Представлен подробный обзор конференции AIPCE в Стокгольме

 Европейский альянс советов по прессе - 2016: острые темы и национальные годовые отчеты

6-7 октября в Стокгольме прошла очередная ежегодная встреча Европейского альянса независимых советов по делам прессы (Alliance of Independent Press Councils of Europe, AIPCE).

Альянс представляет собой неформальную сеть независимых органов медийного саморегулирования. Ежегодное собрание позволяет участникам из разных стран непосредственно обсудить сложные профессиональные вопросы, поделиться опытом и получить совет коллег. В рамках этой конференции обычно проходит и собрание СОМС – Сети организаций медийного саморегулирования, объединяющей страны «постсоветского» пространства.

В столице Швеции собрались более 70 участников из 36 стран и еще более 20 гостей-выступающих. Российскими делегатами на собрании AIPCE в этом году стали заместитель председателя Палаты медиааудитории Ю.В.Казаков и член палаты медиасообщества О.А. Кравцова.

Открыли собрание его главный организатор Ола Сигвардссон (Ola Sigvardsson), шведский обмудсмен по делам прессы, и Катарина Арескууг Маскаренас (Katarina Areskoug Mascharenhas), глава предствительства ЕС в Швеции. Вступительную речь произнес Томас Маттссон (Thomas Mattsson), главный редактор шведского издания «Экспрессен» (Expressen).

Затем последовали выступления представителей разных стран с докладами о текущей ситуации. Презентации были разноплановыми, интересными, и времени, к сожалению, хватило далеко не всем.

Мурат Онок (Murat Önok) из турецкого Совета прессы рассказал, что после попытки государственного переворота 15 июля нынешнего года в стране введён режим чрезвычайного положения, который недавно был продлён. После 15 июля более 100 журналистов были заключены под стражу и ожидают суда, в добавление к тем 32, что уже содержались в заключении до 15 июля. Около 2500 журналистов в этот период потеряли работу. У нескольких сот журналистов были аннулированы удостоверения прессы. По обвинению в связях с религиозной общиной, подозреваемой в подготовке переворота, закрыты 6 телеканалов, 3 новостных агентства, 23 радиостанций, 45 газет, 15 журналов и 29 издательских домов. Недавно по подозрению в связях с террористическими организациями были закрыты еще 23 медиаорганизации (12 телекомпаний и 11 радиостанций). Общественные протесты, связанные с этими закрытиями, не освещались ни в одном средстве массовой информации. М. Онок процитировал заявление Комитета по защите журналистов: «Вскоре (в Турции) не останется ни одной новостной или информационной организации, которая не подвергалась бы цензуре и санкциям со стороны государства. Турция всё быстрее превращается в авторитарную страну».

Балаш Вейер (Balazs Weyer), председатель венгерского Форума редакторов, посетовал, что не хватает прозрачности в области владения медиа. Может быть, свобода у СМИ у нас и есть, но судя по падению доверия к средствам массовой информации, применяется она как-то неправильно, заключил докладчик.

Намного более оптимистичной была картина из Норвегии. Чешти Лёкен Ставрум (Kjersti Løken Stavrum) из Норвежской ассоциации прессы рассказала о том, как в августе этого года ассоциация организовала и провела 24-часовое мероприятие по медиаэтике «Etikk24». С 8 утра до 8 утра следующего дня журналисты, преподаватели, студенты, специалисты и просто заинтересованные граждане в непринужденной и неформальной обстановке обсуждали разнообразные темы, связанные с профессиональной этикой журналиста. Более 70 человек приняли участие в дискуссиях, и много зрителей смотрели их онлайн. Организаторы назвали мероприятие захватывающим, интересным и полезным и выразили надежду, что после 24-часового марафона обсуждения вопросов медиаэтики продолжатся во всех СМИ страны. Успех мероприятия также свидетельствовал и о живом интересе общественности к вопросам свободы и ответственности медиа.

Дэвид Вейсброт (David Weisbrot) из Совета прессы Австралии (который входит в Альянс независимых советов прессы Европы на правах наблюдателя) рассказал, что их Совет получает около 500 жалоб в год. Большая часть жалоб связана с вопросами неприкосновенности частной жизни, особенно детей, освещением проблем мигрантов, ЛГБТ-сообщества и случаев домашнего насилия. Число граждан, проявляющих интерес к вопросам медиаэтики, растёт, особенно с ростом популярности социальных сетей.

Питер Кнапен (Pieter Knapen), генеральный секретарь фламандского Совета по журналистике в Бельгии (Raad voor de Journalistiek), рассказал о выработанных рекомендациях в подготовке репортажей с участием несовершеннолетних.

После обеда состоялось панельное обсуждение «Находится ли свобода прессы под давлением в Европе?»

С речью выступила Алис Ба Кунке (Alice Bah Kuhnke), министр культуры Швеции.

Она подчеркнула важность свободы и независимости СМИ для нормального функционирования демократического общества. Швеция гордится тем фактом, что в этом году исполняется 250 лет с момента принятия шведского Акта о свободе прессы и 100 лет – шведскому Совету по делам прессы, старейшему органу саморегулирования в области медиа. Совет прессы – не законодательный орган, он функционирует благодаря свободной воле журналистов и финансируется четырьмя медиаорганизациями. Эта система саморегулирования работает на благо шведской прессы уже 100 лет и являет собой прекрасный пример того, как медиа могут решать этические вопросы самостоятельно, без какого-либо вмешательства политиков.

Ключевыми факторами эффективной работы медиа являются уверенность в журналистской профессии и доверие аудитории. Для граждан доступ к объективной информации о том, что происходит в мире, - это необходимое условие для принятия сознательных решений и формирования собственного мнения по сложным вопросам. Роль журналистики становится все более и более важной.

В последнее время участились случаи насилия над журналистами. Как показывают исследования, треть журналистов в Швеции сообщают о том, что получали угрозы в течение последних 12 месяцев. Такие угрозы могут вести к самоцензуре, а это серьезная угроза демократии. Шведское правительство разрабатывает меры для предотвращения угроз и насилия против художников, политиков и журналистов.

Но проблемы у журналистов возникают, конечно, не только в Швеции: во многих странах свобода слова находится под угрозой. Из разных стран поступают сообщения о случаях безнаказанности, замалчивания и даже убийств журналистов. Эту борьбу – по противодействию угрозам и насилию над журналистами – мы должны вести каждый день. И тут необходимы действия, а не просто слова.

Полностью речь министра (на английском языке) можно прочитать здесь: http://www.government.se/speeches/2016/10/speech-by-alice-bah-kuhnke-at-the-aipce-conference/

Далее в дискуссии «Находится ли свобода прессы под давлением в Европе?» приняли участие Дунья Миятович (Dunja Mijatovic), представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, Джонатан Лундквист (Jonathan Lundqvist) из шведской организации «Репортеры без границ», Петер Володарски (Peter Wolodarski), Главный редактор газеты «Новости дня» («Dagens Nyheter»), и Катарина Арескууг Маскаренас, глава представительства ЕС в Швеции. Модерировал дискуссию Александр Варзилек, представитель австрийского Совета прессы.

Александр Варзилек произнес вступительное слово, где кратко обрисовал, какому давлению подвергаются современные медиа не только в «проблемных» странах, но и в Европе в целом: это экономическое давление, особенно на печатные издания, это давление со стороны аудитории, у которой растет недоверие к «классическим» СМИ, а также это давление со стороны политиков. По-прежнему ли Швеция представляет собой «рай» для свободы слова – с этим вопросом Александр предоставил слово Петеру Володарски.

Конечно, в каком-то смысле это действительно рай, подтвердил Петер, ведь мы – журналисты и редакторы – можем наслаждаться свободой слова и делать ту работу, которую мы считаем важной. При этом мы в Швеции сейчас стоим перед лицом тех же проблем, что и все мировые медиа, – это «идеальный шторм», комбинация развития технологий, экономического давления и политического давления. Например, традиционные издания (такие, как «Dagens Nyheter», которая была основана в 1864 г. и всегда получала 80% дохода от продажи рекламы) теряют доход от рекламодателей, что вынуждает их поднимать цену на подписку. Этот экономический кризис, характерный для СМИ многих стран, приводит к читательскому кризису – аудитория предпочитает читать бесплатные новости онлайн, нежели покупать газету. Таким образом, если раньше мы конкурировали с телевидением и другими газетами здесь, в Швеции, теперь наши главные конкуренты – крупнейшие корпорации из Кремниевой долины, а именно Google и Facebook.

Джонатан Лундквист кратко рассказал об организации «Репортеры без границ» и ее Индексе свободы прессы, который подсчитывается на протяжении последних 15 лет в 180 странах. Скандинавские страны традиционно возглавляют список самых свободных стран: Финляндия оказывается на первом месте уже 7 лет подряд. Причину, почему Швеция несколько лет назад опустилась на 12 место, Джонатан объяснил принятым в 2009 году законом, позволяющим технической разведке следить за телефонными переговорами, смс-перепиской и электронной почтой жителей страны (FRA law). В последние годы, однако, Швеция поднялась в рейтинге, но не потому, что ситуация со свободой слова стала лучше, а потому что она еще сильнее ухудшилась в других странах.

Продолжая ответ на вопрос, в каких странах мы видим наибольшие проблемы со свободой слова, Дунья Миятович сказала, что, конечно, проблемных, «горячек точек» очень много, как в зоне работы ОБСЕ, так и за её пределами. Такие страны, как Швеция и Финляндия, стоящие в начале списка, должны, тем не менее, помнить, что свобода слова не даётся как само собой разумеющееся благо.

В наше время вопросы безопасности стали самой крупной угрозой для наших свобод, и это касается не только свободы выражения, а прав человека в целом. Новые законодательные инициативы, связанные с безопасностью, подчас серьёзно осложняют работу журналистов. Также журналисты получают множество угроз в связи со своей работой, и мы видим, что это происходит даже в таких странах, как Швеция. Завтра исполняется 10 лет со дня убийства Анны Политковской, и хотя следствие нашло исполнителей преступления, безопасность журналистов остается проблемой номер один. Еще одной проблемой стала онлайн-безопасность. ОБСЕ, кстати, в настоящий момент осуществляет проект по исследованию онлайн-безопасности женщин-журналисток.

Если смотреть на отдельные страны зоны ОБСЕ, наибольшее беспокойство вызывает ситуация в Турции, и она не получает должного внимания со стороны Европейской комиссии. Проблематичную ситуацию мы наблюдаем и в Азербайджане. Нам нужно обсуждать эти вопросы, призывать страны, чтобы они стремились к соблюдению международных соглашений, но часто мы сталкиваемся с отрицанием этих проблем. Официальные лица говорят: «нет, эти люди в тюрьме не потому, что они журналисты, они там по обвинению в связи с террористами», или «наши блогеры всем довольны», а когда беседуешь с людьми, выясняешь, что они постоянно чувствуют угрозу.

Так что ситуация далеко не радостная, заключила г-жа Миятович, и внутри самой Европы существует конфликт, который создает еще большие проблемы – это конфликт внутри Украины и вокруг Украины. Представитель ОБСЕ планирует визит в Крым, где будет разговаривать с местными журналистами, и только что вернулась из России, где обсуждала ситуацию с российскими журналистами.

Полная видеозапись панельной дискуссии (на английском языке):


Завершился первый день работы собрания выступлением Поля Хансена, шведского фотожурналиста, многократного лауреата конкурсов новостных фотографий. Поль показал много своих работ, среди которых – победитель World Press Photo 2013 года. На снимке, сделанном в Секторе Газа в ноябре 2012 года, запечатлены палестинцы, несущие тела двух погибших детей.

Нужно быть очень аккуратным, сказал Поль, неся людям информацию и стараясь не искажать ее. Мы все знаем, что война ведется не только на земле, она также ведется и на словах.

В качестве «девиза» работы фотожурналиста Поль процитировал совет своего старшего коллеги, который он получил в начале своей карьеры: «Давайте приедем, а там посмотрим, что будет» (Let's land and see what happens), подчеркнув этим, что нужно исходить из фактов и того, что ты увидишь на месте событий, а не составлять мнение заранее. «Журналист не должен принимать ничью сторону, но, по размышлении, конечно, я принимаю сторону – сторону всех невинно пострадавших», - завершил свое выступление Поль. Отвечая на вопрос из зала, что помогает ему справляться с эмоциональной нагрузкой, докладчик сказал, что перед поездкой в горячие точки журналист должен чётко понимать, зачем он туда едет. Если молодой репортёр хочет фотографиями из мест вооруженного конфликта «улучшить свое портфолио», ехать туда не следует. Нужно понимать свою задачу и свою миссию как журналиста. А справляться с неизбежным стрессом Полю помогает его поддерживающая семья.

 

Во второй день, 7 октября, заседание отрылось вопросом «Рискуют ли журналисты?»

Мерилин Кларк (Marilyn Clark), профессор Мальтийского университета, презентовала результаты исследования рисков и угроз для журналистов, проведенного информационным отделом Совета Европы в странах-членах Совета Европы.

Совет Европы уделяет особое внимание защите свободы прессы и прав журналистов. Эта работа осуществляется по четырем основным направлениям: 1) предотвращение рисков, 2) защита прав и свобод, 3) расследования и судебные преследования преступлений против журналистов, 4) информационная, образовательная и просветительская работа.

На сайте Совета Европы создана специальная платформа для обсуждения защиты прав журналистов и их безопасности: https://www.coe.int/en/web/media-freedom (материалы доступны на английском и французском языке).

В задачи исследования входило:

- определить, насколько часто встречаются случаи «недозволенного вмешательства» (unwarranted interference) – этим термином исследователи условились обозначать действия и/или угрозы таких действий, которые угрожают физической безопасности журналистов либо моральным принципам журналистской работы – другими словами, это незаконное давление на журналистов, оказываемое физическим, психологическим, экономическим или юридическим путём;

- выяснить, насколько журналисты ожидают или опасаются подобного «недозволенного вмешательства»;

- изучить взаимосвязь между случаями «недозволенного вмешательства», ожиданиями его и применением самоцензуры;

- исследовать, каким образом случаи «недозволенного вмешательства» связаны с журналистской деятельностью.

В исследовании приняли участие 940 журналистов, 54% (509) мужчин и 46% (431) женщин. 74% респондентов были в возрасте от 21 до 50 лет, у 46% журналистская карьера составляла более 16 лет.

За последние три года респонденты испытывали:

31% – физическое насилие 46% – угрозы насилия 13% – сексуальные домогательства 69% – психологическое насилие 53% – психологическое насилие онлайн (кибер-буллинг) 35% – унижения со стороны полиции Кроме этого, 39% были объектами слежки, и 76% чувствовали, что недостаточно защищены, чтобы не стать объектом слежки.

Исследование показало, что многие журналисты, став объектом угроз или давления, не обращались в полицию, а те, кто обращались, были неудовлетворенны реакцией правоохранительных органов. 40% из тех, кто входит в профессиональные союзы, не обращались с такими проблемами даже в свой союз.

Для кого-то «недозволенное вмешательство» привело к усилению самоцензуры, однако 36% отметили, что из-за оказываемого давления они лишь еще более уверились в своей журналистской миссии, и угрозы не привели к ограничениям деятельности.

На данный момент подробный отчёт о результатах исследования проходит окончательную редакторскую проверку, его публикация ожидается в апреле будущего года. Отчёт будет доступен на английском, французском, русском, сербском и турецком языках.

Далее с рассказом о собственном опыте переживания угроз по отношению к журналистам выступила Анна Гульберг (Anna Gullberg), главный редактор региональной газеты «Gefle Dagblad».

Газета выходит в шведском городе Евле с 1895 года, её аудитория – порядка 150 тысяч человек. В подчинении Анны – 35 репортеров. История, о которой рассказала Анна, началась в январе 2015 г. Журналисты газеты обнаружили, что лидеры местной мусульманской общины симпатизируют запрещённой организации ИГИЛ. Газета начала расследование, опубликовала несколько крупных материалов на эту тему, некоторые из которых привлекли внимание общенационального масштаба и вызвали активное обсуждение в соцсетях. Кроме прочего, выяснилось, что глава местной мечети поддерживал и вёл общенациональный вебсайт muslim.se, где выразил мнение, что гомосексуалисты должны подвергаться смертной казни. Многие были недовольны публикациями газеты на эту противоречивую тему, люди оставляли комментарии в социальных сетях, подавали жалобы в суд и в Совет по делам прессы, и это, конечно, создавало определенное напряжение для репортеров.

Приблизительно год назад газета опубликовала самый крупный материал на эту тему – о том, что имам местной мечети был лидером боевиков ИГИЛ (запрещенной в России организации) в Швеции. Перед публикацией газета особо пояснила читателям, что речь идет не обо всех мусульманах, а лишь о конкретной мечети в конкретном городе, во избежание необоснованных обобщений.

День, когда вышел этот материал, был весьма напряженным. В середине дня Анне Гульберг позвонили полицейские и сказали, что им поступил сигнал о заложенной в редакции бомбе. Здание уже было окружено полицейскими машинами. Угроза оказалась только угрозой, но она, конечно, имела свои последствия. Анна обнаружила, что репортеры, вплотную работавшие с этой историей, были напуганы менее всего, а те, кто знали о расследовании меньше и были менее задействованы, испытали более сильный страх. Наибольший ужас это происшествие навело на отдел маркетинга и продаж.

В целом, инцидент не остановил журналистскую работу, но осложнил её, поскольку вероятность последующих угроз стала частью обсуждения, стоит или не стоит публиковать тот или иной материал. Несмотря на это и несмотря на негативную кампанию против газеты в социальных сетях журналисты продолжили расследование темы.

В дальнейшем Анна получала и персональные угрозы (это дело рассматривается в суде), а также анонимные звонки с требованиями не публиковать определенные материалы. Кроме того, многие обвиняли газету в расизме и потере читательского доверия. Журналистам газеты, которые просто хотели качественно выполнить свою работу, были неприятны обвинения в поддержке ультраправых взглядов.

Конечно, весь этот «токсичный коктейль», по выражению Анны, возымел свой эффект на журналистов. Хотя журналисты «Gefle Dagblad» получили и много поддержки от коллег, история широко освещалась в шведских СМИ.

Видеозапись выступления Мерилин Кларк и Анны Гульберг (на английском языке)

Далее к Мерилин Кларк и Анне Гульберг в дискуссии об угрозах и насилии над журналистами присоединились Силла Бенко (Cilla Benkö), директор Шведского национального радио и Дэн Элиасcон (Dan Eliasson), начальник полиции Швеции. Модерировал обсуждение Бьорн Хегер (Björn Häger) из шведского Национального пресс-клуба

Даже в Швеции учащаются угрозы против журналистов, отметила Силла Бенко, и это причина, почему в рейтинге «Репортеров без границ» Швеция опустилась на несколько пунктов. Это, конечно, негативный момент. Позитивный состоит в том, что есть такие журналисты и редакторы, как Анна (Гульберг), которых не останавливают угрозы. Кажется, мы даже не всегда осознаём, как это прекрасно, когда есть профессионалы, готовые в сложных условиях продолжать работу. В Швеции журналистов не убивали, как в других странах, например, в России. В этом смысле ситуация для наших журналистов намного лучше, но и она ухудшается в последнее время.

Дэн Элиассон добавил, что конечно, это крайне печальная тенденция – учащение угроз по отношению к журналистам. Это приводит к самоцензуре, что противоречит и стандартам журналистики, и Конституции, и всем европейским ценностям. С этой точки зрения их и надо рассматривать – это преступления против краеугольного камня нашей Конституции! Угрозы журналистам – это угрозы демократии.

Обращаясь к Анне Гульберг, Мэрилин Кларк выразила восхищение смелостью редактора и её журналистов и также отметила тот факт, что несмотря на то, что угрозы не остановили работу редакции и публикацию сложных материалов, они все-таки повлияли на состояние журналистов. Она согласилась с тем, что многочисленные угрозы разнообразного характера по отношению к журналистам, выявленные в описанном выше исследовании, угрожают принципам демократии.

Участники дискуссии также сошлись во мнении, что очень важна профессиональная солидарность и просветительская работа среди журналистов и широкой общественности. Мэрилин Кларк напомнила о результатах исследования, которые показали, что в большинстве случаев журналисты, получающие угрозы, не обращаются не только в полицию, но даже в собственные профессиональные союзы, не веря, что ситуацию можно изменить (а иногда и опасаясь ухудшить её). 2 ноября отмечается Международный день прекращения безнаказанности за преступления против журналистов, и это хороший повод объединить усилия журналистов разных стран и привлечь внимание к проблеме.

Видеозапись дискуссии (на английском языке):

 

Затем участники разделились на четыре группы: первая под руководством шведского омбудсмена по делам прессы Олы Сигвардссона искала ответ на вопрос «Являются ли знаменитости публичными фигурами?». Тема для обсуждения второй группы – «Новые платформы – новые возможности для работы с журналистской этикой», модератор – Чешти Лёкен Ставрум из Норвежской ассоциации прессы. Третья группа под руководством Доминика фон Бурга (Dominique von Burg) из швейцарского Совета прессы решала, «Возможно ли найти жёсткие правила для называния имен». И четвертая разбирала, «Как создать Совет прессы с нуля», модератором был Балаш Вейер из Венгрии.

 

После обеда состоялись презентации результатов обсуждений рабочих групп.

Являются ли знаменитости «публичными фигурами»? Результаты обсуждения доложил представитель группы Питер Фини (Peter Feeney), омбудсмен по делам прессы Ирландии. Такие знаменитые личности как судьи и политики должны быть подотчётны общественности, в то время как актёры и другие «селебрити» – нет. Чтобы говорить об «общественном интересе», недостаточно того аргумента, что публике любопытна жизнь той или иной знаменитости. Во время встречи группы обсуждался пример, который привёл Алекс Варзилек из Австрии: пресса подловила одного политика во время распития спиртных напитков. В итоге Совет прессы решил, что такой журналистский материал не преследовал «общественных интересов», т.к. политик не делал ничего противозаконного.

Говорили и о том, что за супругами знаменитостей и, конечно, за их детьми должно сохраняться право на непубличную частную жизнь.

Также встал вопрос, должны ли различаться журналистские стандарты, применимые по отношению к «таблоидам» и к «серьезным» изданиям? Несмотря на то, что аудитория таблоидов может считать, что читает такие издания исключительно для развлечения, невозможно иметь два разных набора журналистских стандартов: и к тем, и к другим должны применяться одни и те же правила этики.

Вторая группа обсуждала новые платформы как новые возможности работы с вопросами журналистской этики. На обсуждении основное внимание было посвящено разбору норвежского кейса, когда администрация социальной сети Фейсбук удалила статью шведской газеты Aftenposten со страницы газеты в Фейсбуке из-за знаменитой фотографии Ника Ута, на которой изображена бегущая от напалма обнажённая девочка (данный кейс уже обсуждался на вебсайте российской Общественной коллегии).

Фейсбук удалил это фото даже со страницы шведского премьер-министра, когда она поддержала журналистов. Ким Фук, запечатленная на фотографии (которая давно выросла и живет в Канаде), сама всегда активно поддерживала распространение этого фото как антивоенного символа.

Возникает вопрос, должна ли платформа Фейсбук подчиняться журналистским правилам, или журналисты обязаны подчиняться правилам платформы Фейсбук?




Манфред Протце (Mandred Protze) из Совета прессы Германии выразил мнение, что если публикация в сети Фейсбук сделана журналистом на официальной странице издания – эта публикация (если она отвечает журналистским этическим стандартам) должна быть прерогативой самого издания, и нужно попытаться найти способ убедить Фейсбук подчиняться этому принципу.

Он также добавил, что Советы по делам прессы должны обращаться с тем, что медиаорганизации публикуют на своих официальных страницах в соцсетях, включая комментарии, как с любым другим журналистским материалом. И если мы считаем, что за содержание материалов несет ответственность редакция, которая это публикует, Фейсбук либо другие платформы не должны налагать на такие материалы свои правила цензуры.

Результаты обсуждения третьей группы доложил ее модератор, Доминик фон Бург. Вопрос состоял в том, что в условиях возрастающего давления на журналистов, следует ли медиа поменять принципы называния имен в публикациях, когда дело касается, например, подозреваемых в преступлениях или осужденных, причем не тех, кто уже является публичной фигурой, а обычных людей. На данный момент правило состоит в том, чтобы не называть имена тех, кто пока только подозревается в преступлении, а некоторые Советы прессы считают, что даже имена осужденных и заключенных под стражу обнародовать нельзя – чтобы защитить их право на частную жизнь и право их семей на частную жизнь, а также чтобы дать им шанс вернуться к жизни в обществе после исправления. Давление ситуации состоит, например, в том, что трагедии становятся крупнее – и иногда связаны с терроризмом. Другая причина давления – это социальные сети, поскольку новости расходятся там очень широко и очень быстро.

В результате обсуждения группа пришла к выводу, что следует сохранить существующие правила, но ввести некоторые исключения. Например, в случае риска возникновения неясности – чтобы под подозрение не попали все другие люди, подходящие под описание преступника (например, если теракт совершил «молодой француз, исповедующий ислам»). Другим примером может служить ситуация, когда происшествие – такого крупного масштаба, что новость о нем уже широко разошлась в соцсетях, включая имя предполагаемого преступника, что уже не имеет смысла скрывать его. И еще одно исключение составляет положение об «общественном интересе», которое уже существует в этических кодексах большинства стран, хотя понятие «общественный интерес» недостаточно четко определено. В таких случаях это остается прерогативой редакции – решить, называть конкретные имена или нет, служит ли это общественным интересам.

Во время обсуждения третьей группы возник дополнительный вопрос, который группа предложила обсудить отдельно на следующей встрече – нужно ли упоминать в публикациях национальность / этническую принадлежность преступников.

Четвертая группа разрабатывала «пособие», как создать Совет по делам прессы с нуля. Советы прессы возникают и развиваются во многих странах. Очень важны, конечно, поддержка, советы и опыт со стороны уже существующих Советов прессы. Хотя ситуация везде разная, и нет идентичных моделей, есть определенная общая динамика. В первую очередь, понадобится много терпения и энтузиазма. Второе условие успеха – создать сильную коалицию разнообразных заинтересованных лиц (стейкхолдеров) – участия только журналистов недостаточно, чтобы создать эффективную систему саморегулирования, нужны также представители издательств, читательской аудитории, иногда рекламодателей. Ключевым словом является доверие общества, которое необходимо заслужить. И конечно, нужно завоевать рынок, иметь представительство в разных его сегментах. Не нужно опираться только на слово «жалобы», которое часто вызывает негативное впечатление, нужно балансировать его с ролью защитника журналистов и свободы слова.

После докладов рабочих групп участники обсудили, где будут проводиться следующие собрания Альянса. В 2017 году встреча пройдет в Будапеште, в 2018 – в Хельсинки, в 2019 – в Грузии, в 2020 – на Кипре.

Завершилось собрание заключительной речью и подведением итогов конференции. Финальную речь произнесла исполнительный директор шведской Ассоциации медиаиздателей Джаннет Густафсдоттер (Jeannette Gustafsdotter). Собравшиеся почтили память убитой ровно 10 лет назад Анны Политковской минутой молчания.

В рамках собрания AIPCE прошла рабочая встреча представителей организаций – членов Сети организации медийного саморегулирования (СОМС). Более подробная информация о встрече и ее итогах опубликована на сайте Коллегии 11 октября 2016 г.

Традиционно для конференции участниками - национальными органами медийного саморегулирования - были подготовлены отчеты о работе за год, которые мы также публикуем:



ОТЧЕТЫ СТРАН В ФОРМАТЕ PDF

Автор: Ольга Кравцова
Источник фото: TU Medier i Sverige

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов