Оглавление

 



Мнение эксперта,
кандидата философских наук Карины Назаретян, о материалах «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”» (Pravda.ru, 09.12.16)и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» («Политонлайн», 09.12.16)

Анализ материалов по жалобе Л.В. Волковой на В.В. Горшенина я хотела бы начать с двух технических уточнений.

Во-первых, заявитель жалуется на два материала СМИ: «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»(«Правда.ру», 09.12.16) [1] и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» («Политонлайн», 09.12.16) [2]. При этом во второй части текста жалобы она упоминает статьи Горшенина про работу Елены Масюк в Чечне, однако на эти статьи нет ссылок — непонятно, когда и где они были опубликованы и являются ли предметом жалобы наряду с указанными двумя статьями. В отсутствие ссылок и пояснений я буду считать предметом жалобы только упомянутые две статьи, а другие, неназванные — лишь контекстом, который предоставляет заявитель.

Во-вторых, заявитель в качестве адресата жалобы указывает председателя совета директоров холдинга интернет-ресурсов «Правда.ру» Вадима Горшенина, но формально он не является ни автором, ни редактором ни одной из двух публикаций. В статье «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”» он даёт развёрнутый комментарий, при этом автор самого материала не указан. Возникает сложность с определением жанра этого текста: так как комментарий Горшенина составляет бóльшую часть статьи (от редакции там только лид и первые два предложения), по сути он ближе всего к авторской колонке. Для удобства последующего анализа я буду считать этот материал авторской колонкой Вадима Горшенина, то есть буду применять к нему критерии, используемые при анализе авторских колонок. Второй материал — «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» — по всем признакам претендует на новостную заметку; соответствующие критерии я и буду применять к нему при анализе. Автор его тоже не указан, и в этой ситуации ответственным за материал, вероятно, можно считать шеф-редактора издания «Политонлайн» Олега Володина — единственного сотрудника редакции, чьё имя обозначено на сайте. Называть ответственным за этот материал Вадима Горшенина, на мой взгляд, некорректно, так как, будучи председателем совета директоров холдинга, он формально не имеет права влиять на редакционную политику, а его комментарий в тексте цитируется наряду с другим комментарием.

Материал на сайте «Правда.ру»
Вопрос об этике колумнистики уже неоднократно затрагивался при рассмотрении жалоб в Общественной коллегии по жалобам на прессу. В мировой литературе он проработан недостаточно хорошо,а этика колумнистикив целом довольно слабо кодифицирована. Основное правило колумнистики было выражено ещё в начале XX века редактором британской газеты Manchester Guardian (предшественницы нынешней The Guardian) Чарльзом Прествичем Скоттом: “Comment is free, but facts are sacred” («Комментировать можно свободно, но факты священны»). То есть главное для колумниста — точно передавать информацию и не допускать прямого обмана. То, до какой степени в колонках допустимы резкие высказывания личного мнения и провокационная форма изложения, остаётся предметом дискуссий.

Единственный известный мне этический кодекс, полностью посвящённый колумнистике, — это кодекс американского Национального общества газетных колумнистов (NSNC) [3]. Он предписывает информировать, образовывать, развлекать читателей и побуждать их думать; стремиться честно и ясно излагать своё мнение и причины, по которым автор его придерживается; не использовать колонку для получения личной выгоды и сведения счётов; обнародовать конфликт интересов, если он есть; не придумывать цитаты, персонажей или истории, выдавая их за реальные (при этом вполне можно оставить за собой право на пародию и сатиру); не заниматься плагиатом; по возможности исправлять ошибки; с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется.  

В данном случае для нас, помимо основного императива правды, важны следующие положения: «обнародовать конфликт интересов, если он есть», «не использовать колонку для получения личной выгоды и сведения счётов» и «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется».

Первое, что бросается в глаза при анализе колонкиВадима Горшенина, — это конфликт интересов, который, несомненно, присутствует.Автор— по сути, одна из сторон конфликта: ситуация, как можно понять, такова, что Елена Масюк высказала критику по поводу работы вновь избранных в конце 2016 года составов Общественных наблюдательных комиссий (ОНК), а Горшенин как новый председатель ОНК Москвы на эту критикуответил. Этот конфликт интересов, однако,довольно чётко обозначен в материале: Горшенин представлен именно как председатель ОНК Москвы.

На вопрос о том, использовал ли Вадим Горшенин колонку для получения личной выгоды и сведения счётов, ответить сразу непросто, однако очевидных признаков того, что это произошло, я в тексте не обнаруживаю. Складывается впечатление, что Горшенин в данном случае просто использует своё право на ответ. Оставим в стороне вопрос об убедительности его аргументов, так как он не входит в компетенцию эксперта-этика. В широком плане принципы свободы слова и плюрализма мнений подразумевают, что все (или практически все) основные существующие в обществе мнения должны иметь возможность быть высказанными. Это обеспечивает функционирование «свободного рынка идей», на котором побеждают наиболее убедительные точки зрения. В данном случае, на мой взгляд, принцип плюрализма мнений как раз реализуется: своим комментарием на сайте «Правда.ру» Вадим Горшенин отвечает на выступление Елены Масюк, прозвучавшее во время встречи членов Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) с президентом России Владимиром Путиным (стенограмма встречи доступна на сайте СПЧ [4]), а другие правозащитники, в свою очередь, отвечают на комментарий Горшенина — уже на страницах «Новой газеты» [5]. Это только та минимальная цепочка из трёх звеньев вполне здоровой, на мой взгляд, общественной дискуссии, которую мне удалось отследить. Получил ли Вадим Горшенин в результате публикации своего мнения личную выгоду? Надо полагать, что лишь в той мере, в какой получает личную выгоду любой человек, отстаивающий в СМИ свою точку зрения. Сводил ли он личные счёты? Опять же, судя по всему, не в большей степени, чем любой человек, вступающий в публичную полемику в ответ на критику возглавляемой им организации.
Некоторые этические ограничения на свободный обмен мнениями в обществе могут касаться вредного/опасного для общества поведения: призывов к насилию, очевидной дискриминации и т.д. Это подводит нас к следующему положениюкодекса NSNC: колумнист должен «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, ктокритикуется». Призывов к насилию, дискриминации или иных примеров однозначно неэтичного поведения я в анализируемом тексте не обнаруживаю. Дискуссия ведётся в резко полемическом, но при этом достаточно уважительном тоне. Заявитель пишет, что статья Горшенина «направлена на подрыв деловой репутации … Елены Масюк», что автор допускает «грязные намёки и огульные обвинения в адрес выдающейся журналистки» и прилагает усилия к тому, чтобы «замазать доброе имя журналистки, очернить её нелёгкий волонтёрский труд на ниве общественного контроля». Однако здесь мы попадаем в классическую ситуацию, в которой должны решить, где провести черту между критикой, с одной стороны, и подрывом деловой репутации, «огульными обвинениями» и «замазыванием доброго имени», с другой. Проведение этой черты принципиально важно потому, что без неё все эти понятия сливаются, а критика из этически приемлемого, приветствуемого и необходимого элемента свободной общественной дискуссии превращается в нечто предосудительное. «Свободный рынок идей» в таких условиях функционировать не может.

Разберём конкретные высказывания Горшенина, которые заявитель приводит в пример как диффамационных. Вот первое из них: «У меня есть несколько ответов, почему Елена Масюк на встрече с президентом поднимала не эти вопросы, а тему того, что работа всех ОНК в стране развалена, поскольку именно Масюк не оказалась в списке ОНК Москвы. Не буду их озвучивать, догадайтесь сами. Но одна (так в тексте. — К.Н.) из них — в том, что ее “нечленство” в ОНК Москвы лишило её доступа к VIP-заключенным, о которых она много писала». Вадим Горшенин здесь, действительно, передёргивает: Елена Масюк в своей речи не говорила о том, что работа ОНК в стране развалена именно из-за её личного «нечленства» в них. Она говорила о том, что в ОНК попали слишком много людей с недостаточным опытом правозащитной деятельности. Однако это его интерпретация её слов, на которую он, по моему мнению, имеет право: он предполагает, что мотивом выступления Масюк стало то, что она лично не попала в состав ОНК. Насколько это предположение правдоподобно, судить не мне — на эту тему в защиту Елены Масюк уже высказались уважаемые общественные деятели, хорошо знакомые с ситуацией [5]. Таким образом, люди, которые интересуются этимвопросом и следят за событиями, могут самостоятельно выбрать, чьи аргументы им кажутся убедительнее и чья сторона им ближе. Именно так и работает свободный обмен мнениями. Прямых оскорблений, унизительных или дискриминирующих высказываний в адрес Елены Масюк я в этом отрывке не вижу. А предположения относительно мотивов её действий остаются только предположениями — я склоняюсь к тому, что именно в такой форме, а не в форме утверждений Вадим Горшенин излагает в этом отрывке свою позицию (в противном случае его, действительно, можно было бы обвинить враспространении ложных сведений).

Вторая цитата, которую приводит в пример заявитель: «И я, простите, не понимаю, почему эта женщина, оскорблявшая и унижавшая российских военнослужащих в ходе конфликта в Чечне, вообще может выступать в качестве правозащитника». Л.В. Волковувозмущает, что Горшенин не ценит работу Масюк в период первой чеченской кампании. Однако он тоже имеет на это полное право. Насколько справедлива его личная оценка — опять же, не вопрос журналистской этики. Но если Вадим Горшенин воспринимает работу Елены Масюк в Чечне как унижение российских военнослужащих, он волен высказать свою точку зрения, так же как Елена Масюк и её сторонники вольны ему возразить.

В рамках этого анализа у меня нет возможности проверить каждое утверждение из статьи Вадима Горшенина на его соответствие действительности, но бросающихся в глаза примеров неправды мне обнаружить не удалось. Все цитаты, которые приводит в тексте жалобы заявитель, представляют собойвысказыванияГоршениным своего личного мнения, в которых он, хоть и переходит на личности, не опускается до оскорблений, унижений или дискриминации. Таким образом, ни основное правило колумнистики — «прежде всего ценить факты», ни обсуждавшееся выше правило «с вниманием и уважением относиться к своим критикам и тем, кто критикуется», на мой взгляд, в этом материале нарушены не были.

Материал на сайте «Политонлайн»

Второй материал, на который подана жалоба, как я уже отмечала выше, написан в жанре новостной заметки. Этические правила для этого жанра существенно отличаются от правил для колумнистики, и вопросов к тексту возникает гораздо больше.

Эти вопросы начинаются заголовка. Он звучит так: «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК». В тексте речь идёт о посте в «Фейсбуке» правозащитника Павла Пятницкого, в котором, как можно понять (ссылка на сам пост не работает), Пятницкий критикует работу Елены Масюк в качестве члена ОНК. Однако даже даже по тем цитатам, которые приводятся в статье, видно, что он излагает свою личную точку зрения и ни на что большее даже не претендует: «Хотел бы отметить её “результаты” за три года работы в ОНК 3 состава.Естественно, по моей оценке», — пишет он. Соответственно, о том, что Пятницкий что-то «доказал», речи не идёт: это его личное мнение и личная оценка, изложенные на своей странице в социальной сети, и доказательствамиони являться не могут. Получается, что уже заголовок статьи не просто вводит читателей в заблуждение, но содержит откровенную неправду, то есть нарушает один из главных принципов этической журналистики — принцип правдивости.

Этот, а также ещё один важный этический принцип журналистики — принцип беспристрастности, — многократно нарушается и в лиде статьи. Первое предложение звучит так: «Правозащитник Павел Пятницкий опубликовал результаты “работы” экс-члена ОНК Елены Масюк в составе Общественной наблюдательной комиссии». Принцип правдивости здесь нарушен словосочетанием «опубликовал результаты»: возникает впечатление, что Пятницкий опубликовал некие официальные итоги работы Елены Масюк, однако, как мы уже отметили, речь идёт не о них, а о его личной оценке. Цифры, которые он приводит, — судя по всему, приблизительные цифры, соответствующие его ощущениям/наблюдениям. То есть ни о какой «публикации результатов» работы правозащитницы речи не идёт. Принцип беспристрастности же в этом предложении нарушается тем, что слово «работа» взято в кавычки: автор статьи, таким образом, не беспристрастно освещает факты, а принимает точку зрения одной из сторон— в данном случае Павла Пятницкого.

Второе предложение лида также вызывает немалое удивление. Оно звучит следующим образом: «Они (результаты. — К.Н.) оказались просто “ошеломляющими”— выяснилось, что жаловавшаяся на потерю “теплого места” журналистка-правозащитница ходила в следственные изоляторы только по “громким” резонансным делам к весьма специфическим заключенным». Здесь тоже серьёзно нарушены оба принципа — и беспристрастности, и правдивости.

Первый нарушается фразой «они оказались просто “ошеломляющими”»: автор снова даёт собственную оценку излагаемым фактам, а это неприемлемо в новостной заметке (тем более что её автор не указан, так что мы даже не знаем, чья именно это оценка). Второй принцип нарушается далее массово — неправдиво практически каждое слово и утверждение.

Во-первых, «выяснилось»: это слововводит в заблуждение, так как ничего не «выяснилось» — Павел Пятницкий изложил свою точку зрения, не претендуя на вердикт, а его пост — просто ещё один угол зрения на ситуацию и не более того. Представлять его суждения как некие официальные результаты работы Елены Масюк в ОНК значит намеренно обманывать читателя.

Во-вторых, «жаловавшаяся на потерю “теплого места” журналистка-правозащитница»: как я уже отмечала выше, Елена Масюк в своём обращении к президенту не жалуется на то, что лично она не вошла в новый состав ОНК. Можно предположить, что этот факт задевает её в том числе, но это будет не более чем предположение. Утверждение, что Масюк жаловалась на потерю «тёплого места», не соответствует действительности.

Далее в тексте практически нет слов автора заметки, а лишь приводятся цитаты из поста Павла Пятницкого и анализируемой выше колонки Вадима Горшенина. Единственное предложение, где автор себя снова полноценно проявляет, следующее: «Отметим, что руководитель ОНК четвертого созыва Вадим Горшенин уже опубликовал развернутый ответ Елене Масюк, в котором разъяснил происходящее и дал оценку заявлениям “правозащитницы”» — здесь снова, как и в лиде, грубо нарушен принцип беспристрастности, так как слово «правозащитница» взято в кавычки. Это указывает на то, что автор относится к Елене Масюк так же скептически, как цитируемые им комментаторы, хотя он как новостник не имеет морального права это демонстрировать.

Принцип беспристрастности грубо нарушен не только в конкретных предложениях, но и в тексте в целом, так как не соблюдено правило предоставления слова разным сторонам конфликта. Автор заметки цитирует только двух людей, резко критически отзывающихся о работе Елены Масюк, однако известно, что у Елены много сторонников и им есть что ответить на аргументы её критиков, не говоря уже о том, что комментарий можно было бы попросить и у самой Масюк. Однако попыток получить комментарии «другой стороны», судя по всему, даже не предпринималось, что делает анализируемый текст примером крайне недобросовестной работы журналиста, не соблюдающего базовые этические принципы.

Выводы

Мои выводы по текстам «Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”»и «Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК» различаются. Первый представляется мне нормальной авторской колонкой, в которой Вадим Горшенин реализует своё право на ответ: он отвечает на критику, прозвучавшую со стороны Елены Масюк на встрече СПЧ с Владимиром Путиным. Аргументы, которые высказывает Горшенин, могут быть сильными или слабыми, но он имеет право их высказать: реализуемая таким образом свобода слова в широком смысле способствует налаживанию диалога и здорового обмена мнениями в демократическом обществе.

Второй же текст, будучи новостной заметкой, напротив, представляет собой пример грубого нарушения важнейших этических принципов в журналистике: правдивости и беспристрастности. В тексте в нескольких местах написана откровенная, легко выявляемая неправда, не соблюдено правило предоставления слова другой стороне и не выдержан нейтралитет, который является непреложным условием для написания этически безупречной новостной заметки. В отсутствие указаний на автора текста ответственность за все эти нарушения, по всей видимости, следует возложить на шеф-редактора издания «Политонлайн» Олега Володина.
Таким образом, я склонна частично поддержать жалобу Л.В. Волковой, хотя некоторые её утверждения кажутся мне преувеличенными. Например, утверждение о целенаправленной травле Елены Масюк: то, что статьи были опубликованы в один день, вовсе не обязательно говорит о травле — выход колонки Вадима Горшенина мог просто использоваться в качестве информационного повода для статьив «Политонлайн» (так как пост Павла Пятницкого недоступен для просмотра, я, к сожалению, не могу узнать, какого числа он был опубликован и мог ли тоже использоваться в качестве инфоповода).Также я не вижу признаков того, что колонка Вадима Горшенина «направлена на подрыв деловой репутации … Елены Масюк» или что он и его соратники стараются«замазать доброе имя журналистки, очернить ее нелёгкий волонтёрский труд на ниве общественного контроля». Любая критика допустимав демократическом обществе; при этом критикуемый и его сторонники должны иметь возможность на неё ответить, что они и сделали в данном случае на страницах «Новой газеты». В то же время тот факт, что им не предоставили возможности ответить на критику на сайте издания «Политонлайн», несомненно, свидетельствует о недобросовестности редакционной политики в этом издании, и это, действительно, требует оценки журналистского сообщества.

Источники
    •    Председатель ОНК Москвы: “Зачем Елена Масюк лгала президенту?”«Правда.ру», 09.12.16. URL: https://www.pravda.ru/news/society/09-12-2016/1319871-gorshenin-0/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    Правозащитник доказал: Масюк провалила работу в ОНК. «Политонлайн», 09.12.16. URL: http://www.politonline.ru/interpretation/22888471.html (датаобращения: 08.04.2017).
    •    NationalSocietyofNewspaperColumnistsCodeofConduct. URL: http://www.columnists.com/about/code-of-conduct/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    Встреча Президента с Советом по развитию гражданского общества и правам человека. 08 декабря 2016. Стенограмма заседания. URL: http://www.president-sovet.ru/events/meetings/read/13/ (датаобращения: 08.04.2017).
    •    «Уважайте принципы правозащитного сообщества». Открытое письмо председателю ОНК Москвы Вадиму Горшенину от правозащитника Валерия Борщева. Сайт «Новой газеты», 10.12.2016. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/10/70853-uvazhayte-printsipy-pravozaschitnogo-soobschestva (датаобращения: 08.04.2017).

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов