Оглавление

Мнение эксперта

кандидата филологических наук Ольги Матвеевой

в связи с жалобой председателя Иркутского областного суда В.В. Ляхницкого

 

 

Объектами изучения в связи с жалобой председателя Иркутского областного суда В.В. Ляхницкого в Общественную коллегию по жалобам на прессу от 02.03.2018 явились видеосюжеты:

программы «Вести-Иркутск» от 02.08.2017 (начало через 08 мин. 11 с, длительность 02 мин. 42 с);

программы «Вести. Дежурная часть» от 02.08.2017 (начало через 13 мин. 01 с, длительность 03 мин. 24 с);

программы «Вести» от 02.08.17 (начало через 00 с, длительность 02 мин. 34 с);

программы «Дежурная часть» от 18.01.2018 (начало через 21 мин. 28 с, длительность 50 с);

программы «Дежурная часть» от 08.02.2018 (начало через 16 мин. 14 с, длительность 50 с);

программы «60 минут» от 01.02.18 (начало через 45 мин. 42 с., длительность 3 мин.18 с.

Программа «Вести Иркутск», вышедшая на телеканале «Россия 1» 17.11.2017 года и заявленная в жалобе, исключена из объектов исследования в связи с непредоставлением видеозаписи (согласно жалобе заявителя, руководство программы «Вести Иркутск» отказалось предоставить Иркутскому областному суду копию записи программы и вырезало из размещенной на официальном сайте видеозаписи высказывания в адрес Иркутского областного суда).

Перечисленные программы включают сюжет, посвященный ситуации, связанной с обстоятельствами участия в ДТП судьи Иркутского областного суда Д. А. Черникова, а также последующим увольнением сотрудника ДПС С. Лызуненко. Согласно сюжету, судья находился в состоянии алкогольного опьянения, однако продолжает свою профессиональную деятельность в прежнем качестве, а уволенным оказался полицейский, осуществлявший оформление ДТП.

Программа «60 минут», помимо данной информации, характеризует правосудие в Иркутске в целом как криминальную деятельность. Журналист приводит в пример неправосудные, по его словам, решения в связи с делом об отравлении «Боярышником», когда погибли более 70 человек, а также упоминает ситуацию с судьей Д.А. Черниковым и утверждает, что председатель Иркутского областного суда покрывает его.

В качестве аргументов жалобы председателя Иркутского областного суда В.В. Ляхницкого указывается, что представленные видеосюжеты содержат не соответствующую действительности информацию о судье

Иркутского областного суда Д.А. Черникове, а также порочащую информацию об системе правосудия в Иркутске в целом. В жалобе указывается, что сюжеты содержат многочисленные грубейшие нарушения медиаэтических норм и законодательства Российской Федерации о СМИ.

 

Правосудие и сфера общественного интереса

 

Согласно Медиастандарту Общественной коллегии по жалобам на прессу, к вопросам общественного интереса относится:

« - обнаружение и раскрытие преступлений и серьезных проступков;

- защита общественного здоровья и безопасности;

- предотвращение заблуждений, возникающих у общественности в результате заявлений или действий отдельных лиц или организаций».

Правосудие как институт призвано защищать частные и общественные интересы и в силу этого само является объектом пристального общественного внимания и входит в сферу общественного интереса, при этом речь идет не только об освещении судебной деятельности как таковой – вопрос «А судьи кто?» также есть вопрос, внятный ответ на который имеет право знать общество.

Согласно Принципу 1 Резолюции №2 «Журналистские свободы и права человека», принятой 4-й Европейской Конференцией министров по политике в области средств массовой коммуникации, «поддержание и развитие подлинной демократии требуют наличия и укрепления свободной, независимой, плюралистической и ответственной журналистики. Это требование для журналистов воплощается в необходимости: <…> подвергать постоянному критическому рассмотрению деятельность различных органов власти».

Данное положение не просто позволяет, но и обязывает журналиста обратиться к освещению событий, в которых фигурирует федеральный судья, и эта обязанность продиктована целями общественного контроля и права граждан иметь достоверную информацию о лицах, наделенных властными полномочиями и функциями осуществлять правосудие от имени Российской Федерации. Ситуация, когда есть подозрения в том, что федеральный судья преступил закон, пострадал невиновный человек, а председатель суда покрывает это и тем самым также становится преступником, требует открытого, объективного, достоверного информирования общества, поскольку от этого зависит доверие к правосудию в целом.

Объективная подача информации, ее полнота и предварительная верификация, опора на документы и экспертные суждения, запросы разъяснений в различных инстанциях, обращение за комментариями к носителям противоположных точек зрения, предоставление слова фигурантам программы, маркирование фактологической и субъективной информации – вот та база, на основе которой возможна корректная подача сложной темы с целью в ней разобраться, основа, на которой можно сделать

профессиональный материал. В ситуации, когда существуют сомнения в официальной версии произошедших событий и требуется журналистское расследование, необходим выбор соответствующих жанров.

 

Новостные сюжеты и недостоверность информации

 

Все исследуемые программы формально принадлежат информационной журналистике, являясь новостными, в связи с чем ожидаемым для адресата содержанием должно быть объективное информирование, достоверное, непредвзятое освещение событий.

Большая часть информации в спорном сюжете представлена в виде утверждений о фактах, которые формально доказываются создателями сюжета: кадры съемки с видеорегистратора в полицейской машине, интервью с уволенным полицейским, пресс-конференция председателя областного суда.

Однако в жалобе заявителя указано, что программы содержат недостоверную информацию, в связи с чем в ходе исследования спорного материала осуществлялось сопоставление утверждений о фактах, содержащихся в представленных программах, и информации из документов, прилагаемых к жалобе заявителя, а также содержащейся в открытых источниках.

В результате проведенного сравнения выявлены следующие значимые расхождения в указанных источниках информации.

1) В программах, обжалуемых заявителем, в форме утверждений о фактах

представлена информация о том, что на момент ДТП судья Д.А. Черников находился в состоянии алкогольного опьянения, например:

- в программе «Вести-Иркутск» от 02.08.2017: «В областном центре служителя Фемиды не стали наказывать за пьяное вождение»1;

- в программе «Вести. Дежурная часть» от 02.08.2017: «В Иркутске набирает обороты скандал, связанный с сотрудником ГИБДД, остановившим пьяного судью. Председатель суда встал на защиту подчинённого»; «В Иркутске не утихает скандал, связанный со спором пьяного судьи, и сотрудника ГИБДД. Местный инспектор Сергей Лызуненко приехал на оформление ДТП, участником которого стал нетрезвый служитель Фемиды Дмитрий Черников»;

- в программе «Вести» от 02.08.17: «В Иркутске разбираются в скандальнейшей истории. Задержание полицейскими судьи местного областного суда Дмитрия Черникова. Патруль ДПС задержал его на месте автоаварии, причём судья был за рулём и явно не трезв. Впрочем позже Черников выдвинул собственную версию произошедшего, «он не пил, его напоили силой».

Между тем приговором Октябрьского районного суда г. Иркутска от 26 мая 2017 года установлено, что на момент ДТП Д.А. Черников не был в состоянии алкогольного опьянения. После ДТП он был избит К.К. Этинговым, в результате чего получил серьезную черепно-мозговую травму. С целью избежать ответственности за свои действия и фальсифицировать обстоятельства произошедшего К.К. Этингов влил в рот Д.А. Черникову спиртное, когда тот был в полубессознательном состоянии и не мог сопротивляться. Приговором суда К.К. Этингов был осужден по части 1 статьи 111 за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. 06 июня 2017 года приговор вступил в законную силу, текст приговора размещен в свободном доступе на сайте Октябрьского районного суда г. Иркутска по адресу: https://oktiabrsky--irk.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=7&name_op=doc&number=76948735&delo_id=1540006&new=0&text_number=1.

Помимо данного основного несоответствия, обжалуемые сюжеты содержат значительное количество более мелких не соответствующих действительности деталей, которые касаются обстоятельств произошедшего (например, о нахождении судьи на штрафстоянке, в то время с места происшествия машиной «Скорой помощи» он был доставлен в больницу и прооперирован, о принадлежности версии о том, что судью напоили спиртным, самому Д.А. Черникову, в то время как об этом заявил подсудимый и свидетели по делу и пр.).

2) В сюжетах председатель Иркутского областного суда представлен как лицо, покрывающее преступающего закон судью:

- в программе «Вести. Дежурная часть» от 02.08.2017: «В Иркутске набирает обороты скандал, связанный с сотрудником ГИБДД, остановившим пьяного судью. Председатель суда встал на защиту подчинённого»;

- в программе «60 минут» от 01.02.18: «Ну самое главное, по поводу Иркутского суда. Если председатель областного суда защищает пьяного судью, который не может выйти из машины и даже не разговаривает языком, спрашивают «Как ваша фамилия?» - «Не знаю», его отпускают на свободу, потому что то, это нормально, и председатель суда его покрывает. Что там говорить о других криминальных историях?»;

- в сюжетах программ «Вести-Иркутск» от 02.08.2017, «Вести» от 02.08.17, «Дежурная часть» от 18.01.2018, «Дежурная часть» от 08.02.2018 содержится информация о том, что председатель Иркутского областного суда организовал встречу, на которой разъяснил ситуацию, однако контекст, в котором подается эта информация, не позволяет усомниться зрителю: председатель суда покрывает пьяного судью.

Согласно правовым позициям Европейского Суда по правам человека, выраженным в постановлении от 3 февраля 2011 года по делу «Игорь Кабанов против Российской Федерации», суд, чтобы соответствовать требованиям беспристрастности, помимо субъективной

беспристрастности, должен быть и объективно беспристрастен, т.е. обеспечивать достаточные гарантии, исключающие всякое законное сомнение в этом отношении.

В связи с этим важным, на наш взгляд, обстоятельством легитимизирующим в глазах общественности вышеуказанный приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска, является ходатайство Д.А. Черникова и представление председателя Иркутского областного суда В. В. Ляхницкого об изменении территориальной подсудности и рассмотрении данного дела судом другого субъекта Российской Федерации. Данное ходатайство было заявлено, поскольку заявители полагали, что то обстоятельство, что в деле фигурировал действующий судья, могло вызвать суждения других участников судопроизводства о нарушении требований объективности и беспристрастности судебного разбирательства. Ходатайство было рассмотрено Верховный Судом Российской Федерации при участии представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Таким образом, суждения о возможном субъективизме или укрывательстве при рассмотрении данного дела не имеют под собой никаких оснований.

На брифинге 2 августа 2017 года председатель Иркутского областного суда ответил на вопросы журналистов, рассказал о ситуации, предложил ознакомиться в целях объективного освещения событий с текстом вступившего в законную силу приговором, материалами уголовного дела и имеющимися видеозаписями. Однако данное обстоятельство не повлияло на подход к описанию ситуации и выбранный – заданный предварительно – вектор интерпретации событий: председатель суда покрывает нарушающего закон судью и тем самым становится вне закона.

3) В программе «60 минут», вышедшей в эфир 01.02.18 года, правосудие в

Иркутске характеризуется как криминальное: «Потому что если это не остановить, такое, криминальное правосудие, это, закончится, и ещё одной трагедией. Ну самое главное, по поводу Иркутского суда. Если председатель областного суда защищает пьяного судью, который не может выйти из машины и даже не разговаривает языком, спрашивают «Как ваша фамилия?» - «Не знаю», его отпускают на свободу, потому что то, это нормально, и председатель суда его покрывает. Что там говорить о других криминальных историях?».

Ведущая программы Ольга Скабеева сообщила в эфире следующую информацию: «Прелюбопытное, чего уж там, судебное решение стало известно. Помните в Иркутской области ужасный случай - семьдесят восемь человек погибли в результате употребления «Боярышника». Вынес Ленинский районный суд города Иркутска приговор тридцатиоднолетнему мужчине, занимавшемуся незаконным производством незамерзающей автомобильной жидкости. В результате, знаем мы, её употребили, боярышник. Всё чем закончилось дело - двести пятьдесят тысяч рублей штраф. Все оправданы, семьдесят восемь человек погибли».

Заявителем сообщена информация, согласно которой ведущей смешиваются два разных дела, не соотносящиеся между собой. Дело в связи с гибелью людей от «Боярышника», на момент выхода передачи в эфир еще не было рассмотрено; приговор по этому делу вынесен 28.02.2018, и виновные приговорены к реальным срокам лишения свободы. Данное дело никак не связано с наказанием виновного в незаконном производстве незамерзающей автомобильной жидкости в виде штрафа в размере 250 тысяч рублей.

Все выявленные несоответствия между информацией в программах и представленной заявителем информацией подтверждены документально, что позволяет сделать вывод, что в новостных сюжетах содержится не соответствующая действительности информация. Используемые в видеосюжетах в качестве доказательств достоверности демонстрация съемки с видеорегистратора, а также высказывания участников событий представляют собой лишь имитацию достоверности и полуправду.

 

Фейковые новости: что нарушено и кто пострадал?

 

Информация, изначально призванная служить социальному благу, сегодня принимает разные обличия. Фейковые новости, к сожалению, уже привычные реалии современных медиа, и речь не идет только о высокой политике и пропаганде – это становится очевидным и в освещении повседневных событий. Как пишет А. Оганесян, «есть закон перерастания количества в качество. Когда количество фейковых новостей зашкаливает, то создается неприемлемая информационная среда. Сейчас именно такая ситуация» [9].

Дезинформация в современном обществе приобретает черты проблемы глобального масштаба, в связи с чем 3 марта 2017 года в Вене Специальный докладчик Организации Объединенных Наций (ООН) по вопросу о праве на свободу убеждений и их свободное выражение, Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы средств массовой информации, Специальный докладчик Организации американских государств (ОАГ) по вопросу свободы выражения мнения и Специальный докладчик по вопросу о свободе выражения мнения и доступе к информации в Африке приняли "Совместную декларацию о свободе выражения мнения, а также "фейковых" новостях, дезинформации и пропаганде". В декларации, помимо прочего, подчеркивается, что "некоторые формы дезинформации и пропаганды способны наносить ущерб репутации отдельных лиц и принципу неприкосновенности частной жизни либо иметь следствием подстрекательство к насилию, дискриминации или вражде в отношении определенных социальных групп" [12].

Фальшивая информация, будь то медийный или коммерческий сенсационный контент, пропагандистская дезинформация, различные вбросы в избирательных кампаниях, беспечные акции пранкеров и пр., всегда

искажает картину реальности и нарушает право адресата на достоверную информацию. Помимо этого, фейки наносят серьезные психологические травмы, ущерб репутации, а иногда приводят к необратимым последствиям (вспомним, к примеру, судьбу медсестры из Великобритании, которая, по информации СМИ, покончила с собой после мошеннически спровоцированного медийщиками сообщения ею информации о здоровье Кейт Миддлтон в связи с беременностью). Фальшивый контент используют для достижения своих целей, не считаясь ни с конкретными личностями, которые фигурируют в сюжете, ни обществом в целом. Даже страшная трагедия в ТЦ «Зимняя вишня» г. Кемерова, от которой вся страна оказалась в ситуации шока и горя, и та эксплуатировалась для создания фейковых новостей без оглядки на то, что новости фейковые – боль настоящая.

Дезинформация в современном мире все больше осознается как угроза, создаются рабочие группы по противодействию созданию и распространению фейковых новостей, все настойчивей говорится на международном уровне о необходимости формирования навыков медиаграмотности и развития медиакомпетенций у потребителя медиаконтента.

В рассматриваемом случае затрагивается высокий статус судьи и честь мундира не только конкретного человека, но и всего судейского сообщества, что также несет за собой колоссальные репутационные потери, способствует утрате доверия к правосудию в целом и снижению его ценности как одного из основ демократического правового государства.

При этом от сюжета пострадали не только конкретные фигуранты и сообщество, представителями которого они являются, – пострадали все стороны медийной коммуникации.

Адресат – зрительская аудитория – пострадал, поскольку нарушено его базовое право на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира».

Сюжет задевает значимые для адресата ценности и эксплуатирует распространенные стереотипы, что снижает порог критического восприятия у массовой аудитории и в ближайшей перспективе повышает уровень доверия журналистам. Кроме того, поскольку в передаче искусно сплетены правда и вымысел, значительная часть вербальной информации подтверждается визуальным рядом, информация представлена как фактологическая, сюжет подается в новостных передачах на авторитетном канале, то эффективность воздействия на адресата в данном случае может быть чрезвычайно высокой.

Пострадала и журналистская аудитория как профессиональное сообщество в целом, поскольку фейки подрывают репутацию СМИ.

Сенсации, кликбейт, фейковые новости, безусловно, позволяют увеличить читательскую аудиторию и повысить цитируемость, но это кратковременный эффект – в долгосрочной перспективе сохранить и нарастить медиааудиторию возможно лишь качественным, достоверным контентом. И достичь этого могут те СМИ, которые выстраивают со своим адресатом серьезные доверительные отношения, что возможно лишь для объективной, достоверной, вдумчивой журналистики, которая уважает свою аудиторию и не нарушает медиаэтических норм. Позволить себе быть яркими и при этом быть честными – сочетание, возможное только для истинных профессионалов.

Дата вынесения приговора Октябрьского районного суда г. Иркутска - 26 мая 2017 года; программы вышли в период с 02.08.2017 по 08.02.2018. Это означает, что на момент создания сюжета приговор уже вступил в законную силу и был доступен для ознакомления (тем более что председатель суда на брифинге говорил о нем и предлагал ознакомиться с текстом приговора). Очевидно, что при таком подходе достоверность и объективное освещение ситуации не было журналистским приоритетом.

Исследуемые материалы демонстрируют некомпетентность журналистов: имея возможность изучить все материалы дела, видя явные расхождения с установленным судом вариантом произошедшего, они не стремятся выразить сомнения относительно официальной версии, хоть сколько-нибудь в этом разобраться, возможно, провести журналистское расследование, представить как альтернативную версию развития событий, маркировав соответствующий информационный статус материала – нет, возможная вариативность исключается сразу, собственное видение развития событий просто получает статус новости и тут же многократно тиражируется.

Безусловно, в соответствии с нормами Медиастандарта коллегии, «редакция СМИ и конкретный журналист не обязаны при обращении к конфликтной ситуации быть нейтральными; как редакция, так и отдельный журналист вольны занимать ту позицию, которая представляется им правильной, справедливой, соответствующей личным предпочтениям и/или общественному запросу. При этом предполагается, что журналист именем и репутацией отвечает за точность в отборе и подаче фактов, за достоверность передаваемых мнений, за четкость разграничения факта, комментария и предположения. Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики; любые проявления подходов такого рода должны исключаться <…>» [2].

В соответствии с принципом 3 Медиастандарта Коллегии «первоочередная задача журналиста – обеспечить право граждан на получение достоверной, полной и точной информацией о фактах и текущих событиях», и этот принцип грубо нарушается в исследуемых сюжетах. Исследуемый материал работает на кризис доверия к СМИ, нарушая право

адресата быть достоверно информированным и дискредитируя фигурантов сюжета.

 

 

 

Обвинения в нарушении закона и право на ответ

 

Уважая частную жизнь и человеческое достоинство, журналисты были обязаны предоставить слово лицу, в адрес которого выдвигаются публичные обвинения.

Судье Д.А. Черникову такое слово предоставлено не было, при этом формально журналист Виктор Медяник продемонстрировал, что он якобы пытался связаться с судьей.

Однако как это было сделано? Цитирую: «Мы направились к самому Дмитрию Черникову, чтобы узнать историю из первых уст. Во дворе несколько припаркованных автомобилей и тот самый хаммер. [стук] Так и не достучавшись до хозяев, мы позвонили супруге Дмитрия Черникова. Трубку взяла дочь. [говорит по телефону] Мы вот просто здесь стоим рядом э-э, с вашим домом. Если можно как-то (ну) пообщаться, может быть э-э, с па-, с отцом можно? – С отцом вряд ли. Я, не могу вам сейчас ничего сказать, я прям, нужно с ним говорить». Можно ли это признать добросовестной попыткой предоставить слово Д.А. Черникову? Думаю, нет. Почему нужно являться домой и стучать в дверь, а не согласовать встречу заранее или хотя бы не попытаться встретиться на работе? Почему нужно звонить супруге и говорить с дочерью? Безусловно, это риторические вопросы – ответ на них очевиден.

В программах прозвучали обвинения в адрес председателя Иркутского областного суда, и хотя опять-таки формально были продемонстрированы кадры с брифинга, на котором председатель давал пояснения, сделано это было в таком контексте, чтобы опорочить председателя суда: его слова были проигнорированы, представлена в виде фактологической информация, которая прямо противоречила его словам. Вопросы в связи с обвинениями в том, что он покрывает своего коллегу, не были заданы председателю лично – обвинения прозвучали в эфире, следовательно, возможности ответить на них предоставлено не было.

 

 

Признать ошибки и принести извинения

 

Возможность ошибок есть в любой сфере человеческой деятельности - как говорится, никто не застрахован - и журналистика здесь, безусловно, не является исключением.

В ситуации обнаружения таких ошибок единственный вариант сохранить собственную честь и профессиональное достоинство – признать

ошибки и принести извинения. Для журналиста на этот случай имеются специальные правила, закрепленные в Медиаэтическом стандарте, а также на законодательном уровне.

В представленной в Коллегию жалобе содержится информация о том, что 7 августа 2017 года в редакцию телеканала «Россия» было направлено письмо с требованием опровергнуть в соответствии со статьями 43, 44 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» сведения, распространенные 2 августа 2017 года на телеканале «Россия» в программе «Вести». Опровержения не последовало. Напротив, 18 января и 8 февраля 2018 года на телеканале «Россия 24» в программе «Вести. Дежурная часть» сюжет с не соответствующей действительности информации о судье Иркутского областного суда Д.А. Черникове был показан вновь.

Кроме того, согласно жалобе заявителя, руководство программы «Вести Иркутск», вышедшей на телеканале «Россия 1» 17.11.2017 года и содержащей ложные сведения о судейском составе Иркутского областного суда, отказалось предоставить Иркутскому областному суду копию записи программы и вырезало из размещенной на официальном сайте видеозаписи высказывания в адрес Иркутского областного суда Программа «Вести Иркутск» без принесения извинений и опровержения недостоверной информации.

Возможность не допустить ошибок или исправить допущенные предоставляется журналистам в этой истории не один раз.

Проведенный председателем Иркутского областного суда брифинг явно транслирует цель – снять все сомнения и недопонимание, которые могли возникнуть в связи с делом, одним из участников которого является действующий судья. Эта пресс-конференция давала возможность задать все имеющие вопросы и получить на них ответы. В ситуации, когда полученные ответы не удовлетворяют, возможно было провести журналистское расследование, ознакомиться с решением суда и материалами уголовного дела, задать вопросы осужденному и запросить иную информацию в судебных органах. Этой возможностью журналисты не воспользовались, как не воспользовались случаем признать ошибку после выпуска сюжета в эфир.

Передача рассмотрения данного спора под юрисдикцию Общественной коллегии по жалобам на прессу при имеющихся у заявителя юридических возможностях решения спора, а также его очевидных судебных перспективах свидетельствует о стремлении получить общественную поддержку и социальную легитимизацию решения, что также подтверждает открытость и готовность к диалогу судейского сообщества. Предстоящее рассмотрение жалобы покажет, готовы ли журналисты нести ответственность перед профессиональным сообществом, готовы ли к диалогу со своей аудиторией, используют ли еще одну возможность

признать ошибки и принести извинения.

 

***

урналистские свободы и права человека», принятой 4-й Европейской Конференцией министров по политике в области средств массовой коммуникации, «журналистская деятельность имеет ряд свойств в подлинной демократии. Из этих свойств — которые уже учтены во многих профессиональных кодексах поведения — можно привести следующие:

а) уважение права публики быть точным образом информированной о фактах и событиях;

б) сбор информации честными способами;

в) честное представление информации, комментариев и критики, в особенности избегая неоправданных покушений на частную жизнь, диффамации и необоснованных обвинений;

г) исправление любой опубликованной или распространенной информации, которая оказывается впоследствии грубо неточной;

д) профессиональный секрет в отношении источников информации;

е) непоощрение любого насилия, ненависти, нетерпимости или дискриминации, основанной, в частности, на расе, поле, сексуальной ориентации, языке, религии, политике или других мнениях, национальном, региональном или социальном происхождении».

Изучение представленных материалов показало, что большинство указанных норм нарушено, в видеосюжетах содержатся многочисленные грубейшие нарушения медиаэтических норм и правил, которые имеют очевидные проекции в юридическую плоскость.

Распространением недостоверной информации и последующим игнорированием обращений о ее опровержении, журналисты нарушили нормы законодательства о СМИ и следующие принципы Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на СМИ добросовестного освещения событий, профессиональной честности журналиста, повышенной ответственность журналистов при освещении уголовных дел, поскольку обвинения в совершении преступлений наиболее остро отражаются на судьбе человека, его чести и достоинстве. Обязанность журналиста - соблюдать презумпцию невиновности, не забывать, что опровергнуть ее вправе только суд, вынося обвинительный приговор.

 

 

ВЫВОДЫ

 

Видеосюжеты программы «Вести-Иркутск» от 02.08.2017 (начало через 08 мин. 11 с, длительность 02 мин. 42 с), программы «Вести. Дежурная часть» от 02.08.2017 (начало через 13 мин. 01 с, длительность 03 мин. 24 с), программы «Вести» в 20-00 от 02.08.17 (начало через 00 с, длительность 02 мин. 34 с), программы «Дежурная часть» от 18.01.2018 (начало через 21 мин. 28 с, длительность 50 с), программы «Дежурная часть» от 08.02.2018 (начало через 16 мин. 14 с, длительность 50 с), программы «60 минут» от

01.02.18 (начало через 45 мин. 42 с., длительность 3 мин.18 с) содержат грубые нарушения базовых принципов журналистской этики, закрепленных в Медиаэтическом стандарте Общественной коллегии по жалобам на прессу:

принципа обеспечения прав граждан на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира»;

принципа добросовестного освещения событий, согласно которому журналист обязан обеспечить «точность и полноту информации о фактах, а также честное, добросовестное освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом»;

принципа уважения частной жизни и человеческого достоинства, в соответствии с которым журналист отказывается от использования клеветы, оскорбления и диффамации, а также обязан предоставить слово лицу, в адрес которого выдвигаются публичные обвинения;

принципа профессиональной честности журналиста, выражающегося в готовности признать и исправить допущенную ошибку.

Серьезность поднимаемой темы, входящей в сферу общественного интереса, не снимает с журналиста его обязанностей и не снижает ответственности за нарушение медиаэтических правил, напротив, именно резонансность темы требует более строго их соблюдения.

 

Используемые источники

 

1. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека. М.: «Языки русской культуры», 1999.

2. Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу. http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015.

3. Язык и дискурс средств массовой информации в XXI веке / Под ред. М.Н. Володиной. – М.: Академический проект, 2011 – 332 с. (Gaudeamus).

4. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 25.11.2017) "О средствах массовой информации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018).

5. Баранов, А.Н. Лингвистическая экспертиза текста, М., 2007.

6. Декларация Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования». URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/759-deklaratsiya-gildii-sudebnykh-reporterov-o-printsipakh-chestnoj-raboty-v-zhanrakh-sudebnogo-ocherka-i-reportazha-a-takzhe-zhurnalistskogo-rassledovaniya (дата обращения: 18.05.2017).

7. М.В. Жижина, кандидат педагогических наук, доцент факультета психологии, Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского. Медиаграмотность как стратегическая цель медиаобразования: о критериях оценки медиакомпетентности // https://cyberleninka.ru/article/n/mediagramotnost-kak-strategicheskaya-tsel-mediaobrazovaniya-o-kriteriyah-otsenki-mediakompetentnosti

8. Нассим Талеб. Патология нашего времени – потеря контакта с реальностью // https://www.rbc.ru/interview/own_business/16/11/2017/5a0c361d9a7947003e4aff7c

9. Материалы VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» // https://interaffairs.ru/news/show/19079

10. Рихтер, А. Фейковые новости и свобода массовой информации // Материалы VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» // https://interaffairs.ru/news/show/19079

11. Рекомендации Сети организаций медийного саморегулирования (СОМС) относительно распространения пропаганды в СМИ // Настольная книга по медийному саморегулированию. Вып.6. Москва прирастает Поволжьем, Уралом, Сибирью. Под ред. к.соц.н. Ю.В. Казакова и д.ю.н. М.А. Федотова. – М.: Творческий центр ЮНЕСКО, 2016. С. 285-287. Или - http://presscouncil.ru/index.php/novosti/5500-sovety-pressy-stran-sng-podgotovili-rekomendatsii-dlya-smi-i-sovmestno-vystupayut-protiv-informatsionnoj-propagandy

12. Совместная декларация о свободе выражения мнения, а также «фейковых новостях», дезинформации и пропаганде // http://www.osce.org/ru/fom/302806?download=true

13. Совет Европы: документы по проблемам средств массовой информации. 2-е изд., доп. — СПб.: Информационно-издательское агентство «ЛИК», 2000 — 152 стр. — («Права человека»).

14. Федякина, А. МИД РФ анонсировал проект для разоблачения фейковых новостей// https://rg.ru/2017/02/15/mid-rf-anonsiroval-proekt-dlia-razoblacheniia-fejkovyh-novostej.html

15. Что опаснее для демократии: фейковые новости или способы с ними бороться? // https://www.stopfake.org/chto-opasnee-dlya-demokratii-fejkovye-novosti-ili-sposoby-s-nimi-borotsya/

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов