Оглавление

 

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой

о публикации в «МК Черноземье» «Что связывает

“европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”?»

 

Мнение резюмирует итоги проведенного исследования.

 

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, д.филос.н.; к.филол. н. по специальности «журналистика»; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года.

 

Время и место проведения исследования: 27 сентября – 14 октября 2017г.; Высшая школа журналистики и медиакоммуникаций ИСФН КФУ, г.Казань, ул. Профессора Нужина, д.1/37.

 

Лицо, назначившее проведение исследования: Казаков Юрий Венедиктович, заместитель председателя Палаты медиааудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

Материалы, предоставленные исследователю:

1. Жалоба в Общественную коллегию по жалобам на прессу главного редактора газеты «Курские известия» Зимовского Максима Александровича;

2. Спорная публикация от 15 августа 2017 под авторством директора ООО «МК Черноземье» Дениса Шайкина «Что связывает “европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”? “Европейская” реабилитация фашистской оккупации». URL: http://chr.mk.ru/articles/2017/08/15/chto-svyazyvaet-evropeyca-nikolaya-poltorackogo-s-meine-kampf.html, время посещения: 10 сентября 2017 года.

3. Публикация в «Курских известиях» от 10 августа 2017 «В Курске журналист добивается зарплаты через суд» (бывший главный редактор издания «МК Черноземье» Надежда Сургина утверждает, что при увольнении недополучила около 150 тысяч рублей). URL: http://kursk-izvestia.ru/news/28400/ , время посещения: 10 сентября 2017 года.

 

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержатся ли в спорной публикации «Что связывает “европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”? “Европейская” реабилитация фашистской оккупации» нарушение профессиональной деятельности журналиста?

2. Если содержатся, то в каких фрагментах текста?

 

Методология исследования базируется на теории семиотических исследований, теории текста, теории и практике социально ответственной прессы (см. список литературы). Разбор конфликтной публикации произведен методом дискурс-анализа.

 

Характеристика объекта исследования

Конфликтная публикация представляет собой материал в 1500 слов с подзаголовками.

 

Выводы исследования

Вывод 1

Автор конфликтной публикации генеральный директор ООО «МК Черноземье» господин Шайкин аргументирует выдвинутое им обвинение против «Курских известий» ложными посылками, которые базируются на спекулятивной линейной логике. А именно: в манипулятивно выстроенной им семиотической цепочке в качестве главного и отправного пункта берется проблемная социальная ситуация (Речь о том, что словосочетание «курские известия» впервые включено в оборот по отношению к печатному органу, выходившему в Курске, в 1943 году, когда редакция была создана для работы на оккупированной фашистами территории). Тогда как в семиотическом построении ‘социальное’ является контекстным фактором, а главным звеном должна выступать знаковая структура. В данном случае это современный логотип «Курские известия», в котором опорным является слово «известия». Оно несет в себе печать культурного кода, складывавшегося в процессе длительной истории (слово-то возникло не в 1943 году и даже не в ХХ веке, подобно «[Московскому] комсомольцу»). Функциональное использование устойчивых кодов в социокультурных практиках носит объективный характер. Их интерпретации, порождаемые разного рода локальными социальными обстоятельствами, несоизмеримы с их культурным значением. Волевое настаивание на приоритетности локального над общекультурным – жест идеологический, скрывающий конкретные политические цели.

Пояснение

В известной триаде разновидностей знаков, по Пирсу («икона», «индекс», «символ»), название газеты может быть отнесено к знаку-символу. «Символ» как вид знака конвенционален, его значение связано с конкретными объектами условно, поэтому он сам по себе в отличие от «иконы» и «индекса» может нести некий обобщенный смысл [3].

Обобщенный смысл несет термин «известия». Этот термин символизирует перемещающуюся от субъекта к субъекту информацию безотносительно к тому, как она трактуется. Настойчивое вычленение данного термина из знакового единства, его «отбраковка» на том надуманном основании, что он был включен в «шапку», под которой печатали «вражеское» содержание, можно воспринять как попытку господина Шайкина перекодировать доброе русское слово, наградить его «другим» культурным значением. Абсурд подобных действий налицо – общеупотребительному термину свою, негативную интерпретацию в качестве базовой не навяжешь. Значит, цель автора заключается не в этом. Слова и словосочетания не «виноваты» в том, какими значениями награждают их разные исторические периоды и ситуации. Виноватыми «назначают» людей.

Будучи включенным в логотип газеты, термин становится элементом другого знака-символа – конкретного бренда конкретного издания. Известно, что в клишированном газетном названии значение имеет и шрифт, и его расположение, и цветность. Судя по документальной фотоиллюстрации, сопровождающей конфликтную публикацию, логотип газеты, выходившей в Курске в 1943 году, - это не тот логотип, который использован в газете, которая начала выходить в Курске 66 лет спустя. Помимо различия шрифтов, расположения на полосе, наличия/отсутствия контурной картинки и т.п. важно заметить, что логотип газеты 1943 года включает и другие термины. Фактически название той газеты «побуквенно» звучит так: «Курские известия Kursker Nachrichten». Оно-то и является частью концепции прогерманского издания на оккупированной немцами территории.

Господин Шайкин в своей обвинительной публикации вычленяет только словосочетание «курские известия», или «КИ». Сокращение представлено по аналогии с «МК», хотя очевидно, что «МК» звучит потому, что входит в логотипы франшиз разного рода региональных выпусков «Московского комсомольца». «КИ» с такой силой не звучит, потому, что не звучно. Это просто сокращение, принятое для удобства обозначения в текстах «Курских известий». Но автор настойчиво проводит аналогию по аббревиатурам между своим СМИ и не своим. Она нужна для конструирования заданной семиотической цепочки. Сначала нужен общий «знаковый» знаменатель («КИ»), чтобы приравнять «Kursker Nachrichten» к современным «Курским известиям». Параллельно названный автор насыщает выбранные им знаки своими смыслами.

Та, что «Kursker Nachrichten», являясь «коллаборационистской газетой фашистских оккупационных властей», включена в контекст такого плана:

«В тех же 1942-1943-м в оккупированном фашистами Курске, жители которого на протяжении 15 месяцев уничтожались тысячами и десятками тысяч угонялись в рабство, лучшие архитектурные памятники которого стирались с лица земли, школы, промышленные предприятия и заводы сравнивались с землей, открылась и регулярно выходила газета. Которая описывала, как это все хорошо. Как полезен и правилен новый орднунг. Что больных надо не лечить, а травить. Ну или пусть от голода подыхают. Что евреи — это недочеловеки. Славяне, впрочем, тоже, но евреи — в особенности. И что нет никаких сомнений в скорейшей полной победе Германии».

Этот смысловой контекст спроецирован на «КИ», а за ним и на словосочетание «курские известия», которое в заданной логике становится «нацистским названием».

Та газета, что предстает как современные «Курские известия», с точки зрения содержательного контента в публикации Шайкина никак не представлена. Абсолютно никак. Смысловое содержание объекта «раскрыто» исключительно через личность генерального директора ООО «Группа Компаний «Промресурс» Депутата Курской областной Думы Николая Полторацкого. Почему он явился центральной фигурой, кто он – учредитель? собственник несчастной газеты? – нам, неискушенным читателям, неведомо. Его фото и биография приводится под подзаголовком «Обыкновенный фашизм». После перечисления фактов о местах работы и занимаемых должностях без каких либо словесных связок следует абзац о зверствах фашистов в Курской области:

«… Далее без эмоций, справочно. Общая сумма ущерба, нанесенного Курской области после оккупации региона немецко-фашистскими захватчиками, составила…».

Заканчивается данный фрагмент публикации с подзаголовком следующим вопросом:

«Скажите, господин Полторацкий, вы идейный поклонник нацизма или только его символики, расцветок и нацистских названий?».

Таким образом закольцовывается «сюжетный ход» в разворачивании «обвинительного приговора» персоне Полторацкого, заявленного уже в названии:

«Что связывает “европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”? “Европейская” реабилитация фашистской оккупации».

Семиотическая цепочка выстроена «КИ - Kursker Nachrichten - пропаганда нацизма - Курские известия - Полторацкий – «реабилитация» «символики» нацизма, его «пропаганда».

О том, как над мифами первого порядка выстраиваются мифы второго порядка и т.п., можно прочесть у Ролана Барта [2]. О том, как происходит процесс переноса свойств объектов на знаки и обратно, как «изобретаются» семиотические схемы, порождающие новые проблемы на месте старых, говорит Вадим Розин [6]. То, как используются эти и подобные приемы в информационной войне за мировоззренческие ресурсы, рассматривает Сергей Расторгуев [5].

 

Вывод 2

Публикация «Что связывает “европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”? представляет собой пасквиль на редакцию газеты «Курские известия» и лично на Николая Полторацкого. Профессиональная этика журналиста нарушена самим фактом появления такого текста на публичной площадке, а также наличием арсенала манипулятивных приемов, использованных господином Шайкиным для сведения счетов с «собратьями по перу».

 

Пояснение

Модальность речевого высказывания будто бы выражена в тексте в открытой форме уже в его первом абзаце. Автор предстает в образе человека с позицией, уверенного в своей правоте. Он, как будто говорит не от своего имени, а от имени «огромной семьи журналистов», от имени «Московского комсомольца», на дверях редакции которого во время войны «висело короткое объявление “Редакция закрыта. Все ушли на фронт”» (Между тем, «МК-Черноземье» юридически и экономически представляет собой, как и другие региональные редакции «МК», отдельную организацию с самостоятельной медиаполитикой. Т.е. речь должна идти о купленной франшизе, об использовании местным медиабизнесом торговой марки «МК», о способах извлечения прибыли из процесса организации и распространения информационного продукта. Однако господину Шайкину выгодно выстраивать идеологический «сторителлинг» с общностью истории его и «того самого» «Московского комсомольца»).

Он апеллирует к высшим инстанциям и обществу: «Хочу получить у Закона и Общества, у руководства страны и региона, у Генеральной прокуратуры и Следственного комитета, у ФСБ России и у СПЧ при Президенте РФ, у Роскомнадзора, в конце концов, ответы на мои вопросы».

В течение всего текста этот авторский образ поддерживается эмоциональными восклицаниями, риторическими вопросами, патетической лексикой («таковые». «дабы»):

«…И я даже готов буду публично принести извинения, если кто-то докажет мне мою неправоту и объяснит — в чем я неправ и в чем неверна моя позиция. Закон и Суд или общественность и ее мнение это будут — неважно. Не будет потому что таковых…(…) Позиция моя проста. Я считаю, что реабилитация фашизма в любом из ее проявлений в мире, а особенно в нашей стране, является не просто преступлением, но преступлением против человечества».

Кто ж возразит. Однако далее следует логическая подтасовка «фактов», о которой говорилось в Выводе 1. (Реальных, относящихся к делу фактов нет, публикация в своей обвинительной части выстроена на отвлеченных аналогиях и означивании субъективных интерпретаций автора).

Дискурс-анализ конфликтной публикации показал использование в ней следующих манипулятивных приемов (их ряд подробно рассмотрен лингвистом Анатолием Барановым [1]):

- «замазывание» или введение в отрицательно оцениваемый контекст/ассоциативный ряд (современные «Курские известия» должны теперь «отмываться» от аналогии с «Kursker Nachrichten». Ассоциативный ряд создан господином Шайкиным в 3D формате: вербально, с помощью фото и писем в разные инстанции);

- переход на личности (газета «Курские известия» является, судя по публикации, попутным объектом. Главной мишенью для директора Шайкина выступает, очевидно, владелец активов Николай Полторацкий) ;

- установление немотивированного сходства с отрицательно оцениваемой сущностью (речь в данном случае о стыке биографической информации о Полторацком и информации о том, какой ущерб принесли фашисты Курской области);

- навязанные пресуппозиции. Т.е. когда к той части речевого высказывания, которая является известной и поэтому не требует осмысления аудиторией (нацизм - это плохо, реабилитации фашизма не должно быть), подверстывается информация, которая и несет в себе основной смысл высказывания. Но подается эта информация не как новая для восприятия и потому требующая обдумывания, а как «известная», «естественным образом» вытекающая из уже сказанного. В нашем случае – это ничем не обоснованные сведения, очерняющие репутацию «Курских известий» и Полторацкого.

 

Краткий ответ на поставленные вопросы:

В публикации «Что связывает “европейца” Николая Полторацкого с “Mein Kampf”? “Европейская” реабилитация фашистской оккупации» во всех фрагментах содержатся грубые нарушение профессиональной этики журналиста. Публикация не является журналистским материалом, это пасквиль.

 

Список литературы

1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика. М., 2009. 592 с.

2. Барт Р. Семиотика. Поэтика: Пер.с фр. М., 1994. 616с.

3. Пирс Ч.С. Избранные философские произведения: Пер.с англ. М., 2000. 448 с.

4. Профессиональная этика журналистов: Документы и справочные материалы / Под ред. Ю.В.Казакова. М., 2004. 480 с.

5. Расторгуев С.П. Философия информационной войны. М., 2003. 496 с.

6. Розин В. Семиотические исследования. М., 2001. 256 с.

7. Чепкина Э. Русский журналистский дискурс: Текстопорождающие практики и коды (1995-2000). Екатеринбург, 2000. 279 с.

8. Шайхитдинова С.К. Экспертиза текстов массовой коммуникации как исследование / Культурологическая экспертиза. Теоретические модели и практический опыт. Коллективная монография / Под ред. В.А. Рабоша, Л.В.Никифоровой, Н.А. Кривич СПб., 2011. С.243-263

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов