Мнение эксперта - Страница 4

Оглавление


Мнение эксперта Г.В. Лазутиной

по результатам рассмотрения видеосюжетов Евгения Михайлова

«Они не кавказцы», «Диаспора, Цапки и Логвиненко», «Карабахские концепции преступного мира» (Youtube.com)

 

В документе суммируются наблюдения и умозаключения, полученные

в результате проведенного исследования.

 

Эксперт-исследователь: Лазутина Галина Викторовна, старший научный сотрудник кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, доцент, кандидат филологических наук;  стаж работы в практической журналистике – 15 лет;  в подготовке экспертных мнений по текстам массовой информации участвует с  2011 года.

 

Время и место проведения исследования: 15-22 февраля 2020 г.; РФ, г. Москва

 

Лицо, назначившее проведение исследования: Юрий Венедиктович Казаков, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу (г. Москва).

 

Материалы, предоставленные эксперту:

- Жалоба  в Общественную коллегию по жалобам на прессу Андроника Арамовича Ягубьянца;

        - оспоренный видеосюжет 1  «Они не кавказцы» //    https://www.youtube.com/watch?v=RcDY0hswS08;

- оспоренный видеосюжет 2 «Диаспора, Цапки и Логвиненко» // https://www.youtube.com/watch?v=Ng5bsGEd7E1 ;

        - оспоренный видеосюжет 3 «Карабахские концепции преступного мира» // https://www.youtube.com/watch?v=VuSry9_l_os ;

- «антиармянские ролики на  Ютуб-канале», упомянутые в жалобе А.А. Ягубьянца//https://newsland.com/community/politic/content/nesmotria-na-ugrozy-rostovskii-zhurnalist-prodolzhaet-razoblachat-polzuchuiu-armenizatsiiu-iuga-rossii/2092770>->

        - Решение № 197 Общественной коллегии по жалобам на прессу от  24  мая 2019 г., упомянутое в жалобе А.А. Ягубьянца.

 

Вопрос, поставленный перед экспертом:

Имеются ли в видеосюжетах «Они -  не кавказцы», «Диаспора, Цапки и Логвиненко», «Карабахские концепции преступного мира» (все размещены на Youtube.com), которые под рубрикой «Аналитика Юга России. Журналистские расследования. Преступления. Коррупция» предлагает пользователям Евгений Михайлов, нарушения профессиональной этики журналиста? Если «да», то как именно они проявляются в речевых и визуальных фрагментах данных видеосюжетов?

 

Базовые документы, положенные в основу исследования

Методология исследования базируется на теории массовых коммуникаций, теории профессиональной деятельности журналиста, профессиональной этике журналиста, этнической социологии. Определяющую роль при выявлении профессионально-этических нарушений в опубликованных материалах играют «Декларация принципов поведения журналиста», принятая Международной Федерацией Журналистов; Кодекс профессиональной этики российского журналиста; Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

Описание объекта исследования

Объект исследования представляет собой три видеосюжета, обладающие рядом общих характеристик: все три истории предъявляет один ведущий, Евгений Михайлов, выступающий как журналист-расследователь; все три сюжета предлагаются аудитории как актуальный, вызывающий размышления социально значимый материал; во всех трех сюжетах в центре суждений ведущего оказываются проявления  тех или иных черт, характерных, по его мнению, для представителей армянской диаспоры, проживающих в Ростовской области.

Подача видеосюжетов также отмечена общими чертами. Начинается демонстрация роликов заставкой из нарезки кадров и титров, дающих представление о тематическом профиле предлагаемых расследований. Звучит громкая, тревожная музыка. Под эти звуки из глубины кадра шагает навстречу зрителям человек. Возникает рубрика: «Расследование ведет Евгений Михайлов». На темном поле  экрана печатается текст: «В этом фильме мы опираемся только на документы и публикации в СМИ. В остальных случаях мы не обвиняем, а предполагаем, выстраивая логические цепочки». Написанное дублируется голосом диктора, звучащим за кадром. Человек усаживается за стол и привычно обращается к зрителям: «Здравствуйте! С вами Евгений Михайлов»...

Завершается демонстрация каждого из видеороликов в таком же ключе: рядом с обложкой Уголовно-процессуального Кодекса, поднятого чьей-то рукой, на экране проступают слова, с небольшими вариациями продолжающие текст заявления, сделанного на  первой минуте. Эти слова подчеркивают: «Данный репортаж (публикация) является прямым сообщением общества (так в тексте, - Г.Л.) о возможных противоправных действиях силовиков и в силу закона подлежит проверке в соответствии с требованиями ст.141, 145 УПК РФ как сообщение о противоправном, запрещенном УК РФ деянии, по которому уполномоченные на то органы проведут соответствующую процессуальную проверку и примут законное и обоснованное решение в порядке, предусмотренном ст. 145 УПК РФ».

Организация видеоряда во всех трех роликах ориентирована на сопровождение монолога Евгения Михайлова рисованными иллюстрациями и фотографиями, в большинстве случаев не имеющими конкретной документальной привязки. Исключение составляют статичные фотографии реальных персонажей, упоминаемых ведущим по ходу повествования; рисованные географические карты и мелькающие публикации СМИ по затронутой теме. В титрах акцентируются личностные качества автора (промежуточная рубрика «Честные расследования», подпись под портретом: «Независимый журналист, лауреат премии СЖР, эксперт по межнациональным конфликтам»). Каждый ролик завершается обещанием ведущего продолжить тему, приглашением к сотрудничеству и указанием на число подписчиков.

Поводом для видеосюжета  «Они – не кавказцы» явилось убийство в Подмосковье бывшего бойца спецназа Никиты Белянкина. Евгений Михайлов сосредоточил внимание на том, что преступление совершили не «лица кавказской национальности», как показалось людям вначале, а выходцы из республики Закавказья. Он перечисляет армянские фамилии и вспоминает, что трагическое происшествие в Минеральных Водах тоже совершили армяне, хотя поначалу и в тот раз людям виделся «кавказский след». Лейтмотивом  рассуждений ведущего становится противопоставление достойных, гордых кавказцев и преступников из Закавказья.

Второй видеосюжет вызван к жизни ситуацией с продвижением на пост сити-менеджера Ростовской области Алексея Логвиненко. Уже на 1-ой минуте в фильме звучит отрицательная оценка этого персонажа («человек без чести и совести»). Однако причиной внимания ведущего к деятельности Логвиненко оказываются прежде всего его контакты с армянской диаспорой Таганрога и Ростова. В этих контактах автор, опираясь на свои предположения и умозаключения, усматривает коррупционные связи, ведущие к преступным деяниям. Фрагмент сюжета, где коррупционные связи фиксируются вне зависимости от  «армянского компонента», - история с Цапками. Но главной для ведущего передачу остается все-таки мысль о том, что в продвижении Логвиненко на пост сити-менеджера Ростова-на-Дону заинтересована именно армянская диаспора, потому что с его помощью она сможет продолжать наращивать свои капиталы, тогда как исконное население Ростовской области из-за таких управленцев беднеет.

Тему третьего видеосюжета «Карабахские концепции преступного мира» Михайлов озвучивает сразу, как только садится за стол ведущего: «Мы начинаем серию сюжетов, посвящённых этнической преступности на Юге России. В частности первые серии  мы посвятим воровским кланам выходцев из Нагорного Карабаха...». Этот фильм – преамбула к тем событиям, о которых намерен рассказать ведущий. Но в этой преамбуле уже заявлен взгляд на корни этнической преступности на юге России: «...Было создано легальное прикрытие карабахской преступности в виде армянского землячества - Гиштанской общины, а также представителей армянской Григорианской церкви в районах края».

В силу указанных обстоятельств все перечисленные видеофильмы воспринимаются как единый идейно-тематический цикл.

 

Методы исследования

Для проникновения в смысловую ткань представленных видеофильмов был использован метод экспертного анализа текста, разработанный автором и описанный в монографии «Журналистика в информационном поле современной России: должное и реальное».

Для выявления признаков несоответствия указанных произведений принципам и нормам профессиональной этики журналиста был использован сравнительный анализ структурных элементов видеофильмов и нормативных документов журналистского сообщества.

Для выработки заключений были использованы классические методы логики, причинно-следственный анализ и синтез.

 

Признаки отступлений в видеофильмах от этических норм

В результате исследования смысловой ткани видеофильмов, вызвавших жалобу, в речевых и визуальных элементах указанных материалов был обнаружен ряд отступлений и от общепринятых моральных норм, и от установленных профессионально-этических нормативов. В конкретных фильмах это проявляется в следующем.

 

Видеофильм «Они -  не кавказцы»:

1) Использование в названии фильма позитивного этнического стереотипа («кавказцы») для противопоставления не названной группе лиц («они»), вызывающее в сочетании с тревожной музыкой и видеорядом в начале первой минуты настороженное отношение к  этой группе как к некой противоположности «кавказцам»;

2) Объяснение преступления в Подмосковье принадлежностью его участников к конкретному этносу Закавказья, не имеющему отношения к условному «кавказскому следу» (соображения ведущего; список фамилий преступников, установленный следствием, - конец 1-ой и начало 2-ой минуты);

3) Формирование негативного этнического стереотипа армянской нации («эта нация» - словосочетание, используемое автором) путем предложенного автором негативного обобщения: через сообщение данных о другом преступлении, совершенном выходцами из Закавказья (ассоциация ведущего и фамилии преступников из Минвод –2-ая  минута);

4) Формирование отрицательного этнического стереотипа армянской нации через  противопоставление облика и менталитета народов Кавказа и конкретного этноса из Закавказья (2-я минута сюжета). Автор вряд ли согласится с тем, что, обращаясь к различиям, он вольно или невольно сеет семена межнациональной розни, но тут вопрос о культуре и профессиональной подготовленности человека, готового всерьёз утверждать, что разница в одеждах «отражается на менталитете народов».

5) Предположение, не имеющее в сюжете никакого фактического обоснования, о причастности Армении к сокрытию на своей территории совершивших преступления выходцев из этой страны и содействию их безнаказанности при помощи коррупционных связей (высказывание ведущего на 3-ей минуте). Было бы опрометчиво делать вывод о том, что утверждения подобного рода могут рассматриваться как провоцирующее межэтнические конфликты; речь только о том, что человек, называющий себя российским журналистом, совсем не принимает в расчёт одно из ключевых положений Декларации принципов поведения журналиста Международной Федерации журналистов, которому он,  как член Союза Журналистов России, просто-напросто обязан следовать. Вот это положение: «7. Журналист должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит в себе призыв к дискриминации, распространенный через СМИ, и должен сделать все возможное для того, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального и социального происхождения»;

6) Угроза местью спецназа ГРУ в случае, если официальный Ереван не выдаст сбежавшего преступника. Она может быть признана риторической, не явной (речь о предположении ведущего в конце 3-ей минуты), однако в контексте публикации воспринимается как обнародование автором некоего возможного, не с потолка взятого сценария конфликта между Россией и Арменией (напомним, что сюжет выполнен в жанре якобы журналистского расследования). При том, что угроза подобного рода обнаруживается в том же тексте беспочвенной, лишённой каких-либо обоснований, сам намёк на неё вряд ли следует относить к безвредным, потому что фантазия автора в данном случае касается межгосударственных, международных, межличностных отношений.

 

Видеофильм «Диаспора, Цапки и Логвиненко»:

1) Формирование представления о  значительной части армянской диаспоры как  о людях лживых и неблагодарных по отношению к той стране, в которой они проживают и гражданами которой являются. Не соглашаясь с показавшейся ему ложной трактовкой истории российско-армянских отношений, высказанной одним из представителей заявителя при рассмотрении жалобы С.Р. Закаряна на 197-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу, автор данного сюжета заявляет: «Уверенное вранье некоторых представителей армянской диаспоры зачастую порождает в принципе неуважительное отношение к той стране, которая спасла армян от уничтожения в прошлое столетие, более того, - позволяет на Юге России и, в частности, в Ростове-на- Дону в ущерб национальным интересам нашей страны продвигать на должность главы «врат Кавказа» своего человека, напрочь лишенного, на мой взгляд, чести и совести». (Высказывание ведущего в конце 1-ой минуты; графические изображения, на фоне которых делается это заявление: снайпер, целящийся с колена, и окровавленный штык-нож.)

2) Формирование отрицательного, антирепутационного  образа состоятельных армянских предпринимателей на основании предположения автора  о том, что бывший офицер полиции Логвиненко, курируя в ОБЭП  «деятельность богатых армянских предпринимателей», якобы исполнял их заказы на устранение неугодных. (2-я минута сюжета). Сюда же можно отнести высказывание автора о роли Логвиненко в содействии махинациям этих «богатых людей» и в сокрытии их участия в преступном обогащении (3-я и 4-я минута сюжета).  Оговорка «по моему мнению», сделанная автором, не подкрепляется никакими фактическими доказательствами.

3) Формирование отрицательного образа армянской диаспоры в Таганроге и Ростове-на-Дону посредством сообщений о тесных связях г-на Логвиненко с должностными лицами армянского происхождения. Предположение автора об опасностях «Югу России», напрямую связанных с тем, что армянская диаспора помогает дальнейшему служебному продвижению этого заведомо недостойного, на взгляд Е. Михайлова, человека (высказывания автора в конце 2-ой   минуты фильма) и в данном случае обнаруживается личным мнением, не поддержанным содержательной аргументацией.

 

Видеофильм «Карабахские концепции преступного мира»

В этом видеосюжете отчетливые проявления признаков отступления от этических норм обнаруживаются в переносе якобы выявленной автором  ответственности «карабахской преступной группы» на легальное армянское землячество  и армянскую Грегорианскую церковь.

 

 

Основные выводы из  исследования видеосюжетов

«Они - не кавказцы», «Диаспора, Цапки и Логвиненко», «Карабахские концепции преступного мира»

  1. Анализируя признаки нарушений в перечисленных видеосюжетах устойчивых этических представлений российского общества, нельзя уйти от необходимости понять, с каким типом творчества мы в данном случае имеем дело.

Судя по всему Евгений Михайлов, регулярно выкладывающий свои видеосюжеты на платформу  «Youtube.com», не сомневается в принадлежности этих спорных работ к журналистике. Во всяком случае, именно о том свидетельствуют и самопрезентация Михайлова («Независимый журналист,  лауреат премии СЖР»), и рубрика, под которой размещаются данные ролики («Журналистские  расследования Евгения Михайлова»).

Между тем смысловая ткань видеосюжетов и специальное заявление автора, предлагаемое  с небольшими разночтениями в каждом из оспоренных выпусков (роликов, сюжетов), ставят под вопрос правомерность рассмотрения названных произведений как  журналистских.

Суть в том, что определяющим признаком журналистского материала является «правда жизни» - достоверное отображение установленных автором актуальных событий и проблем, претендующих на срочное распространение сведений о них в аудитории. Новое оперативное знание о действительности, предназначенное массам, – вот предмет журналистики как профессиональной творческой деятельности.  Это коренным образом отличает её от других разновидностей информационного производства, в частности, от гражданского контента, от публицистики, современной формой которой является  блогерство.

Предмет деятельности публициста, блогера в том числе, - мнение о событиях действительности, об их причинах, что актуально в условиях, когда достаточной ясности о происходящем нет. Если журналистское знание служит прежде всего задаче оперативного информирования общества о действительных событиях и проблемах мира, то у мнения назначение другое: передавая индивидуальную точку зрения, оно активизирует общественную мысль, стимулирует поиск решения проблем, ускоряет процессы реакции общества на них. Иначе говоря, производство профессиональных  журналистских материалов и производство гражданского контента – это разные виды деятельности, их продукты предназначены для удовлетворения разных потребностей общества.

Видеосюжеты, идущие под рубрикой «Журналистские расследования  Евгения Михайлова», являются продуктами гражданского контента, точнее говоря,  блогерства как современной формы публицистики. Именно на это указывают настойчивые упоминания в процитированном здесь заявлении о том, что рассуждения в фильмах строятся «на логических цепочках» - мнениях, предположениях и вытекающих из них умозаключениях, нуждающихся в дальнейшей проверке (правоохранительными органами в том числе).

  1. Означает ли это, что рассмотрение такой продукции не входит в профессионально-этическую юрисдикцию Общественной Коллегии по жалобам на прессу? Нет, не означает. Дело в том, что и профессиональная деятельность журналиста, и создание гражданского контента (в том числе блогов) входят в структуру современной медиаиндустрии, выступая как сфера производства массовой информации. И продукты журналистского творчества, и продукты гражданского контента предназначаются массовой аудитории, являются разновидностями массовой информации. А Общественная Коллегия есть «российский орган само- и сорегулирования в сфере массовой информации». Поэтому вопрос о границах ее юрисдикции в данном случае не стоит. Однако крайне важно учитывать специфику назначения этих видов деятельности, сообщать, при каких условиях их продукты могут быть эффективны, и визуально подчеркивать их различия.
  2. К сожалению, этот момент не учтен в полной мере теми, кто готовит сюжеты, выходящие как «Журналистские расследования Евгения Михайлова». По этой причине при восприятии роликов (выпусков, сюжетов) между презентацией последних как журналистских продуктов и их реальным содержанием, сформированным в отсутствие фактической базы, доказывающей правомерность высказываемых утверждений, возникает противоречие, с неизбежностью приводящее к дезориентации аудитории в происходящем. Видеоряд, представленный бегущими строчками прошлых публикаций, относится к новым умозаключениям ведущего «постольку, поскольку», а новых фактов, установленных «расследованием», нет. Попытки предотвратить возможную дезориентацию были сделаны с помощью упомянутого выше авторского заявления. Однако результативность их сомнительна: во всех случаях, когда дело касается криминальных ситуаций, жестко сформулированные мнения рядом с рубрикой «расследования» («честные расследования») и высокой аттестацией расследователя («независимый журналист») на деле нейтрализуют действие принципа презумпции невиновности. Даже если преступление только предполагается, контекст провоцирует на восприятие предположения как подтверждения вины человека. Так что приходится признать: несмотря на пафос заявления, в видеосюжетах происходит нарушение этической установки, которая требует обязательно выделять «специальными профессиональными приёмами (соответствующей маркировкой)» достоверную информацию, отделяя ее от той, что автором не проверена. Об этом напоминает один из принципов Медиаэтического стандарта, принятого Общественной коллегией. Надо полагать, что в нашем случае публикация заявления сама по себе оказалась недостаточной для разграничения двух разновидностей творчества.

Рассмотренные в целом, видеосюжеты оказываются уязвимы в главном: они нарушают основное требование Медиаэтического стандарта, предъявленное в близких по смыслу формулировках и в других этических документах журналистского сообщества. В Медиаэтическом стандарте оно сформулировано так: «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира».

  1. Изучение признаков отступления в предложенных к анализу эксперта роликах (сюжетах) от общепринятых этических норм позволяет установить еще одно немаловажное обстоятельство. Даже если рассматривать работы Евгения Михайлова как видеоблог, т.е. считать их продукцией публицистического творчества, в которой аудитории предъявляется не знание, а мнение, несущее в себе заведомо предположительный взгляд на происходящее, адресованный ей для размышлений и поисков истины, - нельзя не отметить, что и в этом случае в разбираемых видеосюжетах происходит вольное или невольное пренебрежение этическими запретами, уже давно спонтанно сложившимися в информационных отношениях российского общества.

Уточним: этика поведения в современном информационном пространстве, в том числе в сфере массовой информации, только начинает формироваться как определенная кодифицированная система саморегуляции человека в интернет-среде. Однако традиции, обычаи, устные заповеди, передающие от поколения к поколению нравственные императивы общества, являются бесспорной духовной ценностью и бережно охраняются всеми этническими образованиями России. Между тем, установленные исследованием признаки облегчённого, не этичного по сути подхода автора роликов (видеосюжетов) к межнациональным отношениям, задеваемым данными роликами   напрямую,  с определенностью говорят о нарушении этих традиций, отраженных, к тому же, и в этических принципах профессиональной журналистики.

  1. Завершая проделанный анализ, считаю нужным коротко остановиться на основаниях, которыми он был продиктован. Эти основания сформировались как итог многолетней работы в журналистике – сначала в качестве практического сотрудника средств массовой информации, а затем - в качестве преподавателя и научного сотрудника факультета журналистики. Накопленный опыт вкупе с постоянно обновляющимися знаниями, позволил уточнить представление о профессии и выработать подход к журналистской деятельности, благодаря которому удалось отчетливее понять ее ключевые особенности и определяющие тенденции развития. Эти представления были изложены в ряде работ и стали основой авторской концепции способа профессиональной деятельности журналиста («Технология и методика журналистского творчества»; «Основы журналистской деятельности»; «Жанры журналистского творчества» - в соавт. с С.С. Распоповой). Этические аспекты деятельности журналиста были рассмотрены в учебнике «Профессиональная этика журналиста» и коллективной монографии «Журналистика в информационном поле современной России: должное и реальное». Идеи этих работ и определили подход эксперта к анализу видеосюжетов, вызвавших обращение А.А. Ягубьянца в Общественную коллегию по жалобам на прессу.

 

Общий вывод эксперта как  ответ на поставленный вопрос

Нарушения профессиональной этики журналиста в  видеосюжетах «Они -  не кавказцы», «Диаспора, Цапки и Логвиненко», «Карабахские концепции преступного мира» (Youtube.com), которые под рубрикой «Аналитика Юга России. Журналистские расследования. Преступления. Коррупция» ведет Евгений Михайлов,  без сомнения имеются. Однако их следовало бы определить точнее – как нарушения этики поведения в сфере массовой информации.

Дело в том, что эти спорные видеосюжеты представляется  неправомерным рассматривать как журналистские произведения, поскольку они построены не на фактах, установленных автором, а на его размышлениях о ранее сообщенных в средствах массовой информации материалах и представляют собой видеоблог, состоящий из мнений, предположений и умозаключений, не подтвержденных фактами как основой доказательной базы. Как у всякого гражданского контента, их функция в другом: они предназначены для активизации общественной мысли и стимулируют поиск решения актуальных проблем и проверку высказанных предположений (в том числе соответствующими органами).

Тем не менее, данные видеосюжеты, как и подавляющее большинство материалов гражданского контента, относятся к сфере массовой информации и, следовательно, подпадают под этико-правовую юрисдикцию Общественной Коллегии по жалобам на прессу. То обстоятельство, что этика поведения в сфере массовой информации в настоящий момент слабо разработана и фактически приравнивается к профессиональной этике журналиста, обязывает нас с особой тщательностью выявлять в продуктах гражданского контента отступления от этических норм, утвердившихся в   практике общественных отношений, в традициях и обычаях общества.

Сказанное и позволяет охарактеризовать допущенные в спорных видеосюжетах «Они -  не кавказцы», «Диаспора, Цапки и Логвиненко», «Карабахские концепции преступного мира» отступления от нравственных установок, принятых в профессиональной журналистике и распространяющихся на всю сферу массовой информации, как этические нарушения. Они заключаются в следующем:

  • нарушается право граждан на достоверную, непредвзято поданную информацию;
  • нарушается требование уважения к личности человека независимо от его национальной принадлежности;
  • нарушается запрет дискриминации личности по национальному признаку;
  • нарушается запрет дискредитации человека без свидетельств о его бесспорной вине;
  • нарушается запрет на использование угроз насильственными действиями, способными осложнить межнациональные отношения, усилить эскалацию напряженности в регионе.

 

Список использованной литературы и источников:

  1. Арутюнян Ю.В., Дробижева Я.М.Этнопсихология: пройденное и новые горизонты // Социс. 2000. №4. – С.11-32.
  2. Журналистика в информационном поле современной России: должное и реальное. Монография / Под ред. Г.В. Лазутиной. – 2-е изд., испр. и доп. - М.: изд-во «Аспект Пресс», 2019. – 176 с.
  3. Кара-Мурза Е.С. Лингвистическая экспертиза как процедура политической лингвистики / Политическая лингвистика. 2009. - №1(27). С. 47-71.
  4. Кодекс профессиональной этики российского журналиста / URL: <http://ruj.ru/about_organization/kodeks-professionalnoy-etiki-rossiyskogo-zhurnalista/>
  5. Лазутина Г.В. Технология и методика журналистского творчества. М.: Изд-во Моск. ун-та,1988, 79 с.
  6. Лазутина Г.В. Основы журналистской деятельности. Учебник и практикум. 3-е изд., испр. и доп. М.: изд-во «Юрайт», 2017. – 242 с.
  7. Лазутина Г.В., Распопова С.С. Жанры журналистского творчества. М.: изд-во «Аспект Пресс», 2011. – 320 с.
  8. Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. Учебник и практикум. 4-е изд., испр. и доп. М.: изд-во «Юрайт», 2017. – 226 с.
  9. Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу / URL: <https://presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756->
  10. Моисеенко М.В. Этика межнационального общения и специфика работы в интернациональном коллективе // Вестн.Российского университета дружбы народов. Серия: Философия. 2016.
  11. Настольная книга по медийному саморегулированию вып.8. Под ред. Ю.В.Казакова. – М., 2018.

12.Профессиональная этика журналиста:  Документы и справочные материалы/ Под ред. Ю.В.Казакова. М., 2004.

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов