Решение Коллегии №228 - Страница 4

Оглавление

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Глебова Александра Николаевича, представляющего организацию Мужское Эгалитарное Движение, на фрагмент выпуска передачи «Здесь и сейчас» телеканала Дождь» (внесён Минюстом РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»), содержавший ответы Софьи Русовой на вопросы ведущей  (Дата публикации – 23 июля 202 г., адрес в интернете - https://www.youtube.com/watch?v=LOdcGrzfJUY&t=703s ).»

 

 

г. Москва, 07 октября 2021 г.                                                              № 228

На 228-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Евгения Абова, Андрея Жвирблиса, Юрия Пургина, членов Палаты медиа-аудитории Евгения Гонтмахера, Виктора Монахова, Павла Нетупского, Дмитрия Орешкина, Генри Резника, Григория Томчина рассмотрела жалобу Глебова Александра Николаевича, представляющего организацию Мужское Эгалитарное Движение, на фрагмент выпуска передачи «Здесь и сейчас» телеканала Дождь» (внесён Минюстом РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»), содержавший ответы Софьи Русовой на вопросы ведущей (Дата публикации – 27 июля 202 г., адрес в интернете - https://www.youtube.com/watch?v=LOdcGrzfJUY&t=703s ).»

Вопросы процедуры. Заявитель Глебов А.Н. подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, редакция телеканала Дождь в ответе на информационное письмо Коллегии изложила свой взгляд на жалобу и на уместность её рассмотрения Коллегией. Отклика редакции на предложение подписать Соглашение с Коллегией при этом не последовало, участия в рассмотрении жалобы представители редакции не принимали.

Адресат жалобы Русова Софья Владимировна подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии и приняла участие в рассмотрении информационного спора.

Позиция заявителя А.Н. Глебова при обращении в Коллегию была изложена следующим образом. «На 11-й минуте 20-й секунде журналистка Русова С.В. сообщает аудитории, что мужчины, которые состоят в «Мужском Движении Вологодчины» (паблик ВК) «…избивают своих жён, они преследуют их, выкрадывают детей…». Данная информация не соответствует действительности и является клеветой, порочащей честь и достоинство группы людей и меня лично, что нанесло мне и нашей общественной организации «Мужское Эгалитарное Движение» ущерб, т.к. у зрителей, видевших данную передачу, сложилось негативное мнение о нас, как о некоей организации, занимающейся преступной деятельностью. Также мы не имеем отношения к Мужскому Государству[1], о котором шла речь в передаче и не знакомы с его лидером Кириллом Поздняковым». (Названия организаций даны в написании заявителя, - Коллегия.)

Позиция адресата жалобы, редакции телеканала Дождь была выражена Главным редактором Т.В. Дзядко следующим образом. «Я, если честно, не очень понимаю, что тут можно сказать по существу. Это высказывание одного из гостей телеканала. Одного из многочисленных. Если заявитель считает, то там клевета – ну, наверное, он может обратиться в суд, а в формате Общественной коллегии по жалобам на прессу я не очень вижу тему». Г-н Дзядко  уточнил, что «речь шла о выпуске новостей», и что Софья Русова, отвечавшая на вопрос ведущей в прямом эфире, «на Дожде не работает».

Позиция Софьи Владимировны Русовой в письменном виде Коллегией не запрашивалась.

Перед открытием заседания членами ad hoc коллегии был произведён обмен мнениями о том, может ли г-н Глебов, представляющий «Мужское эгалитарное движение», а не «Мужское Движение Вологодчины», упоминавшееся в оспоренном фрагменте передачи т/к Дождь, рассматриваться надлежащим заявителем, и может ли надлежащим адресатом жалобы рассматриваться С.В. Русова.

Решение об открытии заседания было принято единогласно.

По просьбе заявителя А.Н. Глебова в качестве свидетеля с его стороны участие в заседании принял Руслан Олегович Дягилев, представленный заявителем как пресс-секретарь «Мужского Движения Вологодчины».

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии.  

Заявитель А.Н. Глебов отметил, что С.В. Русова, говоря о «Мужском Движении Вологодчины», обвиняет его и других мужчин (очень разных, многих из которых он не знает) «в том, что они избивают жён, преследуют их, выкрадывают  детей, - т.е., по-видимому, собственных детей, что просто невозможно». «Она говорит про всех нас, что мы этим занимаемся. То есть выставляет нас преступниками. У людей, которые все это смотрели, складывается впечатление, что мы - преступная организация, которая преследует женщин, оскорбляет их, избивает и так далее. На самом деле, все не так.

И там еще это всё было подано в контексте разговора  про «Мужское государство». Но мы-то никакого отношения к «Мужскому государству» не имеем, мы с ним незнакомы; у нас своя организация».

«Я не буду оправдываться. Пусть она, если у нее есть доказательства того, что, например, я избивал свою жену, или Руслан Дягилев, наш администратор, или кто-то из мужчин в «Мужском Движении Вологодчины», эти доказательства предъявит. А так всё это клевета и ложь, призванная очернить нас с использованием средств массовой информации.

Я хочу, чтобы г-жа Русова отвечала за свои слова. Пусть она предъявит то, что у неё есть».

Софья Владимировна Русова сообщила, что в эфире она была «не в качестве автора материала о ком-либо и не в качестве представителя какого либо СМИ», а «в качестве эксперта». И что приглашение её в информационную программу было связано с тем, что последние несколько лет она занимается «изучением в том числе, подобных движений как имеющих, так и не имеющих регистрацию». «Мужское Движение, Мужской Путь, Мужское Движение Вологодчины - по большому счету, это просто паблики ВКонтакте. Но они проповедуют и пропагандируют определенные ценности».

Ответы сторон на вопросы членов Коллегии. Отвечая на вопрос, на чём основаны ее слова, г-жа Русова сообщила, что у нее есть материалы, в том числе, решения судов по ряду уголовных статей («угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью», «истязания путём нанесения систематических побоев»).

 Коллегия не считает возможным воспроизводить сказанное С.В. Русовой о взаимоотношениях с законом самого заявителя, а также воздерживается от обнародования имён третьих лиц, упоминавшихся по ходу заседания С.В. Русовой, А.Н. Глебовым и Р.О. Дягилевым.

С.В. Русова заявила, что всё ею сказанное в эфире - правда: «К сожалению, действительно большой проблемой является то, что подобные движения занимаются противоправными действиями. (...) Клевету я не распространяла и не распространяю. “Дождь” поднял важную, общественно значимую проблему и я считаю важным и далее говорить о пагубном влиянии подобных движений».

Г-жа Русова подтвердила, что имя А.Н. Глебова не упоминалось в том фрагменте эфира Дождя, который был опротестован заявителем.

Отвечая на вопрос о том, как связаны между собой Мужское Эгалитарное Движение, лидером которого он себя называет, и Мужское Движение Вологодчины, которое на заседании формально представляет приглашённый им  г-н Дягилев, заявитель А.Н. Глебов пояснил: «Мужское Эгалитарное Движение — это движение мужчин, связанных общей идеологией». «Паблик Мужское Движение Вологодчины был создан для того, чтобы мужчины могли собираться и общаться, так сказать, по нашим темам: и по ущемлению прав отцов, и по ущемлению прав мужчин». Мужское Движение Вологодчины – это «совершенно открытая группы, в которую может вступать любой (смотреть, читать, комментировать. Размещать там свою информацию)». «Просто название Мужское Движение Вологодчины оно, ну такое, более созвучное. Хотя этот паблик - это то же самое Мужское Эгалитарное Движение, будем так говорить».

На тот же вопрос Руслан Олегович Дягилев ответил так: «Мы связаны общими целями, мы сотрудничаем информационно, делимся информацией. Обсуждаем различные вопросы и координируем определённые действия. Нельзя сказать, что Мужское Движение Вологодчины является подразделением Эгалитарного Мужского Движения (так сказано, - Коллегия). Это как бы отдельная организация, именно Александра Глебова. Но информационно мы сотрудничаем давно и постоянно».

На вопрос: считает ли она себя журналистом, С.В. Русова дала утвердительный ответ («я считаю себя журналистом, конечно»), пояснив сказанное следующим образом: «потому, что я работаю, имею договорные отношения с некоторыми редакциями и постоянно публикую материалы».

Ответ С.В. Русовой на вопрос о том, каким образом  она получала «сведения относительно  скажем так, упречного поведения мужчин» (проводила ли журналистское расследование, в широком плане, обращались ли к ней с какими-то жалобами как к представителю общественной организации)? – «Помимо того, что я журналист, я работаю в некоммерческой организации, которая, в том числе, ведёт дела, в которых  фигурируют некоторые упомянутые мной люди. Да, я действительно читала материалы уголовных дел и решения судов. Но у меня есть и журналистские расследования, которые связаны исключительно с моей журналистской работой. Материалы я получала у адвокатов, когда посещала суды сама, направляя журналистские запросы уполномоченным по правам человека, и т.д.».

Ответ г-жи Русовой на вопрос о правомерности употребления   множественного числа в характеристике упоминавшихся ею движений (вопрос был поставлен так: если в паблике 90 мужчин, то может ли она подтвердить существование 45 приговоров?): «Нет, 45 приговоров в отношении членов “Мужского движения Вологодчины” у меня на руках нет. У меня большие сомнения, есть ли вообще в этом паблике живые люди. Поскольку Глебов позиционирует себя главным идеологом этого движения, постольку я и говорила про это движение как характерное по таким действиям». Г-жа Русова уточнила, что ориентировалась также «на комментарии в пабликах, когда поддерживается похищение детей, домашнее насилие, избиение женщин и прочие гендерные дискриминации». «Я сделала такие выводы, изучив их социальные сети, например, поддержку того, что они публично транслируют». «И вообще странно вступать в движение, не разделяя его постулаты».

На вопрос, есть ли в отношении него какое-то судебное решение по обсуждаемой тематике, А.Н. Глебов ответил: «В отношении меня есть судебное решение, но она его перепутала. В судебном решении, и это, кстати, вывешено на моей личной странице ВКонтакте, написано, что я ограничен в родительских правах потому, что у меня плохие отношения с опекуном. Это дословно».

Ответ А.Н. Глебова на вопрос о том, обращался ли он к телеканалу Дождь с предложением предоставить право на ответ: «Нет, не обращался. Я не собираюсь оправдываться перед ними». «Дождь  — это иноагент, будут ли они меня слушать? Я уже сталкивался с такими организациями, и я знаю, как они умеют извращать правду».

На вопрос, связанный с информацией том, что «Мужское государство» в Нижегородской области прокуратура просит признать незаконной организацией (контекст вопроса: как это относится  к вологодским представителям «Мужского государства»?),  А.Н. Глебов ответил так:    «Я вообще до Софьи Владимировны о «Мужском государстве» слышал, наверное, раза два; в третий услышал от нее. Я их не знаю, не читаю, с их идеологией не знаком. И был очень удивлен, что нас вот так перемешали   в одном котле».

Ответ на тот же вопрос Р.О. Дягилева: «Мужское государство» «не имеет никакого отношения ни к паблику Мужское Движение (так сказано, - Коллегия) в ВКонтакте, ни к Эгалитарному Мужскому Движению (так сказано, - Коллегия). Нам постоянно приходится уточнять, что у нас абсолютно разные направления, абсолютно разные идеологии и абсолютно разные задачи. И мне не нравится, когда, допустим, «Мужское государство» делает какие-то, возможно,  противозаконные вещи, а тень падает на мужские движения, которые борются за права мужчин, за права детей и за полные семьи. У меня к журналистам, которые такие обобщения делают, вопрос: вас пугает слово «мужское»? Мы занимаемся легальной деятельностью, мы призываем своих подписчиков никогда не нарушать закон, а вы составляете какое-то мнение о нас по комментариям, которые оставлены в наших пабликах. Такие комментарии может, на самом деле, написать кто угодно. Даже провокатор, который туда заходит, может написать любую дичь».

Ответ на тот же вопрос С.В. Русовой: «У нас за последнее время появился целый класс новых организаций, которые схожи в своей идеологической составляющей, — это ненависть к женщинам, это пропаганда гендерной дискриминации, это борьба против закона о домашнем насилии. (Имеется в виду проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ», - Коллегия.)  Мужское Движение Вологодчины точно этим занимается, они все время выступают против этого закона. Я знаю, что Мужское Движение и «Мужское государство» — это не одно и то же, но идеологически они имеют много общего. И в целом, в политическом контексте, представляют собой определенную политическую силу с определенными задачами. И как эти задачи реализуются, я вижу».

На этапе подготовки заседания члены  ad hoc коллегии были ознакомлены с документом «Мнение эксперта», содержащим выводы исследования, проведённого экспертом Коллегии к.филос.н. Каринэ Акоповной Назаретян.

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Общественная коллегия по жалобам на прессу (далее – Коллегия) принимает к сведению разъяснений редакции телеканала Дождь по оспоренному заявителем фрагменту выпуска программы «Здесь и сейчас», а также основания, по которым редакцией телеканала не было подписано Соглашение с Коллегией и не были направлены представители для участия в заседании по рассмотрению настоящего информационного спора.  

2. Коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что высказывания, оспоренные А.Н. Глебовым, были озвучены в прямом эфире информационной программы её гостем С.В. Русовой, не являвшейся ни сотрудником редакции телекомпании, ни лицом, связанным с ней договорными обязательствами.

Коллегия исходит из того, что формат передачи исключал возможность предоставления слова представителям организаций, упомянутых гостем эфира,  и что ни имени заявителя, ни названия движения, от имени которого им подана жалоба, в эфире произнесено не было.

Коллегия считает, что в оспоренном фрагменте программы не усматривается нарушений медиаэтических норм со стороны редакции канала.

Коллегия разъясняет г-ну Глебову, что телеканал Дождь не мог бы «с самого начала» предложить ему слово «как второй стороне», в том числе, потому, что у редакции телеканала не было ни повода, ни оснований интересоваться реакцией не упомянутых в эфире лиц и организаций.  

Учитывая тот факт, что заявитель также и после выхода оспоренного  выпуска не обращался к телеканалу с требованием предоставить ему право на ответ, Коллегия снимает вопрос о претензии заявителя к телеканалу.

3. Коллегия разъясняет, что вопрос о причастности или непричастности заявителя и лиц, упомянутых сторонами спора, к каким-либо уголовным преступлениям не соответствует её компетенции.

4. Коллегия обращает внимание на то, что тема первой части выпуска «Здесь и сейчас» от 23.07.2021 г.,  фрагмент которого был оспорен заявителем, была заявлена редакцией телеканала следующим образом: «”Мужское государство” против Дождя: сообщество призвало к травле журналистов телеканала».

Коллегия напоминает, что «защита свободы слова» рассматривается её Медиаэтическим стандартом (Принцип 8 «Защита права на свободу слова») как «важнейшее условие существования и развития демократического государства и гражданского общества». И что реагирование «на обнаружение любого проявления попытки введения «косвенной цензуры», прежде всего, информацией об обнаружении такой попытки, признаётся Медиаэтическим стандартом профессиональной нормой.

Коллегия считает, что участие в выпуске программы С.В. Русовой, которая сотрудничает с рядом СМИ в качестве фрилансера, является сопредседателем Профсоюза журналистов и работников СМИ и специально изучала тему мужских движений, было профессионально оправданным.

Коллегия принимает к сведению утверждение г-жи Русовой о том, что в выпуске телепрограммы она принимала участие в качестве эксперта, а не в качестве автора материала или представителя какого либо СМИ.

5. Рассматривая данную ситуацию в качестве прецедентной, Коллегия полагает важным отделять поведенческую сторону ряда профессий, обязывающую их представителей постоянно помнить о своей миссии как «круглосуточной» (врач, священник, журналист - каждый из них всегда остаётся в глазах граждан врачом, священником, журналистом), от стороны  результирующей. Именно эта сторона даёт основание оценивать ответственность журналиста по характеру и результату предпринятых им собственно профессиональных, а не каких-то других (общественных, правозащитных, просветительских и проч.) усилий.

Соглашаясь с тем, что в прямом эфире Дождя С.В. Русова выступала в роли приглашённого эксперта по конкретной социальной проблематике, а не в качестве журналиста, Коллегия полагает, что к её спонтанным ответам на вопросы ведущей не могут предъявляться те же требования, которые предъявляются к материалу журналиста, занятого профессиональной деятельностью и отвечающего за каждое слово именем и репутацией.

6. Не считая г-жу Русову полноценной стороной информационного спора, Коллегия, учитывая как подписанное С.В. Русовой Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, так и её участие в рассмотрении информационного спора, считает возможным признать её адресатом жалобы ad hoc.

7. Коллегия, исходя из своей уставной компетенции, не обсуждает сущностной, глубинной стороны конфликта, лежащего в основании  информационного спора между заявителем А.Н. Глебовым и адресатом жалобы ad hoc С.В. Русовой, а именно идеологию, целеполагание, активность в соцсетях, другие проявления деятельности конкретных «мужских движений», используя устоявшийся «зонтичный» термин.

По той же причине Коллегия:

- не оценивает уровень экспертной компетентности оценочных суждений О.В. Русовой, прозвучавшим в эфире от гостя программы «Здесь и сейчас»;

- не устанавливает достоверность сведений, предоставленных участникам заседания о себе лично (А.Н.Глебов) или о своих организациях (А.Н. Глебов и Р.О. Дягилев), а равно и не принимает во внимание разночтений в сказанном ими о степени близости движений, одно из которых было упомянуто О.В. Русовой в оспоренной части выпуска конкретной информационной программы.

8. Не предъявляя к сказанному гостем программы С.В. Русовой  в прямом эфире требований, относящихся к журналистскому тексту, Коллегия, тем не менее, полагает полезным оглянуться на ситуацию, обнаруженную  информационным спором, как на конкретный общественно-профессиональный «кейс»: в логике «а если бы речь шла о сказанном журналистом».

Коллегия обращает внимание всех представителей журналистской профессии, заинтересованных в укреплении доверия к журналистике  и к её представителям, на то, что:

- Журналист, выполняющий в какой-то момент не журналистские функции, должен помнить о необходимости чётко, понятно для окружающих обозначать временный выход из своего во многом особого профессионального статуса и всего, что с ним связано, в том числе, в массовом сознании.

Тот факт, что С.В. Русова, представленная телеведущей «журналисткой и сопредседателем Профсоюза журналистов и работников СМИ», не внесла в публичное представление поправки, не посчитала необходимым публично же отделить ту экспертную, не журналистскую роль, на которую она была приглашена в эфир, от собственно журналисткой, говорит о том, что г-жа Русова не в полной мере осознавала угрозу наступления ситуации конфликта интересов: чрезвычайно опасной для журналиста вообще и занятого острой социально-политической проблематикой, в особенности.

Об угрозе такого рода приходится напомнить, в том числе, в силу многообразия и различия ролей, в которых С.В. Русова  выступает в публичном пространстве. Полагая самоидентификацию г-жи Русовой в качестве журналиста, занимающегося, в том числе, журналистскими расследованиями, её профессиональным выбором, Коллегия напоминает, что ситуация конфликта интересов, связанная не только с репутационными рисками, постоянно поджидает человека, совмещающего журналистскую деятельность с деятельностью активного члена партии, сотрудника НКО, занимающегося социально-политической тематикой, профсоюзного лидера.

- Журналист должен не только помнить о необходимости предельно тщательно отделять факты от мнений, но и учитывать значение таких критериев добросовестности профессионала, как непредвзятость, отсутствие тенденциозности, беспристрастность. Не имея оснований задаваться вопросом о том, в какой мере эти качественные критерии соответствуют журналистской деятельности С.В. Русовой, Коллегия напоминает о них - как об основополагающих признаках профессионализма в журналистике - всем представителям журналистской профессии, вовлечённым (в силу представлений об общественном благе и гражданском долге, прежде всего) во внепрофессиональную деятельность, способную повлиять в итоге как на способность и готовность журналиста оставаться беспристрастным, так и на его репутацию  добросовестного профессионала.

- Даже и высокая степень общественного интереса не даёт журналисту права забывать о репутации граждан и организаций, становящихся объектом его внимания. Используя настоящий информационный спор как прецедент, Коллегия считает полезным выделить в качестве важной, но не всегда в достаточной мере учитываемой особенности критических материалов допустимость и  правомерность  сделанных журналистом обобщений. Коллегия полагает, что если бы обобщения, сделанные в эфире Дождя гостем программы С.В. Русовой  были сделаны журналистом Софьей Русовой (и ровно на тех основаниях, какие были приведены ею на заседании), они были бы признаны, скорее всего, чрезмерными или даже недопустимыми.

Коллегия обращает внимание как на количественный фактор, позволяющий делать вывод о чрезмерности определённых обобщения (перенос конкретного правонарушения одного человека, пусть даже лидера группы, на всю группу в логике «раз он такой, то и они такие»; отсутствие публично предъявленных доказательств того, что правонарушение, о котором идёт в речь, является  действительно характерным, статистически подтверждаемым для данной группы лиц), так и на фактор качественный. Предъявление обвинения преимущественно по распространённой реакции на что-то в паблике, - в том числе, без учёта возможности действий в сетевом пространстве разного рода провокаторов, о чём было упомянуто на заседании, - пришлось бы отнести к обобщению скорее недопустимому, чем чрезмерному. 

9. Коллегия напоминает обеим сторонам настоящего информационного спора, что в силу моральных обязательств, принятых ими на себя  при его рассмотрении, настоящее решение кладёт конец данному информационному спору и не предполагает его продолжения в суде или в иных органах публичной власти.

10. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, а также Постоянную комиссию по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято 8 голосами из 10.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

___________

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

члена Палаты медиасообщества  Е.В. Абова

по поводу решения№ 228 от 7 октября 2021 г. «О жалобе Глебова Александра Николаевича, представляющего организацию Мужское Эгалитарное Движение, на фрагмент выпуска передачи «Здесь и сейчас» телеканала Дождь», содержавший ответы Софьи Русовой на вопросы ведущей программы (телеканал «Дождь» внесён Минюстом РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»),

В принципе соглашаясь со многими положениями Решения по данному спору, остаюсь при особом мнении по поводу отдельных пунктов в резолютивной части:

1. Тот факт, что С.Русова - уже после выхода программы в эфир - самостоятельно определила свою роль в этой программе как эксперта (а не журналиста), не дает основания определять ее «неполноценной стороной в споре» (п. 6 Решения). В оспоренном фрагменте С.Русова несколько раз (!) - устно и в титрах – была представлена зрителям именно как журналист, к тому же сопредседатель журналистского профсоюза. В ходе эфира С.Русова не возразила против представления себя журналистом и не уточнила для ведущей и зрителей канала свою иную роль и иной статус в этой программе.

В ходе заседания ad hoc Коллегии С.Русова в присутствии заявителя четко идентифицировала себя как журналист и сообщила, что в основе тех ее высказываний, которые оспаривает заявитель, лежат ею же проведенные журналистские расследования. 

В силу сказанного считаю безоговорочной нашу обязанность рассматривать С.Русову надлежащим адресатом жалобы и полноценной стороной в данном информационном споре.

С.Русова была приглашена в эфир и представлена аудитории программы «Здесь и сейчас» как [независимый] журналист, однако, отвечая на поставленные ведущей вопросы, фактически выступила в роли гражданского активиста, взглядам которого вполне могут быть присущи пристрастность и склонность к избыточным обобщениям (и то, и другое, возможно, общественно допустимы для гражданских активистов, но неприемлемы для профессиональных журналистов).

Половинчатость определения С.Русовой как адресата жалобы в Коллегию, на мой взгляд, противоречит ожиданию того, что профессиональный журналист (если именно так его представили в СМИ, а он ничего на это не возразил и не уточнил) будет следовать фундаментальным этическим стандартам основной профессии, ни при каких обстоятельствах не станет выходить за ее «красные линии». В данном случае такой «красной линией» считаю допущенную в комментариях С.Русовой чрезмерность и недопустимость обобщений в ее критике мужских движений (на что справедливо обращает внимание пункт 8 Решения).

Разница между приглашенным в СМИ экспертом по теме мужского насилия и журналистом-расследователем по той же теме слишком невнятна и ничтожна, чтобы даже частично выводить С.Русову из данного информационного спора.

2. Искренне непонятен мотив упоминания Принципа 8 «Медиаэтического стандарта Коллегии» применительно к данной жалобе (пункт 4 Решения). В материалах спора не нашел прямых свидетельств, что заявитель как-то покушался на свободу слова или призывал к травле, цензурированию журналистов. Редакционное название того фрагмента программы, где участвовала С.Русова, действительно отражало данную проблему, но относилось к действиям «Мужского государства». Лично я не нашел достаточных свидетельств, что действия лично заявителя и представляемых им движений несут в себе признаки покушения на свободу слова и призывы к травле журналистов.

_____________

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

члена палаты медиааудитории Павла Нетупского

В целом поддерживая выводы Коллегии, не могу согласиться с пунктами 8 и 9  РЕШЕНИЯ № 228.

1. По вопросу ответственности журналиста за высказывания вне своего СМИ.

Нормы и правила профессиональной этики действительно не дают прямого ответа на вопрос, должен ли их соблюдать журналист, выступающий в качестве эксперта, общественного деятеля или в ином статусе в средстве массовой информации, сотрудником которого он не является.

Эксперт Коллегии Карина Назаретян в представленном Мнении проанализировала ряд иностранных источников. И пришла к выводу, что «журналист ... в любой момент времени в публичном поле отвечает за свои слова именно как журналист». Целиком поддерживая эти выводы, вынужден выразить сожаление, что Коллегия не отразила их в своем Решении.

По существу открытым остался и вопрос о «круглосуточной миссии» журналиста (как иной профессии – врача, священника, адвоката, судьи и других). Отвечая на него, ключевое значение, на мой взгляд, имеет исполнение профессиональных функций. То есть медик обязан соблюдать врачебную этику, когда он лечит или должен лечить, адвокат – когда оказывает правовую помощь, и так далее.

Второй аспект этого вопроса – идентификация представителя профессии со стороны. Очевидно, что журналист, врач, священник или адвокат ежедневно выступают в роли покупателей товаров, пользователей услуг, пассажиров общественного транспорта, общаются с друзьями и так далее. И в большинстве случаев никто не предъявит к ним требования о соблюдении профессиональной этики, если они сами не захотят обозначить свой статус.

Показательный пример – Кодекс профессиональной этики адвоката. Он предписывает членам корпорации даже «вне профессиональной деятельности ... сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней». Но при условии, что «принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения». А Кодекс судейской этики должен соблюдаться служителями Фемиды в прямом смысле круглосуточно. И известны многочисленные случаи применения к судьям дисциплинарных взысканий (включая прекращение полномочий) за неэтичные проступки, даже никак не связанные с их статусом или деятельностью.

Жалоба г-на Глебова на г-жу Русову связана с распространением информации в СМИ, то есть является результатом профессиональной деятельности журналиста. Равно как ведущая телеканала «Дождь» представляет Софью Русову как «журналистку и сопредседателя Профсоюза журналистов и работников СМИ» (так же она была обозначена в титрах).

Кроме того, в спорном сюжете г-жа Русова заявила, что писала про «Мужское Движение Вологодчины». В ходе заседания она подтвердила, что у нее «есть и журналистские расследования, которые связаны исключительно с моей журналистской работой». «Материалы я получала у адвокатов, когда посещала суды сама, направляя журналистские запросы уполномоченным по правам человека, и т.д». То есть г-жа Русова как журналист собирала, обрабатывала и распространяла информацию. А выступая на телеканале, выполняла непосредственно функции журналиста и обязана была соблюдать медиаэтические стандарты.

 

2. О достоверности распространенной информации.

Основная обязанность журналиста – предоставление читателям (слушателям, зрителям) достоверной информации. Глобальная хартия этики журналистов гласит:

– Журналист должен сообщать только о тех фактах, о происхождении или источниках которых он/она достоверно знает. Журналист не должен скрывать важную информацию или подделывать какие-либо документы (пункт 3);

– Журналист должен делать всё возможное для своевременного, явного, полного и прозрачного исправления любых ошибок или неточностей в распространенной опубликованной информации (пункт 6);

– Журналист обязан считать серьезными профессиональными нарушениями ... искажение фактов; клевету, диффамацию, оговоры, необоснованные обвинения (пункт 10).

Заявитель жалуется на высказывание г-жи Русовой о том, что «мужчины, которые состоят в «Мужском Движении Вологодчины», занимаются тем, что избивают своих жен, они преследуют их, выкрадывают детей… Это движение наиболее известное».

По утверждению г-жи Русовой, она «действительно читала материалы уголовных дел и решения судов», имеет «журналистские расследования», а также полученные от адвокатов, судов и уполномоченного по правам ребенка материалы.

Вместе с тем в заседании Коллегии г-жа Русова не смогла назвать ни одного приговора в отношении хотя бы одного члена «Мужского Движения Вологодчины». То есть утверждения о совершенных как минимум несколькими мужчинами сообщества преступлениях не соответствуют действительности.

Более того, в эфире телеканала «Дождь» до спорного высказывания г-жи Русовой «Мужское Движение Вологодчины» даже не упоминалось. Никакого отношения к нему не имел и заданный ведущей вопрос. В заседании Коллегии г-жа Русова также не пожелала признать ошибку – распространение неподтвержденной информации. Таким образом, можно сделать обоснованный вывод о клевете – распространении заведомо ложных и порочащих честь и достоинство сведений.

 

3. О юрисдикции Коллегии.

Рассмотрев жалобу г-на Глебова, Коллегия заключила, что «в оспоренном фрагменте программы не усматривается нарушений медиаэтических норм со стороны редакции канала». Также Коллегия отказалась от профессионально-этической оценки действий г-жи Русовой, признав ее «адресатом жалобы ad hoc».

Согласно пункту 6.5 Устава Коллегии, «моральное обязательство не обращаться в суд или иные государственные органы для разрешения данного информационного спора является неотъемлемой частью Соглашения о признании профессионально-этической компетенции Коллегии». Одобренные в июле 2021 года, но еще формально не вступившие в силу дополнения предусматривают, что «в случае, если по ходу заседания Коллегии обнаруживается, что принятый к рассмотрению информационный спор в силу своей специфики не удается разрешить как профессионально-этический, Коллегия может порекомендовать заявителю обратиться за его разрешением в судебном или ином правовом порядке».

Полагаю, что в сложившейся ситуации (ad hoc) заявитель должен быть освобожден от моральных обязательств относительно юрисдикции Коллегии. То есть, не получив Решения по существу спора, вправе разрешать его в установленном законодательством порядке.

___________

 

[1] 18 октября 2021 г. Нижегородский областной суд вынес решение о признании «Мужского государства» экстремистской организацией, - Коллегия.

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов