Решение Коллегии №227 - Страница 4

Оглавление

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе Давтян Мари Давитовны (Консорциум женских неправительственных объединений), Пушкиной Оксаны Викторовны (депутата Государственной Думы VII созыва), Поповой Алёны Владимировны (Сеть взаимопомощи женщин ТыНеОдна), Ривиной Анны Валерьевны (Центр “Насилию.нет”; организация включена Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) на материалы, опубликованные сетевым изданием Царьград/Tsargrad: “Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: жёсткие истории Оксаны Пушкиной”  (автор Анна Вавилова, дата первой публикации 28.04.2021 г., адрес в интернете https://tsargrad.tv/investigations/kak-zapad-postavljaet-deputatov-v-gosdumu-zhjostkie-istorii-oksany-pushkinoj_350490) и “Их цель – русские дети” (автор Анна Вавилова, дата публикации 30.04.2021 г., адрес в интернете: https://tsargrad.tv/shows/ih-cel-russkie-deti_350016

 

 

г. Москва, 25 августа 2021 г.                                                                         № 227

 

На 227-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе сопредседателя Коллегии, председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Надежды Ажгихиной, Андрея Жвирблиса, Этери Левиевой, Евы Меркачёвой, Виктора Юкечева, членов Палаты медиа-аудитории Алексея Автономова, Льва Амбиндера, Александра Верховского, Сергея Ениколопова, Вадима Клювганта, Виктора Монахова, Павла Нетупского, Владимира Ряховского, Григория Томчина рассмотрела жалобу Давтян Мари Давитовны (Консорциум женских неправительственных объединений), Пушкиной Оксаны Викторовны (депутата Государственной Думы VII созыва), Поповой Алёны Владимировны (Сеть взаимопомощи женщин ТыНеОдна), Ривиной Анны Валерьевны (Центр “Насилию.нет”; организация включена Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) на материалы, опубликованные сетевым изданием Царьград/Tsargrad: “Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: жёсткие истории Оксаны Пушкиной”  (автор Анна Вавилова, дата первой публикации 28.04.2021 г., адрес в интернете https://tsargrad.tv/investigations/kak-zapad-postavljaet-deputatov-v-gosdumu-zhjostkie-istorii-oksany-pushkinoj_350490) и “Их цель – русские дети” (автор Анна Вавилова, дата публикации 30.04.2021 г., адрес в интернете: https://tsargrad.tv/shows/ih-cel-russkie-deti_350016

 

Вопросы процедуры. М.Д. Давтян, О.В. Пушкина, А.В. Попова, А.В. Ривина подписали Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, редакция сетевого издания Царьград/Tsargrad (главный редактор Д.И. Токарева) на информационное письмо Коллегии не ответила, Соглашения с Коллегией не подписала, в заседании участия не приняла.

 

Позиция заявителей в обращении в Коллегии была выражена следующим образом. «Авторы материала, редактор и главный редактор, допустившие материалы к выходу злоупотребили свободой массовой информации, нарушили принципы и нормы журналистской этики и информационные права граждан, ставшими главными героями видеосюжета. Два оспариваемых материала (видео и текстовая версия) пропагандируют культ насилия и жестокости, способствуют дискриминации по признаку сексуальной ориентации и политических взглядов, умножают ненависть и предрассудки. Материалы содержат целый ряд не соответствующих действительности утверждений. Авторы материалов  ставят под сомнение существование такого явления как домашнее  насилия. В материалах представлена только одна позиция по заявленной теме - противников законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, и далеко не пользующаяся массовой поддержкой общества, однако в материале она представлена как единственно правильная и поддержанная большинством в России.

Так, журналистка Анна Шафран утверждает, что законопроект направлен на разрушение института семьи, изъятие детей из семьи и продвижение ювенальной юстиции, что не соответствует действительности, а является типичным приемом распространения ложной информации (fake news). В материалах используется прямая клевета, оскорбления и диффамация в отношении ряда правозащитных организаций, адвокатов  и депутата Госдумы журналистки Оксаны Пушкиной. Особо отметим, что в материале издания в качестве экспертов по законопроекту о профилактике домашнего насилия привлечены эксперты, не обладающие хотя бы каким-то экспертным знанием и опытом в этой области.

Мы   уверены, что это сделано осознанно, с целью сформировать негативный образ адвоката, руководительницы Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян, правозащитницы Алены Поповой, руководительницы центра “Насилию.нет” Анна Ривиной, депутата Оксаны Пушкиной и целого ряда правозащитных организаций.

В материале утверждается следующее: «Мари Давтян – икона правозащитного феминизма. Выпускница Российской академии адвокатуры и нотариата, читала лекции в гендерной школе партии «Яблоко» и работала тренером в российско-британском проекте «Доступ к правосудию для жертв домашнего насилия». С конца 2017 года руководит Центром защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений. Консорциум этот сформирован на спонсорские средства Агентства США по международному развитию, Фонда Сороса, Фонда Макартуров, Фонда Форда и других более мелких организаций».

Ни Мари Давтян, ни Консорциум женских НПО никогда не финансировался за счет фонда Сороса, это ложное утверждение, по которому не представлены никакие доказательства. Более того, в «расследовании» утверждается, что адвокат Давтян состоит  в коллегии адвокатов Pen and Paper, что также является ложным утверждением.

В материале приводятся недостоверные сведения об устройстве организаций, занимающихся проблемой домашнего насилия. Например, автор статьи называет Алёну Попову основательницей центра «Насилию.нет», что не является правдой и вводит читателя в заблуждение. Цитата из материала издания, которая полностью не соответствует действительности: “Алёна Попова – феминистка, основательница НКО "Насилию.нет", признанной Минюстом иностранным агентом. Интернет, как уже говорилось, помнит немало страшных цифр о смертности от домашнего насилия, которые Алёна Попова брала прямо с ближайшего потолка”.

Упомянутые материалы сетевого издания (телеканала) «Царьград» искусственно объединили в одну группу людей из совершенно разных организаций с разной историей, по сути фабрикуя против них порочащую информацию, распространяя слухи, утверждая, что ими руководят из некоего единого центра.

Цитата из материала издания: «Цепь феминистских НКО стягивается вокруг нашей страны. Консорциум женских неправительственных объединений, проект «Зона права», центр «Сёстры», женский кризисный центр «Китеж», сеть взаимопомощи «Ты Не Одна», Региональная общественная организация «Кризисный центр для женщин», центр «Насилию.нет», центр против насилия в отношении женщин «АННА»**, проект «Правовая инициатива»*** (три последних – иностранные агенты) – упорные бойцы, каждый из которых по сигналу сверху всегда готов сменить товарищей, павших под давлением «консервативной плесени». Точно так же, как Оксана Пушкина заменила Салию Мурзабаеву, и её в свой черёд заменит более успешная лоббистка».

Помимо нападок на организации, издание занимается репутационной дискредитацией конкретных людей, в материалах приведены фотографии всех субъектов, подробно продемонстрированы сайты организаций  в негативном контексте, без  нашего согласия  использованы  личные фотографии.

Мы считаем, что оспариваемые материалы неприемлемыми, манипулятивными и нарушающими этические стандарты журналистики и содержащими  «язык вражды».

Мы считаем недопустимым, когда СМИ используется как пропагандистская политическая машина и позволяет со своих интернет страниц прямые оскорбления, навязывая аудитории заведомо эмоционально-негативные ярлыки о тех, кому посвящен материал.

Цитата из материала : «Депутатка, как принято говорить в душном кругу феминисток, похоже, всё ещё стремится к власти. Оксана Пушкина убеждена, что у России нет будущего без эффективных лоббисток, проталкивающих в школы секс-просвет, в семьи – озлобленных ювенальщиц, а в общество – бездумную толерантность ко всем проявлениям человеческой, а где-то уже и нечеловеческой натуры. Не тратьте силы, Оксана Викторовна. Мы вас больше не выберем».

Мы убеждены, что целью публикации является не журналистское расследование, а политический акт с целью шельмования и травли людей, занимающихся общей проблемой домашнего насилия».

 

Позиции адресатов  жалобы, редакции сетевого издания Царьград и автора оспоренный публикации Анны Вавиловой, остались не прояснёнными по не зависящим от Коллегии причинам.

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии.

Заявитель Ривина Анна Валерьевна, член Палаты медиааудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу, при открытии заседания уточнила, что в данном информационном споре участвует не в  роли члена Коллегии. Предотвращая возникновение ситуации конфликта интересов, она при этом не будет выступать на заседании даже и как заявитель.

Заявитель Давтян Мари Давитовна выразила уверенность, что оба оспоренных материала нарушают нормы журналистской этики, поскольку не отвечают принципу объективности. Повторив сказанное в обращении в Коллегию о том, что в материалах представлена только одна точка зрения, именно противников законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, а в качестве экспертов не представлены люди, которые имели бы необходимые опыт, образование, экспертные познания в этой области, г-жа Давтян свой тезис о том, что в оспоренных материалах  «содержится огромное количество недостоверной информации, фактологических ошибок и откровенных фейков» подкрепила, в частности, следующими примерами. «Говоря о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия, авторы материала утверждают, что он направлен на разрушение института семьи, изъятие детей из семьи, на продвижение ювенальной юстиции, что не соответствует действительности. Проект в принципе не затрагивает вопросы опеки и попечительства над детьми, не содержит ни одного нормативного положения, направленного на регулирование родительских прав и обязанностей, - и это легко проверяется потому, что сам документ находится в открытом доступе. Авторы материала утверждают, далее, что, согласно этому законопроекту, НКО “получат возможность заходить в любой дом»”. Это также не соответствует действительности, такие права НКО не даны. На этих ложных утверждениях я останавливаюсь потому, что они имеют целью вызвать у зрителей и читателей страх за свою безопасность, представить нас как угрозу обычным гражданам».

Переходя к недостоверным сведениям, касающимся в публикациях самих заявительниц, М.Д. Давтян заметила: фактические ошибки в этой части публикаций могут показаться связанными с не очень аккуратной работой авторов материалов, «но дело в том, что так ошибиться невозможно». Поскольку вся информация о заявительницах является открытой, узнать, в какой именно коллегии адвокатов состоит она сама, можно в первом же абзаце на её личном сайте; «это же касается Анны Ривиной и Алёны Поповой». Но в оспоренном материале сказано: «Милых дам, кроме того, объединяет и одна Коллегия адвокатов Pen&Paper». Эта не соответствующая действительности  информация понадобилась «для того, чтобы искусственно объединить нас в одну группу, хотя мы люди из разных организаций, с разной историей и с разным бэкграундом. Искусственно объединяя нас, автор материала пытается представить, что нами руководят из некоего центра, из-за рубежа. При этом авторы не утруждают себя представлением источников своей информации, или хотя бы какими-то ссылками, подтверждающими их доводы».

М.Д. Давтян уточнила, что не является членом Коллегии адвокатов Pen&Paper («я уважаю своих коллег, но состою в другой коллегии адвокатов»). И подчеркнула: Консорциум женских НПО, который представлен в оспоренных текстах как сформированный на иностранный деньги, в том числе, на средства Фонда Сороса, Фонда Форда и др., - это общероссийская ассоциация, зарегистрированная в 2003 году, в состав которой входит больше сотни российских организаций. В основании Консорциума никогда не было иностранного финансирования; ни Консорциум, ни она сама никогда не получали денежных средств из того же фонда Сороса, например. Вся информация о финансировании организации содержится на ее сайте в открытом доступе, как и должно быть по закону; при этом Консорциум больше 12 лет финансируется из фонда президентских грантов. «Возникает вопрос – почему информации об этом нет в материале? Да потому что это выбивается из всей линии этого материала, согласно которой мы – враги государства».

По мнению заявителя, в материалах активно используется «язык вражды», при этом выбранные риторика и лексика направлены на убеждение  зрителей и читателей в том,  что люди, которые борются с домашним насилием, являются врагами российского государства. М.Д. Давтян заявила, что считает такую риторику опасной, направленной на раскол общества и, в частности, на то,  чтобы пробуждать ненависть по отношению к правозащитникам.

Г-жа Давтян полагает, что упомянутый в материалах документ фонда Сороса о стратегии поведения внутри России - «явный фейк»; на  проверку этого обстоятельства у неё самой «ушло 15 минут».

Подчеркнув, что «авторы оспоренных публикаций давно являются оппонентами заявительниц по теме профилактики домашнего насилия», М.Д. Давтян сделала вывод о том, что  вместо открытой и честной дискуссии по проблеме, которую сегодня невозможно не заметить, автор материала попытался «путём очернения  правозащитников дискредитировать тему борьбы с домашним насилием, поставить под сомнение само это явление».

Оспоренные  материалы заявительница считает содержащими утверждения, не соответствующие действительности, способствующими дискриминации по признаку сексуальной ориентации и политических взглядов, умножающими ненависть и предрассудки, наносящими заявителям репутационный вред.

Заявитель Попова Алёна Владимировна также выразила мнение, что цель оспоренных материалов – дискредитировать не только конкретных лиц, обратившихся в  Коллегию, но и всю борьбу за закон о профилактике семейно-бытового насилия. Говоря о подтасовке фактов в публикациях, г-жа Попова привела в пример утверждение о том, что сама она якобы берёт цифры о количестве пострадавших «с потолка». «Это Царьград повторяет постоянно, в каждом материале о законопроекте о профилактике домашнего насилия; при этом нам приписывают утверждения,  которые мы вообще не делали», - в частности, о том, что 14 тысяч женщин в год гибнут от домашнего насилии. «Мы никогда и нигде такую цифру не использовали, но они приписывают её нам постоянно: создавая образ людей, фантазирующих на тему эпидемии домашнего насилия в России, понижая доверие ко всей нашей борьбе в целом».

Отнеся оспоренные материалы к «пропагандистским», г-жа Попова отметила в них специальные профессиональные приёмы, работающие на «большую ложь». Один из таких приёмов – «утверждение, что мы врём на каждом шагу. Например, врём, что мы не иностранные агенты, хотя я, например, иностранный агент (по их утверждению)». «Они понимали, что я буду избираться в эту Государственную думу, и десять раз старались подчеркнуть, что в Госдуму пойдет иностранный агент с такой вот повесткой. И им это удалось, очень часто на встречах цитируют этот материал Царьграда. Люди считают, что к ним на встречу пришёл враг, и что закон, который он продвигает, это вражеский закон»

По словам А.В. Поповой, оспоренный материал прекрасно себя оправдывает, «но это не журналистская, а завиральная, лживая работа». «Это пропагандистский листок, прилепленный на канал для того, чтобы разрушить возможность принятия законопроекта».

Возвращаясь к якобы сказанному в законопроекте про изъятия детей из семей как к примеру информации, не соответствующей  действительности, г-жа Попова уточнила: «Правда на этот счёт выложена не только на сайте Государственной Думы, но и на сайте тынеодна.ру с нашими комментариями. Там желтым  выделено, что в законопроекте нет ничего про изъятие детей из семей и нет ничего про новые санкции со стороны органов опеки и попечительства. Об этом знают и Анна Шафран, и весь Царьград, поскольку они неоднократно давали ссылку в материалах на тынеодна.ру/закон. Они к нам заходили, читали наши сообщения, делали их скрины. Поэтому не знать, что этого нет в законопроекте, они просто не могут».

Оценивая оспоренные материалы как наносящие заявителям ущерб, урон их репутации («я сейчас это вижу на практике, когда встречаюсь с людьми; каждый день, минимум два-три человека мне про это рассказывают»), А.В. Попова предложила Коллегии признать работу авторов оспоренных публикаций не соответствующей стандартам журналистской этики,  журналистской работы как таковой, полагая, что это поможет «недопущению появления подобных псевдожурналистских материалов в будущем». Напомнив о контексте, в котором появился оспоренный материал, о расколе общества, в том числе, по поводу законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации, и об «огромном количестве пострадавших от насилия, которых в России 16,5 миллиона в год по данным Росстата», г-жа Попова выразила надежду, что решение Коллегии по оспоренным публикациям Царьграда поможет остановить «этот каток, асфальтоукладчик пропаганды».

Заявитель Пушкина Оксана Викторовна выразила убеждение,  что нужно разделять профессиональную этику журналиста, журналистские стандарты -  и «дубовую пропаганду, которая применяет очень грязные техники».  Г-жа Пушкина  отметила, что в оспоренных материалах налицо упрощенная и однобокая подача информации. Так, с преамбулы «Как Запад поставляет депутатов в госдуму» начинается формирование «образа врага» в её лице. «При этом креативно используется экспрессивный удар, шок, вызывающий протест и желание сразу же наказать виновных: “Их цель – русские дети”». «Авторы публикаций с самого начала подменяют понятия, пытаются создать впечатление, что говорят от имени населения, в частности, от православного большинства, что категорически не так».

По словам О.В. Пушкиной, такое бессовестное распространение полуправды или откровенной лжи отвлекает людей от реальной проблемы, запутывает их, шокирует аудиторию. При этом пропагандистский контент идет вразрез с официальными государственными источниками, касающимися проблемы домашнего насилия в нашей стране. «ВЦИОМ опубликовал свои цифры: 70% жителей страны поддерживают принятие специализированного закона».

«Говорить о том, что это наша личная история, что мы лоббисты каких-то интересов Запада с точки зрения журналистики, а не пропаганды,  антипрофессионально. Государство понимает эту беду (проблему семейно-бытового насилия, - Коллегия). Именно поэтому на базе Совета Федерации была создана рабочая группа по работе над законопроектом, куда входили все ведущие профильные министерства, его подготовка  велась очень тщательно».

По словам г-жи Пушкиной, люди, которые были представлены в публикациях Царьграда, как эксперты (Анна Шафран и другие) «об этом прекрасно знают».

Заметив, что в пропаганде журналистские стандарты «не просто неприменимы, но вредны», О.В. Пушкина сделала вывод о том, что в оспоренных публикациях нарушено одно из основных журналистских правил: распространять и комментировать только ту информацию, в достоверности которой журналист убежден и источник которой ему хорошо известен. Нарушено также и требование ненанесения ущерба кому бы то ни было  неполнотой и неточностью  информации. Неправда о законопроекте в данном случае сопровождается распространением заведомо ложных сведений о заявителях, что также недопустимо.

Г-жа Пушкина выразила убеждение, что с пропагандой, применяющей грязные, жёсткие механизмы, необходимо бороться, «иначе нашу журналистику ждёт смерть, она просто исчезнет». Противостоять пропаганде при этом может только честное описание реальности. «Что и делает журналистика, работающая по стандартам профессиональной этики».

Ответы на вопросы. На вопрос: было ли со стороны журналистов телеканала Царьград обращение к заявителям и прежде всего, к ней самой - как человеку, чьё имя стояло в заголовке видеопубликации - с предложением представить их точку зрения, О.В. Пушкина ответила отрицательно. Таким же был ответ на просьбу уточнить: были ли какие-то попытки связаться с ней лично по телефону или СМС-сообшениями?

На обращённый к ней вопрос: «Где вы видите в материале пропаганду культа насилия и жестокости, в чём именно н проявляется?», М.Д. Давтян ответила следующим образом: «Само указание на то, что все те люди, которые борются с домашним насилием, являются “врагами государства”,  “врагами государственности”. Это противопоставление нас другим, выставление нас как угрозы -  а именно в этом состоит идея языка вражды, - раскалывает общество на тех кто, условно говоря, за позицию автора - и на тех, кто против его позиции. Те,  кто против, –  враги государства, это четко произносится. Я цитировала Анну Шафран: “нежелательные организации”, “интересы врага”».

«Зачем самой проблеме (домашнего насилия, - Коллегия) отказывать в существовании? Затем, чтобы свести на нет её обсуждение. Мы говорим о том, что реально очень большое количество граждан страдает от домашнего насилия, и не только от домашнего, но и от сексуализированного (женщины).  Зачисляющие нас во враги, цель которых - разрушить семью и государственность, уводят дискуссию от реального решения проблемы, усугубляя этим саму проблему». Если говорить о дискриминации, то в текстах «огромное количество дискриминации по отношению к людям ЛГБТ, например. Я не представляю интересы ЛГБТ, поэтому не делала на этом акцент».

Отвечая на вопрос об источнике приведённых ею данных о пострадавших от насилия женщинах, А.В. Попова пояснила: это официальные данные Росстата, цифра опубликована на  его сайте.

Г-же Поповой был задан вопрос, связанный с приведённой ею в выступлении юридической квалификацией оспоренных публикаций (клевета,  действия, наносящие ущерб доброму имени и деловой репутации, и т.д), заведомо не отвечающей компетенции Коллегии. Вопрос был сформулирован так: «Какого отклика вы ждете от Коллегии в этой части?». Ответ А.В. Поповой: «Я сознательно упомянула это, говоря о том, какой бы мне виделось квалификация действий телеканала Царьград, и это моя точка зрения с самого начала нашей большой, очень долгой дискуссии о том, куда мы должны обращаться: сначала в суд,  а потом в Коллегию, - или сначала в Коллегию,  а потом в суд. Меня убедили, что сначала мы должны получить оценку профессионального сообщества».

Ответ М.Д. Давтян на уточняющую реплику («Вообще-то говоря, это альтернативные способы защиты прав, и только неявка адресата жалобы, может освободить Вас от обязательства не ходить потом в суд»): «У нас действительно была очень бурная дискуссия. Я, как адвокат, прекрасно понимаю, что мы не можем использовать в суде никакие материалы, которые предоставит Коллегия по жалобам на прессу, и что вообще после этого разбирательства вопрос для нас закрыт. Позиция моя, Оксаны Викторовны и Анны Валерьевны: не использовать репрессивные механизмы против СМИ. Эта позиция взвешенная,  мы считаем, что сегодня и так достаточно репрессивных механизмов против СМИ. (…) Нас интересует реальная, настоящая дискуссия об этике, а это, безусловно, компетенция Коллегии».

Ответ М.Д. Давтян на вопрос о том, была ли предпринята заявителями попытка воспользоваться правом на ответ: «У нас давняя история спора с этим СМИ, мы ему не доверяем. И мы не хотели предоставлять этому ресурсу какую-то площадку чтобы популяризировать те пропагандистские материалы, которые мы сейчас обсуждали».

Отвечая на предложение продолжить примеры недостоверной информации в оспоренных публикациях, М.Д. Давтян особо отметила прозвучавшее в видеоматериале утверждение Анны Шафран о том, что каждую инициативу заявителей поддерживают «нежелательные организации, которые представляют интересы врага». М.Д. Давтян: «Я как адвокат рассуждаю: это ведь вплоть до уголовного дела в отношении нас. Сотрудничество с нежелательными организациями запрещено,  за это предусмотрена уголовная ответственность. С моей, юридической точки зрения – это самое действительно опасное (из сказанного, - Коллегия), потому что может стать в отношении каждого из нас основанием для проверки по уголовному делу.

О.В. Пушкина, в свою очередь, уточнила, что Запад не поставляет депутатов в Госдуму. Напомнив детали своей профессиональной биографии, г-жа Пушкина заметила: «Меня поставил не Запад, я человек, воспитанный на советских традициях, когда люди помнили про гендерное равенство. Я центрист по убеждениям, феминистка - и это всё, что можно было сказать, а не заниматься какими-то контрверсиями, пытаясь сделать из меня иностранного агента».

На просьбу пояснить сказанное в обращении о том, что подобные публикации провоцируют возможные преследования, А.В. Попова ответила, что постоянно сталкивается с угрозами. «У меня перецарапана машина, у меня были перерезаны тормоза у машины, мне лепили на машину белую бумажку “Гори в аду” с матерным словом в середине. В сети мне постоянно поступают угрозы резать мою семью, потому что я враг народа, иностранный агент. Если надо будет предоставить скрины этих прекрасных сообщений, а их более тысячи, я готова это сделать». М.Д. Давтян сообщила, что после  аналогичных публикаций, в том числе Царьграда, огромное количество угроз поступало О.В. Пушкиной. И что ей самой приходят угрозы, связанные с профессиональной деятельностью. «После каждой такой статьи обязательно кто-то разогревается и пишет такие комментарии».

О.В. Пушкина подтвердила сказанное об угрозах в свой адрес.

 

Члены ad hoc коллегии до заседания были ознакомлены с результатами исследования (текстом документа «Мнение эксперта») к.филол.н. О.Н. Матвеевой.

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

  1. Общественная коллегия по жалобам на прессу (далее – Коллегия) сожалеет, что редакция сетевого издания Царьград/Tsargrad уклонилась от участия в обсуждении настоящего информационного спора, лишив тем самым Коллегию возможности реализовать подход audiatur et altera pars («Да будет выслушана другая сторона»).

 

  1. Коллегия напоминает, что в соответствии с п. 6.7 её Устава обстоятельства, при которых адресат жалобы отказался от сотрудничества с Коллегией, «не препятствуют рассмотрению информационного спора по существу, однако могут влечь освобождение заявителя от его морального обязательства, предусмотренного пунктом 6.5. настоящего Устава», т.е. от обязательства «не обращаться в суд или иные государственные органы для разрешения данного информационного спора».

 

  1. Коллегия выражает уважение позиции члена Палаты медиааудитории Анны Ривиной, выступавшей в данном информационном споре в роли заявителя, но отказавшейся по моральным основаниям (минимизация угрозы подозрения в возникновении конфликта интересов, прежде всего) от реализации своего права на публичное выражение и защиту позиции заявителя на заседании, созванном для рассмотрения групповой жалобы.

Коллегия разъясняет, что её членам не возбраняется выступать в роли заявителя, обращаться в Коллегию с индивидуальной или групповой жалобой.

Коллегия исходит из того, что беспристрастность органа медийного саморегулирования, в том числе, при рассмотрении жалобы её члена, чистота и качество вырабатываемого ею  решения обеспечиваются как следованием норме Устава Коллегии (выработка решения за закрытыми дверями, без участия сторон или их представителей), так и надёжностью представлений каждого из членов конкретной ad hoc коллегии о миссии, ответственности, репутации органа медийного саморегулирования, а равно и о персональной ответственности, личном достоинстве, добром имени.  

 

  1. Коллегия принимает к сведению мотивы, по которым заявители не обратились в редакцию сетевого издания Царьград с требованием о реализации права на ответ согласно ст.46 «Право на ответ» Закона РФ «О средствах массовой информации».

Учитывая, что исходный перечень фактических ошибок в публикациях был известен адресату жалобы, как минимум, с момента получения информации о принятии к рассмотрению настоящего информационного спора, Коллегия считает необходимым привести следующие положения Медиаэтического стандарта, обращая на них внимание, прежде всего, автора публикаций Анны Вавиловой и главного редактора сетевого издания Царьград Д.И. Токаревой: «В журналистике профессиональная честность  проявляется в готовности признать и исправить допущенную ошибку». И:  «В случае  обнаружения в публикации ошибок или существенных неточностей, ложных или искаженных данных профессионально правильной реакцией редакции на ситуацию считается незамедлительное исправление ошибки журналиста или редакции способом, соответствующим представлениям о честной журналистике и образом, понятным задетому лицу». 

 

  1. Коллегия, оставаясь в пределах своей уставной компетенции, не обсуждает вопросов о том, имело ли место в оспоренных публикациях «злоупотребление свободой массовой информации», идёт ли в них речь о «нарушении информационных прав граждан», можно ли квалифицировать их содержание в юридических терминах «клевета», «оскорбление», «нанесение ущерба деловой репутации».

 

  1. Коллегия, в силу той же определённости своей уставной компетенции, не обсуждает вопросов содержания и качества законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», а также всего того, что было связано с его подготовкой.

 

  1. Коллегия не находит оснований поддержать тезис заявителей о том, что оспоренные материалы «пропагандируют культ насилия и жестокости».

 

  1. Коллегия, как и её эксперт, исходят из того, что проблематика оспоренных публикаций, связанная с широким кругом социально-значимых вопросов (безопасность человека, семьи и общества, домашнее насилие и противодействие ему, прежде всего), представляет общественный интерес.

Коллегия считает, что уже в силу сказанного участие  в публичной полемике по поводу конкретных законопроектов (конкретного законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия в данном случае) должно признаваться не только правом, но и обязанностью СМИ и журналистов.

Коллегия, безусловно, соглашается с тем, что публикации по проблемам, представляющим общественный интерес, могут иметь критический и остро критический характер.

Коллегия не соглашается с тем, однако, что публикации по проблемам, представляющим общественный интерес, должны признаваться журналистскими уже по самоназванию или по признаку критики позиций, взглядов и ценностей, не разделяемых автором публикации или редакцией СМИ.

 

  1. Напоминая известный постулат Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), связанный с представлением о долге прессы («Хотя пресса и не должна преступать установленных границ, особенно в отношении репутации и прав других людей, тем не менее, её долг состоит в том, чтобы сообщать любым способом, который не противоречит её обязанностям и ответственности, информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес». Цит. По: Дело «Дичанд и другие против Австрии»; жалоба №29271/95), Коллегия обращает внимание также и на следующую позицию ЕСПЧ: «защита журналистов (…) в отношении публикации материалов, представляющих общественный интерес, осуществляется при соблюдении условия, что они должны действовать добросовестно, чтобы предоставить достоверную и надёжную информацию в соответствии с нормами журналистской этики». (Цит. По: Дело «Бергенс Тиденде и другие против Норвегии»; жалоба №26131/95).

 

  1. Выражая своё отношение к оспоренным публикациям в целом, Коллегия исходит из того, что никакие условия, перечисленные выше в качестве обязательных для журналиста, не были соблюдены. Сказанное означает, что:

Коллегия не находит действия их автора и публикатора добросовестными и не соглашается с тем, что эти действия отвечают нормам профессиональной этики журналиста и медиаэтики.

Коллегия не считает, что зрителям и читателям сетевого издания в рассматриваемом случае была предоставлена достоверная и непредвзято поданная информация.

 

  1. Коллегия напоминает, что обязательным требованием в журналистике, имеющей дело с ситуацией общественного интереса, особенно в случаях, когда речь идёт о публикации критической, является выполнение профессионального правила предоставления слова другой стороне. И не только для ответа на публичную критику, но, прежде всего, для выражения позиции по самой ситуации общественного интереса.

Коллегия считает, что это профессиональное правило не нашло подтверждения ни в одной, ни в другой публикации.

 

  1. Коллегия напоминает, что предоставление гражданину доступа к достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации является обязанностью журналиста, признаком профессионализма, отвечающим требованиям профессионально-этического стандарта.

Напоминая соответствующее положение Медиаэтического стандарта («Журналист отвечает собственным именем за  точность и полноту информации о фактах, а также за честное, добросовестное, непредвзятое освещение текущих событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом»), Коллегия констатирует, что информация, полученная адресатами оспоренных публикаций, носила предвзятый, тенденциозный характер и не была ни достоверной, ни точной, ни достаточно полной.

 

  1. Коллегия обращает внимание на большое количество фактических ошибок в оспоренных публикациях, обнародованных заявителями как в жалобе, так и на заседании. (Список этих ошибок - в установочной части настоящего решения.)

Коллегия соглашается с заявителями в том, что значительная часть  фактических ошибок в оспоренных материалах должны быть отнесена не к просчётам, связанным с небрежностью журналиста или с недостатком у него времени на проверку информации, а с установкой автора и редакции на дискредитацию заявителей, их позиций и представляемых ими организаций.

Шельмование оппонентов, подмена фактов и аргументов в полемике манипулятивными приёмами, попытка опорочить представляющих другую точку зрения по общественно значимой проблеме, другую позицию, другое видение  проблемной ситуации и выходов из неё определённо не соотносится с тем, что в журналистике принято считать профессиональными стандартами.  

Не получив возможности задать вопросы адресату жалобы по каждой из ошибок, Коллегия находит, что предположение заявителей о намеренном введении этими ошибками в заблуждение, как минимум, прямого адресата сетевого издания Царьград, должно быть признано достаточно обоснованным.

 

  1. Коллегия поддерживает вывод эксперта о том, что введение в заблуждение осуществлялось в данном случае также и самим жанром публикаций («журналистское расследование»).

Не находя в оспоренных материалах таких основополагающих признаков журналистского расследования, как высокая новостная ценность, добросовестное (и при этом не однобокое, всестороннее) исследование общественно-значимой проблемы или проблемной ситуации, закрытой для  общественного контроля, точность собранных фактов, и проч., Коллегия делает вывод о том, что отнесение материалов к жанру «журналистского расследования» было использовано, с одной стороны, для придания публикациям повышенной достоверности и социальной значимости в глазах основных адресатов, а с другой – для прикрытия настоящего характера, специфики обоих текстов.

 

  1. Коллегия находит обе публикации предзаданными, рассчитанными на достижение определённо не журналистских целей.

Подмена темы домашнего насилия темой угрозы «доступа в русские семьи», голословное обвинение заявителей в продвижении «интересов Запада» и «интересов врага», формирование «образа врага» в лице «весьма сомнительных структур», «сочувствующих СМИ», «феминистского лобби», некоего «сообщества российских юристов» и проч., выраженная нетерпимость и даже агрессивность по отношению к этим и другим объектам как бы журналистского «наблюдения», привнесение тревожности утверждениями о неких зарубежных центрах, готовых в нужные моменты посылать «упорным бойцам» «сигналы сверху» - все это и многое другое заставляет говорить об определённо пропагандистском характере оспоренных публикаций.

 

  1. Коллегия доводит до сведения заявителей, а также до всех, кто следит за её деятельностью, до журналистов и журналистских организаций, прежде всего, что в решении №160 от 22 марта 2017 года (жалоба на публикацию «Топ-100 русофобов 2016» сетевого издания Царьград), ей уже приходилось отмечать именно пропагандистский характер оспоренной на тот момент публикации и делать вывод об ответственности сетевого издания за действия по созданию и усилению общественного напряжения.

Обнаруживая схожесть  установок, позиций, методов, перешедших в оспоренные тексты уже нынешнего десятилетия, Коллегия считает полезным воспроизвести в настоящем решении п.5.1. Решения №160: «Отграничивая журналистские материалы от материалов пропагандистских, Коллегия напоминает: пропагандист не руководствуется профессиональной этикой и не оглядывается на журналистские стандарты в принципе. Политический пропагандист представляет – всегда, в том числе и в пространстве, закреплённом за журналистикой и журналистом, - другую специальность, базовым постулатом которой неизменно обнаруживается морально запретный для журналистики слоган: “цель оправдывает средства”».    

 

  1. Коллегия не питает иллюзий по части остановки «катка пропаганды», по выражению одной из заявительниц: ни своими решениями, ни даже усилиями тех, кто подвергается прямому воздействию такого «катка».

Коллегия, однако, считает необходимым напомнить всем занятым в журналистской профессии основополагающие требования Глобальной хартии журналистов: избегать смешения журналистики с пропагандой и «всегда действовать так, чтобы распространение информации  или мнений не умножало ненависти или предрассудков».

 

  1. Коллегия с уважением относится к позиции, выраженной М.Д. Давтян словами: «Мы не готовы использовать репрессивные позиции против СМИ», и «вопрос для нас закрыт после этого разбирательства».

Учитывая, что адресатом жалобы не подписано Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, Коллегия, руководствуясь п. 6.7 своего Устава, освобождает заявителей от обязанности не использовать настоящее решение для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.

 

  1. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, а также Постоянную комиссию по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов