежей (исполнительского сбора, его аналогов и др.) с точки зрения: а) самого факта взыскания, б) размера и процедуры;

3) Существуют ли конституционно допустимые способы (варианты) исполнения данного Постановления Европейского Суда по правам человека» [http://www.ksrf.ru/ru/Sessions/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=154].

Кроме того, помимо заключения заявителя, в Конституционный Суд были представлены:

Заключение Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации;

Заключение Санкт-Петербургского государственного университета;

Письменные соображения Пирса Гарднера, представителя «ОАО «Нефтяная компания «Юкос» при рассмотрении дела в ЕСПЧ;

Письменные соображения Тима Осборна от имени компании Юкос Юниверсал Лимитед (аналогичный документ представлен им же от имени компании Халлей Энтерпрайзис Лимитед);

Письменные соображения бывшего Уполномоченного Российской Федерации при ЕСПЧ (в 1999 – 2007 годах) П.А. Лаптева;

Пиьменные соображения доцента школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля (Великобритания) К.И. Дегтярева и доцента департамента права Европейского гуманитарного университета (Вильнюс, Литва) М.Т. Тимофеева.

Следуя логике автора сюжета, следует признать, что все эти лица есть невыявленные иностранные агенты, ведущие подрывную деятельность в отношении России?

Безусловно, среди представленных заключений были отличные по содержанию, в том числе с противоположными заключению заявителя выводами, документы – именно в силу сложности и неоднозначности ситуации Конституционный Суд обращался к мнению сведущих лиц. И если бы это мнение было предопределено и могло быть только единственным по содержанию, то смысл в таком обращении отсутствовал бы.

Запрос Конституционного Суда России в адрес Института права и публичной политики свидетельствует о высоком признании статуса организации как «amicus curiae» («друга суда») - лица, уровень экспертных знаний которого в области международного права и конституционализма позволяет обращаться к нему на самом высоком уровне при рассмотрении сложных, уникальных дел, имеющих международный резонанс. Однако в сюжете об этом не сказано ни слова: экспертные выводы Института права и публичной политики позволили автору сюжета записать организацию во враги общества и государства.

Манипулятивный подход к подаче информации позволяет автору сюжета на основе фактологически верной информации (Институт права и публичной политики участвовал в рассмотрении Конституционным судом дела о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации Постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО “Нефтяная компания «ЮКОС»” против России» (жалоба No 14902/04)) демонстрировать телезрителю абсолютную ложь, подаваемую как соответствующие действительности утверждения о фактах (Институт представлял интересы “ЮКОСа” и инициативно представил свое заключение). При том количестве информации, которое имеется по данному делу в открытых источниках, и интенции добросовестно, полно и точно представить ситуацию невозможно было не разобраться в описываемых событиях, в связи с чем нельзя квалифицировать данное действие автора сюжета как добросовестное заблуждение, напротив, подача материала свидетельствует как раз о злонамеренном введении в заблуждение, об откровенной лжи, что является грубейшим нарушением профессиональных этических стандартов. Особую циничность придает этому то обстоятельство, что журналист был знаком с текстом заключения (по крайней мере имел возможность с ним ознакомиться – оно демонстрируется в кадре спорного сюжета).

Автор сюжета, вероятно увлекшись поиском врагов, сообщает: «Организация официально не считается иностранным агентом и не желает попадать в реестр таких НКО. Как и многие другие, которые тайно получают заграничное финансирование». Будучи некоммерческой организацией, Институт права и публичной политики ежегодно отчитывается о своей деятельности, в том числе об источниках финансирования, и эти отчеты имеют публичный характер, поскольку в свободном доступе размещаются на сайте Министерства юстиции Российской Федерации. Фабрикуя доказательства достоверности сообщаемой информации, ведущий произносит фразу: «Отчеты, которые можно найти на сайте министерства юстиции РФ, интригуют еще больше. Источники своих доходов Институт права и публичной политики скрывает под туманной формулировкой «иные». Странно, ведь официально организация не считается иностранным агентом и получать деньги из-за рубежа вроде бы не должна. Но вот что любопытно, каналы финансирования эта НКО не раскрывала без малого четверть века, со дня своего основания в 1993 г.», при этом в кадре демонстрируется якобы подтверждающий достоверность приведенного высказывания фрагмент отчета организации, выложенный на сайте Министерства юстиции. Однако при подробном рассмотрении видно, что как раз-таки иностранное финансирование отмечено в данном отчете, т.е. демонстрируемый в кадре отчет опровергает слова ведущего, но кадры мелькают слишком быстро, а зритель будет увлечен «сенсационным расследованием» - очевидно, на это рассчитана беззастенчивая ложь ведущего.

Как вредоносная представлена образовательная деятельность организации, цели которой блогер Павел Шипилин характеризует следующим образом: «Переформатировать, так сказать, сознание, может быть, сформировать сознание людей. Направить их на, к сожалению, разрушительную такую деятельность, которую заворачивают в красивую обертку». Якобы доказательством такой деятельности, со слов Павла Шипилина, является полученный им отказ в участии в проводимом Институтом права и публичной политики семинаре: «Чем он пришелся не ко двору, Павел догадывается. Люди с патриотическими взглядами, которые уважают Конституцию и отстаивают интересы страны, заграничных лекторов не интересуют. У семинара совсем другие цели».

Однако заявителем приложением к жалобе предоставлена переписка с Павлом Шипилиным, из которой явствует, что отказ был получен по причине регистрации на семинар позднее окончания предусмотренного срока регистрации, а также по причине журналистской специализации, не предусмотренной тематикой семинара. Таким образом, и в данной ситуации представлена недостоверная, манипулятивная информация.

Необходимо отметить, что все описание Института права и публичной политики, его деятельности и сотрудников подчинено одной задаче – очернить и опорочить, ведь даже знание законов и обучение в лучших университетах мира маркирует в контексте сюжета чуждость и враждебность соответствующих организаций и их сотрудников: «В законах Ольга Борисовна разбирается хорошо. В свое время училась в Бирмингемском университете Великобритании. Престижным образованием могут похвастать и ее сотрудники: юрист Григорий Вайпан, выступавший в Конституционном суде, выпускник Гарварда».

При этом автором упускается из виду, что обозначенной миссией АНО «Институт права и публичной политики» является научно-исследовательская, издательская и просветительская деятельность в области изучения и оценки конституционных процессов в России и в мире, а также содействие защите прав человека и конституционных прав и свобод граждан на внутригосударственном и международном уровне. Деятельность Института права и публичной политики в части содействия защите прав человека и конституционных прав и свобод граждан на внутригосударственном и международном уровне не может быть противозаконной и антироссийской, поскольку как раз и служит целям осуществления правосудия. Стремление дойти в поисках истины до последней инстанции – Европейского Суда по правам человека – не может не свидетельствовать о принципиальной позиции Института относительно верховенства права и закона.

И уж, конечно, автор сюжета никак не упоминает о том, что директор организации награждена Почетной грамотой Конституционного Суда РФ за активное содействие процессу становления и развития конституционного правосудия в России, в 2002 году Институт был отмечен дипломом Высшей юридической премии «Фемида» (Россия), в 2007 году Институт удостоен Премии новаторским и эффективным организациям, в 2013 году награжден Гран-При Фонда Ельцина за научно-исследовательский проект «Двадцать лет демократического пути: становление конституционного порядка в России», с 2009 года Институт является членом Международной ассоциации конституционного права (IACL), представляя в ней российских конституционалистов. [http://www.ilpp.ru/about/history].

Любая приводимая информация подается как сенсация и разоблачение, причинно-следственные связи домысливаются, а субъективные суждения подаются как фактологическая информация. Вот автор подводит зрителя к псевдораскрытию псевдопричин якобы сокрытия иностранного финансирования: «Оказалось, причины для такой конспирации есть. На этих кадрах один из попечителей Института права и публичной политики болгарский политолог Иван Крастев и оппозиционный блогер Алексей Навальный. Встреча проходила в одном из московских отелей. Что либералы обсуждали, остается загадкой. Однако перед этим Иван Крастев засветился в списке приглашенных в Белый дом, в компании самого Джорджа Сороса». Несмотря на то, что содержание встречи «остается загадкой», автор констатирует наличие причин для конспирации, а достоверность этому придает «мнение эксперта»: «Отчетность идет напрямую в Белый Дом. И здесь достаточно понятно, кто за этой организацией стоит, и откуда взялось такое вот экспертное заключение, требующее «отдайте миллиарды «Юкосу».

Помимо откровенной лжи, внедрение нужной автору информации в сознание адресата осуществляется посредством манипуляции: в сюжете то и дело актуализируются некие «интересные моменты» и «любопытные факты», постановка которых в соответствующий контекст задает им необходимый вектор интерпретации, тем самым происходит манипулятивное внедрение пропагандируемой картины мира, замещающей картину мира адресата.

Проведенная верификация с использованием информации из открытых источниках позволяет утверждать заведомую ложность представленного сюжета в части информации о деятельности АНО «Институт права и публичной политики», что грубо нарушает такую базовую норму Медиаэтического стандарта, как обеспечение прав граждан на достоверную, точную, полную, непредвзято поданную информацию.

 

1.2. Межрегиональная общественная организация «Правозащитный центр «Мемориал»

 

Правозащитный центр «Мемориал» характеризуется автором сюжета как «пожалуй, самый известный иностранный агент», однако автор сюжета не распространяется о причинах такой известности, точнее, толкует ее по-своему. Приведу лишь несколько высказываний, представляющих, по мнению автора сюжета, деятельность «Правозащитного центра «Мемориал»:

«Почему расщедрились заграничные спонсоры - большой вопрос. Однако сотрудники правозащитного центра активно вступаются за экстремистов из запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир»;

«А вот юристы требуют освободить из-под стражи четверых террористов, называя их политзаключенными»;

«Некоторые работники не просто выгораживают экстремистов, но и разделяют их взгляды» (видеоряд: кадры обыска у сотрудника «Мемориала» Бахрома Хамроева);

«Если экстремистов не получается выгородить в России, правозащитники, как правило, ищут поддержку в Европейском Суде по правам человека. Центр «Мемориал» регулярно пишет жалобы в ЕСПЧ, и, что уже неудивительно, почти всегда находит понимание»;

«Как выяснилось, «Мемориал» и еще несколько дружественных некоммерческих организаций участвовали в сборе персональных данных военных и информации о войсковых подразделениях, участвовавших в боевых операциях в Чечне, Южной Осетии и Сирии»;

«Это кадры тайной встречи российских либералов с британским адвокатом, основателем европейского центра защиты прав человека Биллом Боурингом. Правозащитники отчитываются о проделанной работе. Разговор напоминает встречу агента с информаторами».

В контексте представленного сюжета эти и другие высказывания содержат в виде утверждений о фактах информацию о том, что, во-первых, Межрегиональная организация «Правозащитный центр «Мемориал» является организацией, которая защищает исключительно террористов и экстремистов и сотрудники которой сами являются таковыми; во-вторых, организация собирает персональные данные российских военных в целях дальнейшего осуществления Европой давления на Россию; в-третьих, организация в целом осуществляет антироссийскую деятельность и шпионаж в пользу Европы, отрабатывая зарубежные гранты.

В сюжете ни слова не говорится о том, что «Правозащитный центр «Мемориал», будучи структурой Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал», осуществляет свою деятельность в России с 1991 года и, согласно Уставу организации, «содействует всеобщему уважению и соблюдению прав и основных свобод человека и гражданина в Российской Федерации и других государствах. Особое внимание Центр уделяет наиболее серьезным и массовым нарушениям этих прав и свобод».

В качестве основных задач, на решение которых направлена деятельность Правозащитного центра, в Уставе указываются следующие:

- наблюдение за осуществлением прав и основных свобод человека и гражданина;

- предание гласности и распространение достоверной информации о существенных нарушениях прав и основных свобод человека и гражданина, привлечение внимания общественности, государственных и международных структур к такого рода нарушениям;

- раскрытие правды о преступлениях тоталитарных режимов, о террористических методах управления обществом, изучение их причин и следствий;

-проведение и поддержка исследовательской деятельности, направленной на изучение массовых нарушений прав человека в зонах конфликтов;

- содействие активизации усилий общества и государства в решении задач, связанных с соблюдением прав человека и гражданина;

-содействие усилиям по мирному разрешению конфликтов, а в условиях вооруженных конфликтов – усилиям по соблюдению норм гуманитарного права;

- содействие гуманизации пенитенциарной системы;

- просвещение в области теории и практики прав человека и гражданина и гуманитарного права;

- содействие обеспечению доступа к источникам информации (архивам, библиотечным фондам и др.);

- содействие защите лиц, подвергающихся преследованиям по политическим мотивам или незаконным репрессиям со стороны государственных органов;

- содействие защите представителей социально-незащищенных, национальных, религиозных и иных групп, чьи права грубо и систематически нарушаются;

- оказание безвозмездной правовой помощи пострадавшим в результате социальных, национальных, религиозных конфликтов, беженцам, вынужденным переселенцам и перемещенным внутри страны лицам;

- оказание безвозмездной правовой помощи лицам, чьи права, гарантированные Конституцией РФ, международными конвенциями, пактами и договорами в области прав человека и международного гуманитарного права были нарушены;

- поддержка правозащитных групп и участников международного правозащитного движения».

Источники финансирования организации являются общедоступными и указаны на сайте организации в разделе «Наши партнёры и доноры»:

· Глобальный Фонд Предотвращения Конфликтов (посольство Великобритании)

· Европейская Комиссия

· Европейский Центр Защиты Прав Человека

· Норвежский Хельсинкский Комитет

· Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ ООН)

· Французское посольство

· Civil Rights Defenders (Стокгольм)

· Amnesty International

· People in Need

· Korean Embassy in Moscow

· Движение Гражданское Достоинство

· Институт Проблем Гражданского Общества

· Front Line Defenders

Отметим, что в ряду партнеров и доноров, наряду с Европейской Комиссией, указаны в числе прочих также Движение «Гражданское достоинство» и Институт проблем гражданского общества, которые до 2017 года являлись операторами президентских грантов. Государственная поддержка в виде президентских грантов свидетельствует о высокой оценке деятельности организации и ее социально значимом характере – такая деятельность поощряется государством, однако в сюжете об этом, естественно, не сказано ни слова, поскольку полуправда позволяет работать пропагандистской машине, а объективная подача информации cразу смажет пропагандируемую картинку.

Кроме того, в сюжете содержатся сведения о сборе информации, представленные как составление некой незаконно собранной базы персональных данных. Во-первых, в сюжете показаны кадры встречи, характеризуемой как тайная. Оставляя без комментариев эту характеристику, зададимся вопросом, на каких основаниях и с помощью каких звуко-и видеозаписывающих устройств осуществлялась запись этой встречи. Сюжет не содержит информации по этому поводу, в связи с этим еще один вопрос к НТВ: не есть ли сама эта запись свидетельство деятельности сотрудников, которая не вписывается не только в рамки этических стандартов, но и в рамки закона?

Во-вторых, в сюжете отсутствует информация о конкретном содержании собранных баз данных – информация подается в виде субъективных суждений («Разговор напоминает встречу агента с информаторами»), которые, впрочем, как уже говорилось, в контексте спорного сюжета с использованием манипулятивных приемов подачи информации приобретают фактологический статус.

В-третьих, согласно Уставу, «для достижения уставных целей Центр в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации вправе осуществлять:

- поиск, сбор, хранение и обработку информации; подготовку отчетов, докладов, других документов и материалов правозащитного характера, публицистических статей;

- распространение материалов Центра и информации о своей деятельности; использование и создание банков данных и информационных систем по тематике своей деятельности» [https://memohrc.org/specials/ustav-mezhregionalnoy-obshchestvennoy-organizacii-pravozashchitnyy-centr-memorial].

Иными словами, составление баз данных по тематике деятельности организации представляет собой одну задач организации и при отсутствии доказательств противоправности конкретных действий не может являться свидетельством антироссийской деятельности. Если быть хоть немного знакомым с деятельностью «Правозащитного центра «Мемориал» или, будучи ведомым интенцией добросовестного создания материала, хотя бы зайти на его сайт, то можно понять, о каких базах данных могла идти речь в демонстрируемом разговоре. На сайте организации существует раздел, именуемый как «Коллекции и базы данных», в котором говорится следующее: «С момента основания «Мемориал» в Москве стал центром сбора информации о жертвах политических репрессий в СССР. Речь шла не только о составлении списков жертв и баз данных, но и о сохранении частных свидетельств, документов из семейных архивов, предметов и произведений искусства, связанных с лагерной тематикой. С 1992 года ведется целенаправленная работа по формированию библиотеки. Благодаря этим усилиям архивы, музей и библиотека «Мемориала» – крупнейшие в стране хранилища материалов по теме репрессий» [https://www.memo.ru/ru-ru/collections/]. На сайте содержится информация о полутора десятках баз данных, из которых наиболее известны и востребованы список жертв политических репрессий и кадровый состав сотрудников НКВД в 1930-е годы. Эти данные являются открытыми и служат основой таких проектов, как «Последний адрес», «Открытый список», «Топография террора». Согласно данным сайта, “ведется работа над публикацией базы принудительного труда советских граждан в Германии; на осень 2017 года запланирована публикация Фотобазы истории ГУЛАГа” [https://www.memo.ru/ru-ru/collections/].

Отсутствие значимых сведений о «Правозащитном центре «Мемориал», являющихся причиной той самой его известности, о которой упоминает автор, и ложное освещение деятельности организации не является случайностью – это определено тем коммуникативным заданием, в рамках которого работал автор сюжета. Гуманитарное значение деятельности «Мемориала» как по восстановлению имен погибших от репрессий, так и по оказанию правовой помощи нуждающимся в ней в настоящее время трудно переоценить. Когда человек, его жизнь, права и свободы становятся точкой отсчета, когда человеку возвращаются подлинные ценности – его память, его достоинство, его доброе имя, то такая деятельность не может не вызывать уважения и поклонения, и позволить себе инсинуации в адрес осуществляющей ее организации есть глубокая безнравственность, что, конечно, не имеет никакого отношения к журналистике.

Резюмируя сказанное, необходимо констатировать, что спорный сюжет содержит грубейшие нарушения Медиаэтического стандарта, в том числе принципа обеспечения права граждан на информацию, согласно которому «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира. Как показал анализ спорного сюжета, он представляет собой конгломерат откровенной лжи, манипулятивного использования достоверной информации и умалчивания значимых фактов, что создает искаженную картину мира, весьма опосредованно связанную с реальностью.

 

2. Разжигание вражды в российском обществе: профессиональная и социальная безответственность

 

Социальная ответственность журналиста регламентируется Принципом 2 «Профессиональная и социальная ответственность журналиста» Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу, согласно которому «Журналистская деятельность направлена на служение обществу; информация в журналистике понимается, прежде всего, как социальное благо». Из этого принципа следуют профессиональные нормы и правила, согласно которым «Журналистская деятельность несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ».

Современная государственная политика расколола российское общество на два лагеря – поддерживающих ее и резко осуждающих. Социальная ответственность журналиста в такой ситуации – вдумчиво и глубоко анализировать ситуацию, которая имеет противоположные варианты интерпретации различными группами граждан нашей страны. Представленный сюжет НТВ не просто не делает этого, наоборот, он обостряет ситуацию, работая на раскол и способствуя порождению вражды и розни как внутри российского общества, так и противопоставляя Россию всему остальному миру.

Объективно сложная современная политическая ситуация представлена в сюжете в русле пропагандируемой модели, в котором противопоставлена Россия и все остальные страны. Все, кто не вписывается в эту картину, получают негативные оценки и обвиняются в нанесении ущерба стране, в антироссийской политике. Нарисован черно-белый, полярный, страшный мир, в котором все должно быть подчинено радикальной установке: ‘кто не с нами, тот против нас’ - по логике автора, никаких иных мнений и взглядов, красок и полутеней быть не может. Разумеется, что в такой картине цвета нет и света тоже, даже в конце тоннеля.

 

2.1. Мир в логике бинарных оппозиций – «мы VS они»

 

Рассматриваемый сюжет является классическим продуктом и примером информационной войны, которая осуществляется без оглядки на возможные социальные последствия, а также используемые методы и способы осуществления.

Формально апеллируя к общественному интересу, автор представляет зрителю сюжет, гипотетическая социальная ценность которого превращается антиценность, - сюжет, который работает разжигание вражды.

Арсений Борисович Рогинский, председатель правления Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал»в, 2014 году, в год 25-летия общества сказал слова, которые как нельзя лучше иллюстрируют ситуацию в связи с рассматриваемым сюжетом: «Нами все недовольны. «Вы за кого? Вы за тех или за других?» И все время оказывается, что не за тех и не за других. Картинка, которую мы пытаемся рисовать и в нашей деятельности в области истории, и в правозащитной работе, часто оказывается более сложной, чем навязываемые обществу схемы. Кем бы они ни навязывались.

Последние пятнадцать лет — это время возвращения и насаждения черно-белого восприятия истории, черно-белого сознания вообще. Это оправдание всех преступлений — коллективизации, «большого террора», других — победой в Великой Отечественной войне. Это возрождение старых стереотипов: «мы хорошие, Запад плохой», «внутри пятая колонна, снаружи враги» и вся эта дребедень» [http://www.colta.ru/articles/specials/1872].

Журналисты в такой ситуации, как представляется, определенно не должны включаться в пропагандистский процесс, заведомо не имеющий отношения к профессиональной журналистике.

Анализируя спорный сюжет, нельзя обойти вниманием внедряемую в сознание адресата идею о том, что все признанные иностранными агентами организации в России – это враги страны и ее народа. Сюжет построен на пресуппозиции антироссийской деятельности организаций, имеющих статус иностранного агента, и иных организаций, получающих заграничное финансирование. И речь идет сейчас не только об основных фигурантах сюжета – АНО «Институт права и публичной политики» и Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал», но и о других организациях, отвечающих указанным характеристикам.

Попадание в реестр иностранных агентов представлено в сюжете, по меньшей мере, как маркировка шпионов, тогда как на законодательном уровне различаются понятия организации, выполняющей функции иностранного агента, и организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности. В связи с этим описание деятельности организаций, выполняющих функции иностранного агента, как противозаконной не соответствует действительности, являясь откровенной ложью.

Между тем в спорном сюжете иностранные агенты подаются именно как враждебные организации, ведущие антироссийскую деятельность, что не соответствует действительности.

Говоря о предполагаемых результатах знакомства массовой телевизионной аудитории с оспоренным сюжетом, можно предположить, что какую-то часть телезрителей сюжет укрепит в восприятии мира в рамках бинарных оппозиций «мы - они», подогрев вражду или даже ненависть в отношении всего, что не похоже на «нас», усилив противостояние внутри российского общества и готовность его части противопоставлять себя всему остальному миру. А для какой-то части он станет подтверждением оснований нравственной брезгливости по отношению, как минимум, к журналистике и журналистам, оказывая, заметим, медвежью услугу и институтам государства, интересы которого такая журналистика, казалось бы, представляет (в этом смысле весьма показательны комментарии к спорному сюжету на Youtube).

Рассматриваемый сюжет, будучи вписанным в парадигму информационной войны, работает на конфронтацию вместо того, чтобы содействовать консенсусу, как того диктует профессиональный и моральный долг журналиста.

 

2.2. Язык вражды, ложь, пропаганда и манипуляция как знаки информационной войны

 

Подача материала в исследуемом сюжете осуществляется традиционными для ситуации информационной войны пропагандистскими методами и приемами с использование языка вражды, лжи, пропаганды и манипуляции.

Отметим используемые в спорном материале маркеры, которые характеризуют спорный сюжет как пропагандистский, а значит, свидетельствуют о нарушении принципа профессиональной и социальной ответственности журналиста Медиаэтического стандарта:

1. Манипуляция фактологической и субъективной информацией.

Как уже отмечалось, в спорном сюжете используется недостоверная информация, полуправда, когда утверждения о фактах помещаются в интерпретирующий контекст, придающий им задаваемое значение, подмена фактов субъективными суждениями, а также иные манипуляции с информацией (например, предоставление догадок в виде фактов, придание субъективным суждениям фактологического значения и пр.). Сюжет представляет собой конгломерат кадров различного происхождения, сопровождаемых голосом диктора: вот заседание Конституционного Суда РФ, вот кадры современной военной хроники, вот якобы тайная встреча, вот реплики неких сведущих лиц, среди которых журналисты, неизвестные общественные деятели и депутаты, и все это сопровождается зловещей музыкой и объединено общей тональностью сенсационности. Кадры быстро сменяют друг друга, эксперты наперебой фабрикуют доказательства, ведущий живо разоблачает врагов, а пропагандируемые смыслы столь плотны и вязки, что, кажется, за ними не различить правды. Подача информации осуществляется не только через лживые утверждения о фактах, но и через домыслы, гипотезы и предположения, которые, хотя и маркируются в некоторых случаях, но в общей утвердительно-обвиняющей тональности сюжета приобретают характер утверждений.

2. Формирование / поддержание эмоционально окрашенных стереотипов и язык вражды.

Представляемая ситуация освещается весьма тенденциозно, создается миф о врагах – иностранных агентах, вся деятельность которых априори является враждебной и не имеет позитивных сторон. Снижение критичности восприятия транслируемой информации осуществляется через воздействие на болевые точки человеческого сознания: возбуждение страха, тревоги, вражды. В такой ситуации адресату не приходится разбираться в целях и методах деятельности фигурирующих в сюжете организаций и до осмысления идей верховенства права и закона, направляющих действия Института права и публичной политики, или гуманистических идеалов восстановления доброго имени и памяти репрессированных лиц, которыми руководствуется «Мемориал», дело не доходит.

Формируемые стереотипы не позволяют увидеть целостную картину, а через создание образа врага происходит внедрение идеи дегуманизации деятельности фигурирующих в сюжете лиц.

Используемые в сюжете языковые средства («выражение своеобразной мести России», «создаются предпосылки для создания негативного фона в информационном пространстве, нанесению негативного эффекта российскому бюджету», «направить их на, к сожалению, разрушительную такую деятельность», «несмотря на свою антироссийскую деятельность», «организация скомпрометировала себя» и т.п.) работают на возбуждение вражды в отношении фигурантов сюжета, а также стоящих за ними, по мысли автора, антироссийских сил.

3. Сенсационный подход к подаче информации и фабрикация достоверности.

Сюжет подан как журналистское расследование, однако на деле происходит транслирование заранее сформулированных идей, а жанр служит своеобразной маскировкой коммуникативных целей автора. Информация представлена как сенсационная и разоблачительная, вместе с тем, как показывает ее верификация, все достоверные сведения имеются в открытых источниках. В сюжете отсутствует какая-либо верификация сообщаемой информации, – здесь в тренде оказывается фабрикация надежности и достоверности, осуществляемая посредством приема апелляции к авторитету: слово «эксперт», позволяет либо использовать его без указания авторизованного источника информации («За оказанную помощь Запада, говорят эксперты, российские оппозиционеры платят той же монетой»), либо выдавать все, что говорит получившее данную номинацию лицо за истину в последней инстанции (Голос за кадром: «Смысл их работы, говорят эксперты, сводится к другому» - Максим Славин (общественный деятель): «Западные задачи ставят задачу – гнобить Россию. После чего они бегут в ЕСПЧ, где там помогают выставить нашу страну в невыгодном свете»).

Такого рода псевдоразоблачений и перевертышей в сюжете – не перечесть, поскольку описание упоминаемых организаций, их деятельности и сотрудников подчинено одной задаче – очернить и опорочить, так, даже знание законов и обучение в лучших университетах мира становится таким перевертышем и маркирует в контексте сюжета чуждость и враждебность соответствующих организаций и их сотрудников: «В законах Ольга Борисовна разбирается хорошо. В свое время училась в Бирмингемском университете Великобритании. Престижным образованием могут похвастать и ее сотрудники: юрист Григорий Вайпан, выступавший в Конституционном Суде, выпускник Гарварда». Тональность и контекст данного высказывания не оставляет сомнений в авторской интенции при сообщении данной информации: перед нами враги. Подход, при котором за жанром расследования маскируется пропаганда, не позволяет говорить о наличии уважения к телезрителю.

Таким образом, рассматриваемый сюжет представляет собой продукт информационной войны, не имеющий ничего общего с журналистским расследованием и профессиональным выполнением работы журналиста. Сюжет служит пропагандистским целям и способствует посредством языка вражды, недостоверной информации и манипуляции возбуждению вражды и розни в российском обществе, тем самым грубо нарушается принцип профессиональной и социальной ответственности журналиста.

 

Выводы

 

Видеосюжет журналиста телекомпании НТВ Романа Игонина «ЧП. Расследование: Евроколлекторы», показанный 24 марта 2017 года, содержит многочисленные нарушения базовых принципов журналистской этики, закрепленных в Медиаэтическом стандарте Общественной коллегии по жалобам на прессу:

  • принципа обеспечения прав граждан на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира»;
  • принципа добросовестного освещения событий, согласно которому журналист обязан обеспечить «точность и полноту информации о фактах, а также честное, добросовестное освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом»;
  • принципа профессиональной и социальной ответственности журналиста, в соответствии с которым «информация в журналистике понимается прежде всего как социальное благо».

Недостоверная информация о деятельности АНО «Институт права и публичной политики» и Межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал» не имеет отношения к профессиональной журналистике; её активное использование, как представляется, заслуживает осуждения в профессиональной среде.

 

Источники

1. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека. М.: «Языки русской культуры», 1999.

2. Проект Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу. http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015 (дата обращения: 30.03.2017).

3. Кодекс профессиональной этики российского журналиста

4. Язык и дискурс средств массовой информации в XXI веке / Под ред. М.Н. Володиной. – М.: Академический проект, 2011 – 332 с. (Gaudeamus).

5. Е.С. Зубаркина. Журналистское расследование: история и технология создания сюжетов// Преподаватель XXI век, 2009, №9 – 336 - 370 с.// https://cyberleninka.ru/article/v/zhurnalistskoe-rassledovanie-istoriya-i-tehnologiya-sozdaniya-syuzhetov

6. С. Балуев, Е. Вышенков, Журналистское расследование: История метода и современная практика. // Под общей редакцией А.Д. Константинова // Авторы: С. Балуев, Е. Вышенков, А. Горшков, Е. Гусаренко,А. Каштаньер, Я. Корзинина, А. Константинов, Р. Лебедев, Е. Летенкова, М. Ольховская, А. Потапенко, О. Петрова, А. Самойлов, И. Тилькин, В. Хозиков, И. Шушарин. Агентство журналистских расследований (АЖУР). СПб.: «Издательский Дом "Нева"»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.

7. Л.З. Чиликина. Этические проблемы расследовательской журналистики // РЭГ.- 2000. - №16.

8. Декларация Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования». URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/759-deklaratsiya-gildii-sudebnykh-reporterov-o-printsipakh-chestnoj-raboty-v-zhanrakh-sudebnogo-ocherka-i-reportazha-a-takzhe-zhurnalistskogo-rassledovaniya (дата обращения: 18.05.2017).

9. И. Горидиенко. Что нужно помнить о «Мемориале» // Новая газета, №136 от 5 декабря 2016 года // https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/05/70771-chto-nuzhno-pomnit-o-memoriale 10. А.Б. Рогинский. Что такое «Мемориал»? // COLTA.RU, 31.01.2014// http://www.colta.ru/articles/specials/1872

11. Миронов А. Раздувай и властвуй. – М., 2003.

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов