О проблеме профессиональных стандартов в российской прессе

Цель статьи – содействовать повышению эффективности работы механизмов медийного саморегулирования в сфере профессиональной журналистской и редакторской деятельности.

Автор: Евгений Абов, заместитель председателя Палаты медиа-сообщества Общественной коллегии по жалобам на прессу


Цель данной записки – содействовать повышению эффективности работы механизмов медийного саморегулирования в сфере профессиональной журналистской и редакторской деятельности.
В издательском сообществе уже изветно много примеров, когда небрежная работа журналистов и редакторов приводила к крупным имущественным искам против СМИ в связи с диффамацией и нанесением так называемого репутационного вреда.
Непрофессиональное поведение журналистов и редакторов создает очевидные финансовые риски для медиа-владельцев и топ-менеджеров. При этом издатели лишены разумных рычагов влияния на наемных редакторов и журналистов, которые рассматривают любое вмешательство собственников и менеджмента в их деятельность как нарушение редакционной свободы.
Отсутствие надлежащего регулирования и саморегулирования в этой сфере увеличивает поток необоснованных судебных решений против незаивисмых СМИ и создает почву для опасных судебных прецедентов. 
В чем проблема?
Небрежное изложение фактов, неаккуратное цитирование, вольное обращение с иллюстрациями, пренебрежение к проверке источников и переданных ими сведений, бесцеремонное вторжение в личную жизнь, плагиат и т.д. – эти признаки непрофессиональной журналистики, к сожалению, стали обычным явлением для многих российских СМИ.  В практику вошли неприемлемые для прессы формы поведения - скрытая реклама под видом редакционных материалов; распространение по заказу заинтересованных лиц заведомо ложной информации о конкурентах; допуск в печать информации о позитивных событиях, связанных с отдельными участниками рынка, лишь при условии размещения ими рекламы в данном СМИ (даже в случаях, когда блокируемая информация имеет очевидную социальную и общественную значимость) и т.д.
Такая «журналистика» по существу слилась с «черным PR» и  деформирует всю отрасль связей с общественностью. Подобные действия, к тому же совершаемые за плату по заранее объявленным тарифам, не только противоречат принятым в мире нормам и стандартам профессиональной журналистики, но и являются прямым искажением духа и буквы российского законодательства о СМИ и о рекламе.
Негативный эффект
Главный эффект подобной практики - чрезвычайно низкое доверие населения к печатному слову, что подтверждается многочисленными опросами. По среднему показателю проникновения ежедневной и еженедельной прессы на душу населения Россия на одном из последних мест в мире (24 экз. на 1000 чел. в сравнении с 500-700 экз. в Зап.Европе и 300-450 экз. в странах Вост.Европы).
Кроме того, такое состояние прессы наносит очевидный ущерб всем сторонам: 
• нарушает имущественные интересы владельцев СМИ, подвергая их серьезным финансовым рискам в связи с исками о диффамации.
• сужает для представителей бизнеса выбор объективных, независимых каналов общественных коммуникаций с потребителями и с властью;
• препятствует получению населением объективной информации, в том числе о финансовых и потребительских рынках; o деятельности бизнеса, местной и федеральной власти и т.д.; 
• создает угрозы репутации публичных политиков, предпринимателей, общественных и культурных деятелей;
• подрывает международный имидж страны и стимулирует волну критики в адрес российских властей за пренебрежение к институту независимой прессы и косвенное поощрение «коррупционной практики» СМИ;
В то же время в регулярную судебную практику входит удовлетворение непомерных финансовых исков к прессе в связи с нанесением так называемого репутационного вреда. Разрастание этой практики создает возможности преднамеренного использования судебной системы для атаки на институт независимой прессы, который в любой демократической стране призван, помимо прочего, противодействовать коррупции и иным нарушениям общественных интересов.
Что делалось до сих пор?
В мае 2006 г. широкую общественную поддержку получило письмо нескольких десятков деятелей театра, кино, эстрады и телевидения, адресованное Президенту России, Госдуме и Совету Федерации, с просьбой оградить их от вмешательства журналистов в личную жизнь.
Законодатели федерального уровня прямо заявляют, что не планируют приводить законодательство о СМИ в соответствие с международными нормами, пока не убедятся, что пресса работает честно и демократично, не ссылаясь на недобросовестные источники, не поддающиеся проверке.
Неоднократные попытки самореформирования, предпринимавшиеся внутри медийного сообщества, не дают результата. Ни одна из принятых хартий или деклараций о журналисткой этике не заработала в полной мере - они носят слишком общий характер и не обеспечены адекватными механизмами принуждения к их соблюдению.
Проблемы отраслевого самореформирования хорошо видны на примере Общественной коллеги по жалобам на прессу - наиболее последовательного и продвинутого на сегодняшний день органа саморегулирования в СМИ (состоит из двух палат – медиа-сообщества и медиа-аудитории).
Общественная коллегия принимает к рассмотрению и выносит решения по жалобам граждан и организаций на действия СМИ, выступая альтернативой судебному разбирательству этих споров. Однако Коллегия не объявила медиа-сообществу набор кодицифицированных правил \ критериев, которыми она руководствуется при принятии ею решений. Заключения Коллегии в сильной степени основаны на личном мнении и профессиональном опыте ее членов, а не на индустриально признанных стандартах и принципах поведения. Кроме того, решения Коллегии пока еще не получают достаточно широкой огласки внутри и вне медиа-сообщества и потому не имеют серьезных последствий для СМИ, уличенных в недобросовестной деловой практике.
ГИПП представляет ту часть медиа-сообщества, внутри которой сложилось четкое понимание потребности в создании эффективного механизма саморегулирования СМИ.  Цель такого механизма:
• сократить финансовые и репутационные риски медиа-компаний, возникающие из-за непрофессионализма и \ или недобросовестности отдельных СМИ;
• сузить диапазон возможностей для «информационных войн» и недобросовестного использования СМИ;
• укрепить доверие населения к СМИ и - соответственно - повысить эффективность этого канала общественных коммуникаций;
• поставить заслон коррупционной практике в российской прессе.

Выводы экспертов ГИПП:
1. Для противодействия коррупционной практике и профессиональной несостоятельности в СМИ целесообразно адаптировать к российским реалиям успешный опыт медийного саморегулирования в европейских странах, где разработаны и внедрены подробные стандарты (кодексы) профессионального поведения журналистов и редакторов.
Такие стандарты (кодексы) – обязательное условие саморегулирования профессиональной работы в СМИ. Эти стандарты (кодексы) не посягают на «свободу слова» в ее демократическом понимании и оставляют широкое поле для индивидуальной, творческой журналисткой работы.  В то же время стандарты (кодексы) определяют набор обязательных профессиональных требований и «контрольных точек», через которые обязан проследовать любой журналист или редактор при подготовке к печати статьи (полосы, рубрики, номера).
Эти стандарты (кодексы) принимаются специально созданными отраслевыми комитетами (комиссиями). Помимо этого они ложатся в основу правил внутриредакционной работы в медиа-компаниях, включаются в трудовые контракты с наемными журналистами и редакторами - в Axel Springer (Германия), The New York Times (США), The Guardian (Великобритания) и сотнях других. При этом внутрикорпоративные правила и контракты зачастую предписывают гораздо более жесткие ограничения, чем общие правила, что приняты на отраслевом уровне.
Владельцы и руководители этих компаний таким образом не только подчеркивают свою приверженность независимой, объективной журналистике, но и стремятся обезопасить собственный бизнес от рисков судебных преследований из-за недобросовестности своих редакционных сотрудников или рекламных менеджеров.
2. Отраслевые стандарты (кодексы) должны, в частности, включать:
 требования к подготовке и проверке редакционных материалов (порядок работы с источниками; необходимость представления мнений всех сторон, чьи интересы могут оказаться затронутыми; обязательное разграничение новостной информации от частных, экспертных суждений, комментариев и т.д.);
 нормы взаимоотношений журналистов с организациями и лицами, являющимися предметом публикации (не принимать подарков, не выполнять платных работ для организаций, о которых пишешь, и т.п.);
 специфические требования к составлению и публикации материалов о социально уязвимых группах населения (лицах с ограниченными физическими и умственными возможностями; несовершеннолетних, мигрантах, нацменьшинствах и т.п.; о конфликтах на национальной, этнической, расовой, религиозной и т.п. почве и др.)
 правила освещения нестандартных и кризисных ситуаций, сопряженных с угрозами для жизни населения (терактов, катастроф, стихийных бедствий и др.), поведения людей в момент горя, в состоянии шока, беспомощности и т.п.
3. Самым удачным органом для оценки соблюдения работниками СМИ профессиональных стандартов и правил является Общественная коллегия по жалобам на прессу, осуществляющая функцию третейского рассмотрения споров в связи с публикациями в СМИ. Решения этого органа должны признаваться крупным и средним бизнесом, представителями важнейших институтов гражданского общества и владельцами, издателями и редакторами СМИ. Пример наиболее эффективного подобного органа за рубежом - Британская Комиссия по жалобам на прессу (Press Complaints Commission), куда может обращаться любой читатель, любые юридические и физические лица. Решения Комиссии – это форма общественного принуждения СМИ к следованию профессиональным стандартам, что опирается на полную поддержку медийного и рекламного сообщества.
4. На российском медиа-пространстве -  острый дефицит журналистских кадров, отвечающих современным требованиям. Профильные учебные заведения в подавляющем числе случаев не обеспечивают необходимых профессиональных квалификаций. С этой точки зрения их выпускники в большей степени оказываются пригодными к работе в «развлекательно-желтой» прессе, или в корпоративных PR-службах, чем в качественных, независимых, социально ответственных СМИ.
5. Выработанные и принятые индустрией профессиональные правила поведения должны широко пропагандироваться и включаться в учебные программы подготовки профессиональных кадров для медиа-отрасли, бизнеса, госаппарата и других сфер деятельности. 
6. Любые однажды принятые правила и стандарты подлежат постоянным уточнениям и дополнениям, основанным на реальной практике их применения. Порядок внесения и публикации таких уточнений и дополнений должен регулироваться внутренними регламентами, принимаемыми учредителями третейского органа.

Для дальнейшей полноценной работы Общественной Коллегии необходимо:
 Разработка и экспертиза пакета документов (стандарты, правила, процедуры)
 разработка и поддержка вэбсайта (форума)
 разработка креатива для социальной информационно-рекламной кампании, изготовление фирменного стиля и элементов рекламной поддержки
 проведение социальной информационно-рекламной кампании, включая полиграфическую и иную продукцию 
 проведение рабочих групп, тематических семинаров и круглых столов по тематике отраслевых стандартов
 издание и распространение регулярного бюллетеня Коллегии с подробным описанием конкретных рассмотренных жалоб и выненсенных по ним решений, а также с обзором новейшей зарубежной практики работы комиссии по жалобам на прссу.

Возможный источник финансирования – ресурсы отраслевых медийных ассоциаций,  гранты Общественной палаты РФ, ФАПМК, РСПП, других заинтересованных структур.


Евгений Абов
Вице-президент по вопросам саморегулирования
Гильдии издателей периодической печати (ГИПП)

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов